home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4. Чума ХХ века

Чумой ХХ века я, Ваня, считаю коммунизм, ту идеологию, ту суматошную в своей бестолковости теорию и практику коллективистского общага, которую подсунули человечеству и едва не навязали русскому народу опять-таки все те же евреи.

Мои университеты, моя учёба протекали под знаком и огромным влиянием этой еврейской заразы.

Помнишь у Пушкина один из шедевров Болдинской осени - поэму «Пир во время чумы»?

Пушкинские персонажи, презрев опасность заражения неизлечимой по тем временам болезнью - чумой, пировали от души, шампанским заливали мрачные мысли о неудавшемся настоящем и уже недостижимым будущем.

Так и я, Ваня. Всю жизнь меня травили коммунизмом. Всю жизнь я сопротивлялся как мог этой напасти. Потому что всем своим нутром, всей своей кожей чувствовал, что это не то, что не место этой язве на здоровом теле русского народа.

Коммунизм придумали евреи.

Нет, Ваня, не Карл Маркс. Это мальчик, маленький мальчик в сравнении с теми взрослыми дядьками, которые стояли у истоков чумной заразы.

Коллективистский общаг, названный потом уже в ХVIII веке французскими масонами эпохи Просвещения коммунизмом появился еще до нашей эры.

После исхода евреев из Египта, брожения их с Моисеем по пустыне, они вновь вернулись в Палестину. Раввины разбили евреев по 12 коленам. Это своего рода 12 губерний или областей. Конечно, не идущих ни в какое сравнение по размерам территории числу населения с русскими губерниями и областями, на которых по пол-Европы могут разместиться и ещё останется место для государства Израиля.

Это были маленькие закутки, на которых жило по несколько тысяч, а может быть и сотен евреев. Но каждое колено имело своего «губернатора», своё «законодательное собрание», свою «церковь» в лице раввина и синагоги.

Всех этих глав и членов собраний избирали сами «коленщики», т.е. народ, население. Словом, та самая демократия преимуществами которой позднее так блестяще воспользовались евреи в своих целях, живя в Европе и США.

В государство все эти колена объединялись Синедрионом - своего рода президиумом еврейского раввината или по современным меркам - Политбюро ЦК КПСС.

И тут уж никакой демократией и не пахло. Решения Синедриона не обсуждались. Они выполнялись, хочешь ты или не хочешь, тебя никто не спрашивал.

Именно по такому принципу построены современные Соединенные Штаты Америки. 52 штата.

Везде свои губернаторы, законодатели, судьи, средства массовой информации и проч. Свои законы. Все избираются всеми.

«Демократия», Ваня, так и прёт изо всех щелей.

А на практике? Управляет всеми этими структурами и штатами формально президент США, Конгресс, Верховный суд, редакции центральных СМИ.

Действительное же руководство принадлежит узкой кучке лиц, входящих в высшее руководство масонскими ложами США, а вслед за ними и всего мира.

Никто не знает их фамилий. Подозревают. Но со стопроцентной гарантией - никто не скажет.

Как принимаются решения в этой «могучей кучке» никто не знает. Протоколов заседаний как на Политбюро ЦК КПСС никто не ведет. Решения этой кучки также передаются исключительно в устной форме.

Поэтому никто ничего ни о ком не знает и знать не может даже если очень захочет.

Мафия своими структурами управляет именно по таким же принципам. Поэтому с ней так сложно бороться. А если учесть, что наиболее видные мафиози сами входят в число «могучей кучки», то победить мафию - пустое занятие.

У нас такое же устройство при жизни Ельцина тоже попытались ввести так называемые олигархи во главе с Березовским - Гусинским.

Они договорились в Давосе поддерживать на выборах-96 Ельцина за то, чтобы потом получить возможность управлять этим полубольным алкоголиком.

И многое у них получилось.

Ельцина провели в президенты. Экономику прибрали к рукам. СМИ - и раньше были ихними. Государственную Думу не могли сперва своротить. Но потом купили и ее. Совет Федерации со всеми губернаторами и так был под их контролем.

Казалось бы всё. Конец России. Но не тут-то было.

Они, как и их западные кукловоды, никак не могут понять, что Россия - не Израиль и не США с Западной Европой.

Она живет по своим никем не устанавливаемым и никем не контролируемым законам. Они не написаны в конституциях и кодексах. Они прописаны в душах и сердцах русских людей.

Красной нитью через все эти законы проходит непонятная опять-таки всем инородцам вместе взятым по словам поэта любовь к родному пепелищу.

«И дым Отечества нам сладок и приятен», - говорит в комедии Грибоедова «Горе от ума» западник и космополит Чацкий. Заметь, Ваня, по уму - западник. Он в комедии высказывает такие рулады, что окружающим становится неловко. Но ведь в душе этот европеец - русский. Также как русская Наташа Ростова.

Вспомни, как она отплясывала камаринскую в гостях у дяди, подмосковного помещика.

И Лев Толстой вместе с читателями, восхищаясь грацией танцующей исконно русскую плясовую Наташи, задавался вопросом: «Откуда в этой 18-летней графиньке, которая по-русски стала говорить лишь после того, как ее научили парлекать по-французски, которая отродясь не видела русских плясунь и не слышала других мелодий, кроме венских минуэтов, вдруг так зримо, так ярко проявилась русская барышня?».

А оттуда, откуда и я, «полтинник» по рождению, который никогда толком ничего русского не видел и не слышал в этом Богом забытом Казахстане, вдруг ощутил себя русским и никем другим!

Это природа сказывается, генная инженерия, но не методом клонирования овцы, как это сегодня пытаются сделать в Англии, а методом рождения нормального здорового ребенка от нормальной здоровой русской женщины. Вот так!

Возвращаясь к израильскому Синедриону напомню, что если не внемлешь его решению, то - получай отлучение от колена, от общины, от рода-племени.

Что это означало на практике? Очень просто - голодную смерть, потому что под страхом следующего отлучения такого отлученного никто не рисковал ни приютить, ни накормить. Финита ля комедия.

У евреев с этим, Ваня, очень строго было. Можно было кого-то исключить из КПСС. Но это не лишало человека основных источников существования. На него по-прежнему распространялись все социальные и иные гарантии. Разве что приходил крах его карьере. Это - да. Но жизнь его продолжалась.

В Иудее же подвергнутые остракизму выживали крайне редко.

Возьми известного философа нового времени Баруха Спинозу. Он жил в ХVII веке в еврейской общине Амстердама. Был как и весь его род гранильщиком стекол.

Это евреи изобрели очки, потому что среди них особенно много страдающих плохим зрением. Мой отец был в очках. Все его братья и сестры - тоже. Я уродился здоровьем в маму. И до сих пор хожу без очков. Только недавно, года два назад, стал надевать плюс 1, чтоб читать особенно важные документы. А так я очками не пользуюсь.

Спиноза, как Хасбулатов у чеченов, был весьма неглупым любознательным мальчиком. Учился ни шатко ни валко. Но всё время задавал учителям, а это были как ты сам понимаешь исключительно раввины, непростые вопросы.

Также как и я в школе, а потом в университете. Меня не интересовала программа. Я всегда выходил за пределы положенных тем и интересовался такими вопросами, которыми мои сверстники в лучшем случае стали задаваться лет через 10 после окончания средней школы.

Спинозу сперва предупреждали. Беседовали с родителями, чтоб те воздействовали на него. С ним говорил отец и не раз. Но ничего не помогало. Юноша не мог сдержать себя. Стремление к познанию жизни брало в нем верх над талмудистикой раввинского обучения. Хедер - школа по-еврейски, оказалась слишком тесной для пытливого ума будущего философского светила.

Кончилось тем, что его хилого по сложению мальчонку выпороли, как пороли всех еврейских детей.

Не помогло.

Он замкнулся. Ушёл из семьи. Открыл свою маленькую частную лавочку-мастерскую.

Благо ему помогли голландские мастера за его ювелирные способности. Шлифовщиком он был отменным. Имея маленький заработок, Спиноза занялся самообразованием.

Если хочешь знать, Ваня, это самая лучшая форма образования.

Все великие мыслители образовывали себя сами. Наш Ломоносов сделал себя сам. Пушкин в лицее научился грамоте и языкам. Остальное взял собственным усердием. Будучи в своих деревнях Михайловском, Болдине, он мог пролежать в постели с книгой Карамзина, с пером в руке, читая других, сочиняя свои гениальные вещи весь день.

Я не хочу себя ни с кем сравнивать. Боже упаси, тем более с такими великими людьми как те, о которых написал выше. Но откровенно говоря, поступал также как и они.

Я, Ваня, не знал их биографий. Мне не у кого было копировать образ жизни. Я своим умом доходил до всего, что потом оказывается подтверждалось и на примерах действительно выдающихся людей.

Я могу, позавтракав, лечь и еще вздремнуть пару часиков. Потом почитать, подумать, пописать даже.

В школе и особенно в университете я всему учился сам. Сам читал тех авторов, которых считал нужным. Сам знакомился с идеями и мыслями тех философов, историков, чьи взгляды уважал и ценил независимо от того, значились их труды в университетских программах или нет. Не имея материальной и моральной поддержки старших, я имел главное - упорство в достижении цели.

Я ни на кого не обращал внимания. Шёл намеченным курсом. И это самое правильное решение, которое я когда-либо принимал.

Так вот. Евреи отлучили Спинозу от синагоги. Раввин с амвона провозгласил проклятие на его голову. Спиноза сначала сильно переживал. А потом послал их на три буквы и занялся своим любимым делом - философией и шлифовкой стекол.

Кстати, отлучали от синагоги Троцкого за его «революционную деятельность». Проклинали Карла Маркса и т.д. и т.п.

Все эти отлучения и проклятия впоследствии были забыты и сегодня еврейские энциклопедии и справочники взахлеб расписывают способности этих отлученных, разумеется, ни словом не говоря о проклятиях и прочем. Они для них евреи, а значит гении и авторитеты.

Это тоже типичная еврейская манера - прославлять и преклоняться перед теми, кто хоть чего-нибудь достиг в этой жизни. А уж если стал правителем или еще каким-нибудь вершителем судеб людей - то тут дифирамбам еврейских раввинов и прочих более мелких идеологических сошек нет ни конца ни края.

Пена красноречия брызжет вовсю. Правда, стоит такому прославляемому чуть-чуть оступиться как тут же, прославлявшие его еще полчаса назад, готовы сожрать его живьем.

И это тоже характерная черта еврейского характера, заложенная в Талмуде и Торе.

Недавно, Ваня, у меня состоялся диалог с издателем. Я думаю, содержание этой беседы будет интересно для тебя. Воспроизведу его здесь в романе. Всё-таки без малого полвека проходил и я и всё моё поколение под дамокловым мечом этой суперзаразы, чумы ХХ века, - коммунизма. Ещё в прошлом веке один из так называемых революционных демократов, Николай Чернышевский предсказывал, что Россия станет подлинно народной демократической страной, если все мы, её жители, по капельке, по кусочку сможем «выдавить из себя раба».

Вот то же самое, Ваня, все мы жившие при коммунистах, должны проделать с коммунизмом - выдавить его из себя раз и навсегда, чтобы перестав быть совками, превратиться в нормальных граждан своего великого Отечества.

Вопрос: Оправданно ли такое утверждение: «Коммунизм как русское явление»? Имеет ли вообще коммунизм какое-либо отношение к русским, России, учитывая сугубо импортное происхождение как его теории, так в общем-то и самой практики реализации этой теории.

Жириновский: Пусть это не покажется кому-то странным, но я убежден в том, что если и возможен где бы то ни было коммунизм, то, как раз, именно в России.

Ни теория коммунизма или, как меня учили в МГУ, - научный коммунизм. Такого коммунизма - «научного» - кстати, никогда не было, нет и быть не может.

Говорят, Маркс и Энгельс - основоположники «научного» коммунизма. Ссылаются на их многопудовые труды, в частности «Капитал» и «Манифест коммунистической партии».

Но где вы там нашли коммунизм? Скажите, пожалуйста, какое отношение к коммунизму имеет марксова теория прибавочной стоимости или его учение о диктатуре пролетариата? Никакого.

Не зря ведь ни один из сколько-нибудь заметных русских мыслителей второй половины XIX века, когда появились книги Маркса и Энгельса, даже не обратил на них внимания.

Они, эти «научные» коммунисты, никого не заинтересовали в России. Даже такого революционера, как Н. Чернышевский, который звал Россию «к топору», оставили равнодушным писания Маркса.

В нерчинской ссылке ему передали перевод марксова «Капитала». Он покрутил его в руках пару дней и крайне разочарованный вернул, не объясняя причин своего безразличия к этому Евангелию всех ниспровергателей устоев.

Это уже потом, когда с помощью тогдашних иностранных разведок, масонских лож, импортного, главным образом еврейского капитала, в России начали раскрутку так называемого революционного движения, началось в кругах инородческой интеллигенции повальное увлечение марксизмом.

Стало модным объявлять себя сторонником Маркса.

Но эта дурь быстро прошла.

Революция 1905 года, кстати, совершенная на деньги еврейских банкиров, показала, что такое «марксизм и восстание». Так, по- моему, называлась одна из брошюр Ленина.

Интеллигенция, даже либерального толка, отшатнулась от марксизма, от революции.

Был выпущен сборник «Вехи», в котором тогдашние идейные кумиры разгромили в пух и прах «научный» коммунизм.

К сожалению, протрезвели далеко не все. В 1917 году Россию опять сотрясли две революции, обернувшиеся громадной трагедией для русского народа.

После октября 1917 года, кроме марксизма-ленинизма, все другие измы и всякая иная мысль были просто поставлены под запрет. Казалось бы, всё: сбылась мечта большевиков - все общество только тем и занималось, что овладевало марксизмом. Но не тут-то было.

Оглядываясь сегодня на наше прошлое, 20-30-40-50-60-е годы, мы видим, что то, что вожди КПСС с трибун съездов и пленумов называли марксизмом, ничего общего с собственно теорией Маркса-Энгельса не имело.

Да, термины, определения и прочая словесная форма соблюдались. Но внутреннее содержание стало не только не марксистским, но прямо противоположным марксизму.

Примеры? Пожалуйста. Первый - ленинская новая экономическая политика (1921 год).

В чем суть этой политики? Грубо говоря, в экономике - капитализм, а в политике - социализм.

Где у Маркса вы найдете такое сочетание?

Второй - сталинский социализм в одной стране.

Опять-таки какое отношение он имел к мировой революции Маркса? Никакого.

Именно за это отступничество от марксизма Сталина и критиковал Троцкий. Правда, закритиковался до того, что подосланный Сталиным убийца проломил Троцкому голову ледорубом в 1940 году.

Вот это, кстати, по-марксистски! Как говорил великий пролетарский писатель Горький, если враг не сдается, его уничтожают.

Третий - восстановление страны после Великой Отечественной войны.

Сталин сосредоточил все ресурсы внутри страны, подчинил всё единой воле. Результат известен - к середине 50-х годов СССР вышел на передовые рубежи в науке и технике.

Так что - никакого отношения к России «научный» коммунизм Маркса и прочих его реальных и мнимых последователей не имел.

Русский народ сумел преодолеть эту теоретическую утопию. Причем сделал это весьма умно и по-русски неброско: клянясь в верности учению Маркса, произнося вслух марксистские термины, внутренне вкладывал во всё это своё - русское содержание.

Не случайно в 1991 году народ и пальцем не пошевелил в защиту марксизма-ленинизма, да и самой КПСС. Как это ни дико прозвучит - мы, наша ЛДПР, защищали КПСС от нападок демократических отморозков.

Так же и потом - мы, единственная партия, защищали СССР, резко осудили сперва сдачу Горбачевым - Лукьяновым Верховного Совета СССР, а затем и Беловежский сговор Ельцина - Кравчука - Шушкевича.

Советский Союз замышлялся как воплощение марксистско-ленинской национальной политики. Он возник, потому что Ленин и прочие большевики (кроме Сталина) выступали с вредной и антироссийской теорией права наций на самоопределение.

Именно благодаря этому «праву» или его ельцинской трактовке - «берите суверенитета столько, сколько проглотите» - был развален СССР, а теперь по всем швам трещит Российская Федерация. В этом оказался вред коммунистической теории для России.

Коммунизм - это политическая сказка для взрослых.

Люди верят. Мечта - иметь равные условия.

Коммунизм уравнивает всех: богатых не будет, а каждый получит по способностям.

У прежних хозяев всё отобрали: богатство, власть, кого-то выгнали за границу, в эмиграцию, кого-то расстреляли.

После такой операции стали всех уверять, что можно спокойненько построить коммунистическое общество. Наши дети заживут тихо и хорошо.

Я сам жертва этого обмана. Мне было 15 лет, когда приняли Программу построения коммунизма. Я, мальчик, радовался, что приду в магазин, возьму что хочу. Жилье у меня будет нормальное, лучше, чем тогда было. Работа будет любая.

Опасность в чем? Миллионы людей стараются успокоить, что равнозначно - убаюкать. Это политический наркотик - коммунизм. Вот что самое страшное. Потому что все в него втягиваются. Все начинают мечтать и думать о светлом будущем, а не о реальном настоящем. Все бросаются строить не свою жизнь, а именно светлое будущее, как в сновидениях Веры Павловны из романа Чернышевского «Что делать?».

Обычный наркотик употребляет небольшая часть общества. А этот - светлое будущее коммунизм - хватают сразу все. Октябрята. Пионеры. Комсомольцы. Члены КПСС. Беспартийные. «Единый блок», «нерушимый блок», одна партия. Все изучают Ленина, Сталина, Маркса, Энгельса. На всех предприятиях изучаются политические материалы одного и того же толка. То есть –в наличии идеологический охват всей страны.

На определенном этапе даже кажется, что хорошо: единица общества становится во главу угла.

Само общество становится единицей, делается однородным.

Нет очень богатых, но и нет нищих, некому и нечему завидовать. Все едут в трамвае. Все живут в коммунальной квартире. Максимум возможного - трехкомнатная квартира. Это для единиц - предел 4-5 комнат - лишь отдельные единицы: секретарь обкома, академик, генерал. Для остальных: семья из 5 человек - 3-х комнатная квартира.

Установился даже стандарт: 2-комнатная квартира - на 4 человека, зарплата - 200 рублей. По 50 - на человека, с голоду никто не умирает. За копейки - электроэнергия, квартплата, трамвай, метро. Путёвки есть - 7 рублей. Уравниловка успокаивает.

Но потом наступает отупение.

Миллионы людей перестают работать. Падает производительность труда. Выпускают ненужную обувь, ненужные товары, ненужные машины – всё низкого качества.

Сами идеологи чертыхаются. Сами стараются поехать за границу, именно на Запад, именно к капиталистам, потому что там красивее, там живее. Здесь плохо: «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить». Мы, дескать, построим коммунистическое общество.

Вопрос: Насчет лозунгов. Помните, знаменитый тезис: социализм - это советская власть плюс электрификация всей страны.

Жириновский: Вот они, лидеры КПСС, как бы вырезали этот лозунг, убрали из него первую часть - власть.

У нас везде было электричество. Газ - не везде. А электричество было везде. Телефоны - не везде. Радио, телевидение - везде.

Лампочки зажгли по всей стране. На всех улицах они всегда горели, много их было. На первых порах это играло роль. Люди были спокойны, люди не нервничали, людей нельзя было поднять на какую-то новую революцию, люди любили Родину. То есть первый этап - хороший этап. Большинство людей довольно.

Недовольна небольшая кучка интеллигентов, небольшая кучка преступников, их удавалось органам правопорядка привлечь к ответственности. Но раз такая серая жизнь удовлетворяла массы – значит, такое общество должно было бы замереть, не развиваться. И что немаловажно, не должно быть соседей, других стран. Но соседи есть. Есть другое окружение. Если мы его не можем догнать при той системе отношений, которую установили сами, то должны прийти к другой системе. Быть постоянно худшими, чем они, мало кому хотелось.

У нас была мощная армия.

Но армию, как говорится, на хлеб не намажешь. Армию на дискотеку не приведёшь. Армию не превратишь в костюм, в пляж, в удовольствие. Армия - безопасность.

Но дальше-то что? Молодежь и интеллигенция искали выход. Всё больше и больше людей подвергалось коррупции.

Люди искали дополнительные источники доходов. Потому что жить всё время на 200 рублей не хотели. Волей-неволей возникало желание где-то украсть. Несуны. Все несли.

Вот у меня мать с работы приносила на всю семью ужин и завтрак. Мы, дети, к ней ходили обедать в столовую.

Это у нее, одной работницы, было пять ртов. А их там было 30 работников. Значит, 150 человек питалось в столовой сверх того, что столовая должна была отдать посетителям.

Естественно, это отражалось на питании. Жарили котлеты на одном и том же масле весь день. Оно уже было прогорклое, горелое. В котлеты докладывали больше лука и хлеба. И страдали мы все. Потому что было плохое общественное питание. Кое-где были диетические столовые, но везде в общепите воровали. И нас травили потихонечку. Качество было низкое.

То же самое в магазинах. Дешёвая обувь была. Но - плохого качества. И мало её было.

Костюмы дешёвые были, но опять же - мало.

Выбор был ограничен.

Машина была практически недостижимой мечтой. Очередь на «Жигули» 15 лет. У нас на работе была одна машина «Жигули». И было человек 20 желающих купить - значит 20 лет ждали.

Путёвка в санаторий - одна на 100 человек. Путёвку можно было получить раз в 100 лет. А человек живет 60 лет.

Это всё, конечно, имело большие минусы. Самое главное – внешнеполитическое окружение. Эти «голоса» из-за бугра, красивая реклама оттуда…

Мы думали, что все там живут, как в рекламе. Мы теперь знаем, что это тоже обман.

Но коммунизм опасен тем, что он расхолаживает людей. Он людей заставляет перестать думать. Зачем думать? Партия решила. Прошел съезд - они приняли свои решения. Мы беспартийные - сидим и молчим. Пленум всегда был в апреле и в октябре. Весенний пленум ЦК КПСС принял решение. Дальше что? Нам-то что делать?

Есть секретарь парткома на работе, райком есть по месту нахождения вашего предприятия. Есть, наконец, городской и областной комитеты КПСС. В результате - миллионы людей обречены на инертное существование.

При всем пир том, было много хорошего. Спортивная секция? Пожалуйста. Иди, достигай успехов. Художественная самодеятельность. Все организовано от детского сада до вуза и до предприятия. Народные театры.

Здесь был у коммунистов плюс, когда человек тянулся к театру, спорту. Но потом опять преграда. Допустим, чтобы добиться большого успеха, чтобы поступить в ГИТИС или во ВГИК, или получить роль он должен был дать взятку.

То есть первичный этап в коммунизме хорош: детский сад - дешево, школа - всех возьмут, медицина - элементарные болезни вылечат.

Это первичное обслуживание населения при коммунистах было налажено.

Милиционер защитит тебя: что-то такое случилось, драка была, украли, - подал заявление - защита будет.

Труд - без работы не останешься, идешь по улице и везде написано: «Требуется, требуется, требуется».

Жилье - никто на улице не останется. В любом райисполкоме в отделе учета жилья есть свободные комнаты. Приходи, бери справку, эту комнату в большой коммунальной квартире тебе быстро дадут.

То есть, это первичное обеспечение населения было. И дешевую пару туфель человек купит: три рубля туфли, парусиновые, брезентовые. Эти три рубля человек найдет.

Он мог трояк заработать за два дня на улице: кому-то что-то отнести, принести. Пошёл, купил туфли. Чтобы покушать, рубля было достаточно - в день 30 копеек завтрак, 40 копеек обед, 30 копеек ужин. Всё: рубль в день.

Минимальную зарплату - 70 рублей в месяц - любой мог получить: грузчик, уборщица, дворник. В течение получаса можно было устроиться. И с голоду не умрёшь, и койку дадут. То есть -первичное социальное обеспечение коммунисты наладили.

Вторичное - средний слой. Здесь уже была конкуренция. Здесь уже далеко не все были довольны. Двухкомнатная квартира, ставка инженера - 120 рублей. Врач - 90 рублей зарплата, чтобы получить 130 - максимальную ставку врача - нужно было работать 30 лет.

Это же чудовищно! 40 рублей надбавки за 30 лет. Получается -рубль в год. Это же страшно. Максимальная надбавка получалась от рубля до трёх в год.

Я сам помню, года три добивался надбавки в 5 рублей. В штатном расписании была ставка 160-165. И вот 5 рублей мне не давали 3 года. 5 рублей всего. Мне 40 лет, и из-за 5 рублей унижаться: профком, партком, директор издательства. Три года прошло, с трудом сделали ставку 165. Это издевательство.

Вот в чем дело. Начиная со второго этапа, идёт уже издевательство.

Беспартийные не могли учиться дальше. В аспирантуру практически невозможно было попасть. На руководящую работу - исключается.

Получить жилье тоже было сложно.

Командировка за рубеж - сложно.

То есть - любые дальнейшие продвижения по службе, второй этап, практически уже шёл фильтр. Только для членов КПСС.

Человек должен не пить, быть неразведенным, тихим, лояльным, смирным, спокойным, исполнительным.

Второй этап уже барахлил у коммунистов.

И третий этап, когда вообще вершин практически достигали только те, кто работал на оборонку.

И о них мы ничего не знали. Космос, армия, госбезопасность. И там были свои интриги, свои проблемы. Но, в целом, в чем проблема коммунизма - это сдержанность. Человек знает, что ему это закрыто, Здесь нельзя, здесь не получит, и он ничего не делает.

При коммунизме пили очень много, почему? Ведь была спокойная безопасная жизнь. Люди гуляли ночью, никто к тебе не подойдет. Всю ночь можно гулять по Москве и никто к тебе не подойдет даже.

Но была безысходность. Человек не знал, что ему делать дальше. Пленум ЦК - не твоя партия. Ты не имеешь права участвовать. Вот все демонстрации: 7 Ноября, 1 Мая. Хочешь, правофланговый. Хочешь, левофланговый. На овощную базу - три раза в год. На картошку - осенью на уборку.

Тебя обсуждали, если не пришел на субботник, не убирал территорию на работе, не мыл окна, не ездил на уборку урожая осенью, не ходил дружинником.

Тебя принуждали: несколько дней отработать в дружине, на уборке урожая, колхозе, совхозе, субботнике, воскреснике.

Это была принудиловка. Людей заставляли мучиться. Да, помоешь окна - чужие окна, в чужом офисе, или мусор уберешь на улице. Может, здесь и был какой-то праздник труда, что все вышли, все трудятся.

Но, с другой стороны, это сильно угнетало людей. Хотя при этом самоубийств было очень мало. А сейчас очень много.

Потому что раньше вместе с безысходностью была хоть какая-то определенность. Если у тебя есть работа, ты можешь поехать даже на юг: в Крым, в Сочи, к морю.

Практически любой студент мог выезжать. Потому что он мог взять денег немножко у родителей: 15 руб. плацкартный вагон до юга, обратно 15, там рубль в день койка, рубль на питание.

Любой человек, до 100 рублей в месяц имея, мог месяц отдохнуть на юге. Сегодня это уже невозможно.

Но сегодня человек открывает газету и видит, как много курортов мира открыто для него. Только нужны деньги. Тебе принесут домой паспорт, визу, путевку, машиной отвезут тебя в аэропорт.

Вот определенность была, надежность была, но все остальное было закрыто.

Поехать за границу - только соцстраны. Я с трудом пробился в ГДР и Болгарию. Уже в Японию, страны Азии меня не пустили. А Франция - только уровень горкома и обкома КПСС.

Личная жизнь тоже была под контролем. В чём беда коммунистов? Они обсуждали личную жизнь людей.

Стоило жене, действующей или бывшей, написать жалобу в партком – все, персональное дело, особенно, если коммунист.

Была дурацкая формулировка в характеристике - «разведен, причина развода партбюро известна». Дикость. Человек должен был докладывать причины развода. Естественно, все фальшивили, но, тем не менее, это было вмешательство в личную жизнь. Было невозможно жить, как ты хочешь.

Максимальная площадь жилого дома на дачном участке - 60 квадратных метров. 70 - ты не имеешь права, всё. А что такое 60 метров? Это же смешно. Две комнатки, кухонька и веранда.

Машину купить - ты должен объяснить. Люди будут про тебя говорить - «у него «Волга». Это вообще недопустимо. Старый «Москвич», «Жигули» - еще куда ни шло, но новая «Волга» это если ты - космонавт, загранработник, генерал, ученый, большой артист. А просто, например, инженер и «Волга» - люди подозревали: «откуда?». Даже если ему оставили в наследство какие-то деньги, он боялся на ней ездить.

Спектакль, искусство, тема одна - или классика, или производственная тема. Но ничего не было связанного со свободой выражения мысли. В литературе - пролетарские писатели, на сцене - производственная тема, в кино - производственный кинороман.

Тема личных отношений была закрыта. Как только дело касалось каких-то любовных переживаний, камера уходила на окно, на природу и всё это нельзя было показывать. В чём-то здесь был плюс, может быть, не было той пошлости, которая сегодня. Но и слишком уж закрыто было. Ничего нельзя было говорить нигде, никак.

В гостинице вы не имели права снять номер, если вы живёте в этом городе. Если у вас прописка в этом городе - всё.

Я с женой хотел снять на ночь в первую брачную ночь номер в гостинице, чтобы в этой коммунальной квартире нам не оказаться снова, - нельзя. Хотя я был из Тбилиси. Я был офицером. В принципе, казалось бы, я иногородний. Я имел право. А она нет, она - москвичка. Раз один из двух поселяющихся москвич - нельзя, номер не положен.

Это варварство. Брачная ночь. Я вступил в брак, моя жена не хочет быть со своими родителями. Ну хочет девочка хоть на одну ночь быть с мужем вдвоем. Ан нет - нельзя. Это же варварство!

Это - страшный режим. С одной стороны, вроде бы какая- то беспечность, спокойствие. Но с другой – все эти бесчисленные «нельзя», «не положено», «запрещено инструкцией». И так всю жизнь.

Вот что самое страшное. Всю жизнь слышать «нельзя!»

Поэтому и восстали киношники в первую очередь. Деньги есть на фильмы, но тема закрыта - это варварство. Сейчас темы открыты, но нет денег. Но кто-то даст, и он снимет фильм. Тогда он никогда его не мог снять. Только в стол снимали они пленки. Писатели писали в стол. Художники на чердаках прятали свои полотна.

То есть слишком много запретов. Высоцкого, ряд других исполнителей из-под полы слушали, Жванецкий тоже был под запретом. Вот радио раз решали - и всё. Вот что такое коммунизм.

Вопрос: Если я Вас правильно понял, то элементами коммунизма можно было бы обозначить для себя: все равны. Вы сейчас рассказали, что это утопия. Справедливость. Общественная собственность. Самоуправление народа. Атеизм.

Жириновский: Самоуправление народа? Да, на собрании ты еще мог что-то такое сказать и - всё.

Ты не управлял ничем.

Считалось, что всё принадлежит нам. На деле - всем руководили директор и председатели парткома и партбюро. Мы не были собственниками - всё чужое.

Дом чужой - вы здесь квартиросъемщик. Лифт - не ваш, телефон - не ваш, телефон не получить никогда. Троллейбус - не ваш. Всё общественное.

Ты идёшь по своей стране как чужестранец. Вроде бы равенство. Все равны. Три копейки опускаешь в кассу. Но это - не твоё. Люди были хмурые в троллейбусе, потому что в квартире - коммуналка, в троллейбусе - коммуналка, на работе - пять человек в комнате, пять голов сидим, друг друга видим, слышим.

Человек не мог быть индивидуальностью. Не мог отдохнуть, не мог оказаться один на один. Вообще даже туризм был коллективный. Туристический отдых по стране и за рубежом. Не было понятия «индивидуальный туризм».

Красивые лозунги. Звучало всё хорошо. Но реально ты был никто. Ты был пешка. Винтик.

И при этом ты видел страшную коррупцию в Средней Азии, в Закавказье и в Москве. Видел в ресторанах их, южан. Тогда они тоже гуляли в наших лучших ресторанах, потому что рядовой москвич не имел денег на рядовой ресторан. А если скопил, то в ресторане не было свободных мест.

Если у него и были деньги, то было так мало ресторанов, что простому человеку попасть в ресторан была проблема. Нужно было заказывать заранее. Ты идёшь с девушкой, но не знаешь, куда податься, где посидеть с ней.

Кафе - очередь. Прорвался в кафе - официантка грубо тебя обслужит, скажет «этого нет, этого нет», принесёт «то, что есть» и долго несёт тебе сдачу, а у тебя мало денег. Даже посещение кафе, ресторана - тоже была мука.

А баня? Дал 10 копеек, но очередь в кассу, очередь в зал, очередь в душ, очередь в парную, очередь одеться, очередь за тёплым пивом.

Это была мука. Везде очереди, везде дефицит. Что дают? Часы. Что дают? Порошок. Что дают? Носки. Что дают? Презервативы. По спискам. Колонны. Пойти в зоопарк - очередь. К клетке - очередь. И табличка висит: «Зверей не кормить!»

Куда пойти? Бар, грязная пивнушка, в грязные кружки не доливают пива. В хороший бар - он один был на Москву, «Жигули», - очередь два часа. Или «Яма» на Пушкинской - опять часа два.

И все стоят, все торопятся. Закуска - принесли, забрал. Пиво - взял пить, тебя подпирают, сзади проходят, тебя толкают. Что ты будешь делать?

Вопрос: Владимир Вольфович, а вот такой любопытный поворот нашего разговора. Мы с вами на бытовом уровне рассмотрели, что такое коммунизм. А если посмотреть с точки зрения идеологии этого явления. В принципе, что такое для России, скажем, такие имена, как Маркс, Энгельс, Ленин. Вот сегодня идёт большая, я считаю, совершенно пустая дискуссия, надо ли выносить тело Ленина из Мавзолея или не надо.

Жириновский: Я взял бытовой вариант, потому что в теории очень все было хорошо.

Нас всё это очень мучило, не теория, а именно быт. Мы все изучали марксизм-ленинизм.

Я дважды сдавал экзамены на двух факультетах МГУ по истории марксистско-ленинской философии, истории КПСС, политической экономии социализма, атеизму. Пять-шесть идеологических дисциплин сдавал дважды.

Авторитет у классиков был, конечно, большой. Люди считали, что Карл Маркс, Энгельс, наш Ленин - великие ученые.

Сталина как ученого знали меньше. Что касается моего поколения, мы уже жили в эпоху разоблачения культа личности Сталина. К самой КПСС мы, в принципе, относились уважительно. Нормально воспринимали лозунг «КПСС - ум, честь и совесть нашей эпохи».

Была мощная идеологическая машина, мы восторгались фильмами о революции, о Великой Отечественной войне, о наших великих стройках. Целина. Атоммаш. БАМ. Освоение космоса. Великие открытия. Ученые.

Масса великолепных театральных спектаклей. Великие киноэпопеи, такие, как «Освобождение» или «Война и мир» Бондарчука.

Художественные выставки. Было много замечательных ансамблей - Александрова, «Берёзка».

Коммунисты очень хорошо поставили мощную пропагандистскую машину. Люди радовались.

Возьмите 1 Мая - везде была музыка. Хорошее или плохое застолье у человека, был или не был у него новый костюм. Но -— во всех уголках города.

Люди шли: бантики, цветочки, шарики. Настроение общее, общий праздник. Было понятно: 1 Мая, 7 Ноября, Новый год. Вот три праздника, которые все одинаково праздновали. Всем нравилось. Новый год - дома, 1 Мая - демонстрация, 7 Ноября - демонстрация. Всё.

Идеологическая машина так оболванила всех, что по-другому просто никто не думал. И действительно - были успехи во внешней политике, всё больше и больше стран якобы вставало на путь социализма. Показывали политическую карту мира и говорили, что нас уже много.

Смотрите - вся почти Азия, Китай, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, в Индии - элементы социализма.

Афганистан зашевелился в 1979 году. Там чуть ли не коммунисты пришли к власти.

В Иране - партия Туде. В арабском мире везде - всё социализм, социализм. В Африке - столько марксистских режимов. В Латинской Америке - Куба, Никарагуа, Чили. Мы всё ждали, когда вот-вот дрогнут США, Франция, Британия. В Германии ГДР уже была социалистическая.

И все мы считали себя участниками всемирного революционного процесса. Мы верили в него. Мы ждали крушения капитализма. Мы жили этой надеждой. Мы уже не столько думали о наших недостатках и успехах, сколько о том, что вот ещё одна колония освободилась. Мы думали, что это праздник для этих стран.

Мы жили этой политикой. Она была во всём. Мы слушали сообщения, что где-то произошёл переворот и патриоты-офицеры захватили власть, свергли прозападный режим в Анголе, в Мозамбике. В Южной Африке восстали негры…

Мы жили с твердым убеждением, что коммунизм действительно шагает по планете. Нам не давали никакой другой информации.

Съезд КПСС. Все радовались. Мы в провинции сидели и смотрели: Хрущев, или Микоян, или Брежнев, все остальные, красиво, Дворец съездов, пионеры, оркестры, армия, почетные караулы.

Потом постепенно осознавали, что слишком много фальши. Мы видели, что живут хорошо одни и те же. И что мы, основная масса, мучаемся, что коммунисты не все очень хорошие и честные, что среди них тоже много жуликов. То есть мы взрослели. Как дети отрываются от обычной сказки, становятся взрослыми, так и всё моё поколение советских граждан где-то с 1970-го, ближе к 1980 году, стали отрываться от коммунистической сказки, стали ждать смерти Брежнева.

Никто не ждал отставки Хрущёва, но все ждали ухода Брежнева. Все устали от него, от его маразма, от неумения говорить, от его шарканья, от его забывчивости, от того, что его всё время награждали, от того, что так пышно хоронил своих соратников.

К 1980 году, когда должен был быть построен коммунизм, все окончательно разуверились в нём, понимая, что его нет и он невозможен.

Нам снова стали обещать, что в конце века каждый получит отдельную квартиру, а каждый член семьи - отдельную комнату.

Горбачев в 1985 году обещал нам. И все опять поверили. Ну ладно, не будет коммунизма, хоть комнатка будет.

В 1985 году у меня уже была квартира, была практически отдельная комната. Поэтому лозунг Горбачева меня не трогал. Я сам себе пробил то, что он обещал многим. Кооперативную квартиру купил в 1972 году, и там нас было тоже трое-четверо.

А потом мать получила квартиру за счет болезни (рак) от государства. Вот все, что я имел. Купил сам на первом этаже кооперативную квартиру, а потом получил от государства. Я тогда решил для себя квартирную проблему. Но карьеру мне наглухо закрыли.

Я понимал, что раз я не член КПСС, то мне ничего нельзя. И вот тут во мне стала зреть ненависть к существующему строю. Я не был диссидентом. Подавал заявление о приеме в КПСС много раз. Нет, отвечали мне, такие нам не нужны.

Даже в армии - не приняли. А ведь я в политуправлении работал. Политуправление принимало всех. Это был горком или обком, это отдел ЦК в военном округе. Сами принимали всех в партию, меня - нет.

Почему? Потому что критиковал режим. И не нравился начальству. Один, давший мне рекомендацию майор Новиков, так и написал в конце рекомендации: «Рекомендую. Но склонен к критиканству».

Вот такой я был, оказывается, для них. Потому что давал свою оценку. Мне не нравились порядки в Грузии. Там было страшно, там не было социализма, там уже тогда был капитализм. Разврат, коррупция, всё вверх тормашками! И я не мог об этом молчать. Я критиковал.

Вопрос: Подспудная неприязнь к коммунистическим порядкам стала формироваться именно на такой личной основе? Или она шире?

Жириновский: Шире.

Я хотел помочь стране, обществу. Хотел работать на общее благо. Но мне не давали проявить инициативу. Я говорю: раз я беспартийный, давайте я буду работать по возможности. Нет, нельзя. В партию - нельзя, работать, как я хочу - нельзя.

Что можно? Ничего нельзя. Толкали людей к сопротивлению режиму. Критиковать нельзя. Не спорь. Не говори. Всё нельзя.

Я видел, как плохо всё решается, как медленно всё решается, какой бюрократизм. Годы уходят на всё это. Нельзя было добиться ничего творческого. Никакого порыва. Никакой индивидуальности. Тогда уже сносили все эти палисадники и парники.

Что они делали? Уничтожали личную инициативу!

При мне Хрущев запретил держать в городах живой скот. Что же делать? Кроликов - нельзя, голубей - нельзя, корову - нельзя, кошку - нельзя, собаку - нельзя. Что можно?

Вопрос: И все-таки хочу вернуться к вопросу о том, кем, а может быть, правильнее, чем для России были имена Маркса, Энгельса, Ленина?

Жириновский: Я уже говорил, что все эти, как их называли, классики считались в представлении простых людей великими людьми, учеными, политиками. Верили, такими нам, и мне в том числе, их представляла официальная коммунистическая пропаганда и советская общественная наука.

Критиковать их было нельзя. Можно только изучать и как попугай повторять написанные ими тексты. Даже содержание их трудов не подвергалось свободному прочтению.

Я думаю, что в этом вопросе коммунисты допустили самую большую ошибку. Они низвергли религию, запретили верить в Бога. На место Христа захотели поставить Ленина. И просчитались.

Христос - был он на Земле или не был, особого значения не имеет, - всё-таки окружен мифом. Он не призывал во имя Господа рушить всё подряд, устраивать царство небесное на Земле, как призывали коммунисты.

Они даже сроки установили - 1980 год, год построения коммунизма. Идиотизм!

Отцы церкви оказались гораздо умнее и практичнее коммунистов. Они говорили о райской жизни на небесах, после смерти грешного человека, а не на Земле при его жизни, как твердили коммунистические идеологи.

В религии, любой религии - православии, католицизме, исламе, буддизме и т.д. - идеал совершенства общества, человека выносился за пределы земного существования.

Собственно, вопрос идеалов, являющихся не только основой любой теории, идеологии, но и указанием направления результатов, которые провозглашаются в любой теории, идеологии и которых должна достичь практика реализации идейных установок в религии, решается несравненно грамотнее, чем в реальной коммунистической деятельности.

Религия и служащая ей церковь ориентируют людей на воплощение их чаяний лишь в загробной жизни. Земное существование должно служить подготовкой, испытанием человека в будущей внеземной жизни.

Поэтому отцов церкви очень трудно в чем бы то ни было упрекнуть, а тем более уличить в расхождении проповедуемых ими принципов с их земным воплощением.

На любую критику они могут ответить: человек - не господь Бог, он грешен, слаб и падок на грех, потому - что же требовать от него совершенства, если такого совершенства человек не способен достичь по принадлежности своей к грешному людскому роду.

Этим обусловлено то, что когда «научный» коммунизм доказал свою иллюзорность, когда рухнули вдалбливаемые нам десятилетиями марксистские догмы, простые русские люди тут же обратились к православию. По крайней мере, идеалы православия, церковные принципы не лгут, как лгали партийные кукловоды из КПСС.

Вопрос: А как быть с телом Ленина в Мавзолее?

Жириновский: Публично не раз и не два говорил, повторяю и вам: нужно вынести его из мавзолея и захоронить.

Предлагают захоронить по христианскому, православному обычаю в могиле возле могилы его матери и сестер в Петербурге. Не уверен, что православный обычай применим именно к Ленину. Да и был ли он вообще крещен, являлся ли он чадом Русской православной церкви? Кто может ответить на этот вопрос?

Что же касается его теоретической политической деятельности, то он отличался не просто воинственным атеизмом, а едва ли не самым жутким надругательством над православными святынями, граничащим с сатанизмом.

Вопрос: Скорее всего, многие даже не догадываются о сакральном значении мавзолея, кстати, построенного по чертежам масона Щусева и по высшим масонским архитектурным канонам, как и «дом на Набережной», где кинотеатр «Ударник». Строил его в 1930 годы масон Корбюзье. Жили в нем вожди ВКП(б) и Советского государства. Одних памятных досок сегодня можно насчитать на этом доме до двух десятков. Масонская архитектура и в наши дни господствует в Москве. Все эти многочисленные «стекляшки» с остроконечными трехгранными крышами-башенками а-ля здание Газпрома как раз и являются отражением в архитектуре масонских символов.

Жириновский: Так что масонский коммунизм хоронить рано.

Мы же сами в те времена говорили: «Вечно жил, вечно жив, вечно будет жить!».

Вы правы, коммунизм и масонство тесно переплетаются между собой. Начать с того, что в молодости Маркс был связан с «Лигой справедливых людей».

Она являлась дочерней организацией ордена иллюминатов - старейшей в Европе после розенкрейцеров масонской организацией.

Некоторые исследователи полагают, что знаменитые слова из Манифеста коммунистической партии: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма» были навеяны Марксу его другом, знаменитым по тем временам спиритом и медиком Круксом.

Наверняка, этот Крукс состоял в масонской ложе.

А возьмите идеологию.

В основе «научного» коммунизма или марксизма лежат кардинальнейшие масонские идеи.

Смотрите - что такое мировая революция по Марксу? Это революции 1846-1850 годов, прокатившиеся по многим странам Западной и Восточной Европы.

Во главе этих революций во Франции, Италии, Австро-Венгрии, Германии стояли масоны.

Николай 1 по просьбе своего коллеги из дома Габсбургов разгромил революцию в Венгрии, возглавлявшуюся масоном Кошутом. Так до сих пор мировое масонство не может простить ему этого.

Почитайте исторические исследования о царствовании Николая 1. Этот крупнейший русский император, разгромивший заговор декабристов, а точнее, масонов отечественного разлива, в этих «трудах» предстает как «реакционер», «узурпатор», «душитель свободы» и проч.

Это пишут о политике, которому Россия обязана знаменитой формулой министра просвещения в правительстве Николая I Уварова: «Государство-Православие-Народ».

Или возьмите их организацию. Масонские ложи - сверхконспиративны. Проникнуть туда может только посвященный. Они закрыты для посторонних глаз.

Но именно они управляют сегодня миром. В США насчитывается 10 миллионов масонов. Все президенты, кроме Кеннеди и Никсона, были и есть масоны.

Клинтон - масон, причем одной из самых изуверских масонских лож, занимающихся некрофилией. В США, если ты не масон, тебе ничего не светит. Ты не займешь никаких постов в администрации, ты не сколотишь большой капитал, ты не сможешь работать в СМИ, на телевидении и т.д.

А разве в СССР было не так?

Только советские масоны назывались членами КПСС. В партию непосвященным проникнуть было нельзя. Но и в самой партии руководили не рядовые члены, как, впрочем, и в масонских ложах, а высшие иерархи.

Трумен, сбросивший бомбы на Нагасаки и Хиросиму, был масоном 33-й степени. В КПСС это соответствовало должности генерального секретаря.

Высшие партийные структуры были так же замкнуты, как и высшие структуры масонских лож. Вспомните, как Сталин представлял компартию? В виде ордена меченосцев.

Этот немецкий орден масонов-католиков был создан в начале XIII века. Позднее он составил основу Тевтонского ордена, пошедшего войной на Новгородскую Русь и разбитого Александром Невским.

Мы многого просто не знали.

Как у нас в системе высшего и среднего образования изучали историю? По Марксу, по Энгельсу, даже не по Ленину, не говоря уже про Сталина.

Дико звучит? Нисколько. Ведь Маркс и Энгельс проповедовали совершенно абсурдные вещи: пролетарии всех стран, соединяйтесь, у пролетария нет, и не может быть, своего Отечества, общество делится исключительно на классы бедные и богатые и т.п.

Ведь даже Ленин после октябрьской революции так не считал и не думал. От марксистского отрицания государства он перешел к бешеной агитации за государство.

Создаются силовые структуры, ВЧК, армия, флот, министерства, вводится планирование, причем весьма жесткое. Что ж тут общего с марксизмом?

Сталин пошел еще дальше Ленина в усилении государственности. И именно эта политика спасла СССР от немецко-фашистского нашествия.

Иначе говоря, в КПСС всегда был как бы двойной стандарт - с трибун все клялись в верности марксизму, а на деле этот марксизм посылали подальше и делали то, что нужно было в данный момент.

И когда эта деятельность совпадала с потребностями страны, общество развивалось нормально, росли доходы населения, пусть и незначительно, укреплялась экономика, развивалась культура.

Но такие периоды в жизни СССР были редкостью, особенно с приходом к власти Хрущева. Вот уж когда марксистская демагогия полностью заглушила реальные потребности страны. Такого не было даже при Брежневе, особенно в начале его правления.

Вопрос: Действительно, очень многого мы с вами не знали. А ведь, если вспомнить того же Ленина, то он прямо говорил, что отсутствие знаний у человека, неграмотность, причем необязательно неграмотность следует понимать буквально как неумение читать и писать, неграмотный, с точки зрения не интересующегося происходящим, стоит вне политики. Он не может не только влиять на события, но и для самого себя сделать что-либо значимое.

Жириновский: Вот именно.

Ленин и большевики знали, что делали. С одной стороны, они проповедовали всеобщую грамотность. Людей постоянно учили.

Я сам ещё в МГУ параллельно учился в университете марксизма-ленинизма, ходил на политинформации, на лекции лекторов райкома, горкома и т.д.

А с другой стороны - людей не допускали до рычагов управления обществом, их отсекали от всего, что могло бы оказывать воздействие на магистральное развитие общества.

Многим это, повторяю, нравилось: зачем мне напрягаться, думать, анализировать, если за меня уже подумали и за меня решили.

Но часть общества, наиболее умственно развитая, социально динамичная от такого отстранения страдала чрезвычайно. От критики эти думающие переходили к протесту.

Мало что это давало. Их быстро изолировали.

Но я говорю о том, как было. Знание - сила. Этот девиз, по-моему, стоял эпиграфом в деятельности Всесоюзного общества «Знание». Было такое, если помните.

Его члены читали перед населением лекции. Просвещали. Учили марксизму-ленинизму, т.е. «научному» коммунизму. И многие им верили. Не думаю, что если бы эти верящие побольше узнали о коммунизме, то продолжали бы верить.

Вопрос: Вы говорили про поэтичность их праздников, торжественность, с которой КПСС их отмечала. Но я ловлю себя на мысли, что ЛДПР заимствует некоторые сюжеты из внешней атрибутики этих праздников. Смотрите, у вас на митингах играет оркестр, знамена, лозунги. Вы берете внешний антураж этого явления и не считаете это зазорным. Что же это такое?

Жириновский: Это нормально.

Партии типа «Яблока» и партия Гайдара отвергают атрибутику. Почетный караул, знамя, лозунг, оркестр - нет.

Явлинский сказал - как это так, бывший сотрудник спецорганов стал теперь премьер-министром? Опять запреты. Вот в чем беда.

Ведь новые «демократы» снова на пути к коммунистам. Те говорили: а-а, служил царскому режиму, расстрелять!

Эти теперь говорят - служил советскому режиму, его надо к стенке - не может быть премьер-министром.

Ложь, чушь!

Мы берем все лучшее, что было. Мы до сих пор сожалеем, что нет нашей Родины.

Коммунисты не могут понять, за что мы сегодня их критикуем? А за то, что нас лишили той родины, которую они создали. Мы ее любили.

Они лишили нас ее, и они же считают, что правы. Ну что это?

Вот я прожил свои 55 лет, и меня постоянно обманывали. То Сталина поднимают, то его обрушивают. То Хрущева поднимают, то его обрушивают. То Брежнева, то Горбачева обрушивают.

Живем, и каждые 5 лет - катастрофа, катастрофа. Люди сходят с ума. Хорошо, я закаленный. Я занимаюсь политикой всю жизнь. Меня уже все это, как говорится, не берет.

Но молодое поколение живет в страшном смятении. Постоянное крушение надежд, стремлений, целей, идеологий, политического поля, правового поля, экономического поля, семейных традиций. Все разрушают каждые 5 лет. Разве можно так?

Вопрос: Философия катастрофизма присутствует, наверное, в любой тоталитарной идеологии. Помимо внешних атрибутов Вы ведь тоже в своей программе провозглашаете практически те же лозунги, что и коммунисты. Вы говорите, что да, все люди равны с точки зрения предоставления им возможностей работать.

Жириновский: Здесь есть разница - равенство перед законом.

Но дальше, если человек талантлив, он должен получить максимум. Большой дом - пожалуйста. Машин - сколько угодно. Личная жизнь - не вмешиваемся.

То есть в чем разница? Мы согласны с коммунистами - да, всем одинаковый стартовый капитал. Дайте работу, чтобы была у всех работа. Любая работа. Дайте минимальное жилье. Дайте минимальное медицинское обслуживание, детские учреждения.

Но дальше человек пусть сам развивается. Дальше - пусть он получит максимум от общества. Сделали потолок - 200 рублей, все. Было штатное расписание, вы не могли получить больше. 200 руб. - все. Пока Минфин не спустит новое штатное расписание. Вы можете 10 лет делать все что угодно, вы не получите дополнительно 20 руб.

Вопрос: Демократическая власть и сегодня держит эти разряды. 16 разрядов. По первому он получает столько-то и не выше. По второму - столько-то и не выше.

Жириновский: Согласен. Но есть частный сектор. Вот политическая партия - это уже частный сектор. То есть возможность выбора. Ты выбираешь. Там заложили один сектор и больше никуда. Все. В этом беда.

Вопрос: Ваша партия в программе записала и необходимость справедливости. То же самое говорят и коммунисты. В чем Вы видите отличие?

Жириновский: Наша справедливость в том, например, чтобы не было сегодня у нас национальных привилегий. Допустим, Татария, Башкирия, какие-то другие регионы или не платят налоги, или там создают благоприятные условия для лиц определенной национальности. А это справедливо?

Вопрос: То есть справедливость не с точки зрения уравниловки?

Жириновский: Да, справедливость с точки зрения того, чтобы не было никаких льгот и привилегий по национальному признаку, по социальному признаку, по возрастному, половому. География только.

А вот на Севере, где тяжелые условия, минус 60 градусов, можно дать более высокую зарплату, потому что там холодно. Там трудно жить, и ты можешь туда не ехать. Если ты туда поехал, то за высокой зарплатой. В обычных условиях дайте равные условия. Но не уравниловку. Дайте справедливость.

Сейчас же русским дают худшие условия. Еврею лучше, татарину лучше, чеченцу лучше, дагестанцу лучше. Опять справедливости нет.

Вопрос: Вы ведь не отрицаете и общественную собственность. Но в чем тогда отличие коммунистического подхода к этой общественной собственности? Или нет здесь отличия?

Жириновский: Нет. Мы за то, чтобы была очень мощная госсобственность.

Вопрос: Они считают, что должны быть и государственные предприятия. Так же как они считают, что транспорт нельзя приватизировать и Вы выступали десятки раз, говоря, что Газпром нельзя расчленять. РАО ЕЭС нельзя расчленять.

Жириновский: Да, вооружение, транспорт, энергетика, связь, металл. Всё это должно быть в руках государства, чтобы был порядок. Чтобы не замерзала Камчатка. Чтобы люди не голодали.

Учитывая условия России - огромные расстояния, холодный климат, многонациональный состав, основные рычаги экономики должны быть в руках государства. И нельзя допускать, чтобы их захватила национальная мафия, криминальная структура какая-либо, региональные бароны. Все регулировать через государство. Обязательно.

И для России это характерно. Почему появился коммунизм в России? Россия - общинная страна. Россия любит мощное государство. В России обязательно должен быть мощнейший государственный сектор. До 80 процентов. Пусть будут: частная сауна, баня, мелкая торговля, крупные магазины. Транспорт, допустим такси, может быть в частных руках. И то они злоупотребляют, вздувают цены…

Вопрос: Именно этого и хотел Косыгин в своей реформе, потом Рыжков.

Жириновский: Мы за это их и не любим сегодня, коммунистов.

Они же могли все это сделать. Но не сделали. Они снова нас обманули. Они объявили о реформах. Но ничего так и не сделали.

И Горбачев объявлял. И тоже ничего не сделал. И главное – испоганил хорошую идею.

Нас это и возмущает. Они начали реформировать, отказываться от коммунизма, от социализма, от страны, а мы виноваты.

Зато на крушении страны они хорошо заработали. Лучшие куски себе взяли. А нам опять - стройте капитализм. Ну что это такое?

Мы сегодня в этом их и обвиняем. В этом! Нам неприятно, что нас все время обманывали. Сегодняшняя демократия - снова ложь и обман. Ну, сколько можно? Ладно, уничтожили коммунизм, потеряли территорию, людей. Но хоть после этого давайте жить честно. Давайте говорить правду. Нет. Не хотят. Демократии - нет, капитализма - нет, предприимчивости - нет. Что есть? Обман! Каждый день обман, обман, обман.

Если коммунисты упирались в коммунизм, реформаторы - в реформы. Каждый премьер нам говорит в Думе: «Я не отступлю от курса реформ». Каких реформ? Они страну погубили. А нам каждый раз говорят: «Я не отступлю от курса реформ, мы продолжим начатые реформы». Вот какое безобразие творится из года в год.

Коммунисты говорят, надо строить коммунизм. Какой коммунизм? Где? Для кого?

Демократы утверждают: «Мы продолжаем реформы». Какие реформы? Вы же уничтожаете страну каждый день. Ну как мы можем любить такую демократию? Мы ее должны ненавидеть. Потому что ненависть от лжи коммунистов перешла к ненависти ко лжи «демократов». Потому что снова обманывают миллионы людей!

Вопрос: То есть в основе неприятия не просто неприятие личности. Демократия замешана на лжи, обмане, фальсификации?

Жириновский: Да, да. Нас постоянно «кидают». Нас каждый день власть «кидает». Начинает, дергается - и все, не получилось. Заявляет, вот там плохо. Но мы это знаем без вас. Примите меры. Исправьте положение. Но не принимают меры. Это все, конечно, простых людей обескураживает.

Вопрос: Чем Вы это объясните? Импотенцией воли? Или импотенцией личности, импотенцией организации? Я, может быть, нехорошее слово выбрал. Но Вы сами сказали «кидают». Начинают и бросают. Значит, коммунисты не могут довести ничего до конца?

Жириновский: Вот страшный парадокс.

Хотели построить социализм, и Сталин правильно закрыл страну. Если бы он не закрыл, то ничего бы не получилось.

Вопрос: Вы все-таки делаете различие между Сталиным, относящимся к революционному движению, и Сталиным государственником?

Жириновский: Конечно.

Он делал правильные шаги. Он хотел достичь той цели, которая была поставлена.

Но коммунисты же эту цель и предали. И зачем тогда во имя ее было принесено столько жертв?

Теперь снова повторяется. Хотите капитализм - закройте страну. Развивайте внутренний капитализм. Пусть подрастут наши волки капиталистические. Потом откроем загородку. Откроем ворота, и наши волки ринутся туда и порвут тех волков.

А они подготовили социалистических зайчиков, открыли страну для капиталистических волков и погубили ее. Теперь-то и надо было бы ее закрыть. Давайте закроем сейчас, внутри перестроимся на капиталистический лад, подрастет новое поколение через 10-15 лет, будет новое поколение честных банкиров. Все научимся делать сами. Станем собственниками всего своего и потом пойдем во внешний мир.

Вопрос: Так это Ваша точка зрения?

Жириновский: Моя, наша, ЛДПР.

Мы говорим – надо срочно вводить режим чрезвычайного положения. Закрыть страну.

Вопрос: Как в свое время канцлер Горчаков предложил закрыть, мол, Россия должна сосредоточиться. Закрыл все границы.

Жириновский: Да, да. Надо поработать для себя. Нам не нужен внешний мир, поймите. У нас достаточно энергоносителей, продовольствия, науки, культуры. Всего достаточно. Нам ничего не надо.

На наших машинах будем ездить, с нашими людьми общаться. Давайте разовьем всех, разовьем все отношения. Давайте потренируемся.

Зачем идти на ринг неподготовленными? Нас же отправят в нокдаун. Давайте побоксируем друг с другом. Увидим, что мы не хуже, чтобы начинать с ними бокс.

Вопрос: Если я Вас правильно понял, то в основе Вашего чрезвычайного положения лежит идея диктатуры.

Жириновский: Да. Диктатура закона, диктатура экономики. Никакой идеологии. Внутренне все свободны. Но диктатура - закрыть страну от внешних врагов.

Вопрос: А кто эту диктатуру будет реализовывать?

Жириновский: Государственные структуры: ФСБ, Министерство обороны, МВД. Все они - чиновники. Правящая партия не появилась пока.

И обязательно следует выгнать из России всех иностранных советников, их у нас ещё тысяч четырнадцать осталось.

Вопрос: Нам говорили о диктатуре пролетариата, которая не состоялась, потому что сам пролетариат не способен управлять,

Жириновский: Конечно.

Но чиновники способны. Они образованны. Они знают, что надо делать.

Только сначала мы должны закрыться от внешних врагов и с внутренними разобраться.

Упаси бог - тюрьмы, репрессии. Надо просто научить людей работать по-новому. Дать реальную собственность. Дать реальную возможность зарабатывать реальные деньги.

У нас все есть в стране. Нам ничего не надо из-за рубежа. Но что происходит? Опять миллионы людей сегодня в безвыходном положении. Зарплата - тысячу рублей максимум. Квартиру купить - никогда не заработаешь.

Да, простому человеку никогда не купить двухкомнатную квартиру. Она стоит 60 тыс. долларов. Умножаем на 28 - это 1,7 млн. рублей. Ну, и когда он купит квартиру? Машину когда он купит?

В этом наша беда. Мы опять людей ставим в безысходное положение, отбиваем желание работать. И человек начинает пить… Наркотики. Проституция. Преступность. В сельских районах оканчивают школу и поджигают ее. До того людям опротивело все. Ложь и обман. Они готовы сносить памятники, готовы избивать коммунистов. Детская порнография. Детей рожают, чтобы продать. Такое было когда-нибудь?

Вчера показали по ТВ кадр, когда русскому голову отрубил чеченец-палач. Что это? Средневековье, рабство, плен, заложники, захват, убийства, расчлененные трупы, самоубийство, убийство ради убийства - как праздник какой-то, как какая-то игра. Убить человека ничего не стоит.

И это все сделали коммунисты. Это последствие их страшной идеологии.

И с антикоммунизмом и с капитализмом все у нас поставлено с ног на голову, берем все самое плохое. В отхожее место превратили страну.

Вопрос: Вот я не случайно избрал этот несколько параллельный метод сравнения их идей и Ваших. Они говорили, что во главе всего должна идти партия, партия передовых людей. Мы знаем Ваше отношение к этой партии. Но ЛДПР примерно тем же занимается.

Жириновский: Да. Мы за партию. Но за партию управленцев. Управлять! Не совершать революцию, не обдирать, а управлять процессами. Мы и сегодня говорим: «Да. Незаконно стали богатыми несколько миллионов». Но упаси бог отбирать - это война, это плохо. Давайте других сделаем богатыми. Давайте заставим вкладывать деньги в нашу экономику. Вот наш подход.

У сегодняшних коммунистов подход один - арестовать, разоблачить, посадить. Нельзя так. Репрессии не помогут.

Вопрос: То есть партия все-таки нужна в нынешней ситуации?

Жириновский: Нужна. Я согласен.

Необходимо коллективное управление. Необходимо выработать правильную программу действий.

Вы же видите, что такое сейчас премьер-министры? Это и есть их партия. Если была бы настоящая партия, у них был бы один премьер-министр.

Они мучаются, пытаются ее создать. Черномырдин поуправлял. Кириенко порулил. Примаков. Степашин.

Нужен системный подход. У коммунистов это было отработано - отличная система была. Но рухнула. И идеология была. Пустая.

Вопрос: Давайте подытожим нашу довольно продуктивную беседу. С Вашей точки зрения, какая идея сегодня нужна России?

Жириновский: Только одна - национальная идея. Возрождение крепкого, могучего, сильного, богатого, культурного государства на базе всеобщей солидарности, сплочения, единства. Патриотизм. Любовь к России. Полюбить Россию всем, всю, какая есть.

Вполне можно договориться всем патриотам, если все поймут, что мы на пороге большой катастрофы. История показывает, что мы объединяемся только тогда, когда приходит большая беда. Монгольское нашествие 300 лет - объединились. Немцы пришли к Москве - поднялись на защиту. Вот и сейчас: что-то такое случится - объединимся. Потеряем еще часть Родины, а потом начнем ее восстанавливать. Медленно русские запрягают, но быстро скачут. Надо поменять: русские должны быстро запрягать, но медленно скакать.


Глава 3. Мои университеты | Иван, запахни душу | Глава 5. Четвертая революция. от августа 91-го к декабрю 93-го