home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5. Четвертая революция. от августа 91-го к декабрю 93-го

Сейчас сижу дома, на даче, 20 августа 2000 года.

Боже мой, как хорошо я себя чувствовал в этот день 20 августа, но только девять лет назад, когда последние патриоты России попытались что–то сделать, чтобы спасти нашу с тобой, Ваня, Родину от поругания и распада.

Сердце радовалось, когда сначала по радио, а потом и по телевизору слушал информационные сообщения по созданию Государственного комитета по чрезвычайному положению - ГКЧП.

Всё, что предлагалось тогда гэкачепистами, - а в наших глазах простых советских интеллигентов они представлялись людьми авторитетными, с высокими не только партийно-государственными должностями, но и в целом, как люди заслуживающие всяческого уважения, - мною целиком разделялось и поддерживалось.

А что, собственно, предлагалось? Очевидные меры по наведению элементарного, подчеркиваю это, - элементарного порядка.

Предлагалось разобраться с коррупционерами во всех эшелонах власти, пресечь распродажу материальных ценностей, установить жесткий контроль за использованием денежных и валютных средств, ударить по воровству и бандитизму всеми имевшимися у государства силами.

Может быть, одно было непонятно - привлечение к этой борьбе армии, вооруженных сил. Я из окон гостиницы «Москва», там был штаб ЛДПР, увидел подошедшие к центру войска. Танки выстроились кругом на Манежной площади, на площади Революции.

Но никто никого не гонял. На танках сидели молоденькие ребята, даже неясно было, кто они - танкисты или просто пехотинцы. Ну, были у них в руках автоматы.

Офицеров я сначала не увидел. Поэтому не знал, кто же ими командует. Сперва они как-то уныло сидели, зажатые в тиски неожиданного для себя положения.

Люди тоже молча стояли на тротуарах, смотрели на танки. Никто не кричал, никто никого не осуждал и ни к чему не призывал. Но к обеду ситуация поправилась.

Может быть потому, что с утра лил дождь, была сырая прохладная погода. Выходить из дому никому не хотелось.

К обеду тучи разошлись, выглянуло солнышко и все сразу повеселели. Тем более, повторяю, никто никого не гонял, всё было тихо и спокойно.

Милиции я тоже не видел. Были, конечно, отдельные постовые, но чтоб оцепление или в касках, а тем более в железных шлемах с дубинками и щитами, как было потом, в событиях октября – 93, при разгоне Верховного Совета. Я бы даже сказал, что всё было обыкновенно, буднично.

В метро, в троллейбусе, трамвае, по крайней мере, там, где ехал я, где я был сам лично, никто не высказывал ни тени беспокойства от происходящего.

Те, с кем удалось обменяться краткими мнениями, больше были удовлетворены, чем огорчены и танками, и введением ЧП, и теми мерами, которые начали предпринимать органы безопасности страны. Помню, как одна вовсе нестарая, а весьма моложавая и симпатичная женщина, как бы рассуждая вслух, заметила: «Ну, слава Богу, может хоть сейчас всё придёт в норму, и опять заживем спокойной жизнью».

К сожалению, в норму не пришло. И не потому, что причиной напряжённости выступила власть, ГКЧП, нет.

Источник беспорядков, последовавших уже по - моему, на третий день после введения ГКЧП, оказался Ельцин и его компания. Отсидевшись на даче, проспавшись от выпитого со страху виски и коньяка, эта публика решила выступить даже не против ГКЧП, а как бы не «за».

Ну, а дальше - больше. В ход пошли лавочники, мешочники, просто дураки и желавшие побузить лица всех оттенков и национальностей. Очень много оказалось на улице пьяных. Видел как на Манежной площади подогнали грузовичок и оттуда дюжие мордатые молодцы вытащили несколько ящиков водки, лимонада, какой – то закуски. Совали в руки прохожим пластмассовый стаканчик:

«Пей, мужик, бесплатно угощает тебя наша фирма», - с ударением на последнем слоге.

«Пей, ведь, на халяву, бесплатно!», - орал мордатый. К нему бежала целая орава сосунков лет по 15 – 16. Началась повальная пьянка…

Ну, а дальше, Ваня, ты знаешь, чем эта пьянка завершилась. Гибелью трех чудаков, которых спровоцировали кинуться под колеса БТР, ранениями солдат, словом, тем, чем всегда заканчивается, по словам Пушкина, русский бунт, бессмысленный и беспощадный.

Никогда я не защищал КПСС, тем более ЦК этой правившей 75 лет партии, виновной во многих, чтобы не сказать во всех наших бедах. Как, впрочем, и в достижениях. Я этого, в отличие от так называемых демократов, никогда не отрицал и не отрицаю поныне.

Никогда я не поддерживал верхушку КПСС, приведшую страну к развалу. Но то, что я видел, 23 августа на Старой площади меня возмутило до глубины души.

Представляешь, Ваня, полупьяная толпа орущих людей, среди которой я видел и немалое число женщин, кидала в окна здания ЦК камни, пустые бутылки, потом некоторые наиболее остервенелые личности с опухшими рожами стали бить стекла окон первых этажей палками. У одного заметил даже хоккейную клюшку.

Значит, готовились к погрому? Выходит, что так. Готовились, негодяи.

Зашёл в переулок, точнее толпа меня занесла туда, вокруг искаженные ненавистью рожи, дикие крики матом, призывы ломать двери и врываться в само здание.

Но публику остановили вооруженные автоматами омоновцы, стоявшие сразу же на входе, в самом здании я увидел станковый пулемёт, обложенный мешками с песком.

Получается, что здание уже было захвачено спецслужбами, ждали эту озверелую толпу, чтоб под улюлюканье и вопли из здания вывести работников ЦК КПСС, тех руководителей этой самой старейшей и единственной правящей в нашей стране партии.

Свыше семидесяти лет в нашей стране никто, кроме компартии, не правил. Левые эсеры вошли в союз с большевиками на какие-то два-три месяца, а потом их раскол закончился дикой расправой с обеих сторон друг над другом, так называемыми «событиями 6 июля 1918 года».

Многие люди тогда погибли в перестрелке между боевиками эсеров и латышскими стрелками, которых вызвал в Москву из Подмосковья Ленин.

Командовал латышами известный тебе, Ваня, вахмистр царской армии Вацетис. Своих командиров у большевиков не было…

Итак, толпа ждала зрелища. И дождалась. Сперва вышел первый секретарь МГК КПСС Прокофьев. Небольшого росточка, с толстым лицом, лысоватый, лет 45-ти. На него набросилась какая - то старуха с воплями: «Убийца! К суду!».

Но рядом с Прокофьевым шли его помощники, два милиционера. Им удалось несколько раздвинуть массу ревущих глоток и буквально протащить сквозь их строй Прокофьева и его сотрудников.

Дальше уже было потише. Вышел Купцов.

Его тогда только избрали 1-м секретарем ЦК КП РСФСР вместо Вани Полозкова, краснодарского казака, в общем-то, неплохого мужика, но оказавшегося явно не на месте и соответственно – явно не в своей тарелке.

Сидел бы себе в своем родном Краснодаре и не высовывался. Нет, полез. Сперва с Ельциным соревновался, кто станет председателем Верховного Совета РСФСР, а потом угораздило беднягу занять пост 1-го секретаря ЦК КП РСФСР.

Все сразу тогда окрестили эту партию «полозковской».

Хотя, видит Бог, Ваня Полозков не имел к её созданию никакого серьезного отношения. Ну, так вот в жизни нередко случается: шёл в одни двери, а попал в другие. Вовремя Иван Полозков соскочил с подножки поезда под названием «коммунизм России». То все 75 лет был «коммунизм СССР», а теперь – России.

Купцов, в отличие от Прокофьева, уже не так был тесним толпой и поэтому он, видимо, заметив, что его снимают телекамеры, попытался даже было сыграть роль Ленина на заводе Михельсона.

Был фильм такой, толпа рабочих завода Михельсона, где Ильич выступал с речью, уговаривал затянуть потуже пояса, чтобы подсобрать деньжонок на разгром «белогвардейской сволочи».

Ну, пока Ильич беседовал, его и подстрелила Фани Каплан. Хотя как она могла его подстрелить, одному черту известно. Ведь, Фани после каторги, куда она попала как член партии эсеров после революции 1905 года, практически ничего не видела. Она страдала сильнейшей катарактой. Да и стрелять никогда не стреляла, потому что никогда не видела настоящий пистолет. Ну да ладно, черт с ней, с Фани.

Так вот. Валентин Александрович Купцов начал что-то объяснять враждебной публике, даже слегка улыбался своей ядовитой мефистофелевской улыбочкой, мол, знаю я всех вас, идиотов, я один среди вас грамотный и любезный, а вы все - придурки. Не это он говорил им. Но именно это подразумевала его ухмылочка. Он её потом и в Думе не раз демонстрировал.

Сам я не видел, как ломали памятник Дзержинскому после пламенной речи Ельцина с БТРа. Не видел. Ничего сказать не могу. Но зачем ломать памятники, зачем зверствовать?

Был я в Лондоне в их парламенте.

Так там, на площади перед парламентом, стоят памятники их вождям. Рядом с памятником Карлу - королю английскому, стоит памятник Кромвелю, который отрубил голову этому королю во время буржуазной революции в Англии в ХVII веке. Ну, отрубил и ладно. У нас же все надо уничтожить. Сегодня я власть, поступаю, как хочу. Завтра ты будешь властью, ты будешь крушить, что хочешь. Так нельзя!

К зданию СЭВа и Белого дома я не ходил. Там потом бесновались все «защитники демократии», «борцы за свободу и суверенитет» и прочая и прочая и прочая. Там напивались водки, вина, нажирались бесплатных бутербродов, пирожков, лимонада. Словом, «делали историю».

Но основная масса народа к этому «деланию истории» отнеслась совершенно безразлично.

Всколыхнулась эта инертная и безразличная масса только после января 92-го года, когда Гайдар «отпустил цены» и они за месяц увеличились в сотни раз, когда буханка хлеба стала стоить полпенсии бывшего совслужащего.

Вот только после этого этот служащий или рабочий, мастер и прочее спохватился: «А что же произошло, мать-перемать? Как же так?» Да и то не сам всполошился, а лишь после того, как вечером или уже в кровати ему обо всем этом рассказала жена либо любовница и стала пилить из-за отсутствия денег.

А чего пилить? Испокон века наши русские люди всегда так безразлично относились к судьбе своего Отечества, пока, как говорится, не припечёт!

Я уже говорил, Ваня, о дневниках Ивана Бунина «Окаянные дни», по времени относящихся к 1917-1918 годам. Напомню ещё раз. Вопрос русского благодушия, граничащего с наплевательством ко всему и вся, волновал тогда и Ивана Алексеевича.

«Откуда это равнодушие? - спрашивал он сам себя. - Между прочим, и от ужасно присущей нам беспечности (Ваня, слышишь - беспечности, не зря я умоляю тебя, прошу - запахни душу, не открывай ее всем кому ни попадя, Ваня), легкомысленности, непривычки и нежелания быть серьезными в самые серьезные моменты. Подумать только, до чего беспечно, спустя рукава, даже празднично отнеслась вся Россия к началу революции, к величайшему во всей её истории событию, случившемуся во время величайшей в мире войны!»

В точку бил твой, Ваня, тезка. Как с ним не согласиться?

К сожалению, среди более чем полусотни партий и организаций появившихся к августу 91-го на политической арене России ни одна, в том числе ни КПСС, ни КП РСФСР, ни одна, я это не устаю повторять уже десять лет, партия не осудила «демократическую» четвертую революцию после революций 1905, февраля и октября 1917 годов.

Только наша партия - ЛДПР сразу же, ещё в августе, поддержала ГКЧП и осудила насильственные методы четвертой революции.

И я, Ваня, горжусь этим нашим, поверь мне на слово, мужественным поступком. Потому что тогда, после провала ГКЧП, все наши тогдашние и нынешние деятели спрятались по кустам.

Никто ничего не говорил. Боялись Ельцина, боялись что их, как и гэкачепистов, посадят в Матросскую тишину.

И я, как лидер ЛДПР, единственный, кто выступил с протестом против самоуправства новых властителей.

Зачем уважаемых людей бросать на нары? Есть тысяча других способов, чтобы разобраться с ними достойно и без крайностей.

Почему провалился ГКЧП, Ваня, я писал уже много раз, раскрывал внутренние и внешние причины, показывал негативные последствия этого события. Не хочу я повторяться в очередной раз. Думаю, что самая главная причина происшедшего и с ГКЧП, а затем и с КПСС в целом, это полнейшая утрата доверия простых людей к их власти, нежелание видеть в них авторитет государства.

И надо сказать, что для такой потери доверия имелись все основания. Помнишь, Ваня, стихи гениального русского поэта Федора Ивановича Тютчева:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить.

У ней особенная стать.

В Россию можно только верить…

Вот так, Ваня, - в Россию можно только ВЕРИТЬ.

Если не веришь, значит и толку не будет. Верили царям и пока верили, держалась их самодержавная власть. Потом верили КПСС, боялись, проклинали в душе, про себя, но верили. И власть держалась. Как только перестали верить - всё, Ваня, кранты - что хочешь говори, всем всё до фонаря.

Как-то раз говорил я с одним бывшим чиновником, из госснабовских. Я возвращался после прогулки в санаторий, где проводил отдых, а он сидел на веранде. Он уже поддатый был, из гостей приехал.

Меня, как всегда, все легко узнают. Вот и он узнал меня, остановил, поздоровался. И захотелось ему со мной побеседовать. И я почувствовал какое-то внутреннее побуждение, сел с ним.

Обо всем мы с ним поговорили, как все плохо, как надо делать, чтобы было лучше.

Он изливался в симпатиях ко мне, что я - одна лишь надежда на улучшение жизни. Все твердил мне: «Спасай Россию! Убеди Путина что-нибудь сделать».

Он, конечно, всех критиковал, все у него дураки, все слабые. В этом он прав, конечно. И одну очень важную тайну про Горбачева поведал мне он тогда.

Он часто отдыхал в Ессентуках, и там у него был местный чиновник знакомый. И когда Горбачев пришел к власти в 85 году, ессентукский друг позвонил ему в Москву и сказал: «Слушайте, ребята, не вздумайте верить Горбачеву, ни одному его слову не верьте. Имейте в виду, что он враг». И потом при другой встрече, после одной попойки с друзьями он им, этот товарищ из Ессентуков сказал, что как-то они по комсомолу сдружились с Горбачевым, и Горбачев признался, что дед завещал ему разрушить Советский Союз. Это было в 60-ые годы. И ребята ему говорят: «Ты что, Михаил, с ума сошёл, нашу страну разрушить? Мы же с тобой здесь живем?»

Дед у него был из казаков репрессированных, видимо, затаил злобу. Многое, видимо, вбил в голову внуку: вот надо разрушить Советский Союз, уничтожить его.

Отец-то Горбачева был поприличнее, а дед, видимо, сумел повлиять на внука.

И вот теперь я думаю: Ленин отомстил нам за старшего брата, которого повесили за участие в убийстве царя. Именно Ленин разрушил великое государство - Российскую империю.

А Горбачев, оказывается, нам отомстил за деда, которого красные казнили как казака.

Представляешь, два человека пробрались к высшей власти и отомстили за своих родственников! Азиатчина!

Но, если Ленин так очень хотел отомстить за брата, то мог бы стать хорошим министром юстиции в царском правительстве и провести новые демократические законы (как мы это сделали сейчас, 1994-2000 гг.), дать больше свободы интеллигенции, студентам, всему народу Российской империи. А он, как вор, как жулик, пробирается на вершину власти и разрушает страну.

На какую виселицу его за это вздернуть?

Конечно, поработали и сподручные Ленина большевички - Сталин, Бухарин, Зиновьев, Троцкий, Каменев, Рыков, Церетели и пр.

И у Горбачева, - Лигачев, Ельцин, Крючков, Язов, Яковлев.

Маршал Язов, может, и не знал весь этот заговор.

А Крючков, видимо, знал, потому что без него бы они это не смогли сделать. И сварганили якобы ГКЧП, а на самом деле уже договорились власть передать Ельцину, зная, что Ельцин разрушитель по натуре.

Во-первых, сама передача власти могла бы быть только после роспуска СССР, что Ельцин и сделал с Кравчуком и с Шушкевичем в Беловежской Пуще.

А Горбачев тихой сапой удалился 25 декабря 91 года. Вот так внук отомстил за деда.

8 миллионов раньше времени умерли, 9 миллионов беженцев на территории всего СССР после распада, экономика рухнула наполовину, больных больше, жуликов, бомжей.

Мы говорим о евреях, а вот вам русский мужичишка, Мишка Горбачев, внук казака кубанского или терского, он что натворил?

Конечно, в его окружении были евреи, но главное - и заказчик, и исполнитель он. И Рейган его уломал в Рейкьявике, а больше всего на Мальте, на военном судне они вели последние переговоры.

Главным требованием, фактически ультиматумом, Рейгана было - убрать КПСС и советский режим, иначе Рейган грозил войной.

И для выполнения этого требования нужно было потихонечку распустить КПСС и вместо советского режима, внеся поправки в конституцию, сделать этот нынешний, вместо Верховного Совета - Госдума, вместо Секретарей обкомов, КПСС на местах - губернаторы. Все, Рейган больше ничего не просил.

Но Горбачев уже разошелся вовсю, получив поддержку заокеанской державы и всего западного блока. Он рубанул сплеча, как это умеют делать русские ребята. У нас ведь поговорка самая известная с детства: «Не руби сплеча, парень». А он рубанул.

И какие слова найти в русском языке про этого генсека? Как иначе можно его назвать, кроме как предатель, изменник, негодяй?

А Ельцин продолжил. Ельцин, как бы отталкиваясь от того, что Горбачев плохой, он пытался сделать что-то по-другому.

Но этот президент уже полностью был окружен евреями. При КПСС был легкий антисемитизм, и евреи не везде были. А при Ельцине вся команда Гайдара была одни евреи. И эти уже рубанули! Если Горбачев отомстил за деда, то гайдаровские еврейчики отомстили за все мировое еврейство нашей стране.

Надо посмотреть на эту сторону событий пристальней. Мы будем не раз обращаться к проблеме евреев. Но вот давайте посмотрим более научно, что же из себя представляет еврейство во власти.

Еврейство. Вот ведь слово. О русских так не скажешь, «русскоство». Или «немчура» во власти. Вот еврейство во власти - это как бы термин. Да и песня есть: «Евреи, евреи, вокруг одни евреи».

Еврейство многонационально в том плане, что есть евреи русские, немецкие, американские, то есть в совокупности они тоже составляют многонациональный народ - еврейство. И его уникальность заключается в том, что они легко оседают, приспосабливаются в любой чужой национальной среде.

И практически во многих странах мира трудно сразу выделить еврейскую часть в той или другой общности.

У евреев как бы получается двойная оболочка, ибо они в каждой стране при первичном осмотре являются гражданами Франции, Бельгии, Голландии. Но эта двойная оболочка позволяет скрывать им вторую, чисто еврейскую, а особенно это удается полукровкам.

На первый взгляд евреи практически ничем не отличаются от населения тех стран, где живут. Вторая их оболочка еврейская, она проявляется только лишь при определенных условиях в своем чистом психологическом виде.

Если посмотреть на их участие во власти, то это зависит от их количества во всех структурах власти и в социально значимых позициях и ячейках.

Как только это количество переходит средний показатель 50-60 процентов, то у евреев начинает проявляться больше их вторая этническая оболочка, то есть их вторая суть, что они евреи.

В обычной ситуации они просто граждане Италии, Швеции, Испании. А вот если их собирается очень много в ключевых точках общества, влияющих на развитие этого государства, общества, чуть больше 50 процентов их становится, то они автоматически начинают действовать как евреи.

Но когда это происходит во власти, то здесь их действия приобретают иной характер.

Обычно этническое взаимодействие (то есть солидарность людей одной национальности) проявляется в дружбе. Например, у нас армяне в Краснодарском крае друг другу помогают. Чеченцы, живущие в Москве или компактно в другом месте, то есть малые народы стараются друг другу помочь во всем: устроить на работу, помочь с жильем, деньгами, просто проявить друг к другу добрые чувства.

У евреев, когда они в своем большинстве оказались во власти, наоборот, разворачивается злая, бескомпромиссная борьба друг с другом, клан с кланом, как сейчас у чеченцев происходит или в Афганистане. Но у них в условиях войны, вооруженного конфликта, а у евреев России в условиях нахождения во власти.

Такие критические этнические массы были характерны для России в первый послереволюционный период.

Я уже говорил про первое советское правительство. Одни евреи.

Но это длится, слава Богу, недолго. Такой же лавинный всплеск превышения планки критической достаточности евреев наблюдался у нас с 92 года.

Вот на той волне эйфории, когда Ельцин пришел к власти, эйфории демократии, забыли в рамках госстроительства и кадровой политики этот этнополитический вопрос. Как бы за ненадобностью. Никто тогда не думал о негативных последствиях такой позиции, за исключением самих советских евреев, закомплексованных в большевистский период.

После Великой Отечественной войны было очень много перекосов в кадровой политике и евреев не допускали для работы в КГБ СССР, в Главное разведовательное управление Генерального штаба и во многие другие крупные государственные структуры.

Их не брали просто по 5-ому пункту - национальность - еврей. Даже кадровики дела их не открывали, когда поступало заявление на прием на работу: «А-а, еврей, все, в сторону».

А вот в условиях ельцинской демократии они почувствовали свежий глоток кислорода. Но поскольку с 1945 по 1991-ый они были под запретом для кадровой работы в высоких учреждениях, то сформировался широкий социально-этнический слой, уже почти в 2-3-х поколениях, с глубоко запавшей жаждой мести за то, что их лишали хорошей номенклатурной работы.

Но, как только Ельцин открыл врата власти, значительный социальный слой лаборантов и инженеров ринулись в этот коридор.

И к 1993-ому году почти все властнораспорядительные ячейки России оказались на 80 процентов заполнены евреями, жаждущими отомстить за почти 40 лет дискриминации в трудовом отношении.

И этой, такой своеобразной реабилитации, помогло введение в России двойного гражданства. Этот институт не существовал никогда, ни в Российской империи, ни в СССР!

Началась также широкомасштабная кампания по реабилитации мирового еврейства на Западе. И там начали евреев подымать еще больше наверх. В кадровом отношении там никогда не мешали, но в морально-культурном, пропагандистском этот механизм заработал во всю мощь и на Западе.

Этот институт двойного гражданства получил распространение после 1948 года, когда было создано государство Израиль.

Двойное гражданство в Израиле предполагает и двойную лояльность, что абсолютно нехарактерно для других народов, этноса, нации. А двойная лояльность предполагает действие одновременно в интересах Израиля и всей мировой еврейской иудейской горизонтальной цивилизации и в интересах того государства, где евреи проживают и занимают определенную социальную позицию.

То есть евреи как бы этой системой двойного гражданства призываются служить Израилю и мировому еврейству и той стране, где они реально сегодня проживают.

К чему это приводит на практике применительно к различным видам геополитических образований государств?

Здесь как раз есть различия, потому что в одних государствах (например, во Франции) евреи усиливают богатство, культуру этой страны. И это является благом.

А в других странах (яркий пример - Россия) их действия превращаются в вирус внутреннего разрушения, а точнее они практически парализуют государственный и духовный иммунитет, то есть сопротивляемость страны как единого организма резко снижается.

Для таких исторически искусственных государств, как Швейцария, Лихтенштейн, Сингапур, государств случайных, образованных на стыке крупных государств, евреи - это благо. Потому что они там выполняют функцию межцивилизационного взаимодействия, то есть небольшая группа евреев Лихтенштейна или Сингапура помогают благодаря своим связям с евреями в других странах улучшению положения в стране проживания.

И в этом случае внутренние разборки между ними, между евреями, как у нас между Гусинским и Березовским, в таких искусственных государствах-трансфертах, как указано выше, в какой-то степени предотвращают процесс незаконного отмывания денег и улучшают государственные механизмы стран-трансфертов.

А если есть там лишние евреи, то они выбрасываются в более крупные геополитические образования, где они занимают свое место, свою позицию, и тем самым критической массы не образуется. Например, лишние евреи Швейцарии переезжают во Францию, но, тем не менее, они там перевеса евреев над французами или перевеса евреев над итальянцами не образуют.

Есть другие государства, которые тоже созданы искусственно после крушения колониальных империй, например, США, Канада, Австралия.

Там тоже подобная им миграция евреев и проживание их там дает в основном положительный эффект. Поэтому в искусственных трансфертах - Швейцария, Лихтенштейн или в естественно исторических трансплантантах, государствах, пересаженных из метрополии, сохраняется баланс евреев.

Если вернуться к проблеме мирового еврейства, то приблизительно такая же картина, как и в одном государстве, в данном случае России, наблюдается на мировом уровне.

Кроме собственно еврейских организаций ВСО, СОХНУТ, ДЖОИНТ, ВЕК с его страховыми конгрессами, действуют Российский еврейский конгресс, Американский еврейский конгресс, конгресс еврейских общин России, конгресс еврейских общин СНГ и другие.

Поэтому сеть у них предельно разветвленная. К 2000-ому году можно констатировать факт, что практически во всех геополитических центрах, глобального и регионального масштаба, США, Япония, Франция, ФРГ, Италия, Испания, Россия и др., еврейство занимает от 99 до 70 процентов властнораспорядительных и иных социально значимых ячеек, особенно это относится к политическим элитам, бизнесу.

Этому способствуют современные сверхтранснациональные компании. А главное - телевидение, пресса регионального и глобального масштаба.

Но они пролезли еще и в чиновники. Около 95 процентов международной бюрократии - Еврокомиссия в Европейском Совете, рабочий персонал ООН, ее отраслевые организации, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, в НАТО - занимают в основном евреи разных стран. И в основном это еврейство американского происхождения.

Такая ситуация запускает указанную нами закономерность - превышение планки достаточности и создание критической массы, но уже в глобальном масштабе.

Противоречия отдельных элементов международной бюрократии накладывают неповторимый отпечаток на межгосударственные отношения.

Вместо решения различных конфликтов, целых регионов - Афганистан, Кашмир в Индии, Индонезия, Северная Ирландия, Ближневосточные регионы и многие другие - противоречия загоняются в тупик в интересах отдельных враждующих друг с другом группировок еврейства. Как у нас, Гусинский - Березовский.

Это в одной стране. И то тупик создали. А в масштабах всей планеты разные еврейские кланы все конфликты загоняют в ту позицию, которая выгодна для враждующих друг с другом еврейских группировок.

В итоге получается ситуация Косово, когда перманентная война идет между мусульманской и сербской общинами в одном районе прежде единой страны Югославии.

Что же до причин августа-91-го, то помимо объективных, были, конечно, и субъективные.

Упорно ходят слухи, что либо сам тогдашний председатель КГБ Крючков, либо его подручные, но «кинули» всех нас, Ваня.

Вместо сохранения и укрепления Советского Союза, мы с тобой потеряли полстраны в людях и четверть страны территорий. А главное – весь юг: Измаил, Одесса, Крым, Сухуми, Батуми. Это же надо - самые лакомые кусочки! Сюда же отнесем и Прибалтику почти всю!

Вина за эти потери целиком ложится на Горбачева и Шеварднадзе. Тот был последним министром иностранных дел СССР и при нём шла вся эта возня с территориями и передачей ключей от управления прибалтийскими и кавказскими республиками.

В октябре 1993-го номенклатурщики, теряющие власть под напором ельцинских «реформаторов», захотели использовать негодование обнищавшего народа и развязать гражданскую войну. Не вышло. А сами они оказались в тюрьме.

И, тем не менее, в Госдуме первого созыва в феврале 1994 года наша самая крупная фракция ЛДПР настояла на принятии для них амнистии. Стране нужен был мир, а не межклановые разборки.

Очень тяжело шло это постановление. Фракции Гайдара, Явлинского, многие так называемые независимые депутаты были «против».

Я несколько раз выступал. Убеждал, убеждал, убеждал. Пытался говорить с депутатами на языке аргументов, мол, зачем держать в тюрьме людей. Я прямо говорил всем им, что не хуже их понимаю, что Руцкой, Хасбулатов, Макашов и прочие и прочие «вожди восставших масс» защищали вовсе не Белый дом, отнюдь не принципы русского парламентаризма и либерализма за что всегда выступала ЛДПР. Нет, конечно. Вождей беспокоили в первую голову свои шкурные интересы и интересы тех групп влияния, которые стояли за их спинами.

Ну, и теперь, Ванёк, смекай, что было бы со страной, с Россией, с нами с тобой, если бы в октябре 93-го победили хасбулатовы-руцкие-макашовы. Думаю, что ничего хорошего. Я, конечно, против расстрела Белого дома. Это - варварство. Не зря потом участники этой танковой пальбы по Белому дому, хотя и получили из рук Ельцина поощрение и награды, горько сожалели о своей причастности к этому неправому делу.

Их, ведь, выслали всех сперва из Московского военного округа, а потом и отовсюду, куда они прибывали служить. Многие, почти все, досрочно уволились из вооружённых сил.

Из всех, кого выпустили по нашей думской амнистии, никто не поблагодарил нас, депутатов фракции ЛДПР!

Один только Хасбулатов позвонил мне и сказал: «Спасибо, Владимир Вольфович. Весьма вам признателен».

Вот и помогай после этого людям! Хотя мы не Лукьянова с Шениным и не Руцкого с Макашовым вызволять помогали. Нет. Мы помогали России обрести новое демократическое лицо. Делали амнистию, держа в уме не беспардонных «вождей», а тех, кто им поверил и отдал жизнь за «демократию», как им казалось, при защите Белого дома. Вот светлой памяти действительно погибших и посвятили мы свою амнистию. Так было. И так будет впредь…


Глава 4. Чума ХХ века | Иван, запахни душу | Глава 6. В Государственной Думе или Есть ли будущее у парламентаризма в России?