home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История третья,

в которой дождь не имеет значения, Засыпайка знакомится с рыбацким житьем-бытьем и встречает своего коллегу

— Засыпайка, милый, милый Засыпайка! — прошептал Мати. — Как хорошо, что ты меня разыскал! Мне было так скучно без тебя.

— И мне тебя не хватало, — признался Засыпайка.

— И меня тоже, да? — Тупс требовал к себе внимания.

— Тебя особенно, — засмеялся Засыпайка и подхватил Тупса на руки.

— Но теперь все хорошо, — сказал Мати. — Теперь мы снова все вместе.

— Все трое, — подчеркнул Тупс.

Скрипнула дверь.

— Бабушка идет! — предупредил Мати.

Засыпайка живо повернул свою шапку козырьком вперед — и растаял.

— Съезжу в магазин, — сказала бабушка. — А ты, Мати, не печалься, ничего, погода исправится, куда ей деваться!

— Я и не грущу, — сказал Мати. — Для меня дождь больше не имеет значения.

— Вот и молодец, — сказала бабушка, надевая резиновые сапоги и плащ. Потом достала из сарая велосипед, села на него и укатила в магазин.

Засыпайка тут же появился.

— Порядок, — сказал Мати. — Час времени у нас есть.

— Откуда ты так точно это знаешь?

— Никак не меньше часа, — подтвердил Мати. — Или свежий хлеб еще не привезли, или она будет ждать машину с колбасой. Какую-нибудь причину посидеть у входа в магазин и поговорить со знакомыми бабушка всегда найдет.

— А ты тем временем покажи мне дом, — попросил Засыпайка, оглядывая кухню. — Никогда не видел, как живут рыбаки.

Кухня была просторная, приветливая: светлые стены, занавески в сине-белую клетку, плита, украшенная синими изразцами. Вокруг белого стола стояли синие скамьи.

— А зачем над плитой крыша? — полюбопытствовал Засыпайка.

— Туда запахи уходят, — объяснил Мати. — Когда, например, рыбу жарят.

Одна дверь из кухни вела в спальню, другая — в гостиную. Засыпайке захотелось вначале взглянуть на гостиную.

Там стоял мягкий диван, два кресла, столик, книжная полка и телевизор — комната как комната. И еще — ого! — Засыпайка уважительно отступил.

— Мое почтение! — сказал он и низко поклонился.

Засыпайка в рыбацкой деревне

— Кому это ты? — удивленно спросил Мати — кроме них в комнате не было ни души.

— Правителю сей комнаты, — ответил Засыпайка и показал на старое, потемневшее от времени кресло-качалку.

— Откуда ты это знаешь? — удивился Мати.

— Это сразу видно, — ответил Засыпайка. — Смотри, как царственно оно стоит на самом почетном месте — красивом полосатом коврике посреди комнаты. — И какой у него задумчивый, умудренный вид!

— Это кресло-качалка моего прапрадедушки, — гордо заявил Мати. — Он был моряком. И когда приезжал домой, его страшно сердило, что дом вечно стоит на месте. Поэтому он всегда сидел в кресле-качалке. Он в нем качался, прямо как на волнах.

— Это тебе сказал сам пра-пра-пра-и-так-далее-дедушка?

— Что ты, его уже давно нет — утонул вместе со своим кораблем в Южном море. Дедушка Элмар о нем рассказывал.

— Понимаю. Твой пра-пра-пра-и-так-далее-дедушка был дедушкой твоего дедушки Элмара.

— Точно, — ответил Мати.

— Вы позволите? — вежливо обратился Засыпайка к креслу-качалке.

Оно ничего не ответило.

— Молчание — знак согласия, — решил Засыпайка, влез в кресло и сильно качнул его.

— Знаешь, — сказал он, с удовольствием покачиваясь, — теперь и я чувствую, будто волны то поднимают, то опускают меня вместе с кораблем.

— Пошли в детскую, я тебе еще что-то покажу, — заговорщицки произнес Мати и за руку повел друга в соседнюю комнату.

— Какая же это детская! — разочарованно протянул Засыпайка. — Ни одной игрушки.

— А вот и детская, — возразил Мати. — В этом доме дети всегда жили именно здесь — и мой прапрадедушка, когда был маленький, и мой папа, и его брат Томас. Теперь они выросли и приезжают домой только погостить. Мой папа, ты же его знаешь, учится в университете на детского врача, и мама тоже. А дядя Томас сейчас далеко, в Южном море, ловит сардин.

— Классные кушетки, — одобрил Засыпайка, перелезая со второй кушетки на третью. — А почему их так много?

— Здесь спят большие дети этого дома, когда приезжают в гости.

— Ты хотел мне что-то показать, — напомнил Засыпайка.

— А ты найди! — сказал Мати.

— Какую-нибудь игрушку?

— Нет, игрушки на веранде. Там мой уголок. А здесь, в комнате, есть что-то такое, чего ты отродясь не видел.

— Такого вообще нет, — отрезал Засыпайка.

— Смотри! — Мати показал на книжный шкаф.

За стеклом на полке стоял маленький трехмачтовый парусник.

— Думаешь, я не видел таких парусников? — Засыпайка чуть не обиделся. — Да и их столько перевидал — не сосчитать, и в море, и по телеку…

— Но этот парусник ты точно не видел! — с гордостью произнес Мати. — Это «Морская птица». На ней плавал мой прапрадедушка.

— Так на этом паруснике твой пра-пра-пра-и-так-далее и утонул в Южном море?

— Ну да. Это модель «Морской птицы».

Засыпайка вскарабкался на стул, прижался носом к стеклу книжного шкафа, и глаза у него стали круглыми, точь-в-точь как кофейные блюдца.

Засыпайка в рыбацкой деревне

— О-о! — простонал Засыпайка. — О-о! Нет! Этого не может быть!

— Почему не может? Может! — обрадовался Мати. Его сюрприз произвел-таки впечатление.

— Ничего не понимаю, как он оказался в бутылке? Это же невозможно! — воскликнул Засыпайка.

Зрелище и впрямь было загадочным: словно Белоснежка в стеклянном гробу, в большой четырехгранной бутылке покоился трехмачтовый красавец. Желтое стекло бутылки бросало теплый отсвет на белый корпус и паруса корабля. Казалось, «Морская птица» плавно скользит по морской глади в лучах южного солнца.

— Нет! Не понимаю! — волновался Засыпайка. — Как парусник с такими мачтами пролез в узкое бутылочное горлышко?

— Это хитрая штука! — с загадочным видом произнес Мати. — Мой прапрадедушка это умел. Он делал всякие поделки кораблей и самые хитрые помещал в бутылку.

— Он был волшебником?

— Да нет же! — засмеялся Мати. — Он был моряком. В этом доме все были моряками и рыбаками.

Тупс, который тем временем задремал на своей лежанке, вдруг навострил уши, залаял и вильнул хвостом. Мати выглянул в окно.

— Бабушка идет! — предупредил он.

Когда бабушка вошла в кухню, Засыпайки и след простыл.

— У меня для тебя новость, — объявила бабушка и принялась выгружать покупки на стол. — В магазине сказали, что к лесничему приехала погостить племянница, Майли. Вы же с ней в городе соседствуете.

Когда Засыпайка снова появился, Мати сразу заметил, что друг расстроен.

— Слышал — Майли тоже здесь!

— Вот и хорошо, — грустно сказал Засыпайка. — Значит, больше ты не будешь скучать.

— А ты? Ты и не рад?


— Я пошел, — тихо проговорил Засыпайка.

— Засыпайка, останься! Ну прошу тебя, останься! — уговаривал его Мати, и на глаза ему навернулись слезы.

— Не могу. Ну просто никак не могу, — сказал Засыпайка. — У меня сердце разрывается, но оставаться мне нельзя.

— Можно! Я разрешаю. А хочешь — поговорю с дедушкой, поговорю с бабушкой. Они тоже разрешат, вот увидишь!

— Мне нужно идти.

— Но зачем? Зачем тебе уходить?

— Меня ждет моя работа.

— Какая работа? — не сразу понял Мати. — Надо уложить таллиннских детей спать. Не могут же они не спать всю ночь.

А ведь верно! Мати совсем забыл, какая у его друга работа. Значит, опять расставаться? И тут у него родилась хитрая идея.

— Засыпайка, а кто же укладывает детей здесь?

А ведь правда! Об этом Засыпайка и не подумал. В самом деле, кто помогает засыпать кясмуским детям? В растерянности он чесал затылок и даже не заметил, как шапка соскользнула у него с головы, и Мати с Тупсом тут же заснули.

Засыпайка вздрогнул от чьего-то покашливания. Перед ним стоял человечек, похожий на подушку, на животе у него красовались два вышитых кармашка. И если бы на нем не было яично-желтой курточки, а на голове зеленой шапки с козырьком, Засыпайка подумал бы, что видит свое отражение в зеркале.

Засыпайка в рыбацкой деревне

— Ну и шутник же ты! — сказало яично-желтое отражение. — Шутник, да к тому же слишком много о себе думаешь. Неужто ты, братец, и вправду считаешь, что ты единственный Засыпайка на свете? Неужели ты, братец, и в самом деле веришь, что в одиночку успеваешь усыпить детей во всем мире?

— Ты кто такой? — спросил ошеломленный Засыпайка.

— Я — Кясмуский Засыпайка, — произнес яично-желтый человечек с достоинством. — Твой собрат по профессии, коллега.

Ну и дела! — подумал Засыпайка. — Он с интересом разглядывал своего коллегу.

— Послушай, Кясмуский Засыпайка, — сказал он наконец, — у меня к тебе есть предложение.

— Валяй!

— Как бы ты, коллега, отнесся к тому, чтобы на лето поменяться местами — ты потрудился бы в Таллинне, а я — в Кясму? У меня, видишь ли, друг здесь отдыхает…

— Понял, — кивнул Кясмуский Засыпайка и протянул Таллинискому Засыпайке руку.

— Договорились.


Когда Мати очнулся от своего короткого сна, он с радостью заметил, что настроение у Засыпайки улучшилось.

— А у меня сюрприз, — лукаво прищурясь, сообщил Засыпайка.

— Какой сюрприз?

— Угадай!

Засыпайка сиял. Сразу видно — сюрприз очень приятный.

— Ты остаешься со мной, — выпалил Мати наугад, потому что, кроме этого, его сейчас ничего не интересовало.

— Точно, — улыбнулся Засыпайка.

— Ой, Засыпайка, милый Засыпайка! — закричал Мати, но тут же остановился и серьезно спросил. — А как же таллиннские ребята?

— А ты как думаешь, — Засыпайка состроил важную мину и наставительно поднял палец. — Как ты думаешь, Дед Мороз на свете один-единственный?

— Не знаю, — ответил Мати.

— А при чем тут Дед Мороз?

— Как ты думаешь, — продолжал Засыпайка, — успеет один-единственный Дед Мороз за один вечер побывать у всех на свете детей и вручить им подарки?

Об этом Мати никогда не думал.

— Нет, не успеет, — сказал Засыпайка. — На свете много Дедов Морозов.

— А кто же из них настоящий? — заволновался Мати.

— Все настоящие, — заверил его Засыпайка. — Каждый настоящий для тех детей, к которым он пришел. Потому что у каждого Деда Мороза свои дети. И у каждого Засыпайки свои дети. И мы с Кясмуским Засыпайкой поменялись. Теперь я с чистой совестью могу оставаться с тобой.

— И со мной! — тявкнул Тупс.

Засыпайка в рыбацкой деревне


История вторая, в которой идет проливной дождь, дедушка с бабушкой спасают сети, а Тупс летает | Засыпайка в рыбацкой деревне | История четвертая, из которой мы узнаем, что нашли друзья на чердаке, почему Майли стала коком, и как кресло-качалка вылетело из окна