home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИСТОРИЯ ДЕСЯТАЯ,

в которой празднуется день рождения Тупса, а Демон превращается в комара

— А чем мы сегодня займемся? — спросил Засыпайка, когда мягким весенним вечером снова появился у Мати.

— Не знаю, — вздохнул Мати. У него в голове не было ни одной интересной мысли. Хоть с огнем ищи — ни единого увлекательного плана.

И это его огорчало. Ведь стоило только захотеть — и любое его желание исполнилось бы. А он, бедняжка, и пожелать-то уже ничего не в силах, потому что разучился мечтать.

В самом деле, чем бы заняться?

— Можно, я скажу? — донесся из-под кровати тоненький, смешной голосок, и оттуда вылез Тупс.

— Конечно! — подбодрил его Мати. — Говори!

Тупс раскрыл пасть, но снова захлопнул и, наклонив голову, застенчиво посмотрел в сторону.

— Как ты думаешь, Тупс, — сказал Засыпайка, — не устроить ли нам небольшое трипство?

— Не зна-аю, — с сомнением протянул щенок.

— Или какое-нибудь трапство похитрее? — предложил Засыпайка.

— Не зна-аю, — Тупс сел и стал задней ногой чесать за ухом.

— Ну, что же, — продолжал Засыпайка, — не остается ничего другого, как устроить изрядное трипс-трапс-трульство.

— Вот-вот! — прогавкал Тупс, поднялся и стал гоняться за собственным хвостом. — Вот-вот! Вот-вот!

— Прекрасно! — воскликнул Мати. — А что же это такое, то, чем мы займемся?

Тупс перевел свои блестящие глазки-пуговицы с хозяина на Засыпайку, потом поднял уши торчком и заискивающе завилял хвостом.

— Да говори же! — потребовал Мати.

— Можно мы устроим мой день рождения? — пропищал щенок.

— Понарошке или по-настоящему?

— По-настоящему. Но можно и понарошке, — ответил Тупс. — Главное, чтобы у меня был день рождения, как у Буратино, и я получил бы подарки.

— Урр-раа! У Тупса день рождения! — закричал Мати.

— Поздравляю! — торжественно произнес Засыпайка и пожал щенку правую переднюю лапу. — Желаю большого счастья.

— Спасибо, — ответил щенок, как и подобает в таких случаях, и пустился обнюхивать углы комнаты.

— Тупс, ты что ищешь? — поинтересовался Мати.

— Подарки, — донесся из-за шкафа голос Тупса.

— Подарки ты выберешь себе сам, — объявил Засыпайка. — Мы втроем пойдем в город, и ты покажешь нам, что тебе хочется.

— Здор-рово! Здор-рово! — прогавкал Тупс. — Это мне нр-равится! — От радости он снова погнался за своим хвостом и завертелся волчком, пока голова у него не пошла кругом, а лапы не разъехались, так что он плюхнулся на пол.

Мати, Засыпайка и Тупс шли по улице — Тупс впереди, возбужденный, как когда-то именинница, а Мати и Засыпайка следовали за ним, сгорая от любопытства: какой же подарок выберет Тупс?

Мати, например, выбрал бы велосипед, большую трубу, барабан и что-нибудь еще, чем можно, как говорит папа, устроить дьявольский тарарам.

А Тупс? Он все-таки собака. Что может захотеть на день рождения собака?

Яростное рычание и жалобный ответный писк Тупса прервали размышления Мати. Они как раз проходили мимо сада Майлиного дедушки, где жила большая черная овчарка Демон. Этот пес ненавидел весельчака Тупса.

Демон бесновался от зависти! Он ненавидел Тупса за то, что щенок ходил с Мати повсюду. Сам Демон с утра до вечера и с вечера до утра должен был сторожить хозяйский дом и дальше собственного забора не выходил ни разу. Он видел, как во время особенно сильной толкотни на улице Мати прятал своего любимца в сумку или даже за пазуху, и это окончательно выводило псину из себя! Демона никто никогда не брал на руки, — вот что постоянно отравляло ему жизнь.

К тому же во время одной из прогулок Тупс в своем щенячьем простодушии сунулся носом в проволочную сетку, чтобы свести знакомство с большой собакой. Но овчарка была настолько оскорблена подобным неуважением, что в бешенстве бросилась на Тупса, и только частая сетка спасла щенку жизнь.

С той поры Тупс всякий раз трясся, когда они приближались к этому страшному месту. И всякий раз Демон с яростью бросался на них, хотя прекрасно знал, что ограда ему помешает.

Засыпайка в Таллинне

Так и сегодня: Демон за оградой исходил злостью, лаял до хрипоты, и сердце Тупса еще долго колотилось, как у испуганного птенца, а кисточка хвоста безвольно опустилась и мела пыль. Засыпайка и Мати свернули за угол, ужасающий Демон остался далеко позади, и хвост Тупса снова свернулся в озорную баранку.

Но в тот момент, когда Тупс снова задумался о подарках, на него налетел огромный сенбернар и одним ударом лапы повалил на спину.

— Султан, что ты делаешь! — закричал на него Мати. — Нельзя! Сегодня у Тупса день рождения.

Вместо того, чтобы устыдиться, Султан лизнул Мати в щеку и вновь сбил с ног приподнявшегося было щенка. Он делал это не со зла. Просто большому псу нравилось возиться с маленьким, и он вертел своего приятеля лапой и носом, как игрушку.

Засыпайка в Таллинне

Тупс отчаянно скулил. Конечно, лестна, что такая большая собака проявляет к тебе симпатию, играет с тобой. Но игра эта нагоняла страху, потому что Тупс все-таки был создан собакой, а не мячом, чтобы вертеться в лапах разыгравшегося Султана.

И вдруг Тупс понял, что пожелать на день рождения!

— Можно мне пожелать, — пропищал Тупс дрожащим голосом именно в тот момент, когда Султан здорово встряхнул его, — чтобы я стал огромной и сильной собакой, а все остальные, все овчарки и сенбернары, все боксеры, и терьеры, и пудели пусть станут совсем маленькими! Такими крошечными, хоть ветром уноси!

— Твое желание для меня закон! — отвесил Засыпайка глубокий поклон. Он легонько погладил Тупса по голове и прошептал:

Трипс, трапс, трулль,

Восемь дырок, пять кастрюль!

И щенок стал расти на глазах!

— Мати, залезай! — крикнул Засыпайка, ловко карабкаясь Тупсу на шею. — Живей!

Засыпайка в Таллинне

Тупс склонил левое висячее ухо, и мальчик уцепился за него. Потом бывший щенок поднял уши торчком и закинул хозяина себе на спину. Собака была уже размером со слона. Сидя у нее на загривке, друзья без труда могли заглянуть в окно второго этажа.

Важно и самоуверенно Тупс двигался по улице. Сердце его ликовало: теперь он большой и сильный, и можно никого не бояться! Пусть другие уступают ему дорогу!

Но где же эти другие? Их нигде не было видно — ни злого Демона, ни веселого Султана, вообще никого!

Тупс с двумя наездниками добрался до каштановой аллеи, где окрестные собаки по вечерам прогуливали своих хозяев. Свежий воздух, как известно, источник здоровья, а кто же еще позаботится о здоровье хозяина, как не преданная и благоразумная собака?

Но и под каштанами не было ни одной собаки. Ими и не пахло. Куда же они подевались?

Вдруг сильный порыв ветра сорвал с каштановых свечек розовые лепестки и понес их по бульвару.

Но что это? В бело-розовом вихре летели какие-то четвероногие букашки — черные, коричневые, белые, гладкие и лохматые. Они жалобно пищали и повизгивали.

Засыпайка в Таллинне

И Тупс понял: в облаке каштановых цветов реяли крохотные овчарки, сенбернары, боксеры, пудели, терьеры и просто дворняги!

Это был прямо-таки собачий дождь!

Тупс едва опомнился от изумления, как одна из этих «летающих собачек» опустилась на его гигантское бедро и пребольно укусила. Оказалось — это Демон величиной с комара. Щенок раздраженно ударил хвостом, и надоедливый приставала, описав широкую дугу, влетел в окно третьего этажа и бултыхнулся в стоявший на обеденном столе стакан с кефиром.

Засыпайка в Таллинне

— В кефире комар! — сказал человек. По чистой случайности это был Майлин дедушка, хозяин Демона, который раз в неделю навещал свою сварливую сестру.

Ложкой он выудил неведомую букашку, но так как он умел вести себя за столом, то не стряхнул ее на пол и не выбросил в окно, а осторожно положил на блюдце. Он был уверен, что сестра нарочно подкинула комара в его стакан.

— И нужно же тебе повсюду таскать за собой эту отвратительную псину! — ввернула сестра, которая терпеть не могла собак. — Это ты мне назло!

— Какая пси… — проговорил дедушка, но слово застряло у него в горле, потому что… комар пропал или, вернее, — не пропал, а превратился в собаку! Прямо здесь, у всех на глазах! Еще полминуты — и посреди стола прерывисто дышал огромный черный Демон!

С этого вечера Демон зажил привольной жизнью. Его хозяин никак не мог надивиться, с какой находчивостью собака последовала за ним в квартиру сестры. Он еще много лет рассказывал об этом:

— Как трогательно! Какая преданность! Подумать только — фю-ить в окно и прямо в стакан с кефиром!

Дедушка был так потрясен верностью и сообразительностью своего пса, что уже никогда не оставлял его дома одного. И Демон стал самым приветливым и дружелюбным псом на всей улице.

Но как случилось, что крошечный комарик-Демон вдруг снова стал нормальной собакой?

Виноват в этом оказался Тупс. Он проголодался и захотел получить второй подарок ко дню рождения: большой красивый кусок колбасы.

Но как купить колбасу, если в дверь мясного магазина не пролезть! Конечно, это прекрасно — быть большим, гордо вышагивать по улице и заглядывать в окна второго этажа, но голод сильнее гордости!

— Можно мне еще раз пожелать? — спросил Тупс довольно усталым и слабым голосом.

— Ну, конечно же! — Засыпайка обрадовался новому поводу показать свою волшебную силу. — У тебя осталось еще два именинных желания.

— Прр-рекр-расно! — прогавкал Тупс так, что в домах зазвенели стекла. — Здор-рово! Тогда пусть я снова стану маленьким, и все будет, как раньше, и мы купим в магазине самую большую, самую красивую любительскую колбасу! Такую большую, чтоб ее и не сдвинуть!

Засыпайка похлопал Тупса по шее и произнес:

— Твое желание — для меня закон!

Трипс, трапс, трулль,

Восемь дырок, пять кастрюль!

И вот они уже стояли рядом — Засыпайка, Мати и Тупс. А перед ними, поперек тротуара, лежала громадная колбаса! Она была такая огромная, что людям приходилось сходить на дорогу, чтобы обойти ее. Им, конечно, и в голову не могло прийти, что это колбаса. Они принимали ее за канализационную трубу новой конструкции.

Какой прекрасный подарок! А как она пахла! Как пятьдесят пять колбас и еще одна впридачу! Для Тупса это был лучший подарок в мире!

Но вот беда! От аппетитного колбасного запаха не у одного Тупса слюнки потекли. Все собаки с этой улицы учуяли аромат, и ноги сами понесли их к колбасе. Они приближались — принюхиваясь, подпрыгивая и гавкая, свесив на бок длинные языки и жадно сверкая глазами. Сейчас, сейчас они вонзят сотни острых зубов во вкуснейший подарок Тупса.

Бедняга даже зажмурился от отчаяния. Но Засыпайка не потерял хладнокровия. Он молниеносно сдернул с головы свою шапку, и вся собачья стая в мгновение ока заснула. Кто с поднятой передней или задней лапой, а у кого в воздухе остались все четыре. Растянувшись на любительской колбасе, погрузился в сон и Мати. Не спал один Тупс. В страхе за судьбу своего подарка он все еще стоял с закрытыми глазами, и потому чары Засыпайки на него не подействовали.

— Можномнеещепожелать? — выпалил Тупс.

— Пожалуйста, — ответил Засыпайка, — у тебя осталось еще одно желание.

— Можно сделать так, что мы взлетим вместе с колбасой? — пропищал несчастный именинник. Засыпайка почтительно поклонился.

— Твое желание для меня закон! — и деловито добавил:

— Живо полезай на колбасу! — Сам же тем временем пристроил спящего Мати перед собой и надел волшебную шапку задом наперед, так что опять стал видимым. Пока собаки зевали и потягивались, Засыпайка прошептал:

Трипс, трапс, трулль,

Восемь дырок, пять кастрюль!

Не знаю, что подумали овчарки, сенбернары, терьеры, пудели, боксеры и просто дворняги, когда, проснувшись, увидели, как огромная любительская колбаса взмывает в небо. Они завороженно следили за ней, разинув от удивления пасти, и шерсть у них на загривках встала дыбом.

Засыпайка в Таллинне

А колбаса вместе с пассажирами унеслась прочь. Остался только чудесный запах, но и его развеял ветер.


ИСТОРИЯ ДЕВЯТАЯ, юбилейная, в которой Тупс рвет брюки Волку, а Засыпайка ко всему прочему оказывается поэтом | Засыпайка в Таллинне | ИСТОРИЯ ОДИННАДЦАТАЯ, в которой по небу летает любительская колбаса и рассказываются древние занимательные повести