home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Интерлюдия K

(а в это время в замке у шефа)


[18.10.1940, 13:00 (брл). Берлин, Рейсканцелярия, совещание с участием фюрера]

— …услышали достаточно. Прежде чем принять окончательное решение по этому вопросу, я бы хотел узнать ваше мнение, господа. Сидите, сидите, — рейхсканцлер встал со своего кресла принялся прохаживаться по кабинету, заложив руки себе за спину. — Пожалуй, начнём с нашего доблестного флота. Редер?

— Мой фюрер! — рывком поднялся с места и вытянулся главнокомандующий кригсмарине. — Мой фюрер, честно признаюсь, что по состоянию на данный момент германский флот не может обеспечить уверенное форсирование Канала сухопутным силам. Более того, даже если десантная операция увенчается успехом, Канал всё равно спустя несколько дней или даже часов будет блокирован Гранд Флитом. Наши войска на Острове неминуемо окажутся отрезаны от снабжения и, как следствие, уничтожены либо пленены. Начинать операцию «Морской лев» сейчас — безумие. Она обречена на провал.

— А если всё же достроить «Графа Цеппелина» и ввести его в состав кригсмарине? Это как-то улучшит наши перспективы?

— Улучшит, безусловно, но незначительно. Англичане всё равно будут качественно сильнее нас на море, силы же подводного флота в десантной операции практически бесполезны.

— Предположим, чисто теоретически, что в операции «Морской лев» помимо кригсмарине на нашей стороне будет участвовать крупное иностранное соединение надводных боевых кораблей, включающее в себя два линкора, два крейсера и полтора десятка эсминцев. Ваш прогноз?

— Вы, конечно, имеете в виду итальянцев, мой фюрер. В отношении них я полон пессимизма. Даже если они как-то протащат свой флот мимо Скалы, им ещё нужно будет обогнуть Европу, чтобы соединиться с нами. Причём Остров огибать им придётся с севера, в Канале их лоханки утопят однозначно. И даже если они каким-то чудом это и сделают, то всё равно дойдут их линкоры в таком состоянии, что ни о каком участии в боевых действиях не может быть и речи. Да и не верю я, что они дойдут. Вообще-то, не верю, что даже выйдут, им не пройти мимо Скалы.

— Предположим, флот как-то дойдёт, причём без потерь и вообще не сделав ни единого выстрела по дороге. Тогда как?

— Тогда… Если достроить «Графа Цеппелина», поторопиться с вводом в строй «Тирпица», и если эти сверхудачливые итальянцы согласятся на единое командование… что ж, я берусь возглавить такой объединённый флот, для него операция «Морской лев» уже будет иметь решение. При условии, что Британии не помогут американцы.

— А если помогут?

Редер молча разводит руками.

— Ваши предложения, адмирал? — спрашивает фюрер?

— Согласиться на вариант графа, он не из худших. Победить Англию на море сейчас мы не в силах. Я за мир, мой фюрер.

— Я понял Вас, адмирал, садитесь. Но у Рейха ведь есть не только морской флот но и воздушный. Давайте послушаем, что нам скажет его командующий. Удет?

— Мой фюрер! — встаёт генерал-полковник Люфтваффе, — после провала, иначе не скажешь, Битвы за Британию, после той бойни, которую Королевские ВВС устроили нам в небе над Лондоном, я крайне пессимистично смотрю на возможность поставить Англию на колени силами только лишь авиации. Нужно смотреть правде в глаза, мой фюрер, ставка на авиацию тактической поддержки сухопутных войск и применения средних бомбардировщиков для решения стратегических задач была ошибочной. В этом есть и доля моей вины, ведь это я отстаивал именно такою точку зрения. Решением стратегических задач должна заниматься стратегическая авиация, теперь я понимаю это. Рейху нужен новый дальний тяжёлый бомбардировщик.

— То есть, авиация бессильна?

— Авиация не в силах выиграть эту войну за всю армию, мой фюрер.

— А что Вы в силах сделать, Удет?

— Люфтваффе обеспечат поддержку с воздуха кригсмарине в Канале и наших десантных частей на берегу Острова. Возможно ограниченное десантирование с воздуха, большего обещать я не могу. Захватить господство в небе мы сможем лишь после захвата вермахтом британских аэродромов на Острове. Вот тогда да, тогда мы превратим Лондон в кучу щебня, силами одной лишь наземной ПВО англичанам нас не остановить. Но это произойдёт только после того, как наши танки ворвутся на их аэродромы, не ранее.

— Благодарю за честный ответ, генерал. Значит, Вы считаете, нам следует согласиться с предложениями островитян, я верно Вас понял?

— Да, мой фюрер. Я за мир.

— Садитесь. Фон Браухич?

— Мой фюрер, Вы знаете моё мнение, — встаёт главнокомандующий сухопутных войск. — Я категорически против войны на два фронта, это авантюра! Если прежняя установка на близящуюся войну с Россией верна, то однозначно нужно заключать мир. Если война с Россией откладывается, то нужно, либо решительно усилить нашу группировку в Африке, либо, опять же, заключать мир. В успех «Морского льва» я не верю, это тоже авантюра.

— Так значит, мир?

— Армия выполнит любой приказ, но моё мнение — либо мир с Англией и война с Россией, либо, если условия мира не устраивают, мощный удар в Африке, захват Суэца и Ирака с возможным выходом к Индии по суше.

— Благодарю Вас. Доктор Геббельс?

— Министерство пропаганды выполнит любой приказ.

— Продолжение войны с Англией?

— Поддержим и обоснуем.

— Мир с Англией?

— Поддержим и обоснуем.

— Война с Россией?

— Поддержим и обоснуем.

— Союз с Англией?

— Поддержим и обоснуем.

— Война с Италией?

— Поддержим и обоснуем.

— Понятно. А Ваше личное мнение по существу вопроса, доктор? Война или мир?

— Я воздерживаюсь. Повторю, министерство пропаганды выполнит любой приказ.

— Хорошо. Рейхсфюрер?

— Категорически против мира, — встаёт сияющий новенькими петлицами рейхсфюрер СС. — Я совершенно уверен в том, что штурм Острова имеет чисто военное решение, нашим морякам и лётчикам не хватает какой-то малости, сущего пустяка, чтобы добиться решительного преимущества как на море, так и в воздухе.

— Это какого же пустяка? — не удержался и с места спросил адмирал Редер.

— Например, совершенной системы дешифровки. Что будет, если ваш штаб, адмирал, сможет свободно читать абсолютное большинство сообщений британского военного флота? Если приказы их адмиралтейства подводным лодкам Вы станете получать одновременно с командирами этих лодок? Если данные о проведённой авиаразведке британской авиацией Вы получите в тот же момент, когда их принесут британскому адмиралу? А?

— Звучит заманчиво. Заманчиво и нереалистично. Хотя в таких условиях я мог бы побороться с Гранд Флитом даже наличными силами. Тогда их удары всегда будут наноситься в пустоту, в то время как наши — по их самым больным местам, по кошелькам. И тогда, несмотря на общее превосходство Гранд Флита над кригсмарине, у нас обычно будет локальный перевес в каждой частной операции, а их флот будет впустую жечь топливо, пугая рыб. Но… читать британские коды… Вы серьёзно, Мюллер?

— Абсолютно. Это возможно. Шифровальщики гестапо уже почти закончили разработку необходимых методик, не хватает сущей малости — достаточно быстродействующих автоматических вычислителей, но и эта проблема может быть решена в ближайшем будущем, и вот тогда, тогда…

— Такие системы дешифровки были бы крайне полезны и в сухопутных войсках, трудно переоценить их значение, — с места говорит фельдмаршал Браухич. — Особенно, в свете возможной войны в следующем году с Советской Россией.

— Господин фельдмаршал, — отвечает Мюллер, — в случае войны с Советской Россией я бы предложил Вам исходить из того, что подобные системы дешифровки у русских будут тоже. Вполне возможно, они у них уже есть, пусть и в крайне ограниченном количестве. И тогда ни один, подчёркиваю, ни один постоянный шифр не может считаться надёжным, все критически важные сообщения придётся передавать, используя лишь разовые шифры.

— Это невозможно! Вы представляете, какой объём информации приходится передавать штабу даже дивизии?! А армии?! Физически невозможно всё это шифровать разовыми шифрами!

— Ничем не могу Вам помочь, — разводит руками Мюллер. — В утешение скажу лишь, что подобные системы дешифровки могут быть только у русских, причём в очень ограниченных количествах. Возможно, их пока что нет даже и у русских. Но. Вот в случае войны с Россией Сталин практически наверняка такую систему взлома шифров получит, исходите именно из этого.

— Но…

— Перестаньте, господа! — останавливает намечающуюся перепалку фюрер. — Новейшие системы дешифровки, при всей их важности, не тема этого совещания. Сейчас я хотел бы узнать мнение собравшихся по основному, принципиальному вопросу: война или мир? Итак, Мюллер?

— Война. Мы победим.

— Спасибо. А что по этому вопросу думает глава нашего министерства иностранных дел? Профессор, Ваше мнение?

— Я хоть и недавно занял кресло рейхсминистра, — начинает говорить, вставая с места, профессор Хаусхофер, — однако, твёрдо убеждён в отсутствии необходимости заключения мира с Англией на предложенных нам условиях. Безвременная трагическая кончина господина Риббентропа не позволила мне нормально принять у него дела по его министерству, но это не мешает мне утверждать, что…


( написано Леной) | Пионер Советского Союза | ( написано Леной)