home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История шестнадцатая,

из которой мы узнаем о слоне, о том, что звери пришли к Змеиному царю за помощью, а также о том, что ведьма катается на роликовых коньках


Засыпайка в рыбацкой деревне

— Садитесь, пожалуйста, — Змеиный царь показал на подушки, разложенные у трона.

Гости приготовились слушать.

— Эту слоновью историю уже никто не помнит, — повторил Змеиный царь, — но вы должны ее услышать.

— Несколько сот лет назад Прунта-Прулла время от времени занималась разбоем. Темными осенними ночами она разжигала огонь в бухте Чертова острова, усаживалась на прибрежный камень, пела и заманивала проходящие корабли на рифы. В то время Чертов остров был известен еще как Розовый остров и носил это имя по праву. Там росло множество кустов шиповника, и летом островок выглядел как цветущий сад. Потом, когда корабли один за другим стали налетать на рифы, моряки решили, что здесь замешан сам старый черт. Они начали обходить Розовый остров и прозвали его Чертовым. Все самые ценные вещи с разбившихся парусников Прунта-Прулла перетащила к себе в пещеру. Она заполучила тонкие шелковые ткани и воздушные кружевные платки, украсила себя драгоценными камнями и золотыми ожерельями.

— И все для того, чтобы понравиться тебе? — с жаром спросила Майли.

— Она же глупая. Тщеславная и глупая, — Змеиный царь уклонился от ответа. Очевидно замечание Майли ему было не по душе.

— А слон? — с нетерпением спросил Мати, — откуда Прунта-Прулла взяла слона?

— Это случилось однажды темной августовской ночью. Мимо наших берегов шла красавица шхуна, которая везла дары князя из далекой Южной страны властителю Северных стран. Там были кофейные зерна и какао, жемчуга и кораллы, поднятые со дна моря. Был там и невиданный в этих краях зверь — молодой слоненок.

По обыкновению Прунта-Прулла и в ту ночь зажгла свой обманный огонь и уселась петь на камень. И когда красавица шхуна подошла совсем близко к береговым камням, ведьма начала свистеть и высвистала ветер. Поднялась буря, которая выбросила шхуну на рифы. С большим трудом команде корабля удалось доплыть до берега в спасательной шлюпке. Вдруг капитан увидел, как маленькая толстенькая бабенка прыгает по кораблю и жадно складывает в передник жемчужины и коралловые ожерелья.

— Слушай, бабка, — крикнул капитан, — по какому праву ты хватаешь наш товар?!

— По береговому праву! — засмеялась ведьма. — Чья земля, того и товар! Что вы лезете на мои камни! Брысь отсюда!

Тут моряки сообразили, с кем имеют дело. Они развернули спасательную шлюпку и что было сил стали грести в открытое море. Проходившее мимо судно взяло их на борт.

А ведьма продолжала буянить на корабле. Слона она поначалу и не заметила, потому что он, убаюканный долгим морским переходом, дремал возле мешков с кофейными зернами и сам был похож на большой серый мешок.

Парусник постепенно погружался в воду.

Когда волны окатили спину слоненка, он очнулся и ступил с утопающего корабля прямо в море. Вода едва доставала ему до живота, и он спокойно вышел на сушу.

— Ах ты, моя крошка! — воскликнула Прунта-Прулла, повязала слону на ногу голубую шелковую ленту и, как овечку, повела обитателя джунглей к себе в чащу. Ведьма кормила его черникой и морошкой, молодыми сосновыми побегами, сушеными грибами и медом лесных пчел, и серый гигант стал ее домашним животным.

— А зимой? Что стало со слоном зимой? — заволновался Мати.

— Поначалу Прунта-Прулла хотела, чтобы слон погрузился в спячку. Но этого он не умел. Тогда с приходом холодов ведьма превратила слона в камень, потому что с камнем мороз ничего не сделает. И летом, когда по лесу ходят люди, ведьма тоже превращает своего любимца в камень, чтобы его никто не заметил.

— Хотела бы я видеть, как ведьма разъезжает на слоне! — с придыханием сказала Майли.

— Можно пойти посмотреть на слона? — попросил Мати.

— Если вам этого очень хочется, — слегка обиженно отозвался Змеиный царь. — Но, может быть, вначале вы осмотрите мой дворец?

Однако из осмотра дворца ничего не вышло, потому что пришел страж еж и доложил, что посланцы лесных зверей просят Змеиного царя принять их.

Вскоре они уже стояли у трона: уж, утка-синешейка, белка и косуля.

— Какая забота привела вас ко мне? — спросил Змеиный царь.

— Большая забота! Наша общая беда! Страшное несчастье! — наперебой заголосили послы. — Помоги нам!

— Говорите по одному! — приказал Змеиный царь.

Засыпайка в рыбацкой деревне

Первым слово взял уж. Он был со Змеиным царем одного племени и потому чувствовал себя во дворце чуть более уверенно, чем остальные.

— Они осушают болота и вытаптывают подлесок, — пожаловалась красивая черная змейка, и белые пятнышки на ее затылке от гнева пожелтели. — Нам больше негде жить!

— Они осушают наше родное озеро! — пожаловалась утка-синешейка, и блестящие зеленовато-синие перышки у нее на шее тревожно встопорщились. — А мои детки еще не умеют летать — я не могу с ними убежать!

— Они вырвали с корнем дерево, в дупле которого спали мои мохнатики! — заплакала белка и попыталась хвостом утереть слезы. — Как мы будем теперь жить на голой земле — нас сожрет лисица!

— Они уничтожают лес. А как жить без леса! — прошептала косуля и из ее больших глаз глянула безбрежная грусть.

— Кто? — потребовал ответа Змеиный царь.

— Слон! — простонал уж.

— Прунта-Прулла! — крякнула утка.

— Прунта-Прулла со своим слоном! — фыркнула белка.

— Слон со своей Прунтой-Пруллой! — вздохнула косуля.

И в ту же минуту издалека донеслись глухие толчки и трубный голос слона.

— Что еще выдумала эта ведьма? — рассердился Змеиный царь.

— Она делает из леса гладкую площадку, — проскулила белка.

— Чтобы кататься на роликовых коньках, — грустно объяснила косуля.

— Что-о?! — взревел Змеиный царь. От ярости он позеленел и постепенно стал превращаться в змею. Одна сверкающая корона еще подтверждала его царское происхождение.

Засыпайка в рыбацкой деревне

Засыпайке стало жутко.

— Где же моя волшебная шапка? — проговорил он дрожащим голосом.

— У ведьмы на голове! — прорычал Тупс.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю! Я зубами ухватился за невидимую колдунью. А потом она улетела.

— Что же ты сразу не сказал! — рассердился Мати.

— Да вы же не дали мне говорить! Видите, это все, что мне досталось. — И Тупс положил к трону Змеиного царя кусок материи, украшенный перьями, который остался у него в зубах, когда песик ловил засыпайкин запах.

— Сссмотри-ка, сссмотри-ка — это кусссок платья Прунты-Пруллы! — прошипел Змеиный царь.

— Значит моя шапка сейчас на ведьминой голове! — жалобно сказал Засыпайка. — Невидимая ведьма в лесу! Это ужасно!

— Пошшшли! — сказал Змеиный царь. Он соскользнул с трона и с невероятной скоростью выполз в дверь.

Странная компания появилась в лунную ночь на лесной просеке. Впереди всех летела утка-синешейка. За ней, извиваясь, следовал Змеиный царь, который от великого гнева все время менял окраску. Его желтые глаза освещали дорогу, как автомобильные фары. По пятам за Змеиным царем полз уж, с ветки на ветку прыгала белка, а следом шли наши друзья — Мати, Майли, Засыпайка и Тупс. Замыкала процессию косуля. Она следила, чтобы никто не отстал и не заблудился. И это было очень мило с ее стороны, потому что бедный Засыпайка со своими крохотными ножками никак не поспевал за остальными. Вскоре устал и Тупс, и Мати сунул его за пазуху. Но взять за пазуху Засыпайку детям было не под силу. Тогда на помощь пришла косуля, и Засыпайка, гордо восседая у нее на спине, думал:

— Какая удивительная штука — жизнь! Никогда не угадаешь, что принесет тебе новый день!

Наконец добрались до цели. Синешейка опустилась на мох возле Змеиного царя, уж предупреждающе прошипел: «Тс-сс!» — и все застыли на месте.

Зрелище, которое открылось их глазам, действительно поражало: посреди гладкого, как стол, поля (слон втоптал стволы деревьев в землю и превратил их в паркет!) скользила маленькая толстая ведьма Прунта-Прулла. Она кружилась на роликовых коньках необычайно ловко и проворно, вертелась на одной ноге, делала замечательные прыжки и повторяла одну и ту же комбинацию шагов. Не было никаких сомнений — ведьма репетировала танец на коньках! Наконец она остановилась и, тяжело дыша, вытерла лоб пучком мха.

Слон, который тихонько стоял рядом, зачерпнул хоботом воду из ручья, подошел к хозяйке и облил ее освежающей влагой. Ведьма пыхтела и нежилась — можно ли было найти лучший душ в лесной чаще.

Змеиный царь потрясенно молчал.

И тут ведьма заметила, что за ней наблюдают. Ее злой взгляд метнулся по краю леса.

— Что уставились! — прохрипела она. — Брысь! Это мой каток!

Но вдруг Прунта-Прулла преобразилась: она поняла, что два желтых луча, которые держали ее в кругу света, принадлежат не кому иному, как самому Змеиному царю!

— О, кого я вижу! — защебетала ведьма. — Какая честь! Сам повелитель! Добро пожаловать! Сейчас, сейчас я исполню для вас свою произвольную программу! — вслед за этим она повернулась к слону и нежным голосом попросила:

— Ну, моя Крошка, давай покажем, на что мы способны!

Засыпайка в рыбацкой деревне

Слон поднял хобот и протрубил сигнал к началу. Вслед за этим серый гигант стал исполнять роль оркестра. Правой передней ногой слон выбивал на пне барабанную дробь, его задние ноги топтались в резвом ритме, хоботом он ударял старым продавленным ведром о ствол дерева, издавая к тому же звук тромбона — это был потрясающий лесной джаз!

А Прунта-Прулла сияла и щебетала. Ее нисколько не смущало то, что после недавнего душа она насквозь промокла, и с ее наряда ручьями текла вода. Она гоняла на роликовых коньках по паркету из деревьев, делала круги, пируэты, вертелась волчком, летала стрелой и закончила свое выступление безумно смелым сальто: подпрыгнула, перекувыркнулась в воздухе и красиво приземлилась.

И вот она, задыхаясь, стоит перед Змеиным царем и ждет аплодисментов. Но Змеиный царь от негодования стал темно-лиловым.

— Ты вссе-же думаешшшь, что делаешшшь? — разъярился он.

— Я танцую на роликовых коньках! — гордо объявила ведьма.

— Танцуй сссколько твоей душшше угодно, — прошипел Змеиный царь. — Только не трогай лессс!

— Но мне нужна площадка! — невинно смеясь, объяснила Прунта-Прулла. — Не могу же я кататься по стволам деревьев вверх и вниз! Не могу делать пируэты в кронах сосен!

— Кроме тебя в лесссу живут еще сссамые разные птицы, звери и букашшшки, — Змеиный царь все еще пытался ее образумить.

— А мне какое до них дело! — засмеялась ведьма.

— Ессли ты разоришшшь лес, всссе обитатели лессса станут бездомными, — терпеливо продолжил Змеиный царь.

— А я так хочу! Мне нравится! — выпалила ведьма.

— Лессс нельзя уничтожать! — вскричал Змеиный царь. — Лессс — это сссвятое!

— Видишь — так ты на меня внимания не обращаешь, а сегодня все-таки пришел посмотреть! — торжествовала ведьма. — Значит от строительства катка была какая-то польза! А теперь слушай: если ты хочешь, чтобы я оставила от твоего леса хоть самую малость, возьми меня к себе во дворец!

Майли и Мати испуганно переглянулись: неужели умница Змеиный царь согласится ради спасения лесных обитателей жить вместе с ведьмой?

— Крошка, следующую сосну! — приказала ведьма слону.

Слон медленно покачал головой.

— Ты слышал?! — рявкнула ведьма. — Вытаскивай следующую сосну!

— Не хочу! — сказал слон.

— Ах, так! — крикнула Прунта-Прулла. — Ты меня не слушаешься. Тогда я возьму себе нового слона!

Слон с грустью обвил хоботом сосну, но не выдернул. Ведьма налетела на слона.

И тут Змеиный царь вытянулся вверх во всю длину. Желтый свет его глаз стянулся в два узких, острых, как игла, луча. Этим лучами он буравил ведьму и пытался приковать ее к месту. С другими обитателями леса этот прием всегда удавался — они под взглядом змея сразу цепенели. Но Прунта-Прулла не подчинилась ему.

— Но ведьма же была видимой! — вдруг догадался Мати.

— Вполне видимой! — согласилась Майли.

— Где моя волшебная шапка? — заныл Засыпайка. — Моя волшебная шапка пропала!

— С земляничной поляны она улетела в шапке. Шапка должна быть здесь! — твердил Тупс, который, дрожа, сидел у хозяина за пазухой. Ведьма и огромный слон нагнали на него страха. Охотнее всего он бы целиком спрятался у Мати под курткой. Но песик понимал, что настало его время. Именно сейчас ему предстоит загладить свою ошибку. Во второй раз он не может потерять след волшебной шапки!

Тупс спрыгнул на землю и пошел на поиски запаха волшебной шапки. Нос привел его к маленькой елке.

— Смотри! — воскликнула Майли. — Шапка висит на ветке!

Тупс встал на задние лапы, вытянул шею и попробовал схватить шапку.

— Кыш! Не смей трогать! — закричала Прунта-Прулла, которая повесила шапку на ветку на время своих танцевальных упражнений. — Это моя шляпа! Не смей!

Ведьма налетела на песика, но тот внезапно исчез без следа! Исчез вместе с шапкой!

— Моя шляпа! — завизжала ведьма. — Крошка, ищи мою шляпу! — Слон затоптался на деревянном паркете.

— Он затопчет Тупса насмерть! — испугался Мати.

Но невидимый Тупс от радости так расшалился, что повесил волшебную шапку на хобот слону.

И слон пропал!

Прунта-Прулла тупо смотрела, как на ее глазах слон превратился в собаку!

— Крошка, где ты? Крошка, куда ты делся?! — кричала ведьма. Слон трубил изо всех сил. Но не было слышно ни единого писка.

— Невидимый слон — это довольно опасное явление, — заволновался Засыпайка. — Тупс, неси сюда шапку! Немедленно! — крикнул он.

Куда там — Тупсу нравилась эта игра. Он по запаху нашел волшебную шапку, схватил ее и снова стал невидимкой. И на глазах ведьмы произошло новое чудо: собака превратилась в слона!

— Тупс, не шали! — пожурил Мати своего невидимого любимца. — Неси шапку Засыпайке! Живо!

В то мгновение, когда Засыпайка вновь надел свою шапку задом наперед, песик снова стал видим.

А Прунта-Прулла страшно разозлилась.

— Это все твои проделки! — кричала ведьма Засыпайке. — Я тебе покажу, кто в этом лесу хозяин! — Она разогналась и подлетела к Засыпайке на роликовых коньках.

— Давай, давай, — пробормотал он, быстро стянул шапку с головы и смело посмотрел ведьме в глаза. Теперь у него была, наконец, возможность показать, что он, Засыпайка, не какой-нибудь неудачник, который блуждает по лесу вокруг камня. Он — это он, он может спасти лес и всех его обитателей от большой беды.

Увидев Засыпайку без шапки, Прунта-Прулла почувствовала вдруг непреодолимую тягу ко сну. Роликовые коньки ее больше не слушались, и ведьма в страхе увидела, что мчится прямо на сосну. Она так резко затормозила, что завертелась на месте. И вот уже веки у нее сомкнулись. Она вращалась на своих роликовых коньках и спала. Спала и вращалась.

Засыпайка в рыбацкой деревне

Понадобилось еще несколько секунд, чтобы Змеиный царь вполне овладел собой. Он знал, что один на один ему Прунту-Пруллу не одолеть, но уж спящая колдунья, безусловно, уступала ему в силе! Он встал на хвост, направил свои желтые лучи на ведьму и сказал:

У кого из-с камни ссердце,

Сстанет ссам безглассным камнем!

Сстанет! Сстанет!

Сстанет камнем!

Прунта-Прулла

Здессь засстынет!

Раздался треск. И там, где только что вертелась маленькая пухленькая ведьма, возник круглый серый камень!

Дети, пораженные, молчали. Такое окаменение ведьмы они видели впервые в жизни.

А ставший видимым слон повел себя довольно странно. Он медленно ходил вокруг камня, трогал его своим длинным хоботом и издавал удивительно тоненькие прерывистые звуки.

— Слон плачет, — догадалась Майли.

— Что же с ним будет? — заволновался Мати.

— Сслона отошлем домой, в Южную сстрану, — сказал Змеиный царь. На это слон поднял свой хобот к небу и протрубил так сильно, что у детей по спинам побежали мурашки, а Тупс отчаянно затявкал.

И вдруг слон заговорил!

Засыпайка в рыбацкой деревне

— Не хочу в Южную страну, — медленно проговорил он. — Хочу остаться со своей любимой хозяйкой. Она повязала мне на ногу шелковую ленту, она кормила меня морошкой и сушеными грибами. Она заботилась обо мне — я ее Крошка…

И слон снова заплакал. Его горячие слезы падали на холодный камень, и камень зашевелился. Змеиный царь свернулся в клубок и задумчиво качал своей коронованной головой.

Внезапно у Майли из глаз брызнули слезы.

— Что с тобой? — спросил Мати дрожащим голосом. Они сам чуть не плакал.

— Мне жалко ведьму! — хныкала Майли.

— Мне жалко слона! — признался Мати.

А Тупс, маленький храбрый Тупс, опустив хвост между ног, подошел к слону и в утешение лизнул его хобот.

Змеиный царь все качал своей коронованной головой и внимательно следил за всеми.

Наконец он выпрямился и произнес:

— Не сстоит жалеть Прунта-Пруллу. Она злая. Она губит лесс.

— Она же хотела покататься на роликовых коньках! — Майли попыталась защитить ведьму. — Она же хотела тебе понравиться!

— Она думала вссегда только о ссебе! — прошипел Змеиный царь. — О других она вообще не заботилась!

— Обо мне заботилась, — тихонько вставил словечко слон. — Мы были друзьями.

Змеиный царь с упреком посмотрел на слона.

— И во имя дружбы ты, умный зверь, выполнял каждый безумный приказсс ведьмы!

— Я больше не буду! — пообещал слон. — Я теперь буду думать сам.

— Я тоже больше не буду! — проскрипел камень, оживший от слоновьих слез.

— Прунта-Прулла, выходи! — приказал Змеиный царь.

И вот уже на месте валуна стояла ведьма Прунта-Прулла, но совсем новая Прунта-Прулла — смиренная и покорная.

— Я здесь, — мягко сказала она.

— Ты ссоглассна забыть ссвои злые мыссли? — Змеиный царь требовал ответа. — Ты ссоглассна сстать разумной?

— Забуду! — пообещала ведьма. — Забуду и изменюсь. Ведь теперь у меня есть друг! Мой Крошка — мой друг! Он заботится обо мне!

— Какая странная штука жизнь! — думал Засыпайка. — Даже ведьма не догадывалась, что есть кто-то, кто о ней заботится!

Майли, на которую произвело впечатление спортивное увлечение ведьмы, подбежала к Змеиному царю и прошептала:

— Проселочная дорога совсем гладкая…

— Верно! — Мати поддержал девочку. — Проселочная дорога и все шоссе покрыты асфальтом. Вот это каток!

— Да будет так! — согласился Змеиный царь. — Я не стану разлучать вас. Живите и дальше рядом окаменелыми друзьями. А яссными лунными ночами ты, Прунта-Прулла, можешь кататься на роликовых коньках по шоссе и ездить верхом на ссвоем Крошшке. Но помни: ессли ты еще раз прикосснешшься к лессу или сделаешь другое зло, я превращу тебя в камень навссегда!

— Угу! — ликующая ведьма поднялась на своем весле в воздух и скрылась.

Прошла минута, и со стороны шоссе донесся шум и грохот. Не было никаких сомнений — Прунта-Прулла мчалась по асфальтированной дороге на роликовых коньках!

— Может быть, теперь осмотрим дворец? — напомнил Засыпайка. — Иначе мы не успеем, скоро утро.

Словно в подтверждение его слов луна скрылась за облаком, и звезды, одна за другой, стали гаснуть.

Змеиный царь забеспокоился.

— Друзья, на ссегодня нам нужно расстаться, — с сожалением сказал он. — Как только первый луч ссолнца косснется моего дворца, он превратится в камень. И тогда я не ссмогу попассть домой. Не могу же я целый день бродить по лессу. Маленькие дети и сстарые люди при виде меня исспугалиссь бы до полуссмерти. Прощайте, друзья мои! Сспассибо тебе, Зассыпайка, ты помог мне одолеть, Прунту-Пруллу! Вессь лесс и все лессные обитатели от души благодарят тебя!

Когда первый луч солнца тронул сосновые кроны, Змеиного царя уже не было на поляне. А на месте слона перед детьми стоял огромный серый замшелый валун.

— А как же моя работа! — воскликнул вдруг Засыпайка. — Я же должен был усыпить деревенский люд!

Засыпайка в рыбацкой деревне


История пятнадцатая, в которой в деревне Кясму никто не может заснуть, а к Змеиному царю приходят нежданные гости | Засыпайка в рыбацкой деревне | История семнадцатая, в которой Мати празднует день рождения, на прибрежных камнях разложен костер, а в воде отражаются сразу три Засыпайки