home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

За пару дней Калуга нашёл семнадцать кандидатов на исполнителей. Вчера они все уже прибыли в Одессу, а сегодня в десять утра уже приехали по указанному адресу. Над входом в подвал была вывеска «Приём стеклотары». Когда-то здесь её действительно принимали, но теперь этот подвал арендовала у ЖЭКа одна из фирм Академика. Здесь он оборудовал учебный класс, в котором проводил обучение и тестирование кандидатов. Отбор он проводил лично и очень жёстко. В лучшем случае, его обучение проходил один из трёх претендентов. Куда потом девались не прошедшие тестирование, он не интересовался. Человек Академика впустил прибывших в подвал. Закрыл за ними железную дверь на засов и провёл их в помещение для занятий. Это большой помещение было чисто побелено. Пол был выложен новой плиткой. У стены было несколько рядов офисных стульев. Перед которыми стоял диванчик и журнальный столик. На столе лежала медицинская сумка. Справа стоял письменный стол с кожаным креслом. Слева от входа, в углу, был длинный стол, на котором стояли два электрических чайника, чашки, а в вазах лежали пакетики с чаем и кофе. Рядом были подносы с печеньем и булочками. Видимо совсем недавно здесь сделали уборку, потому, что пол был ещё влажным. - Можете перекусить пока, - сказал тот, который впустил их. - Курить только в соседней комнате, - он указал рукой на дверь. - Выходить наверх нельзя. Шеф будет через полчаса. Он ушёл, а парни стали наливать чай и завтракать. Некоторые пошли курить. Через полчаса в учебный класс зашёл мужчина, лет сорока. Он был в тёмных очках и одет в светлый костюм тройку, с тёмной жилеткой, но без галстука. Вместо галстука на шее был повязан шейный платок, в тон платку в кармане пиджака. На голове у него была пышная шевелюра, почти как у Энштейна, большой портрет которого висел на стене. Профессорская бородка – эспаньолка означала принадлежность этого человека к преподавательскому составу какого-нибудь одесского университета. - Привет, чесной братве. Я Академик, - обозначил он себя. - Прошу всех занять свои места. Будем работать. Все расселись на стульях. Он прошёл за стол и сел в кожаное кресло. - Итак, начнём, - сказал Академик. – Я ознакомился с биографией каждого из вас. Все вы были порядочными арестантами и отсидели без косяков. Но! – он сделал паузу. – На этом ваша блатная феня заканчивается. С этого момента вы даже между собой не общаетесь на фене. Вы будете говорить только на нормальном языке при общении с нашими клиентами. Это понятно? – он посмотрел на притихших парней. - Понятно, Академик. Ясно. Говори, что делать надо, - отвечали парни. - Я научу вас помогать людям, которые хотят покинуть этот мир, - сказал Академик.

- Это самоубийцам что-ли? – спросил один из парней. - Да, - кивнул Академик. - По жизни таких людей очень много. Также много смертельно больных людей, которые устали и хотят умереть. Ваша задача – помочь им. За деньги сделать укол или дать лекарство. Это не убийство, а помощь, потому, что они сами об этом просят. - И какой наш интерес? – громко спросил самый старший из кандидатов. - Сотня с каждого клиента. А клиенты будут каждый день и не по одному, - ответил Академик. - Каждый день? Откуда столько? – не поверил один из парней. - Это не ваша забота, - Академик поднял руку, ладонью вверх. - Ваша задача обслужить всех тех, чьи адреса вам даст диспетчер. Повторяю. Клиенты будут каждый день. Работа шесть дней в неделю. Один выходной. - Это же около трёх штук в месяц! И в баксах! – восхищённо посчитал один из парней. - Ну, если лохи сами просят, да ешё и бабки за это дают, чё ж не помочь? – сказал второй. - Ещё одно такое слово – «лохи», «бабки», и вы оба поедете обратно! – спокойно сказал Академик, глядя на парней. – Это всех касается. Больше повторять не буду! Все сразу притихли. Убедившись, что аудитория созрела, он спросил.

- Работать будете в Москве уже с мая месяца. Если кто-то из вас не хочет или не может – мы никого здесь не держим. Лучше сразу разбежимся, - Академик грозно смотрел на парней. Никто не встал и не вышел. Тогда он продолжил: - Если все за, идём дальше. Сейчас вы должны запомнить на всю жизнь, как свой день рождения, три строчки текста, которые помогут вам избежать нового срока. Повторяем за мной и сразу учим. Записывать нельзя! перчатки, беру деньги, интересуюсь не передумал - ла, записка, правша или левша, даю жгут, даю шприц, делаю укол в нужную руку, засекаю время, проверяю пульс, чужого не беру, дверь не закрываю. Все дружно повторяли за ним, - дверь не закрываю. Так он произнёс раз десять, убедившись, что они запомнили. - Теперь объясняю смысл первой строчки, - сказал Академик. – Если, не наденете перчатки – оставите отпечатки. Если, не возьмёте сразу деньги – у мёртвого потом не спросишь. Если, не поинтересуетесь передумал, или передумала - будет убийство. Клиент должен сам подтвердить, что это его решение. Понятно? - Ясно. Понятно, - дружно ответили парни. - Вторая строчка, - продолжил Академик. – Если нет предсмертной записки – это не самоубийство, а передоз. Если не выяснить правша или левша, то укол сделанный левше в левую руку - это не самоубийство. Если клиент сам не затянет жгут – на нём не будет его отпечатков – это не самоубийство. Если на шприце не будет пальцев клиента – это не самоубийство. Ясно? - Ясно. - Третья строчка. Засекаете время. С момента укола до остановки сердца проходит не более трёх минут. Проверяете пульс. Если сердце не остановилось - вливаете другой препарат в рот. Если возьмёте из квартиры хоть копейку – это будет не самоубийство. Дверь не закрываете, чтобы клиента быстрее нашли, - он закончил говорить и внимательно посмотрел на всех. – Ещё раз все вместе повторите три строчки. - Перчатки, беру…, - парни начали хором повторять текст. Убедившись, что они всё запомнили и довольно неплохо, он снял пиджак и повесил его на спинку кресла и сказал: - Десять минут перекур. Потом продолжим, - он встал и вышел. Парни пошли пить чай и курить. Многие восхищались, что будут работать в Москве. Ровно через десять минут пришёл Академик. Все сели на свои места. Он подошёл к столику у дивана и попросил ближайшего из сидящих парней пересесть на диван. - Продолжаем. Сейчас я покажу как всё нужно делать. Внимательно запоминаем последовательность согласно текста. Он взял сумку и вышел за дверь, не закрывая её. - Надеваю перчатки, - был слышен его голос. – Звоню в дверь. Дзинь, – он сымитировал звук звонка и вошёл. Сказал парню на диване - Здравствуйте, - и подошёл к нему. - Здравствуйте, - парень поздоровался. – Я могу получить оплату? – парень сымитировал передачу денег.

– Вы не передумали? – парень покачал головой.

– Где ваша записка для родных. Парень якобы показал записку.

- Вы правша или левша? – спросил Академик. Парень поднял свою правую руку. Академик поставил сумку на столик и закатал левый рукав его рубашки. Достал жгут из сумки передал ему.

– Затяните выше локтя, - сказал он. Парень затянул. Академик передал парню шприц.

- Снимите колпачок и положите на стол. Парень сделал то, что он просил. Наклонившись к парню, Академик сымитировал укол в левую руку. Парень натурально откинулся на диван. Академик положил шприц на стол и засёк время. Ровно через три минуты проверил пульс. Осмотрелся, взял сумку и вышел из помещения, прикрыв дверь. Потом сразу зашёл обратно. 

Все немного обалдели от увиденного. Было видно, что Академик знает эту тему отлично. - Если всё сделано правильно и по порядку то о вашем присутствии в этой квартире никто и никогда не узнает. Понятно, или есть вопросы? – спросил он, поставив сумку обратно на столик и посмотрел на парней. Те молчали. - Понятно или нет? – тихо, но настойчиво переспросил он. - Понятно. Да, ясно всё, - ответили те хором. - Тогда начинаем практические занятия, - сказал Академик. – По очереди, каждый делает то, что я показал. При этом вслух повторяете всё, что делаете. Это задание на сегодня. Завтра я научу вас делать уколы, готовить лекарство и давать его больным людям. Завтра же приму зачёт по первому занятию. Тот кто три раза подряд не сделает без единой ошибки, едет домой. Вопросы есть? - Нет вопросов, - дружно ответили парни. - Если что нужно – скажете Фомичу, - сказал Академик и вышел.

Утром Максимов и Камынина естественно проспали. Их разбудил звонок Крутова на мобильный Максимова. Тот сонный дотянулся до телефона. - Да, - сказал он. - Голубки, вы не забыли что сегодня пятница и нам нужно готовится к звонку? – спросил Крутов. - Так мы это, - замялся Максимов. - Что это? – не понял Крутов. - Мы вчера уже позвонили и договорились на завтра. Запись разговора сделали. - Немедленно ко мне! – заорал Крутов. – Как дети малые! - Есть, товарищ полковник. Мы уже выезжаем, - доложил Максимов, окончательно проснувшись. Посмотрел вокруг. Светлана уже была в душе. Он встал и, почёсывая живот, побрёл в туалет.

Через сорок минут они уже были в кабинете Крутова. Тот, естественно, выругал их за самодеятельность, а потом внимательно слушал запись вчерашнего разговора. «Тысячу сто долларов и наш специалист привезёт лекарство завтра, куда скажете», - шёл вчерашний диалог Светланы с диспетчером. - Стоп, останови! - скомандовал Крутов. - Тысяча сто долларов. Не слабо! Если у них в каждом городе хотя бы по одному клиенту в день, то это больше тридцати тысяч в день получается! И это без больных. - Я тоже вчера охренел, - поддержал его Максимов, - А в месяц под миллион. - Ладно, давай дальше, - сказал Крутов и Максимов включил запись. «Из Киева», - послышался голос Светланы на записи. - Стоп! – опять скомандовал Крутов. – Обрати внимание. Он ещё не знал в каком она городе, но перед этим пообещал привезти лекарство на следующий день. Что это значит? - А что это значит? – переспросил Максимов. - Это говорит о том, - размышлял Крутов. - Что они не ездят из Киева по Украине, а у них в каждом городе уже сидит курьер и ждёт звонка от диспетчера с данными клиента. Поэтому и героин не отличается от местного. - Согласен, - кивнул Максимов, восхищённо глядя на полковника. – Но это сколько же у них людей задействовано? - Да, серьёзная организация, - согласился Крутов. - Запускай запись.

Дослушав до конца, Крутов сказал: - Такое впечатление, что вы вчера не убийцу на дом пригласили, а кастрюлю в интернет магазине заказали. Обрати внимание, как спокойно он сказал, что курьер всё сделает сам. Для них это просто рутинная ежедневная работа. - Да, - задумался Максимов. – И многолетняя. - Но Светлана молодец! - похвалил Крутов девушку. – Не ожидал. Даже круче чем меня разыграла. Просто артистка!. Может всё таки в театральный? – спросил он, глядя на неё. 

- Спасибо, - засмущалась девушка. – Нет я лучше с вами. - Ладно, Светлана, ты иди в экспертный, - сказал он – А мы с Владом тут всё обдумаем, как завтра принимать этого курьера будем. Он тебе потом всё расскажет. Камынина улыбнулась Максимову и вышла из кабинета. - Мне вот ещё что не понятно, майор, - сказал Крутов, когда она вышла. – Зачем им подробные данные клиента и телефон? Может, они как-то их пробивают? - Ну, вряд ли у них доступ к нашей базе есть, - спокойно ответил Максимов. – А телефон может, чтобы перезвонить, если клиента не будет дома или ещё что. - Возможно, возможно, - задумался Крутов.

С шести утра субботы, омоновцы по одному в гражданской одежде, входили в подъезд Светланы, и Максимов впускал их в её квартиру. Четверо находились в квартире Камыниной. Пятеро засели в квартире напротив, с хозяевами, которой, вчера договорился Максимов и отправил их на дачу. Сам он был в квартире Светланы, потому, что опять ночевал у неё. Светлана немного нервничала. В десять часов курьер не приехал. В 10.30 тоже. Около одиннадцати зазвонил телефон Светланы. Она взяла трубку. Вчерашний мужской голос извинился перед ней, сказав, что курьер заболел и её заказ могут доставить в любой другой день. Светлана натурально расстроилась, выматерила их и договорилась на завтра - воскресенье, сославшись на то, что мама после смены, уедет на дачу, рассаду сажать. Максимов сразу позвонил спецам, но те сказали, что звонили с IP- телефона. Место, откуда был звонок, определить не возможно. Омоновцы с сожалением ушли. Максимов отзвонился Крутову и они со Светланой, тоже поехали в Управление, не понимая, почему сорвалась операция. В обед Крутов всех отпустил, чтобы поспать и утром опять собраться у Камыниной для встречи курьера. Максимов поехал к себе домой, а Камынина к себе, потому, что после двух, практически бессонных ночей им необходимо было выспаться. А ночью Владу пришла СМС-ка от Светланы, но он даже не проснулся. Утром, в воскресение, он проснулся по будильнику в четыре утра. Умылся, быстро позавтракал и поехал к Светлане. По дорогое он достал телефон и увидел непрочитанное СМС. Открыл его. В 01.16 ночи она написала ему: «прости я так больше не могу прощай». - Что за хрень. – выругался он и набрал её номер. Трубку никто не брал. У него похолодело в груди. Максимов нажал на газ и помчался к ней. Нарушая все правила, он быстро доехал до её дома. Бегом поднялся на третий этаж. Дверь в её квартиру была приоткрыта. Он рывком распахнул её. В комнате, на диване сидела Светлана в одной ночнушке. Она как будто спала, откинувшись на спинку дивана, но левая рука была перетянута жгутом. Рядом на столике лежал шприц и её телефон, с которого отправили ту СМС… Максимов в ярости начал бить кулаком и ногами в стену и громко стонать. Через несколько секунд придя в себя, он набрал номер своих экспертов. - Сергей, - тихо сказал он. – Приезжайте, Белорусская 22, 16. Светлана мертва. Передай ОМОНу, что отбой. Посмотрел на часы. Было 05.20 утра. Потом сел перед ней на пол. Взял её ладонь и, приложив к своим губам, заплакал. - Прости меня, Светочка, прости... Во вторник, 10 июня, Светлану Камынину похоронили. Людей было очень много. Её одноклассники по школе, знакомые из института, много людей из Управления. Многие её знали и очень любили. Поэтому не могли поверить, что она могла сама уйти из жизни. Гроб с телом Светланы опустили в могилу. Максимов стоял в стороне и плакал. Крутов не пытался его успокаивать. Он понимал, что потом ему будет лучше. Слёзы помогают успокоиться. Крутов тоже чувствовал свою огромную вину, за то, что так легко согласился на эту авантюру и по его вине погибла эта молодая и красивая девчонка. Ей бы жить и жить!

Уже после того, как могилу закопали, и надгробный холмик обложили венками, Максимов увидел мать Светланы. Он подошёл к ней и встал на колени. - Простите меня, если сможете, - сказал он ей, виновато склонив голову – Это я не уберёг вашу дочь. - Бог тебе судья, - сказала женщина и, отвернувшись к могиле, заплакала. – Говорила тебе доченька, не иди на эту службу! Не послушала меня, доченька, – зарыдала она. Какая-то женщина отвела её в сторону и они вместе медленно пошли по аллее, к выходу с кладбища, а Влад ещё долго стоял и смотрел на могилу Светланы…



2012 год | Лекарство от старости | май 2002 года