home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИСТОРИЯ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ,

в которой Мати, Засыпайка и Тупс выручают обоих Буратино из довольно щекотливого положения, а папа фотографирует Засыпайку

— Доброе утро, Мати! — разбудила Буратино внука. Она открыла окно, и белая занавеска вздулась на свежем утреннем ветру, как парус.

— М-м, — промычал Мати и перевернулся на другой бок. Буратино стащила с него одеяло.

Соня, утро у дверей,

просыпайся поско… —

тут бабушкин взгляд упал на подушку Мати. Буратино была уверена, что видит ее впервые. Как она очутилась в кровати? Такая мягкая, нежная и воздушная. Кружевные края небесно-голубой наволочки были пышными, как белые летние облака.

— Послушай, Мати, что это за подушка?

— Это облако-подушка. Она поймала нас ночью, когда Тупс стал выдирать перья у Ли из хвоста, и лебедь за это сбросил нас.

— Ну, что все это значит! — донесся требовательный голос бабули. — Буратино, так ты опоздаешь на телевидение! Мальчик прекрасно может встать и без тебя.

Да, это он и в самом деле мог. Он уже спустил с кровати обе ноги разом. Детская передача! Он совсем позабыл! Ведь сегодня утром Буратино выступает по телевизору.

— Ну, иди, иди! — торопила бабуля. — Негоже выходить в самую последнюю минуту: на телевидении тебя ждут и волнуются.

— Уже иду, иду уже! — напевала Буратино, приглаживая в прихожей перед зеркалом свои рыжеватые волосы.

— А кукла? Не забыла? — волновалась бабуля.

— Ну, что ты! — улыбнулась Буратино. — Без милого Буратнно Буратино и шагу не сделает. — Бабушка взяла своего любимца на руки, и он сразу ожил: завертел по сторонам головой и послал воздушный поцелуй.

— А теперь марш в сумку! — сказала бабушка Буратино кукле Буратино и сунула его в сумку. — До свидания на экране!

Через полчаса Мати сидел у телевизора и ждал начала детской передачи. Вдруг раздался звонок. Тупс залаял, а бабуля пошла открывать. За дверью стояла Майли.

— Можно мне посмотреть у вас телевизор? — спросила девочка. — Наш сломался.

— Заходи, заходи, — бабуля провела гостью в комнату. — Разве ты не у бабушки в деревне?

— Я уже вернулась, — ответила Майли, — потому что завтра мы едем к дяде в Кясму, на море.

— Смотри-ка! — засмеялась бабуля. — Мати тоже едет завтра в Кясму. Может, вы там встретитесь. — И бабуля поспешила на кухню печь пирожки с мясом.

— Тупс тоже поедет? — спросила Майли.

— Конечно, куда ж он денется? — удивился Мати.

— Вот здорово! Значит, мы опять сможем играть все вместе! — обрадовалась девочка.

— Все вместе? — раздался вдруг обиженный хрипловатый голос. В комнате замерцало, зарябило, и вот Засыпайка уже стоял рядом с телевизором.

— Все вместе? — повторил он. — Любопытно, значит, я уже не в счет! Я же не могу уехать на лето из Таллинна! Я должен работать!

Детям стало жаль его. Чем же утешить друга?

Тут, по счастью, началась передача. Сначала кукла Буратино читала детские письма, потом спела свою песенку и попрощалась со зрителями.

Засыпайка в Таллинне

— Дорогие ребята, — сказала кукла, — знаете ли вы, что это наша последняя передача нынешним летом? Многие из вас уже отдыхают, кто в деревне, кто на море.

Вот и я отправляюсь сегодня путешествовать на автобусе с кукольным театром. Вместе со мной поедут страшный Карабас-Барабас, красавица Мальвина и грустный Пьеро, кот Базилио и все-все герои спектакля «Золотой ключик». Мы будем выступать в летних лагерях и детских садах, в летних театрах и парках. И всех, кто еще не видел «Золотой ключик», я приглашаю посмотреть наш спектакль. А те, кто видел, могут посмотреть еще разок! А кто видел уже два раза, могут прийти в третий. Я всем говорю: «Добро пожаловать!» А осенью мы с вами опять встретимся у телевизоров.

На этом передача для детей закончилась.

— Ну, я пошла, — поднялась Майли, — увидимся в Кясму.

— До свиданья, — сказал Мати.

После обеда вся семья отправилась провожать Буратино. Невидимый Засыпайка шагал рядом с Мати. Не было только дедушки: он уже работал в Кясму. К кукольному театру они подоспели, когда актеры садились в автобус.

Засыпайка в Таллинне

— Здравствуй, Буратино! — крикнул режиссер. — Да ты с целой свитой!

— Вот именно, со свитой! — засмеялась Буратино.

Папа уложил чемодан Буратино в багажник автобуса, мама протянула ей термос с горячим кофе, бабуля — кулек с теплыми пирожками. Мати поцеловал ее на прощаний, а Тупс протянул лапу.

— Все в сборе? — спросил режиссер.

— Все! — хором ответили актеры.

— Поехали! — сказал режиссер шоферу.

— Поехали, — ответил шофер и включил мотор.

— Стойте! — закричала Буратино. — Буратино потерялся!

— Где? — испугался режиссер.

— Не знаю, — в отчаянии сказала Буратино.

— Может быть, он дома?

— Не знаю, — повторила несчастная Буратино.

— Нет, дома я его не видела, — вмешалась бабуля. Веселого радостного настроения как не бывало. В автобусе будто грозовое облако повисло.

— Опять не можем выехать вовремя, — рассердился шофер и заглушил мотор.

— Ну, конечно! — сказала заносчивая молодая актриса. — Ее всегда должны ждать!

— Зачем же я так спешил? — ворчал пожилой актер. — Мог бы спокойно попить дома чаю.

— Утром я ходила на телевидение, — вспомнила Буратино. — Мы делали детскую передачу. Там он еще был. Потом пошла в чулочный магазин, потом в книжный, потом посидела в кафе «Золотоножка», потом пошла домой… Где же я его оставила?

Мати видел, как его милая бабушка покраснела до корней волос — того и гляди заплачет!

— Засыпайка, помоги! — прошептал Мати и на всякий случай крепко зажмурился. А у Засыпайки уже созрел план.

— Беги! — сказал он и сунул Мати свою шапку-невидимку. — Начни с кафе. Тупс поможет тебе разыскать куклу. А я пока усыплю всю эту компанию.

Засыпайка вскочил на ступеньку автобуса — актеры и те, кто пришел их провожать, тут же заснули. Поэтому никто не заметил, как испарился Мати и куда-то умчался Тупс.

Майли с дедушкой вошли в кафе «Золотоножка». Девочке хотелось пирожного со взбитыми сливками, а дедушке — почитать газеты за чашечкой кофе. В кафе было полно народу. Наконец в дальнем углу дедушка приметил свободный столик.

— Дедушка, здесь чья-то сумка! — разочарованно сказала Майли, увидев на стуле большую хозяйственную сумку.

— Ничего, — сказал дедушка, — одно место занято, а два свободны. Тут и сядем.

Официантка принесла дедушке чашку кофе, а Майли — стакан морса и красивое, пышное пирожное со взбитыми сливками.

И вдруг все в кафе оживились. Мальчик, сидевший с мамой у дверей, зачмокал губами, подзывая собаку. Люди оборачивались посмотреть, кто там.

— Какая милая зверюшка! — воскликнула тучная тетя за соседним столом, уписывая третье клубничное пирожное.

— Бедная собачка, ты, наверное, заблудилась! — решил седой дядя и попытался схватить собаку за поводок. Не тут-то было. Щенок кружил по кафе, водя носом по полу, и его поводок извивался змеей.

Майли в это время была занята пирожным, а дедушка углубился в спортивные новости. Они не обратили внимания на щенка, хотя только они могли бы узнать его.

Засыпайка в Таллинне

Девочка подняла нос от тарелки, только когда чужая сумка сама задвигалась на стуле. Потом молния расстегнулась и оттуда высунулся Буратино! Тот самый, который утром выступал по телевизору!

— Смотри! — закричала Майли. — Дедушка, смотри!

Но дедушка спокойно дочитывал сводку новостей. Он так и не увидел, как Тупс пустился бежать, а кукла Буратино и большая сумка — за ним.

— Это наверняка проделки Засыпайки! — подумала Майли.

Дверь кафе «Золотоножка» распахнулась, и на улицу вылетели лохматая собачонка, смешная кукла и хозяйственная сумка.

Дальше все развивалось с такой скоростью, на какую только были способны ноги пятилетнего мальчика и восьмимесячного щенка.

Засыпайка в Таллинне

Подбежав к автобусу кукольного театра, Мати зажмурился, чтобы, увидев Засыпайку без, шапки, не заснуть, и крикнул:

— Засыпайка, возьми Буратино!

Засыпайка отнес куклу в автобус прямо бабушке на руки. Потом надел шапку и стал ждать. Вышло точь-в-точь, как он думал. Актеры и родственники проснулись, изумленно огляделись и решили, что они просто на секундочку задумались. Кукла Буратино чинно сидела на руках у бабушки Буратино, поэтому все были уверены, что и в автобус она пришла со своим любимцем.

— Все в сборе? — спросил молодой режиссер.

— Все! — хором ответили актеры.

— Поехали! — сказал режиссер.

— До свиданья, до свиданья! — махала бабушка Буратино. И кукла Буратино махала тоже.

На прощание папа сфотографировал обоих Буратино.

Автобус уехал, и Мати стало грустно. Его настроение не исправилось даже в павильоне, где они с папой, мамой и прабабушкой купили мороженое. И виноват в этом был завтрашний день.

Мати любил отдыхать у дедушки в Кясму, но сегодня предстоящая поездка в эту рыбацкую деревню не радовала. На душе у него кошки скребли, а глаза были на мокром месте.

— Мати, что с тобой? — озабоченно спросила мама.

— Не знаю, — ответил Мати и кулаком стер со щеки слезу. — Грустно.

— Завтра же побежишь на берег моря, — пообещал папа.

— Ничего, скоро снова встретишься с Буратино! — утешала бабуля.

И вдруг Мати понял, почему он чувствовал себя таким несчастным: ведь Засыпайка останется в Таллинне! Поэтому его не соблазняли ни берег моря, ни прочие летние радости. Мати понял, что разлука с Засыпайкой гораздо более серьезное событие, чем поездка в Кясму.

Они шли по бульвару домой, и расстроенный Мати плелся позади всех. Вдруг маленькая цепкая рука скользнула в его ладонь, и знакомый голос прошептал:

— Хочешь, сфотографируемся на память?

— Хочу! — с жаром сказал Мати. Он догнал остальных, потянул папу за рукав и прошептал:

— Папа, пожалуйста, сфотографируй нас троих на память!

— Кого это — троих?

— Засыпайку, меня и Тупса.

— Ладно! — сказал папа и установил аппарат. — Как вас снять?

— Я стою, а Засыпайка сидит на скамейке, — сказал Мати, подойдя к скамейке.

— Игра есть игра! — подумал папа и сказал: — Возьми Тупса на руки, иначе он не устоит на месте!

Засыпайка в Таллинне

Мати взял Тупса на руки, но тот вертелся и рвался к Засыпайке.

— Возьми Тупса к себе, — сказал Мати невидимому другу и протянул ему щенка. И в этот момент аппарат щелкнул.

Ночью папа в ванной комнате печатал фотографии и ахнул: Мати стоял рядом со скамейкой, а над скамейкой в воздухе висел Тупс!

Засыпайка в Таллинне

Эту фотографию Мати вложил в конверт и всегда носил с собой. И когда он смотрел на парящего в воздухе Тупса, то рядом со щенком ему виделись два озорных глаза и слышался хрипловатый голос:

— А чем мы займемся сегодня? Не устроить ли небольшое трипство? Или какое-нибудь трапство похитрее? Видно, ничего не остается, как устроить изрядное ТРИПС-ТРАПС-ТРУЛЬСТВО!

Засыпайка в Таллинне


ИСТОРИЯ ТРИНАДЦАТАЯ, в которой Мати мечтает увидеть белую ночь, а в сердцах Ли и Лa просыпается зов предков | Засыпайка в Таллинне | Примечания