home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2 

Услышав звонок. Тамара Петровна подошла к двери и посмотрела в глазок. В подъезде стоял мужчина в белом халате и с медицинской сумкой в руке. - Тамара Петровна, - сказал он, читая по бумажке. – Я по вызову, для Николай Степаныча. Тамара Петровна, пожилая женщина, в платке и застиранном халате, открыла замок, и молча, пропустила доктора в квартиру. Тот вошёл и остановился в коридоре. В квартире стоял очень тяжёлый запах лекарств и человеческих испражнений, как в давно не проветриваемых помещениях, где долго лежат постельно-больные люди. - Проходите в спальню. Прямо и направо. Разуваться не нужно, - тихо сказала она, вытирая слёзы. Тамара Петровна плакала, но совершенно беззвучно. - Извините, пожалуйста, но я бы хотел сразу получить оплату, - сказал доктор. - Да, конечно, - Она достала из кармана халата деньги и протянула ему. Доктор пересчитал семь сотенных долларовых бумажек. Его руки были в хирургических перчатках. Положил деньги во внутренний карман. - Надеюсь вы понимаете, что о моём приходе никто не должен знать? – он посмотрел на Тамару Петровну. - Да, я понимаю. Не беспокойтесь, - тихо сказала женщина. Доктор прошёл в спальню. Здесь резкий запах был ещё сильнее. На кровати лежал пожилой мужчина. Очень худой и измождённый, с сильно жёлтым цветом лица. Это был практически скелет, обтянутый кожей. - Наконец-то, - еле слышно сказал он. – Я так давно вас жду. Сил у него было мало, поэтому, говорил он медленно и очень тихо, почти шёпотом. Тамара Петровна вошла в спальню и принесла табурет для доктора. Молча, поставила его рядом. - Спасибо, - сказал он и присел. Оглянулся на Тамару Петровну. Та смотрела на мужа красными от слёз глазами и беззвучно плакала, прикрывая рот платком. - Николай Степанович, вы готовы? – спросил доктор. - Да. Я давно готов, - тихо, но спокойно и уверенно прошептал мужчина. - Тогда я сделаю лекарство, а вы пока попрощайтесь, - сказал доктор и вышел из спальни со своей сумкой. Он прошёл на кухню, поставил сумку на стол и открыл её. Расстелил на столе салфетку. Взял над раковиной стакан и поставил на салфетку. Достал из сумки одну ампулу, надрезал над салфеткой кончик и надломил. Вылил в стакан. Достал вторую ампулу и её содержимое тоже вылил в стакан. Поднёс стакан к крану и добавил немного воды. Свернул салфетку с ампулами и осколками и убрал в свою сумку. Закрыл её и, взяв сумку, вернулся в спальню, в другой руке держа стакан с лекарством. Тамара Петровна сидела на постели рядом с мужем. Держала его руку в своих ладонях и молча, смотрела на него. По её щекам текли слёзы, но она их не вытирала. Николай Степанович пытался её утешать: - Не плачь, Томочка, - его голос стал громче. - Так будет лучше и для меня и для тебя. Это уже не жизнь для меня. Негоже мне в собственном дерьме плавать! И для тебя одно мучение.

Прости меня, родная. Я очень устал. Увидев доктора, Тамара Петровна встала. - Всё готово, - сказал он, обращаясь к больному. – Это нужно выпить и вы просто уснёте. - А почему не укол? – удивилась Тамара Петровна. - Чтобы не было свежих следов от инъекций, - спокойно объяснил доктор. – Вы ведь не хотите, чтобы вас обвинили в смерти мужа. А так, мгновенная смерть от сердечного приступа, а лекарство через тридцать минут в организме уже не обнаружить. Всё будет выглядеть абсолютно естественно. - Томочка, помоги мне сесть, - попросил Николай Степанович. Тамара Петровна приподняла его за плечи и подложила под спину ещё одну подушку. Николай Степанович попытался поднять руку, но был слишком слаб. Он чуть не заплакал. - Тамара Петровна, вы сможете помочь? – спросил доктор, протягивая ей стакан с лекарством. Она закрыла рот рукой и отрицательно замотала головой. Её руки сильно дрожали. Николай Степанович посмотрел на супругу и сказал: - Томочка, спасибо за всё любимая. Не плачь и не торопись за мной. Я тебя там всё равно дождусь. Ты живи, сколько сможешь, хорошо? Прощай, родная.

Он открыл рот Доктор присел на табурет, протянул стакан к самому лицу больного и помог ему выпить. Николай Степанович сделал несколько глотков и тут же потерял сознание. Его голова запрокинулась назад на подушку. Глаза закрылись. Доктор пощупал пульс на его шее. Убедился, что всё кончено. Встал, держа стакан в руке. Посмотрел на женщину. Тамара Петровна в ужасе смотрела на мёртвого мужа. Она не могла поверить, что его уже нет. - Где у вас телефон? – спросил доктор. - Что? - не поняла Тамара Петровна. - Телефон где? - А, там, в коридоре, - не понимая, зачем ему телефон, махнула рукой. - Срочно звоните 103 и вызывайте скорую. Скажите, что мужу плохо с сердцем. Срочно! - Да, да. Я поняла. Звоню, - испуганно засуетилась женщина и вышла из спальни. Доктор взял сумку и вышел за ней, прошёл на кухню и сполоснул стакан. Поставил его на стол.

- Скорая? Срочно приезжайте, - услышал он голос Тамары Петровны. - Мужу плохо, сердце, - она не выдержала и опять заплакала. - Уже потерял сознание. Да. Лесная 12 квартира 8, - рыдая, говорила она в трубку. Доктор тихо вышел из квартиры, прикрыв за собой дверь. Прошёл на лестницу. Снял халат и положил в сумку. Накинул капюшон футболки на голову и спустился вниз по лестнице.

На следующий день после встречи с Калугой, Академик вернулся в Одессу. Они всё обсудили и окончательно решили открыть филиал в России. Вначале мая в Москве откатать схему, а уже потом развиваться дальше. При этом продумали, как сохранить основной контроль над процессом, чтобы «кацапы» не продублировали и не создали свою сеть. Хотя Калуга и ручался за этих людей, но бережёного бог бережёт. Получалось, что их люди могут только принимать заказы, а ему нужно обучить новых исполнителей, которые будут их людьми, с Украины. А свести количество принятых заказов и исполненных это уже не проблема. И ни у кого из обеих сторон не будет вопросов. Потому, что и исполнители и диспетчеры еженедельно отчитывались Академику о проделанной работе.

Новых исполнителей поставлял Калуга. Для этого отбирали молодых «первоходов», но не из тупых «быков», а тех кто закончил или хотя бы учился в институте. В этом деле важна была не грубая сила, а мозги и воспитание. Поэтому, пока Калуга рассылал малявы и искал новых кандидатов, у Академика было пару дней, чтобы расслабиться. И он знал, как проведёт эти дни. Охранник привёз его на Греческую, где уже сняли шикарную квартиру для Гаяне, второй ключ от которой был у консьержа. Охранник достал из багажника пакеты с деликатесами и

выпивкой и они вместе поднялись в квартиру. Цветы своим женщинам Академик никогда не дарил. Считал это уделом лохов. Женщинам он дарил только украшения. В такие моменты он чувствовал себя настоящим аристократом. - Поставь продукты на кухне. До завтра свободен, - сказал он охраннику. - Понял шеф, - сказал тот и прошёл на кухню. Услышав голоса, из гостиной вышла Гаяне в розовом прозрачном пеньюаре. Увидев Академика, радостно бросилась ему на шею. - Здравствуй, мой господин, - шептала она, целуя его в губы, шею. – Я так соскучилась. - Да, крошка. Да, - Академик ответил на её поцелуи. - Но только после того, как я приму душ с дороги. – Он опять уловил её сладкий, удивительно возбуждающий запах. - Конечно, мой господин. Я сейчас всё приготовлю, - Гаяне мгновенно убежала в ванную. Хлопнула входная дверь. Это ушёл охранник. Академик разулся и прошёл в гостиную. Осмотрелся. «А ничего квартирку пацаны подобрали», - подумал он. – «Всё как я люблю. достойно». Прошёл в спальню и тоже остался доволен увиденным. Из ванной вышла Гаяне. - Мой господин, ванна готова, - улыбалась она. - Не называй меня господин, - Академик подошёл к ней, взял за плечи и посмотрел в её глаза. - Я Антон. - Как скажешь, Антоша, - засмеялась Гаяне. Сверкнув глазами. - Это тебе, - он протянул ей красный велюровый футлярчик. - Мне, - удивилась Гаяне и открыла его. Там было колечко с бриллиантом. – Очень красивое! Спасибо Антоша, - она поцеловала его и сразу одела колечко на палец. - А теперь в ванну! – сказал Академик и начал раздеваться. Он быстро разделся догола, побросал вещи на диван.. Джакузи уже была полна и бурлила пеной. Академик с явным удовольствием погрузился в горячую воду. Гаяне тут же сбросила пеньюар, под которым ничего не было и грациозно вошла в воду. Она подхватила рукой пену и подула в его сторону. Потом села ему на колени и они слились в страстном поцелуе…

Прошло три дня, после того, как Крутов получил информацию от полковника Грача. Сейчас он стоял у окна своего кабинета и, открыв форточку, курил. В дверь кабинета постучали. - Да, войдите, - сказал Крутов. В кабинет вошёл Максимов. Крутов указал ему на стул, а сам погасил сигарету в пепельнице и сел в воё кресло. - Пока не из всех областей пришла информация, - начал Максимов, - Но кое что вырисовывается. За эти три дня в Киеве ещё два россиянина сделали себе передоз. Но начну по порядку. Эпизоды с иностранцами, похожие на наши стали происходить с 2010 года. До этого, подобных случаев не было. Всего, за эти три года, по иностранцам - 384 эпизода. Это только по Киеву. По нашим соотечественникам подобные эпизоды стали происходить с 2007 года. За семь лет я насчитал 938. - Ни хрена себе? Это только по Киеву? – Крутов даже присвистнул. – Да это же целый конвейер. Они на поток всё поставили! Прав был Грач – это очень серьёзно. - И неплохой поток. Я сам прозрел, - согласился Максимов. - И никто, за столько лет, не обратил на это внимания? – возмутился Крутов. – Как же так? - Ничего удивительного. Во первых, все эти эпизоды были в разных районах города и области, соответственно отделения разные, а между собой следаки не общаются, - размышлял Максимов. - Думаю, мы с вами первые, кто посчитал эти цифры. - А миграционные службы? Ведь наверняка заметили, что люди въезжают, а обратно их родственники увозят, - продолжал возмущаться Крутов. - Николай Янович, - прервал его Максимов. - Думаю, нам сейчас искать этих чёрных врачей надо, а с теми, кто это проморгал, пусть их начальство разбор делает.

- Согласен, ты прав. Это всё потом, - немного успокоился Крутов. – Давай дальше.

- А по областям пока есть данные только из Винницкой, Львовской, Днепропетровской и Николаевской, - Максимов перебирал бумажки в своей папке. - Сегодня Одесса должна

прислать. Поэтому общей картины пока нет. Но в этих четырёх областях наши эпизоды начинаются с 2006 года, а по иностранцам тоже с 2010. Получается, что они начали в 2007 с Киева, а потом пошли дальше. - Понял. Теперь давай по сути. Что по протоколам? – спросил Крутов. - Прав был ваш знакомый, - ответил Максимов. - Детали везде похожи. Шприц, резиновый жгут, записка. Иногда ампула от медицинского наркотика. На шприце и жгуте отпечатки только жертвы. Чужих отпечатков нигде нет. Свидетелей нет. Классика. Если бы не иностранцы, то всё красиво. Передоз и передоз. Кто их сейчас считает? - А состав героина?

– По протоколам, героин в Киеве такой же, как и у реальных наркоманов при передозе, только чистый, не бодяженый. В регионах та же картина. Значит они используют местный наркотик, чтобы не привлекать к себе внимание. - Похоже на то. Но берут видимо из первых рук, раз не бодяженый. И что, зацепиться совсем не за что? - Если судить по протоколам, то нет никаких улик. Очень профессионально работают, сволочи, - с сожалением сказал Максимов. - Но есть и хорошие новости. - Какие? – оживился Крутов. - Мои парни, на форумах, ну на тех, которые на тему суицида, нашли несколько странных объявлений, - он передал Крутову лист бумаги. Крутов прочитал вслух: - «Тем, кто хочет, но не может, предлагаем лекарство от старости и помощь специалиста. Телефон +38044 355…», - он посмотрел на Максимова. – Действительно странное объявление. А почему ты решил, что это именно они. Может лекарства какие продают? Вот же прямой киевский номер, московский. Что они идиоты так открыто предлагать. Адрес ведь по телефону не проблема установить. - Ага, лекарства, - кивнул Максимов. – Только те, которые не лечат, а сердце останавливают. В этом случае адрес фирмы нельзя по телефону установить. Это интернет - телефоны. Электронные номера. - Что? - не понял Крутов. - Это такие интернет телефоны, - объяснял Максимов. - Они принадлежат фирме, а номер может арендовать любой человек. Ну, как машину, в аренду. Только чтобы машину взять – паспорт нужен, а эти номера не идентифицируется. Анонимно платишь и арендуешь на любой период. Вызов можно переадресовать на телефон или на компьютер. У этих на компьютер. Мы пробовали звонить, чтобы пробить IP- адрес их оператора, но программа выдала, что этот компьютер находится в Австралии, потом в Японии, потом в Коста-Рике. В общем, у них супер зашифрованный IP- шник. Его прокси-сервер определить не воз-мо-жно, - по слогам повторил последнее слово Максимов. - И что делать? – Крутов закурил. - Нужно кому-то из наших звонить и приглашать этого специалиста к себе, - Максимов жестами показал, как это нужно делать. - На живца? – догадался Крутов. – И кто кандидат на эту роль? - Я думал, но пока не решил. Может мою Светку из экспертного? – заулыбался Максимов. - Ты совсем охренел, майор! – возмутился Крутов. - Она девчонка совсем. - Зато актриса отменная, - настаивал Максимов. – Кого хочешь разыграет. Помните, как она вас с днём рождения поздравила? – он засмеялся. - Такое забудешь, - поёжился Крутов, вспоминая этот розыгрыш. - Как мальчишку меня сделала. Я уж начал вспоминать, с кем до Веры дружил. Поверил, представляешь? Думал точно дочка моя, - начал он оправдываться. - Вот и их она сделает. Уверен! - подхватил тон Максимов. – Ну не актёра же приглашать. А Светка сможет прикинутся брошенной. У неё получится, – настаивал он. - Не знаю, - сомневался Крутов. – И думаешь она согласится? Это же риск какой. - Я попрошу - согласится, - заверил его Максимов. – А риск я на себя возьму. Мы же рядом в квартире будем.

- Ладно, давай обмозгуем, - согласился Крутов. - Тут нужно крепко думать. Да пока не забыл, - он положил перед Максимовым папку. - Вот списки людей, умерших от рака за последний месяц. Нужно пройти по всем адресам и поговорить с родственниками. Не предлагали ли им облегчить страдания больного. Понял? - Понял. Думаете, они и там наследили? - Чувствую, что да, - Крутов нервно встал. - Не могли они мимо этих людей пройти. Вот сколько суицидов в Киеве обычно? - Не знаю, не узнавал, - ответил Максимов. - А я узнавал. За последние пять лет – 1810 самоубийц. Это в среднем, чуть более тридцати человек в месяц. А от рака по Украине умирает девяносто тысяч в год. Из них в Киеве более восьми тысяч, то есть более шестисот человек в месяц, которые страдают от ужасной боли и наверняка готовы на всё, чтобы скорее прекратить свои мучения. Не могли они мимо них пройти! – уверенно сказал Крутов. - Ого! – удивился Максимов. – Убедительно. Завтра же начнём обход. Только кто же в таком признается, если сами согласились родственника умертвить? – засомневался Максимов - Признается тот, кто отказался. А мы поймём, как они их находят и сможем их на этом прихватить, - уверенно сказал Крутов. - Голова у вас, Николай Янович! – восхитился Максимов. - Если бы вы были на той стороне, ну в смысле, занимались криминалом, вас бы в жизни никто не поймал, - сказал он. Взял папку, которую дал Крутов, открыл, посмотрел и положил рядом с собой.

– На той стороне мне воспитание бы не позволило быть. У меня дед в войну в СМЕРШе был, - сказал Крутов. - Ладно, проехали. Сейчас, давай обсудим детали бенефиса твоей Камыниной. - Давайте обсудим, - согласился Максимов. - Только вместе с ней, - улыбнулся Крутов. - А то мы всё порешаем, а она откажется. Дуй за ней. Если согласится, сразу приходите ко мне. - Понял уже бегу, - Максимов встал и быстро вышел из кабинета.

Только к позднему вечеру они, вместе со старшим лейтенантом Светланой Камыниной, которая работала у них в Управлении экспертом – криминалистом, закончили обсуждать детали операции. Яркая блондинка Камынина даже чем-то была похожа на Максимова. Они явно подходили друг другу. Как два солнышка. Крутов заметил, что майор ей тоже очень нравится. Ему было приятно наблюдать за этими молодыми и влюблёнными людьми. «Старею», - подумал Максимов. – «Я бы с такой девушкой уже не заигрывал». Когда они закончили обсуждение и согласовали все детали операции, Максимов поехал её провожать. Светлана жила одна, в двухкомнатной квартире, которая осталась ей от бабушки. Квартира была в старой пятиэтажке возле Лукьяновского рынка. Доехали они быстро, так как машин на улицах уже было мало. Ещё в машине, подъёхав к дому, они начали целоваться и естественно Максимов поднялся к ней домой.

- Сейчас я приготовлю что нибудь, - сказала Светлана и пошла на кухню. Максимов прошёл в комнату. Включил телевизор. Полистал каналы, нашёл Камеди-клаб и стал смотреть. Светлана, на подносе принесла две тарелки с горячими сосисками, макаронами, и чай. Поставила на стол. - Кушать подано, сэр, - весело сказала она. Максимов сел за стол и с аппетитом начал поглощать сосиски. - А где твой компьютер? - запив чаем, спросил он. - В спальне. Ты что, думаешь, они там круглосуточно работают? – засмеялась девушка. - Думаю да, - серьёзно ответил Максимов. – Тем более, что для суицидников, вечер и ночь самое их время. Обострение чувства одиночества, понимаешь? - Понимаешь, - передразнила его Светлана. - Хорошо. Поедим и позвоню. А зачем компьютер? – не поняла она. – Звонить же по телефону.

- А если он спросит, где ты номер взяла? А так сразу скажешь, с какого сайта. - Точно, - удивилась Светлана его сообразительности. – Какой ты у меня умный опер, Влад.

- У меня школа хорошая. Крутов это легенда! – восторженно согласился он. – У него всегда есть чему поучиться. Он видит и знает то, о чём многие даже не догадываются. Они поели. Светлана принесла компьютер и Максимов быстро нашёл форум с объявлением о продаже «лекарства от старости». - Звони, - сказал он, показав ей название форума и телефон. Светлана достала из сумочки свой мобильный и набрала номер, указанный в объявлении. Включила запись разговора и громкую связь. Пошёл сигнал вызова. Не сразу, но на том конце всё же взяли трубку. Максимов замер. - Алло, добрый вечер, - начала она разговор очень тихим плаксивым голосом. В трубке было молчание. - Я вот тут на сайте нашла ваш телефон, - она сделала паузу. – Это ваш телефон? - Какой телефон, девушка, - ответил приятный мужской голос. - Вы куда звоните? - По поводу лекарства от старости, - сказала Светлана. - А вам угрожает старость? – удивился мужчина. – Судя по голосу, вы ещё очень молоды. - Не морочьте мне голову, а-а-а - заплакала Светлана. – Меня парень бросил, беременную! Я жить не хочу, а вы мне тут шутки шутите, а-а-а-а, - она просто разрыдалась. - Вообще-то это вы мне звоните, девушка, - удивился мужчина. - Ой, простите, – сквозь слёзы начала извиняться Светлана. - Просто я не хочу больше жить! Но не знаю как мне это сделать. Не могу я сама. Боли и крови боюсь. Хочу быстро и безболезненно, чтоб не мучатся, - с надрывом, на нерве тараторила Светлана. – Вы меня понимаете? - Вам сколько лет? – перебил её мужчина. - Двадцать шесть, - не задумываясь ответила она, продолжая плакать. - И вы готовы за это заплатить?- мужчина явно поверил в трагедию Светланы. - Я, заплатить? – не поняла девушка. – Наверное. А сколько это стоит? - Тысячу сто долларов и наш специалист привезёт лекарство завтра, куда скажете. - Завтра? – задумалась Светлана, продолжая всхлипывать и шмыгать носом. – Так быстро? - Но вы же сами хотели быстрее, - удивился мужчина. – Или вы уже передумали? - Нет! Нет, я не передумала, - твёрдо сказала Светлана. – Просто у меня завтра мама дома. А после завтра, в субботу она на смене и до воскресенья её не будет. - Хорошо, а деньги у вас есть? – спросил мужчина. - Есть, - опять зарыдала Светлана. – Мне эта сволочь на аборт оста- ви-л, - она просто завыла как белуга.

- Хорошо, девушка, только успокойтесь. Можно я запишу ваши данные. - Да, какие данные? - она немного успокоилась и только всхлипывала. - Вы из какого города? – спросил мужчина. - Из Киева. - А где вы работаете? - Менеджером страховой кампании. - Ваша фамилия, имя отчество. Год рождения, адрес и время доставки. - Камынина Светлана Леонидовна 1988 года улица Белорусская дом 22 квартира 16. - В какое время вам удобно встретить нашего курьера? - А можно с утра. Часов в десять, - спросила она. - Как скажете. В десять часов в субботу наш курьер привезёт вам лекарство. Да, и ваш телефон, мобильный, если можно, - попросил мужчина.

- 093….., - назвала свой телефон Светлана. - Подождите. Но я не могу сама, - закричала она в трубку. - Не переживайте. Курьер всё сделает. Это входит в стоимость, - успокоил её мужчина. - Хорошо, я буду ждать, - радостно согласилась она. - Тогда до свидания, - сказал мужчина и отключился. Максимов был просто восхищён Светланой.

- Слушай, я обалдел, - он упал перед ней на колени и вознёс руки вверх, как перед божеством. - Если бы тебя сейчас слышал Станиславский, он бы воскрес! Ты богиня. Я сам в какой-то момент поверил тебе, представляешь? - Да прям. Ничего особенного, - скромно пожала плечами Светлана. – Я просто представила, что ты меня бросил, беременную и мне так себя стало жалко, – на глазах у Светланы опять появились слёзы. Она посмотрела на Максимова. – Ты ведь меня не бросишь беременную? - Нет, нет, глупенькая. Ну, что ты, - он обнял её и начал целовать, губами собирая слезинки с её лица. – Я никогда тебя не брошу. Я ведь люблю тебя. - И я тебя люблю милый, - зашептала она, отвечая на его поцелуи и начиная расстёгивать его рубашку… 



апрель 2005 года | Лекарство от старости | 2012 год