home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Заключение

Моя книга – современные Арабески. Почему, Ваня, такое вот импортное словечко? Не я придумал это понятие. Впервые его в русскую и шире - мировую литературу - ввёл Николай Васильевич Гоголь, наш гений. В Толковом словаре великорусского языка Владимира Ивановича Даля есть расшифровка слова «арабеск». Именно в единственном числе. Наш великий знаток русского языка этим понятием определял арабский орнамент, украшение лепнины в архитектурном деле, чаще всего на фасадах домов. Позднее появилось и ещё одно определение слова «арабески», уже во множественном числе. Словарь иностранных слов так расшифровывал это второе его значение: собрание небольших литературных или музыкальных произведений. (Толковый словарь иноязычных слов. М. 2000 г.). Именно в этом, втором значении и использовал слово «арабески» Николай Гоголь.

В 1835 году в Санкт-Петербурге в двух частях вышел в свет сборник под таким вот, Ваня, заголовком: «Арабески. Разные сочинения Н. Гоголя». В этот сборник помимо гениальных повестей «Портрет», «Невский проспект», вошли 13 статей по вопросам литературы, эстетики, архитектуры, искусства, истории и другим темам. Почитай, Ванёк, уверяю тебя – не пожалеешь! Каким прозрачно-чистым, сочным и глубоко-лиричным русским языком написаны все эти произведения! Так сегодня никто уже не пишет, да, если б и захотел написать – не напишет. Время другое, ритм жизни иной, мысли совсем совсем не те.

Процитирую, Ваня, хотя бы концовку гоголевского предисловия к этому сборнику, она, эта концовка, очень созвучна моему роману-исследованию, моему душевному состоянию, в котором я пишу свое произведение. Вчитайся, Ваня, в текст мастера: «Я должен сказать о самом издании: когда я прочитал отпечатанные листы, меня самого испугали во многих местах неисправности в слоге, излишности и пропуски, происшедшие от моей неосмотрительности. Но недосуг и обстоятельства, иногда не очень приятные, не позволили мне пересматривать спокойно и внимательно свои рукописи, и потому смею надеяться, что читатели великодушно извинят меня». 1834-1835. (Н.В. Гоголь. Статьи. 1831-1847. Собрание сочинений в восьми томах. Том 7, стр. 18).

Обрати внимание, Ваня, «недосуг и обстоятельства» не позволили автору более дотошно отредактировать текст статей и других материалов. В аналогичной ситуации нахожусь и я. Вал событий, обстоятельства места и времени так плотны и столь спрессованы, что и мне просто недосуг «вылизывать» свои тексты. Полагаю, Иван, ты поймёшь меня правильно.

Есть такой литературный приём – контрапункт. Это когда повествование развивается от одного напряжения сюжета к другому, своего рода по синусоиде – то выше, то ниже по накалу мысли и чувства. Великим мастером контрапункта был Федор Михайлович Достоевский.

Крупнейший литературовед XX века Михаил Бахтин, тоже репрессированный, проживал где-то в Костроме или Твери показал и доказал, что все романы Достоевского подчинены законам контрапункта. Я, конечно, крайне далёк от сопоставлений с ним, но и мне хотелось бы воспользоваться таким именно способом. Начал я свой роман с протуберанцев мысли, потом принялся «по-научному» рассуждать о евреях, о политических обстоятельствах, о парламентаризме в России, на другие темы. Теперь, в концовке, хочу снова вернуться к контрапункту, взять ноту повыше.

Недавно, будучи в Белграде, я встречался с Дмитрием Китсикисом. Мне его представили как ученого из Канады. Оказалось, что он из Канады, но по происхождению француз, а родом из Греции. И разговор с ним получился очень полезным. У нас совпали почти все позиции. Он, видимо, изучал мои работы, много обо мне слышал. И мы договорились увидеться в Канаде, когда я туда приеду в ближайшее время. Но главное - это взгляды на политическое развитие общества, демократии в Европе, в Азии, в целом мире. У него есть идея о возникновении новой цивилизации. Он считает, что по Библии Бог выбрал определенный народ для своего покровительства. Таким народом был еврейский. Но поскольку евреи не признали Иисуса Христа, он лишил их звания избранного народа. И Дмитрий Китсикис считает, что именно православные могут стать новым богоизбранным народом. Новая общность может возникнуть благодаря новым источникам социально-политической активности. И здесь наши взгляды совпали. Я ему тоже в ответ сказал, что планирую обратиться к руководителям православных стран создать православный коридор, из Москвы до Афин, через Минск, Киев, Кишинев, Бухарест, Белград, Софию, Афины. Мы все получаемся соседями, все страны православные. И это могло бы быть основой нашей солидарности, единства. Оказание помощи друг другу и в экономической сфере, и в политической, моральной да и в военной.

Я направил автобус с нашими русскими ребятами, человек 40, как раз по этому коридору, чтобы они могли пообщаться с представителями общественных организаций православных стран. Обратились бы к депутатам православных стран. И в Белграде я повстречался с депутатами новой левой, с национальным уклоном, партией Румынии, с Минском отношения хорошие. Нужно найти партнера в Киеве, в Кишиневе. В Белграде есть наш партнер - В. Шешель, руководитель Сербской радикальной партии. И Афины. Сегодня там еще прозападное правительство, проамериканское. Но народ Греции пожелал референдума, чтобы решить вопрос положительно и указывать в паспортах в Греции принадлежность к православной религии. А я недавно в письме к президенту России обратился с предложением придать Православию статус государственной религии.

И мы вычленили составляющие будущего союза или общности людей, в который могли бы войти две трети человечества. Это те православные страны, о которых я сказал: Россия, Белоруссия, Украина, Молдавия, Румыния, Югославия, Болгария, Греция - 8 стран. На юге России - Иран, Ирак, которые также стремятся к хорошим отношениям с Россией и в экономической области, и даже в военной. Это Индия - наш главный стратегический партнер в Азии. И у меня были встречи с индийскими коммунистами, журналистами и другими представителями политических кругов Индии. И они тоже желают этого союза. И наконец, Китай, он должен осознать, что ослабление России, а тем более ее крушение может привести к тому, что Китай будет следующим, последним объектом посягательства Запада, по разрушению полнокровных государств и созданию набора мелких враждующих этнополитических образований, которыми легко управлять. То есть новый вид колониализма.

Америка, Запад, мировая закулиса стараются поссорить православный мир с мусульманством, ослабить эти две структуры на планете, попытаться дальше расчленить Россию, потом Китай. Стравливают Индию с Пакистаном. Неспокойная, враждебная, экстремистская обстановка в Афганистане. Возможная война в Средней Азии. Продолжение конфликта на Кавказе. Втягивание в это Турции. То есть создать ситуацию хаоса и борьбы всех друг с другом. И при этом выигрывает только Америка. Она руководит планетой. Она получает свои дивиденды. Так это все можно поломать. Вот основа того, чтобы в будущем было создано новое сообщество. Это как раз 8 православных стран, от России до Греции. Это на юге ряд мусульманских государств, антиамериканской направленности - Иран, Ирак. И великая Индия. У нее огромное население, больше миллиарда. И она нам выгодна. У нее и антимусульманские настроения, поскольку угроза ее существованию это Пакистан и Бангладеш. И это противовес Китаю, с его огромным населением и опасностью демографической экспансии у нас на Дальнем Востоке. И сам Китай, который может войти в эту орбиту. И тогда мы получаем две трети человечества, объединенных, имеющих единое пространство, и территориальное, и экономическое, и правовое, и моральное, и духовное.

Мы можем все эти факторы объединить. И две трети человечества получат все, что им надо. Необходимый массив населения: Китай, Индия и православные страны - это около 3 миллиардов человечества. И часть мусульманского мира в лице Ирана, Ирака и ряда других стран, возможно, и Турция к этому союзу присоединится, и Афганистан с Пакистаном. Пакистан может превратиться в Пуштунистан; Джаму и Кашмир, спорные территории, отойдут к Индии. И закончится вражда у Индии на западе со своим соседом. И все вместе мы успокоим Среднюю Азию, Кавказ и получим новое, совершенно новое сообщество, без коммунизма, без фашизма.

Это новая стратегия, XXI век. Это не шахматная доска Бжезинского, где он пытается в угоду американским интересам расчленить мир, составить какие-то конфронтирующие части лишь с одним исходом - польза для Америки, экономическая и морально-политическая, военная. А мы создадим совершенно новое. И это реально.

И экономика. Мы же можем друг другу помочь с инвестициями, помочь сырьем. Всё это есть у России, у Индии, у Китая, у наших балканских друзей. Останется лишь доурегулировать отношения с Украиной, подправить ситуацию в Молдавии, в Румынии, затихнет военная конфронтация на Балканах. И мы получим все в лучшем варианте. Вот прекрасный исход борьбы, уже без классовой основы, национальной, религиозной. Наоборот, используя религиозный фактор, когда православные государства могут использовать Православие для гуманизации наших стран и нового импульса во внутренней солидарности народов православных. Это рывок в будущее. И мусульманские страны пережили этот Ренессанс, и политика Хомейни в Иране, или политика С. Хусейна в Ираке, и ситуация в Афганистане, в Пакистане. Всё один к одному ложится с тем, чтобы в ближайшие 10-20 лет такое сообщество было бы организовано.

Наконец, еврейский вопрос. Те, кто иногда думали под влиянием чуждой пропаганды, что ЛДПР обладает какими-то антисемитскими настроениями, а тем более я, они должны понять, что это заблуждение. Мы должны в еврейском вопросе найти правильную позицию. Часть мирового еврейства боится, что Америка когда-нибудь откажется от помощи Израилю, и Израиль, оставшись один в окружении враждебных государств, может погибнуть. Шестая арабо-израильская война в октябре 2000 г. подтверждает это. Поэтому есть национал-патриотические силы и в израильском обществе, и в еврейских общинах во всех странах мира. И мы можем тоже часть еврейства перетянуть на свою сторону.

Наконец, не надо забывать о росте антиамериканских настроений в Германии, Франции, Британии, Бельгии, в ряде других европейских стран, поскольку они недовольны гегемонией США и тем, что им самим приходится расплачиваться за бездумную политику США, приведшую к большому количеству беженцев, мигрантов со стороны Турции, курдов, албанцев на территории европейских стран. Национальная политика, партия Ле Пэна и его соратников, партия доктора Фрая в Германии и его соратников, наконец, победа Хайдера в Австрии, политика радикальной партии Шешеля в Югославии, наконец, ЛДПР в России - все это может быть и политической основой будущего сообщества, когда национал-патриотические партии могут объединить свои усилия. И вот составляющая будущего сообщества:

- объединение православных стран, используя религию как фактор цементирующий;

- национал-патриотические тенденции в некоторых европейских странах;

- курс России на союз с Ираном и с Ираком;

- стратегический партнер в Азии - Индия;

- приобщение Китая к этому союзу;

- использование части мирового еврейства в пользу этого союза.

Все эти слагаемые позволят сформироваться новому сообществу, куда войдет огромное количество стран, почти две трети населения. И Америка ослабнет к этому периоду. Антиамериканские настроения возобладают во всем мире. То есть Америку ждет то же самое, та же участь, которая постигла Наполеона, Гитлера, советских коммунистов, - отторжение как бесперспективная тупиковая политика. А это будет благовременный фактор и безболезненный, безбоязненный, удобный для всех нас. Сможем создать уютную обстановку в Европе и Азии.

Я уже не говорю об антиамериканских настроениях в Латинской Америке. То есть Америка столкнется с враждебным окружением по всей планете. 5,5 миллиардов людей будут ненавидеть эту страну. И внутренние распри, внутренние проблемы приведут к тому, что однополярный мир закончится. Мы снова будем жить в многополярном мире, в котором православный коридор во главе с Россией будет играть заметную роль, а может, и главенствующую. А союз с Индией и Китаем позволит сцементировать эту ситуацию и добиться преимущества, чтобы больше никто не диктовал свои условия и не провоцировал конфликты на нашей земле. Это хорошие идеи. И я вижу, как эти идеи овладевают умами многих политологов, ученых, журналистов в самых разных странах. И это нас всех вдохновляет, поскольку действительно может быть создано новое.

Вот как раз православный мир мог бы стать таким центром этого нового, была бы доказана его богоизбранность, при том, что православные народы много страдали. Наконец, они смогли обрести свою нишу, укрупнить свои страны, еще выше поднять и так высокую культуру. Всё это осознают массы. Они будут подтягиваться к этим идеям. Политические партии, опирающиеся на эту новую идеологию, смогут завоевать большинство в своих странах, в парламентах, в исполнительной власти. Мы двигаемся вперед. Впереди действительно светлое будущее. Но не в узкой формуле, как это задумали коммунисты (и это легко обрушилось в России в 91-м году), не в узком националистическом духе (как это пытались сделать немецкие фашисты, тем более применяя насилие).

Большая ошибка была фашистов и коммунистов - это антисемитизм. Мы больше не должны повторять эту ошибку. И построить нормальные отношения и с Израилем, и с мировым еврейством, в целом с евреями, проживающими почти в каждой стране. И тогда мы все вместе достигнем успеха. Тогда мы действительно построим гармоничный мир, действительно граждане, личность станут выше, чем государство, чем цивилизации, чем чьи-то экономические монополии, чьи-то корыстные интересы. Мы сможем победить преступность, коррупцию, мафию, которая кое-где господствует, особенно в России.

То есть мы все на пороге рождения новой цивилизации, имя которой трудно назвать, сформулировать, но составляющую которой мы раскрыли. Итак, мы все должны дружить, уважать, любить. Это заповеди Христа, это были принципы морального кодекса строительства коммунизма в СССР. И все народы испытали жуткие войны, столкновения, противоречия на геоэтнополитической основе. Поэтому все устали, больше не хотят, больше не верят они. И национал-патриотизм в новой форме, в мягкой форме. Отрицание антисемитизма. Опора на религии без фанатизма. Решение экономических проблем в пользу большинства, а не меньшинства. Создание среднего класса во всех странах мира. Всё это обеспечит нам в будущем стабильность и процветание. И давайте будем вместе трудиться в этом направлении.

Всё бы это вдохнуло жизнь. Люди бы чаще встречались и лучше бы узнавали друг друга. Всё бы это создало хороший стимул для развития евроазиатской цивилизации. Люди бы смешивались не путем миграции и путем вынужденного переселения по политическим причинам, или миллионы беженцев вследствие вооруженных конфликтов. А был бы общий труд - это была бы модель «евроазиатского коммунизма», когда действительно был бы создан третий социальный слой, средний класс, когда не было бы очень бедных и очень богатых. А всё было бы в срединном варианте. Различие шло бы по талантам, чтобы наслаждались достижениями всех евроазиатских спортсменов на олимпийских играх и в залах звучала бы музыка, песни. Мы бы видели эстрадное искусство, а не слышали сводки о захвате заложников, о терроре, о гибели людей, о тяжелейших условиях жизни на нашей славной планете. Вот движение вперед. Вот задачи, которые поставил перед своими сторонниками XII съезд Либерально-демократической партии России. Вот почему нужна многопартийность, ибо КПСС, зациклившись на строительстве коммунизма, не могла дать уже второе дыхание стране. Наличие других партий позволяет, делает возможным творческое осмысление происходящего и движение по разным направлениям, хорошую конкуренцию, соперничество, постоянно действующие политические торги, спор мозгов и появление лучшего путем свободных выборов.

Мы все это должны регулировать, чтобы исключить всякое насилие, обман, мошенничество, ложь, фальсификацию. То есть остановить негатив и внимательно следить за позитивом, чтобы чрезмерный позитив вновь не превратился в негатив. Ничто не исчезает в этом мире. Всё превращается из одного вида материи в другой. Все мы смертны, и у каждого своя дорога к храму, своя дорога к собственной могиле. И сзади путь пусть будет устлан у всех у нас цветами, радостью, иногда слезами, восторгами, удачами и неудачами, болезнями, выздоровлениями - всем-всем, чем наполнена жизнь человека, от первого крика в родильном доме или коммунальной квартире до последнего вздоха в чужой больнице, в многоместной палате, в доме-интернате для престарелых.

Я представляю, как это будет со мной… Идет процессия, и везут на кладбище, в дешевеньком деревянном гробу умершего старца, который долго прожил, хорошо прожил, мучился и скитался, наслаждался и радовался своим победам. Но день расставания пришел. Это случилось 20-го марта 2036-го года.. Больше он уже ни о чем ни говорил, ни мечтал, ни стонал. Путь окончен. А другие идут, и это вечный процесс. Одни приходят, другие уходят. Все мы пассажиры на этом земном поезде. И едем в разных вагонах. И разное обслуживание. И поезд тянется в безмерном пространстве и в безвременных параметрах. И одни пассажиры выходят из поезда, а другие в это время уже спешат на посадку. Это вечное колесо истории человеческой жизни.

Демократия – то, как она понималась в ХХ веке, - обречена. Мы ее знаем с древнегреческих времен, из истории нашего Новгородского вече. И она была хороша на том или на последнем историческом этапе нашей дороги жизни. А сегодня демократия в тупике, как и экономика Запада. Почему? Потому что в любой политической системе происходит самопожирающий процесс. Западные демократы настолько преуспели в пропаганде своих идей, что вырастили собственное поколение, которое хочет реально соответствовать этим стандартам. То есть когда-то Запад изобрел проблему прав человека с тем, чтобы доказывать, что в социалистическом лагере во главе с СССР нарушаются права человека, нет необходимой свободы, но, доказывая это, Запад волей-неволей должен был давать реальную свободу своим гражданам. И выросло поколение, которое считает, что эти стандарты являются правилом жизни, мерилом всех ценностей в западной культуре. Но тогда они должны дать эти права всем, кто прибывает в их страны, в противном случае начинается разложение западного общества чужаками, мигрантами. Но если снять все препоны на пути развития демократии и создать все условия для развития личности всех, то это также ведёт в тупик.

Демократия западного образца в конечном итоге заставляет главный элемент этой системы США переходить к силовым действиям, начинать войны, вооруженные конфликты. Сегодня вся планета оккупирована американскими войсками. Они стоят в США, в Южной Корее, их было много на Филиппинах. Они долго воевали во Вьетнаме. Они провоцировали военные режимы в Пакистане. Они готовили боевиков в Афганистане. Они провоцировали Турцию на роль жандарма Ближнего Востока. Они помогают Израилю. Они вторгались в африканские страны, в последний раз это было в Сомали. Они совершали военные перевороты во всей Латинской Америке. Они оккупировали Европу, американские войска в Германии, в Боснии, в Косово, кругом американские базы. Разве это страна демократии? Это страна-агрессор. Это самая страшная страна на планете Земля, пострашнее наполеоновской империи, гитлеровского режима, страшнее Мао Дзедуна, Сталина.

Поэтому и создаются условия для Ренессанса Православия, ибо западно-христианская цивилизация на пороге гибели. Они больше ничего не могут. Они иссякли. Путем истязания выжали из себя все возможные соки и обессиленные, даже приправленные русскими женскими телами, даже с пересаженными органами от русских детей им в их больные европейские организмы, использующих цветное население для самых грязных работ, в том числе для размножения, западная цивилизация все равно пришла к своему загниванию.

То, о чем писал Ленин, что империализм - последняя стадия капитализма, что это - капитализм загнивающий, паразитический, умирающий, - это был правильный вывод и оценка. Но сроки были определены неправильно. Именно 100-150 лет спустя таким станет капитализм. А в тот период, когда о нем писал Ленин, у него еще был потенциал для собственного развития. Ошибка во времени. Сейчас бы Ленину проводить реформы в Советском Союзе вместо Горбачева. Тогда бы мы добились сногсшибательного успеха. То есть нам подсунули Ленина и большевиков на 100 лет раньше срока. Вот почему коммунистический режим был опасен для нас. Нанёс вреда не меньше, чем татаро-монгольское нашествие. Монголы 300 лет держали нас в зависимости. Но даже в условиях монгольского нашествия Россия развивалась не хуже. А вот 100 лет коммунистического режима нанесли не меньше вреда, чем 300 лет монгольского рабства. Поэтому сегодня мы должны опереться на Православие.

В Греции прошёл референдум, в ходе которого греки хотят заставить свое правительство указывать на удостоверениях личности, паспортах вероисповедание с коротким обозначением «грек - православный». То же самое нужно сделать и нам в России. Мы убрали пункт «национальность», «социальное положение» и прочие атрибуты советского режима. Теперь давайте для подъема и полного равенства введем понятие «православный гражданин России». И всем будут указывать в паспортах вероисповедание - православный, мусульманин, иудей, буддист и т.д. И тогда 90 процентов граждан России запишутся как православные. Это и будет база для единения.

Не движение «Единство» под руководством тувинца Шойгу и калмычки Буратаевой, а единство православного русского народа вместе с другими православными народами, соседями по православному коридору, от Москвы через Минск, Киев, Кишинев, Бухарест, Белград, Софию, Афины! Вот наш путь, товарищ Путин, путь возрождения православия, путь Ренессанса православной культуры, путь к храмам православным, от монастыря к монастырю дорогой предков.

И у нас не было бы практически никаких границ, никаких таможен. Единое гражданство и действие всех документов на всей территории нашего нового восточного блока. Короткое название - Восточный блок. И можно вернуть прежнее название СССР - Союз свободных социалистических республик.

Это звучало бы вновь на весь мир, и общий гимн был бы у нас, и общая программа для вузов, и постоянные свои олимпиады, и молодежные фестивали, и фестивали искусств, и ученые могли бы совместно разрабатывать те проблемы, которые волнуют нас всех: и здоровье, и продовольствие, и воспитание нового поколения. Мы можем, мы должны это сделать. И ЛДПР могла быть тем небольшим политическим винтиком, который скрепил бы механизм создания этого нового великого союза. ЛДПР - партия патриотов. У нас короткий лозунг. Демократы-патриоты. И короткие призывы - честь, достоинство, закон, свобода, и многопартийность, и многоукладность, и многополярность, то есть всё, для всех и всегда. Три буквы В. В3 (в кубе) - всем, всё, всегда. Короткий лозунг-призыв Либерально-демократической партии России, председателем которой я являюсь уже 11 лет, и трижды привел свою партию в новый русский парламент, нижнюю палату федерального собрания - Государственную Думу, заместителем Председателя которой я являюсь уже год. И я уверен, что пройдет еще несколько лет, и возможно, в будущем составе Государственной Думы в 2004 году, в январе, большинство новых депутатов будущей нижней палаты, а может, и единственной (нам выгодно прийти к однопалатному парламенту) изберут меня Председателем Государственной Думы.

Вот так всегда было в моей жизни. Я хотел стать президентом, но пока не стал. Трижды был кандидатом, занимал 3-е и 5-ое места. Я хотел быть министром, но не стал. Но я стал заместителем Председателя Государственной Думы. Это та должность, о которой я никогда не думал. Ее не было в моих карьерных планах политической направленности. А тем более, если я буду избран когда-то Председателем Государственной Думы, может быть, это как раз та самая моя ниша, заняв которую, я принесу максимум пользы и для России, и для будущего восточного блока, ибо мой опыт, моя образованность, мое умение налаживать отношения между людьми разных цивилизаций, востоковедческое образование (а мы стремимся на юг и в Азию, где в основном, действуют принцип и концепция восточных цивилизаций) - все это позволило бы мне сделать то, чего не смогли сделать при царе в четырех Государственных Думах, не смог сделать Рыбкин в 5-ой Государственной Думе, не смог сделать Селезнев в 6-й и 7-ой Государственной Думе. Может быть, 8-ая Государственная Дума с 2004 по 2008 годы сможет сделать то, чего не сделали все парламенты России вместе взятые, ибо к этому подвигает нас история.

Сегодня уже другой экономический порядок в мире. И начинать с га земли путем его фиктивной обработки или строительства машинотракторной станции, маленького завода - это не вдохновит миллионы и миллионы. Распашка целинных земель и строительство БАМа, Атоммаша - тоже уже сегодня непозволительно. Тем более было ошибочным распахивать земли. Эти деньги нужно было вложить в те сельскохозяйственные регионы России, которые уже производили много товарной продукции, много хлеба. Но засевшие враги, пятая колонна, верхушка власти, специально делали все, чтобы советский режим все вывозил из Центральной России на окраины, там распахивал земли, там строил города, метрополитены, высотные здания, закатывал дороги асфальтом и бетоном, территорию облагораживал, и все за счет Центральной России. А потом эти куски хорошо обустроенной земли были отделены в 91-м году. И Россия оказалась обделенной, искромсанной, изуродованной страной. Это еще одна мерзопакостная деталь из советского режима, когда не только миллионы убиенных, миллионы пострадавших от режима, но и в экономической сфере - все было сделано так, чтобы в худшем положении после искусственного распада СССР осталась Россия.

То есть коммунизм - это было средство борьбы с русским народом. И этого не может понять Зюганов, Селезнев, Лигачев, Илюхин и все остальные нынешние и прошлые руководители КПСС, КПРФ и других прокоммунистических структур - Анпилов, Андреева, Шейнин и пр. Этого мы им не можем простить никогда. Фашизмом легче переболела Западная Европа, чем этим страшным коммунизмом в российской модели, навязанной нам в 17-м году. И до сих пор они у власти. 91-ый год - это был звоночек в их гробовую дверь. Но прошло 10 лет - и они все еще находятся у власти, все еще большинство руководителей России - это выходцы из КПСС. Поэтому нам нужна декоммунизация страны, как была проведена денацификация Германии, освобождение от наследия нацизма - фашизма. И пока в кадровой политике мы не проведем линию, при которой руководящие посты не будут занимать члены КПСС, особенно партийная номенклатура, мы будем слишком медленно развиваться, и даже откатываться назад.

Так вот, Иван, в экономике нам нужен прорыв, взлет. И вот предложение - принять энергичные шаги по созданию мировой транспортной компании, под названием Локур, по созданию транспортной магистрали от Лондона до Курил. В этом проекте могут участвовать 27 стран. И вместо конфликтов мы бы с вами построили всемирную железную дорогу, евроазиатский автобан и новые морские пути, каналы и тоннели. В основе евроазиатской железнодорожной магистрали может лежать Трансиб вместе с БАМом. Но у Бреста заканчивается широкая колея. Немцы готовы эту широкую колею проложить до Гамбурга. Через этот порт проходит огромный оборот грузов для всей Европы и Америки. И дальше пропустить до Па-де-Кале, до входа в тоннель под Ла-Маншем. Самый последний отрезок - вложить широкую колею в самом туннеле и подойти к вокзалу в Лондоне.

С восточной стороны уже строится тоннель, с дальневосточного побережья на север Сахалина. По Сахалину уже проходит широкая колея железнодорожного пути. И с южной оконечности Сахалина на японский остров Хоккайдо, через самый узкий пролив Лаперуза, мы перебрасываем широкую колею на японские острова. И дальше - отрезок до Токио. И эта железная дорога могла бы соединить Лондон и Токио через Сибирь. Представляете, идут поезда с пассажирами и товарняки с контейнерами от Лондона до Токио, без остановки, без пересадки, без перевалки грузов. А параллельно мог бы идти автобан. Немцы предлагают построить автобан от Берлина, через Варшаву, Минск, до Москвы. Дальше Москва могла бы построить его до тихоокеанского побережья. Каждый участок строила бы область, которую пересекает автобан. Вот это и был бы взрыв в экономике России, создание новых мощнейших мировых транспортных коммуникаций. Доведение широкой колеи до Лондона и до Токио, параллельный автобан, день и ночь шли бы грузы из Азии в Европу и Америку. Это было бы на треть, а то и в два раза короче дорога и соответственно дешевле.

В этом проекте могли бы участвовать миллионы и миллионы граждан, ибо каждая дорога потянет строительство жилья, больниц, магазинов, всего обустройства вдоль этого пути. Но дальше морские пути есть еще. Иран предлагает (и это реально) построить канал из Каспийского моря в Персидский залив. И тогда суда из Индийского океана могли бы через этот канал проходить в Каспийское море, разгружаться в Астрахани. И это был бы толчок к развитию всего Нижнеповолжского района. Далее грузы следовали бы по железным дорогам России все в том же направлении, на север, на восток, на запад. И опять это дало бы работу и жизнь огромному пространству. 27 стран могут участвовать в этом проекте: Франция, Британия, Германия, Польша, Белоруссия, Украина, Россия, Китай, Япония, Корея, Иран, Ирак, Турция, Азербайджан, Армения, Грузия и т.д.

Есть еще один отрезок мощного железнодорожного пути евроазиатского направления - широкая колея доходит до Душанбе. Небольшой кусочек афганской территории между Таджикистаном и Индией мог быть обменен на другую часть в Таджикистане. И тогда Таджикистан и через него Россия вышли бы напрямую с границей с Индией. И широкая колея могла бы опоясать собой всю Евро-Азию, мощный континентальный массив, включающий в себя территорию и народы двух материков – Европы и Азии.

Мы все хотим жить в гражданском обществе, мы все устали от любой дискриминации, нам надоела вся эта военная истерия, войны, революции, беженцы, заложники, насилие, террор. Пора остановить это сумасшествие. Когда-то мы остановили монгольские орды, потом остановили шведов, немцев, поляков, турок, боремся сейчас с американцами, с НАТО. И наступит время, когда с террором будет покончено на планете, ибо все мы, европейцы, и американцы, и азиаты - все мы хотим более надежной жизни. Коммунистам не удалось. Это была хорошая идея - советский народ. Сплав был бы хороший.

В СССР родилось 22 миллиона людей от межнациональных браков. Имеется в виду, когда отец одной национальности, мать - другой. И это можно было бы усилить и ускорить в новой нашей цивилизации. И стимулировать. Например, квартира. Вступили представители разных национальностей в брак - даем однокомнатную квартиру. Родился первый ребенок - двухкомнатную. Второй - трехкомнатную. Наконец, третий ребенок (и это последний раз стимул) - даем четырехкомнатную квартиру. То есть бартер, даем вещами. Это самое лучшее для семьи - иметь крышу над головой. Таким образом, трое детей - это максимум на что можно рассчитывать, надеяться и пропагандировать. Больше трех - это будет китайский вариант, перенаселенность. А вот трое детей, два мальчика и девочка, самый раз. И стимулом этой семьи должно быть жилье, потому что деньгами стимулировать - это может вызывать инфляцию, использование денег не по назначению. А жилье уже трудно использовать не по назначению.

Молодые всегда нуждаются в этом, чтобы у них была отдельная крыша над головой, отдельный дом. И тогда это позволит им жить отдельно, самостоятельно, никому они не будут мешать, им никто не будет мешать. Вот мы и создадим нормальный социальный процесс, когда не будет деградации, не будет депопуляции, то есть уменьшения населения, не будет враждебности, не будет мигрантов, переселенцев и пр. То есть учесть все ошибки всех государственных образований прошлого, когда они не сумели сплотить население.

Никогда нельзя решить всех проблем, все равно они будут оставаться. И не ставится цель именно навсегда разрешить все то, что волнует человечество. Но создать нормальные спокойные условия, чтобы господствовал талант, чтобы человек оценивал себя и других по личным качествам, а не по принадлежности к классу, к нации, к религии, к социальной группе. Только личность. И все мы согласимся: Да, личность сильнее государства, ибо государство будет такое огромное, такое в то же время незаметное, что именно гражданин будет сам играть главную роль, мы все будем понимать, что наши права должны реализовываться, что государство на страже именно наших с вами прав - жить, работать, отдыхать, лечиться, учиться, быть в безопасности.

А это есть то, к чему мы все стремимся. И тогда мы не будем замечать минусов, не будем давать негативную оценку различий между нами, мусульмане ли, православные, индуисты, кришнаиты, буддисты, лютеране, протестанты, белые, черные, цветные, горцы, жители равнины и т.д. Это все будет уже в прошлом. И оценивать будем друг друга на олимпиадах. Может, в Греции восстановить, чтобы именно там каждые 4 года встречались лучшие спортсмены планеты, на одном и том же стадионе, на тех же площадках, в одном климате. Они могли бы каждые 4 года показывать, кто выше, сильнее, быстрее. А во всех концертных залах всей планеты они на эстраде радовали бы друг друга. И мы бы наслаждались, слушая прекрасные мелодии, прекрасные слова все лучших песен планеты.

И нас было бы, может быть, 10 миллиардов новых прекрасных землян и не было бы страшных экологических проблем, мы бы дышали более чистым воздухом, пили бы более чистую воду, имели бы нормальный вес и нормальную продолжительность жизни. 100 лет должен жить человек, тогда он испытает счастье и радость. А если он живет в России сегодня 60 лет, это обидно нам. И эти 60 иной раз проходят в муках и страданиях. И мы должны, наконец, подправить нашу географию и биографию, чтобы было меньше мрачных страниц, меньше холода, меньше голода.

Не могут утихнуть бонапарты, гитлеры, карлы двенадцатые, чингисханы, мао дзедуны, сталины. Всем хочется управлять планетой. Но даже и в этом желании есть актив и есть пассив. Сталин был пассивный, Гитлер был активный. Сегодня Америка агрессивная, а Китай пассивный, хотя любые желания управлять, господствовать могут быть в чем-то обоснованными. Это стремление к совершенству. А иначе как достигнуть прогресса? Спортсмен тоже желает быть первым. А это и есть господство в спортивном мире. Художник желает, чтобы его картина была лучше, - это тоже господство в мире художников. Писатель хочет, чтобы его книгу покупали все - это тоже господство в мире писателей. Я был бы счастлив, если мою книгу «Иван, запахни душу» покупали бы во всех странах.

Вот в Финляндии можно социализм построить или коммунизм, в крайнем случае в Японии, там острова. Но на нашем безвременном пространстве, 11 часовых поясов, какой коммунизм! Нам бы только от феодализма избавиться, кругом еще феодалы да крепостные, рабство да заложники. Надо ж такое подсунуть. Вы, говорят, светлое будущее построите. Как маются церковники? Они же не боятся обманывать людей. Они говорят: сейчас мучаешься, но грешил, наверное, ну не получается. Все мы не без греха. Все мучаемся. А вот потом, на том свете, в загробном мире, все будет хорошо.

Но люди понимают, что нет никакого загробного мира. Но вдруг что-нибудь там есть? Может, действительно душа перемещается, как черви под землей в пространстве, в царстве подземном. И человек не злится на церковь, понимая, что она в этой жизни ничего не обещает. А коммунисты-простачки, русские, конечно. Немцы и венгры до этого не додумались все-таки. Обещают, прямо дату назвали точную - 1980 год. То есть уже 20 лет живем при коммунизме. Какой хер коммунизм?

Помню, убил птичку (ехал куда-то под Москвой я с очередной проверкой партструктур). Как всегда, ружьишко с собой. Шарахнул - и улетела, ворона, то ли галка. Упала. Подхожу - а в клювике у нее червячки. Вот. До сих пор не забуду. Я до сих пор помню, как своих первых козочек 40 лет назад держал, кроликов, голубей, собак. Все сам держал, с нуля, никто не помогал, бесплатно их доставал, сам травку им рвал да листочки, веточки с деревьев. Все так вот делал. Жил по-христиански.

Я вспоминаю родителей, свою матушку. Даже сегодня ехал по южной части Сербии, опять вспомнил ее. И опять вспомнил, что не дал того, что мог ей дать. Помню, кроссовки достал. Она просила себе. А я отдал Игорю, ему было лет 13, тогда они были в моде, их было мало. А она хотела, для нее это было последней радостью надеть кроссовки. А я думал: Ну что? Старуха, женщина. Какие кроссовки ей? Не мог понять, что ей тоже хочется быть молодой. Сколько бы ни было лет, человеку хочется надеть что-то новое, тем более когда он слышит вокруг разговоры об этих вещах, о новой одежде. И помню: мама просила, чтобы больше денег я ей выделял на питание. И тоже я не понял. Мне казалось: наплевать, какая пища. А она чувствовала приближение смерти, и ей хотелось получше попитаться в последнее время. И опять я не понял. И не хотелось ей ни в какие санатории. А я доставал все путевки. Цель-то у меня была, чтобы она отдохнула, а с другой стороны, одному побыть.

Тяжело взрослому мужчине проживать в одной квартире со старушкой матерью. Я много ей сделал, а в то же время иногда думаю, можно было еще что-то сделать. Но не успеваем мы, не успеваем помочь друг другу, даже самые близкие. Я отца вспоминаю. Почему я Америкой недоволен? Потому что она украла у меня отца. Он туда уехал, Вольф Исаакович Эйдельштейн. И Америка закрыла от меня отца. Где он? Просил помочь разыскать его следы. Искали, вроде бы нашли, что с 46-го по 50-й годы не было в списках приехавших в Америку под фамилией Эйдельштейн. А в 51-м году вроде бы прибыл в Америку из Европы гражданин по фамилии Эйдельштейн с девочкой пяти лет. Это совпадает с данными отца. Он мог в Варшаве с какой-то женщиной сойтись, родилась девочка. И может, с ней он наконец в 51-м году и прибыл в США. А может, следом и жена его новая могла приехать, а может, он и не женился второй раз, ибо у него не получалось счастья в личной жизни. Но где он, мой отец? Ведь он и до сих пор, может, жив. Ему сейчас уже могло бы быть 93 года. Он родился в 1907 году. Но Америка украла отца, в России я потерял мать, и не сложилась личная судьба с женой.

Но я и счастливый очень, поскольку самый свободный политик планеты, могу говорить обо всех, обо всем и всегда, везде, все то, что я хочу. Никто этого не может, кроме меня. За Зюгановым - К.Маркс, За Явлинским - США, за остальными - трусость, слабость, карьера внутри капээсешного скафандра. Лишь я самый свободный политик. Объехал всю планету, везде, и Си-эн-эн, и Би-би-си, и всем другим мировым агентствам, всем журналистам, всем политикам, всем президентам говорил то, что я хочу, то, что я знаю, то, что я могу. Но в личном плане так и не оказалось рядом со мной той любимой женщины, о которой я мечтал всю свою жизнь. И если она завтра появится, то рождение ребенка или брак с ней не вызовет той радости, что в молодости, уже не будет нужного восприятия, нет той радости, нет ничего этого.

…Сегодня я один. Одна большая кровать, пустая, полный холодильник, который мне не хочется открывать, полный бумажник денег, стоят внизу машины, сопровождение с мигалками, везде меня ждут, угощают. А хотелось бы, чтобы сейчас рядом сидел сын. Но он не поехал со мной сюда, и даже в Канаду не хочет ехать. Может быть, таким и был мой отец, Вольф Эйдельштейн? Сын мой пошел в деда, и внешне, и по характеру. Не любит публичности, не любит общаться, не любит проводить, присутствовать на днях рождения. Наверное, таким же аскетом был мой отец. Во внуках повторяются дедушки. И вот я вижу на примере Игоря портрет своего отца. И думаю: а вдруг он еще жив? А вдруг он мне позвонит в Москву когда-нибудь и скажет: Володя, вот пришло время, и я хочу снова увидеть тебя.

В последний раз он видел меня летом 46-го года. 54 года назад. И это не сказка, это может быть. Поэтому я и не люблю Америку, укравшую отца. Поэтому не люблю коммунистов, из-за них ушли из жизни многие мои родственники раньше срока. И наслаждаюсь, как вольный стрелок, как свободный охотник, иду по планете и делаю то, что я хочу. И бегут ко мне журналисты, или, наоборот, им запрещают у меня брать интервью.

Человек должен перестать быть скитальцем, перестать питаться на свалках, замерзать от холода, умирать от голода, погибать от пуль, быть рабом, крепостным, хотя где-то еще это происходит, в том числе и на моей Родине - России. То, что я люблю, то, что я хочу, чтобы имя моей Родины было золотыми буквами написано на всех политических картах мира: Россия, от Балтики до Камчатки, от Мурманска до Персидского залива. Родина, большая Родина, свободная Родина, без фашизма, без коммунизма. И чтобы колокола русских церквей, призывы православных священников раздавались бы на трети планеты и чтобы мы с уважением относились и к мусульманам, и к буддистам, и к индуистам, и к католикам, к протестантам, лютеранам, и к язычникам.

Одна у нас вера - вера в человека, гордого, любящего всех окружающих и не мечтающего о революциях и реформах, ибо за ними всегда кровь, война, насилие. Оставьте в покое человека на планете Земля. Европейцы мы, азиаты мы, африканцы мы, американцы мы, но мы люди. И мы хотим просто быть самими собой. Не лезьте к нам в душу, не пакостите рядом с нами. Оставьте нас в покое. Мы все хотим тишины. Но не на кладбище, а в парках и бульварах наших прекрасных городов, на завалинках наших деревень. Мы сами выберем себе жилище, работу. Мы сами позаботимся о своем здоровье. Но мы все уже стали другими, мы перестали быть стадом, и нам не нужны пастухи.

В Пскове последний русский царь подписал отречение от престола 1 марта 1917 года. Можно ли его за это почитать? Думал ли он о будущем? Кому он передал власть? В результате пала Российская империя. Коммунисты сдали Советский Союз. Разделили незаконно страну. Разве нельзя их только уже за это назвать политическими бандитами?! Демократы все разворовали и всех обдурили. Разве нельзя их за это презирать?!

Итак, царь – плохой, коммунисты – еще хуже, демократы – еще отвратительнее. На кого же надеяться? Кого ждать? Где он – спаситель? Народ русский! Назови своего пастуха!..

Все, кто правили Россией сто лет, были слабые, трусливые, немощные, неспособные, не понявшие роль России, которая не может быть слабой, не может слишком демократичной, не может быть без армии, она погибнет. Россия может быть только лишь как сильное государство, с авторитарным режимом, с мощной экономикой и армией. Этого не поняли большевики, меньшевики, коммунисты и демократы наши с 90 по 99 гг. Но это понял я.

Я - единственный из всех политических деятелей это понял и уверенно поведу свой корабль к победе. Я стану во главе этого государства. И это будет «третье дыхание» России. При Петре I - это был первый взлет. При коммунистах - это был второй взлет. Мы вышли в космос. И третий взлет будет при мне с 2010 по 2030 гг. Новая Россия с Интернетом. С мощным подводным флотом. С новыми источниками энергии. С новыми транспортными магистралями - от Курил до Лондона будут идти поезда без остановки, без перевалки грузов. И трубопроводы, и газопроводы, и нефтепроводы. Мы опутаем связью всю страну и вся наша связь будет через спутники. Мы всех, всех заставим уважать Россию православную, Россию авторитарную. Царь устал, коммунисты устали, демократы не смогли, я смогу. Я – Владимир Жириновский!

Ну и в самом конце – политический десерт. Коммунизм приравнять к фашизму. Ленина и Сталина объявить государственными преступниками. Ленина выкинуть из мавзолея, сжечь и прах захоронить по месту рождения. В Петербурге нельзя: нечего поганить вторую столицу. Волгоград, Ульяновск, Киров переименовать соответственно в Царицын, Симбирск и Вятку. Памятники Ленину все убрать. Написать новые учебники истории.


Глава 7. Скромное обаяние русского либерализма | Иван, запахни душу |