home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Интерлюдия VII

То, что Света умерла, она поняла, едва прочитав ту слащавую статью в газете. Света умерла. Она даже и плакать не стала, ведь покойники не плачут. Конечно, в газете была сплошная ложь, но основные факты там хоть и извратили до неузнаваемости, но не скрыли. А факты были таковы: баба Лена умерла, мама лишена родительских прав и находится в тюрьме, квартиру бабушки и комнату в коммуналке, где Света прожила всю свою жизнь, у них отобрали.

Бежать из золотой клетки было бессмысленно. Бежать Свете стало некуда и не к кому. Она теперь одна, совсем одна. И что же ей делать? Вариант остаться с Занирой и покорно исполнять её извращённые прихоти Света даже и не рассматривала. Смерть казалась ей не в пример более предпочтительным выходом из положения.

Повеситься? Это Света может, верёвку из простыни сделать она способна.

Нет!! А Занира, эта тварь? Она ведь не огорчится ничуть, а просто купит себе новую девочку. Значит, Свете нужно сделать так, чтобы та огорчилась. Лучше всего, конечно, было бы убить её. Но Света понимала, что физически Занира гораздо сильнее её, а никакого оружия страшнее столового ножа Света в квартире не нашла. А что ещё, как ещё Света может посильнее нагадить Занире? Что, кроме собственного тела, любит эта сволочь? Ответ — деньги. Конечно, деньги. Деньги и вещи. Угу.

Подходящего момента Света ждала два дня. Второго шанса ей никто не даст, это она понимала, а потому бить нужно сразу, сильно и без предупреждения. Все эти два дня Света готовилась, проводя в квартире Заниры осторожную разведку, аккуратно узнавая, что и где у неё лежит. Наконец, момент показался Свете подходящим.

Три часа дня. Утренняя смена прислуги разошлась по домам, а вечерняя ещё не пришла, и Света на время осталась с Занирой в квартире вдвоём. И тут Света подошла к ней, показала каталог одежды, и сказала нежным голоском, что хочет вот это себе. «Вот это» было абсолютно прозрачной ночной рубашкой и чулками в тон к ней. Всё — розового цвета.

Света до этого с Занирой почти не разговаривала, ограничиваясь односложными ответами на её вопросы. И то, что Света сама заговорила, первой, Заниру искренне порадовало. А когда она увидела, что именно просит у неё Света…

Словом, двадцать минут спустя Занира уже ехала на своём джипе к ближайшему, круглосуточно работающему, секс-шопу. Больше всего её волновал вопрос, удастся ли там найти комплект, подходящей Свете по размеру. А то Света не крупной вовсе была девочкой.

Света же улыбнулась, проводила Заниру, и удовлетворённо послушала, как та закрыла за собой дверь. Ключей от двери у Светы не было, сбежать она никуда не могла. Да, открыть дверь Света не могла, зато могла закрыть её. Что девочка немедленно и сделала, она закрыла входную дверь на щеколду, теперь открыть её снаружи стало невозможно, даже с ключами. Не существует ключей от щеколды. А дверь входная у Заниры была хорошая, толстая и тяжёлая, открывалась наружу. Наверное, грабителей опасалась. И снаружи открыть такую дверь ой как не просто. Её, наверное, и гранатомёт не возьмёт, бронированная дверь-то.

А потом Света прошла в кладовку и достала из угла заранее припасённый ею молоток. Очень хороший молоток, советского производства, с чёрной от старости, но ещё прочной деревянной ручкой. Даже не молоток, а, скорее, небольшая кувалда.

Света подошла к работающему в зале телевизору с огромным экраном. Там какое-то длинноволосое существо среднего пола, в очень яркой маечке с цветочками, распевало похабную песню. Света плотоядно так улыбнулась и с огромным наслаждением с размаха врезала старой советской кувалдой в центр экрана. Существо исчезло в облаке осколков, вой прекратился.

Это была её единственная атака, девочка это понимала. И бить нужно наверняка. Всё равно Света уже умерла, чего ей терять-то? И она громко запела любимую дедову песню:

Ты взойди, взойди, солнце красное,

Над горой взойди, над высокою,

Над дубравушкой, над зеленою,

Над урочищем…

Вообще-то, изначально Света хотела поджечь квартиру и устроить пожар. То, что она сама при этом неминуемо сгорит, её не волновало ничуть — ведь она же всё равно умерла, так какая теперь разница? Но, к её глубочайшему сожалению, средств для разжигания огня Света в квартире Заниры не нашла. Плита на кухне у неё была электрическая, а сама Занира хоть и курила, но зажигалка у неё отрытого огня не давала, да и всё равно ту зажигалку Занира унесла с собой.

Ну, раз квартиру поджечь не получается, придётся разрушить всё, что только возможно. Сначала, конечно, Света уничтожила все деньги, какие только нашла. На самом деле, денег было не так уж и много, просто на текущие расходы, но всё равно Света рвала над унитазом и частями спускала в него пятитысячные рублёвые и пятисотевровые купюры минут двадцать.

Звонок в дверь. Ещё звонок. Ещё. Опять звонок, очень-очень настойчивый. Свете это надоело, она подтащила к входной двери табуретку, забралась на неё и двумя мощными ударами своего маленького молота заставила дверной звонок навсегда замолчать. Вот, так-то лучше. И пусть теперь Занира как хочет, так дверь и открывает, а Света направилась в её кабинет.

Добра молодца, как Степана свет

Тимофевича, по прозванию

Стеньки Разина.

Сейф. Открыть сейф. Нет, Света сейф Заниры не откроет, тут ей не поможет даже старенький советский молот. Кодовый замок. Единственное, что Света смогла сделать, так это изуродовать механизм для набора кода, после нескольких мощных ударов молота он как-то жалко перекосился и его намертво заклинило. Да, сейф Света не открыла, до его содержимого не добралась. Но и Занира тоже сразу не откроет его, ей придётся этот сейф резать, а потом ещё и покупать себе новый. А сейф-то тоже денег стоит, да и немалых.

Дальше Света прошла в зелёную гостиную. Ой, сколько работы тут! Столько посуды, и всё-всё это нужно разбить! И тогда Света пошла на хитрость. Действительно, зачем всё бить самой, достаточно просто выбросить в окошко, оно само упадёт и разобьётся.

Конечно, окно можно было бы и открыть, но зачем, если у Светы в руке такой замечательный молоток? Капиталистическое стекло высшего качества не выдержало столкновения со старой советской сталью. От первого же удара молотом стекло брызнуло осколками на улицу. Вот, а теперь в разбитое окно можно выбрасывать посуду, картины, часы, компьютеры, телевизоры и вообще всякие хрупкие, но дорогие вещи. Замечательно.

Ты взойди, взойди, красно солнышко,

Обогрей ты нас людей бедных,

Добрых молодцев с Дона Тихаго.

А это ещё что? Ой, какая гадость! Света и не знала, что у Заниры в её спальне есть целые залежи журналов для гомосеков. Фу! Так много! Тут за несколько лет журналы собраны, она что, читает их? Или картинки смотрит? Два мужика целуются на обложке. А это… женщины, мужчины или не пойми кто? А что они в таких трико обтягивающих, да ещё и разноцветные все, как радуга? Гадость. Да, ну!!

Йййэхх!!

Света выбросила в только что разбитое ею окно целую стопку таких вот журналов для «нетрадиционных». А потом ещё одну. И ещё, сразу все не могла донести — тяжело.

А потом Света подумала: «Пожар — это хорошо, но нет спичек. А если наводнение?». В то, что в таком доме, где она сейчас находилась, может жить хоть относительно честный человек, Света не верила абсолютно. Людей, кто может честно заработать себе на такую квартиру, можно пересчитать буквально по пальцам. Из ныне живущих, Света смогла вспомнить лишь одного человека, достойного жить в таком дворце — это Билл Гейтс. Наверное (даже наверняка) были и другие, но Света смогла вспомнить только его.

Но, как-то маловероятно, что на нижнем этаже живёт сам Билл Гейтс. Скорее следует ожидать, что там какой-нибудь директор, прокурор, генерал или другой вор обитает. Поэтому Света без колебаний подошла к всё ещё работающей (март месяц) батарее центрального отопления и принялась с силой бить ту молотом по сварному шву, до перекрывающего воду крана.

На четвёртом ударе шов треснул, и из него тоненькой струйкой брызнула горячая вода. После шестого удара струйка превратилась в струю, а восьмого шов не выдержал, вода полилась потоком. И перекрыть воду невозможно в квартире, нужно отключать весь стояк!

Света так изуродовала все батареи, пусть Занира чинит теперь как хочет и разбирается с соседями снизу. А Свете всё равно, она умерла. Наверное, в ванных комнатах тоже следует так разломать всю сантехнику?

Стучаться во входную дверь уже давно перестали, так как то бесполезно было. Сейчас ту дверь чем-то пилили, пытаясь открыть. Но откроют её ещё не сразу, время есть, дверь прочная. Света ещё успеет расколоть молотом всю сантехнику и порвать трубы. Пусть будет потоп!

И девочка уверенно направилась в сторону лиловой ванны, громко распевая:

Ах, не воры мы, не разбойнички,

Стеньки Разина мы работнички,

Есауловы все помощники…


( написано Леной) | Пионер Советского Союза | ( написано Леной)