home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

В понедельник, утром, Александр Белов, ехал на работу на своём «Мустанге» 98 года. Это был автомобиль его мечты. Он бредил им с двенадцати лет. Форд «Мустанг GT» модели 1994 года ему снился по ночам, с того момента как он увидел картинку в каком-то западном

журнале. Алекс сразу влюбился в этот автомобиль. Поэтому, он приобрёл себе именно эту модель, как только собрал нужную сумму. Это был последний год выпуска «дутых» Мустангов и единственный год, когда покупателям предлагалась комплектация «Sport», которая включала в себя чёрный винил на капоте и знаменитые тройные раздельные задние фары. У него теперь был именно такой автомобиль и в довольно неплохом состоянии. Правда пришлось в него, потом постоянно вкладывать, и не мало. Зато теперь, несмотря на свой преклонный возраст, его «Мустанг» выглядел великолепно и вызывал зависть у прохожих и дворовых мальчишек, хотя во дворе хватало новых Мерседесов, БМВ и Порше, с их электронными «сотнями лошадей». Его 225 лошадей был живыми и натуральными. Звук 4.6 литрового мотора на холостых оборотах завораживал. А звериный рык при наборе мощности хотелось слушать снова и снова. Это была музыка, которую Алекс готов был слушать с утра до вечера, и потому прощал ненасытную прожорливость своего друга. Раз в месяц Алекс обязательно приезжал на полигон «Чайка» и «заряжался» чистым адреналином, проходя не менее двадцати кругов на такой скорости, когда машину в повороте срывает центробежная сила и удержать её на заданной траектории можно только мастерством и непередаваемым ощущением, что ты и автомобиль – это одно целое. В такие минуты Алекс чувствовал себя абсолютно счастливым.

Вот и вчера, в воскресенье, они с друзьями, с утра «подзарядились» на «Чайке», а потом весь день зависали на даче, на шашлыках. Прекрасно провели время и отдохнули на природе. Поэтому утренние пробки понедельника ещё не раздражали Алекса. У него было замечательное настроение и желание работать, потому что он любил свою профессию.

Припарковав своего красавца у здания офиса, Алекс поднялся, на этаж редакции, где руководил одним из отделов, самого крупного в Украине пресс-центра «Ukraine.net». В свои тридцать два года, он ещё ни разу не был женат, но знал, что это обязательно произойдёт, как только он встретит ту единственную и неповторимую. Алекс был симпатичным шатеном с голубыми глазами, хорошо сложён и совершенно не переживал по этому поводу.

- Привет, Наденька, - поприветствовал он секретаршу главного редактора.

- Привет Алекс, - улыбнулась она ему, оторвавшись от маленького зеркальца, - Евгений Палыч тебя уже искал. Он срочно всех собирает. В 9.00 в конференц-зале.

- А что случилось? Прилетели инопланетяне? – пошутил Алекс.

- Почти угадал. А ты что ещё не в курсе? – странно ответила Наденька.

- Не в курсе чего? – удивился Алекс.

- Вчера в Киеве произошло десять самоубийств, - гордо произнесла Наденька, потому что знала то, что почему-то не знал он.

- Десять? В один день? А я говорил, что конец света обязательно придёт! – страшным голосом произнёс Алекс, протягивая руки к Наденьке.

- Дурак ты, Алекс. Люди сами травили себя и бросались с крыши. Ужас! Кошмар! А ты смеёшься. Как так можно? – обиделась Наденька.

- Прости. Я думал, ты шутишь. И чего это они так, все и сразу? - Вот Евгений Палыч поэтому и собирает всех. Он тебе всё расскажет, - обиженно надув губки, ответила Наденька, возвращаясь к своему зеркальцу.

Алекс вошёл в рабочий зал. Обычно здесь уже было полно народу, а сейчас никого. «Видимо все уже в конференц-зале», - подумал Алекс, посмотрев на часы на стене. Они показывали 08.58. Он бросил сумку на свой стол, взял блокнот и пошёл на совещание. Там уже все собрались и обсуждали последние новости. Было очень шумно.

- Всем привет, - сказал Алекс и прошёл на свободное место во втором ряду.. В дверях появился главный редактор - Рыбаков Евгений Павлович.

Он прошёл к столу у стены, с логотипами пресс-центра «Ukraine.net».. Сел в кресло, поправил микрофон на столе и поприветствовал всех.

- Доброе утро, коллеги. Прошу тишины, - сказал он. Шум сразу стих. Все смотрели на редактора, а он был серьёзен как никогда.

- Коллеги, - продолжил редактор. - Все вы знаете, что вчера в городе произошло резонансное событие - десять показательных самоубийств в местах массовых скоплений людей. Четыре человека бросились с большой высоты. Шестеро отравили себя ядом. Поражает не только количество, а то, что все самоубийства совершены разными людьми по возрасту, полу и социальному положению. Но, - редактор замолчал, глядя на присутствующих. Все слушали его очень внимательно. Выпив воды, он продолжил. - Но все эти случаи объединяет общая цель самоубийц. Они все говорили, что умирают за эвтаназию. Все называли себя этими, - он взял бумажку со стола и прочитал. - Десвешеры. Кто это такие мы пока не знаем. Но очевидно, что это событие заслуживает детального изучения. Я почему-то чувствую, что это только начало. Пока мы разместили этот материал в виде короткой новости без комментариев, но наши читатели хотят знать что произошло и почему. - Он замолчал. Обвёл всех своим взглядом, налил воду в стакан, выпил и продолжил.

- Белов, вы как руководитель информационного отдела, организуйте максимальный сбор информации из любых источников и в кратчайшие сроки. Весь отдел в вашем распоряжении. В 16.00 у меня должна быть вся возможная информация по этим, - он опять прочитал по бумажке. - Десвешерам. Кто они такие, откуда и чего хотят. Всё понятно?

- Есть доложить в 16.00. – Алекс встал, и положил одну руку на голову, а вторую, открытой ладонью, приставил к виску, как будто отдавал честь.

- Я не шучу, Белов. Дело очень серьёзное, – строго отреагировал редактор.

- Я всё понял, Евгений Палыч. Начинаем работать, чтобы наш пытливый читатель очень скоро узнал всю правду, – уже серьёзно сказал Алекс. - Мы можем начинать?

- Да, работайте. Всем спасибо, - сказал редактор и вышел из конференц-зала. Журналисты начали вставать со своих мест, но Алекс остановил всех.

- Так, коллеги, слушаем меня сюда, - обратился он ко всем журналистам отдела. - Сейчас, без перекуров и кофе, быстро и максимально глубоко сканируем информационное пространство на эту тему. Шерстим форумы и соцсети, звоним знакомым, узнаём, кто, что

знает и что слышал об этих самоубийствах. Собираем фактуру по максимуму. В 14.00 собираемся в отделе и обмениваемся собранной инфой, - он посмотрел на всех и спросил. – Надеюсь, я доступно изложил? У кого есть вопросы? - Я извиняюсь, Алекс а кто и где сканирует? – спросил один из сотрудников. - Все и везде! Никита, ну распределитесь сами. Не маленькие.

- Если вопросов больше нет, все по местам, бандерлоги! – скомандовал Алекс и обратился к парню и девушке в первом ряду:

- Максим, вы с Леной останьтесь. Когда все вышли, Алекс посмотрел на них и улыбнулся: - Сладкая парочка, вы едете в пресс-центр МВД. Получите там официальную версию событий, а заодно, понюхайте, может чего узнаете неофициально. Ясно? - Ясно. Вы как всегда в окопах, - ответил Максим. – А мы с Солнцевой в тыл врага. - Вы лучшие в этом деле. Поэтому вам и карты в руки. Гордитесь моим доверием!

- Да, мы уже прониклись, - съехидничала Лена. – Но я бы больше гордилась премией, если уж мы такие лучшие. - Будет вам премия, но если привезёте чего нибудь интересное, - успокоил её Макс. - Тогда мы уже в пути, - сразу повеселел Максим. – За мной, Солнцева.

Утро этого понедельника было жарким и для полковника Крутова. Хотя он ещё и не уходил со службы с воскресенья. Его вызвали вчера в 14.30 после четвёртого самоубийства. Пока ехал в Управление, произошло ещё одно. И так до восьми вечера. В час по одному. Оперативный штаб под его руководством заседал до двух ночи. Версий сначала было много, вплоть до репетиции масштабного теракта. Но ни одна из них пока не подтвердилась. На основании полученной информации, получалось, что некая группа лиц, месяц назад приславшая предупреждающие листовки, устроила показательную акцию и её члены совершили десять самоубийств в людных местах Киева. Целью всех этих самоубийц было разрешение эвтаназии.

«Да недооценил я этих парней», - думал Крутов. – «Решил, что те августовские листовки бред сумасшедшего. А вона как! Не бред, а абсолютная реальность. Нахрена им эта эвтаназия?», - не понимал он. – «Если они уже мертвы? Что это за новый вид одноразовых революционеров? И почему именно у нас, а не в России или Европе?» В 09.30 утра его срочно вызвал к себе начальник Управления, генерал – майор Шептун. В приёмной секретарь сразу проводила его в кабинет начальника. Генерал сидел за своим столом. - Ты это читал? - он указал на лежавшие перед ним газеты. Крутов посмотрел на газеты. Потом ответил с усмешкой: - Некогдa мне читать газеты, товарищ генерал- майор. Я работаю. - Некогда? А у меня утро началось со звонка из министерства. Десять самоубийств за день! Всё как они предупреждали! А я тогда министру доложил, что переживать не о чем. Угроза невыполнима. Ещё как выполнима! Охренеть можно! В министерстве и там, - генерал показал пальцем на потолок. - Хотят знать, кто это организовал и зачем? И как можно скорее! - Генерал раздраженно бросил очки на стол и встал. Сунул руки в карманы брюк с широкими лампасами и нервно прошелся по кабинету. Крутов, не стал объяснять ему, что уже почти сутки работает по этому делу. Он просто стоял и смотрел прямо перед собой. Генерал посмотрел на него и уже почти спокойно спросил:

- Дело завели? - Да, - кивнул Крутов. – по 120 –й, доведение. - Что-то успели накопать? Что это за клуб самоубийц такой?

- Пока мало информации. Сейчас отрабатываем личности самоубийц и их связи.

- Мало информации! А чего в августе жопу не оторвал и не подсуетился? Сейчас бы было много информации! – опять заорал генерал. - Надеюсь, теперь ты понял, что они не шутили? - Понял, - Крутов виновато опустил голову. - И судя по тому, как эти самоубийства спланированы и подготовлены – работали профессионалы. Всё продуманно до мелочей. Думаю, есть реальная угроза повторения подобной акции. - Этого нельзя допустить, полковник. Никак нельзя, - от крика, лицо генерала стало багрово -красным. - Ты даже не представляешь, чем это может для нас обернуться. Министр шутить не будет, тем более сейчас, за год до выборов президента. Отправит меня на дачу укроп выращивать! На моё место знаешь сколько желающих? Крутов невозмутимо ответил: - Не знаю, но будем работать.

- Работай, Крутов, работай. Пока нас с тобой не списали, — генерал на минуту задумался, потом уже спокойно сказал. - Значит так, полковник. Так как это дело резонансное, я освобождаю тебя от других дел. Руководство отделом передашь Смирнову. Бери себе столько людей сколько нужно. Любых специалистов. Но найди этих дес.., тфу, - выругался генерал. – Этих уродов, и как можно скорее. Это мой приказ. - Есть, товарищ генерал-майор, - вяло отреагировал Крутов. - Задачу понял. Пока мне хватит одного майора Максимова. Остальных буду привлекать по необходимости. Разрешите идти? - Иди. Завтра в девять доложишь. Министр взял это дело на контроль и утром уже ждёт от меня результаты. Смотри, не подведи меня, Крутов.

Раздав задания, Алекс вернулся в отдел редакции и сел за свой стол. Включил компьютер. Как всегда с утра, проверил электронную почту. Писем было много, но одно сразу бросилось в глаза. Заголовок был написан заглавными буквами: «ДЕСВЕШЕРЫ. ЗА ДОБРОВОЛЬНУЮ ЭВТАНАЗИЮ». Письмо было с картинкой. Прислал его какой-то Самурай. Алекс сразу открыл письмо и прочёл.

Лекарство от старости

Death wish



«Мы, Десвешеры, боремся за право людей на добровольную эвтаназию. Чтобы показать серьёзность и неотвратимость наших намерений, мы готовы умирать. По десять человек каждую неделю. До тех пор, пока не добьемся права на добровольную эвтаназию для каждого жителя страны. Люди должны иметь право на смерть не только в случае тяжёлой болезни, но и в любом возрасте, по желанию самого человека, если его жизнь потеряла всякий, смыл. У каждого в этой стране должно быть право не только на жизнь, но и на добровольную смерть. Наше единственное требование к правительству страны: Создание Центров Добровольной Эвтаназии, в которых любой человек сможет добровольно уйти из жизни с помощью химической эвтаназии. Допускается помощь психологов. Период реабилитации не более 30 дней.Мы будем умирать до тех пор, пока наше требование не будет выполнено! Мы начинаем свою борьбу и обязательно победим, потому, что смерть всегда побеждает жизнь. Жизнь – временное состояние, а смерть – это вечность.


«Это уже серьёзно», - подумал Алекс. – «Значит, вчерашние события – это хорошо спланированная акция. И возможно будет продолжение». В конце письма была ссылка http://samurai.livejournal.com/418798.html


- Алекс, тут у меня письмо от какого-то Самурая, - к его столу подошёл Николай.

- И у меня тоже – сказала сидевшая рядом Людмила.

- Десвешеры за эвтаназию? – спросил он не глядя на них.

- Точно, - ответили они хором. - Я тоже такое получил. Изучаем, смотрим, думаем. Работаем, ребята! – он перешёл по ссылке в письме. Это был блог в «Живом журнале».

Сразу запустился видеоролик.

На видео парень, лет тридцати, бритый наголо, устанавливает на штатив видео камеру. Затем садится в центре комнаты на пол, лицом к камере, по самурайски поджав под себя ноги. Смотрит в объектив и говорит:


«Если вы смотрите это видео, значит, меня уже нет, а наша борьба началась.


Наполеон Бонапарт говорил: «Добровольная смерть как акт отчаяния – это трусость». Но в канун первого отречения, он сам принял яд и остался в живых лишь потому, что этот яд от длительного хранения стал безвреден.


Как видите, у каждого из нас может наступить такой момент, когда умереть – это единственный достойный выход. И каждый из нас должен иметь право на безболезненную смерть и уважение общества. Если человек имеет право на жизнь, значит, он обязан иметь право и на смерть. И мы – десвешеры будем бороться за это право! Мы будем умирать, чтобы правительство создало центры добровольной эвтаназии.


Мы будем умирать, чтобы люди могли уходить из жизни достойно и безболезненно. Мы будем умирать, чтобы доказать, что такие как мы, не изгои и не сумасшедшие. Мы будем умирать за право любого человека на добровольную эвтаназию.


Нас достаточно много, чтобы заставить правительство услышать наше требование. Я приветствую Десвешеров, идущих на смерть, во имя этой благой цели».

Закончив говорить, парень снимает футболку. Бросает её рядом на пол и закрывает глаза. Руки сгибает в локтях, ладони направляет вверх и начинает медитировать. Через несколько минут, закончив медитацию, он открывает глаза. Берёт в руки, лежащий справа от него, короткий самурайский меч. Медленно вынимает его из ножен и аккуратно кладёт ножны перед собой. Меч приставляет острым концом к животу и второй ладонью накрывает рукоять. Закрывает глаза. Через мгновение, одним резким движением вгоняет меч в своё тело по самую рукоять. При этом ни один мускул не дрогнул на его лице, а только донёсся гортанный стон. Затем он тянет рукоятку меча вверх и рассекает себе живот до рёбер. Проворачивает меч и резко тянет рукоятку влево, потом вправо. Кровь ручьём вытекает из огромной раны на животе. Силы быстро покидают его, и через несколько секунд его руки отпускают рукоять меча и безвольно опускаются вдоль тела. Он роняет голову на грудь. На полу растекается лужа крови… Видимо это был тот самый Самурай, который прислал ему письмо. «Так, Самурай - это его ник. Имени этого человека мы пока не знаем» - подумал Алекс. - «Дата съёмки ролика суббота 13.09.2014. 22.21» В левом верхнем углу блога этого Самурая был такой же символ как и в письме: Т – образный крест с петлёй в навершии и английскими словами под ним – «Death wish». Алекс знал, что это «крест Анх». У древних египтян он объединял два символа: крест - как символ жизни, а круг - как символ вечности. У Хиппи этот знак был символом мира и

правды. Что значил этот символ для десвешеров и почему они использовали его, Алекс не знал. Слова «Death wish» в переводе обозначали «желание умереть» или «подсознательное стремление к собственной смерти».

Алекс посмотрел на дату получения письма: суббота «13.09.14 21.00 Мог отправить перед самой смертью, потому, что последняя запись в его блоге сделана также в субботу, 13.09.14 в 21.34. он написал: «Наверное, это правильно, что человек не знает, как и когда умрёт. Поэтому многие начинают ценить жизнь, только когда приближаются к своей смерти. Всему приходит конец, когда перестаёшь дышать. Одно мгновение и всё что ты сделал, всё что с тобой происходило, исчезает. А мир не останавливается. Но тебя это уже совершенно не волнует и нет дела до этого мира, потому что ты переходишь в другой… Мы, Десвешеры, потому, что сами выбираем как и когда умереть. И я ухожу первый, чтобы своим примером показать всему обществу серьёзность и неотвратимость наших намерений. P.S. Я так долго шел к этому моменту, что сегодня проснулся в прекрасном настроении. Сегодня я сделаю свой последний шаг, но первый в бесконечность…


Алекс ещё раз просмотрел видео. «Не похоже на монтаж. Всё очень натурально» - подумал он. Прочитал последнюю запись в блоге. Потом ещё раз прочитал письмо. «Наверное, этот ролик выглядел бы «шедевром» очередного невменяемого самоубийцы, если бы не события, которые произошли на следующий день» - подумал он. - «Да, похоже, что этот парень не шутил и у него есть последователи. Вопрос – сколько их? Неужели на следующей неделе ещё десять человек прилюдно покончат с собой? Если это произойдёт, то это уже будет большая проблема не только Киева, а всей страны».

Алекс набрал в поисковой строке: «десвешеры». Поисковик ничего не выдал. Тогда он набрал «cсамоубийства Киев». На первых строчках были ссылки на видео, которые были сделаны вчера, случайными свидетелями этих событий. Их уже просмотрели тысячи пользователей. Он быстро нашёл видеоролики практически всех суицидов. Просмотрел их. «Да впечатляет», - думал он. - «Действительно, все люди разные и по возрасту, полу и по статусу, как говорил шеф. У всех, наверняка, были разные взгляды на эту жизнь, и естественно разное отношение к ней. Такие люди не ходят вместе в кино, и не пьют в одной компании. Особенно этот дядя из ресторана. Явно обеспечил безбедное будущее своё, детей и внуков. А туда, же – десвешер!» Если бы вчера Алексу кто-то рассказал, что такое, возможно, он бы не поверил.

Также Алекс почему-то отметил, что глаза у всех этих людей горели странным блеском. Они умирали с такой явной решимостью в глазах, которую он видел только в фильмах про войну, партизан или декабристов. Алекс скопировал все ролики на свой компьютер. Ещё раз пересмотрел их. Обратил внимание на время съёмки. Выстроил все ролики по времени – с утра и до вечера. Получалось, что первое самоубийство произошло в 10.45 у Печерской лавры. Остальные происходили с интервалом через час. Последнее в 19.45 в ресторане «Прага. Этот факт напрочь исключал случайность, а говорил о системе и подготовке этой акции».

«Всего десять, как и обещал «Самурай», – анализировал Алекс. - «Все совершены в разных районах Киева. Способы разные. Но объединяет их всех то, что места для самоубийств выбраны самые посещаемые горожанами и гостями столицы. Цель понятна – привлечь 

внимание людей и властей. И все эти люди говорили, что они «Десвешеры». Интересно, кто такой этот «Самурай» и как он смог найти и собрать всех этих людей, а главное, как он заставил их совершать самоубийства строго по расписанию. Похоже на сценарий спектакля и у каждого актёра в этом реальном спектакле была своя чёткая роль. Но ведь самоубийство это особый эмоциональный фон. Его невозможно спланировать. Очень похоже на поведение шахидов. Те тоже совершают самоубийство по времени и, в определённом месте, но взрывают себя и уносят с собой десятки других жизней. Эти люди вчера ушли сами. Фактически, все они, вопреки чувству самосохранения, пошли на действия, имеющие общественный резонанс и значение. Это – социальное шахидство. О как круто я придумал: «социальное шахидство». Это надо записать».

- Алекс, мы уже вернулись, - услышал он голос Макса. – готовь премию. Они с Леной вернулись из МВД.

- Рассказывайте скорее, - сказал он, указывая им на стулья у своего стола.

Начал говорить Макс.

- Самоубийств вчера, как ты знаешь, было десять. А обычно не более одного за сутки и то не всегда. Две девушки, две женщины, четыре парня и двое мужчин. У всех при себе была плоская металлическая коробочка, в которой был паспорт и листок с их требованиями. Нам дали ксерокопию, - он положил на стол Алекса лист бумаги. Алекс пробежал глазами. Это был такой же текст с таким же символом слева, как и в электронном письме, которое он получил сегодня. - Дальше, - сказал Алекс.

- Вот данные всех этих людей, - Макс положил на стол ещё один лист бумаги. - У знакомого мента выпросил. - Раз у них при себе были паспорта, значит, они не хотели умирать безымянными. Им нужно было, чтобы их сразу опознали, - вслух рассуждал Алекс. - Вопрос, зачем? Ладно, что с официальной версией?

- Министр дал указание возбудить уголовное дело по факту доведения до самоубийства. Официальная версия такая: Некто заставил всех этих людей совершить самоубийство под воздействием неизвестного препарата. Идёт следствие. Виновные будут наказаны. Ни слова о «десвешерах». Не хотят, чтобы люди думали, что это секта или что-то ещё. Неофициальная версия – под выборы, кто-то хочет на народной волне расшатать ситуацию.

- Кто и зачем?

- Пока не понятно.

- Да ещё, - перебила Макса Лена, - Мы просмотрели сводки происшествий за прошлую неделю и нас заинтересовал один случай. В субботу 13 числа нашли тело парня. Представляешь, он сделал себе харакири, как настоящий японец. Документов при нём не было. Проживал на съёмной квартире.

- Вот его фото, - Макс передал Алексу фотографию.

- Знакомый мент дал? – спросил Алекс, улыбаясь.

Макс кивнул. Алекс посмотрел на фотографию. Молча, развернул экран компьютера к ребятам и нажал кнопку. Пошла трансляция ролика, на котором этот парень был ещё жив.

- Значит не монтаж, - сказал Алекс, - Значит, Самурай действительно покончил с собой. - Какой самурай? - спросил Макс. - Этот парень на фото называл себя Самурай. Имени его я не знаю, - ответил Алекс.

Ребята с интересом посмотрели ролик до конца.

- Крутой «газик». Только без хэппи-энда, - задумчиво произнёс Макс. - Да, жизнеутверждающее кино, - согласился Алекс. - Он обещал десять жертв и десять человек вчера покончили с собой. Причём не просто так, а строго по времени, в определённых местах и говорили практически одно и тоже. Всё как по сценарию, - сказал Алекс. - И в этом письме сказано, что будут умирать по десять человек каждую неделю, пока правительство их не услышит.

- И кто же автор этого сценария? - спросила Лена. - Автором сценария может быть Самурай, но он мертв. Значит должен быть ещё и режиссёр который выложил последнее видео Самурая в его блоге. – предположил Макс. – А потом руководил этими людьми

- Ты прав, Макс - согласился Алекс. – Все эти люди покончили с собой строго по времени с интервалом в один час, на следующий день после смерти Самурая. Это была хорошо спланированная акция.

- Интересно, а ещё самоубийства будут? – наивно спросила Лена, вставая со стула, и наклонилась к экрану компьютера Алекса, чтобы получше рассмотреть на застывшем видео лицо Самурая. - Неужели каждую неделю по десять человек? Где они столько желающих умирать наберут?

- На следующей неделе мы все это узнаем. Если будут, то это уже будет очень серьёзная проблема для наших властей, - сказал Алекс. - Так, ребята спасибо.

Максим встал и нежно хлопнул Лену по попке.

- Пойдём, Солнцева. Нас ждут великие дела, - сказал он

Та резко посмотрела на него и показательно нахмурила брови, но не обиделась.

- Дурак ты, Устинов, - сказала Лена, и они ушли к себе, оставив Алекса одного.

Получив разгон от начальника Управления, Крутов пошёл к себе. В кабинете включил чайник. Закурил, глядя в окно. «Прав генерал. В августе нужно было начинать шевелиться. Может сейчас уже бы, и знали кого и где искать», – подумал он. Налил кипяток в чашку, бросил пакетик с чаем и сел за стол. Взял телефон и набрал номер. - Майор, зайди ко мне, - сказал он в трубку. Через пару минут, услышав стук в дверь, сказал, - Входи. Вошёл его зам, майор Максимов. Крутов указал рукой на стул у стола.

- Чаю хочешь? – спросил он у майора. - Нет, спасибо, - Максимов сел за стол. Крутов громко отпил глоток чая и сказал: - Генерал приказал мне заниматься только этими десвешерами. Ты в моей группе. Что по связям самоубийц, выяснил? - Нам уже известны все десять телефонных номеров. Никто из них не звонил друг другу накануне. - Ты уверен? Как же тогда они время согласовывали? – удивился Крутов. - По телефону они не общались. Это факт. В распечатках звонков за этот год ни одного пересечения. Также, нет ни одного внешнего номера, с которого звонили бы им всем. Сейчас ребята смотрят их компьютеры. Может быть они переписывались между собой. - Что дал опрос родственников? Почему они сделали это? - Пока опросили только родственников тех, кто из Киева. Говорят, что ничего не замечали. Поведение и настроение накануне, ничем не отличалось от обычного. Морозова, та которая отравилась у Лавры, сказала матери, что пошла в церковь. Она каждое воскресенье тудаходила в это время. Нельсон, которая со смотровой прыгнула, пришла туда с компанией. Зотов к Цирку с женой и детьми на клоунов пришел посмотреть. Никулин, который с арки Дружбы Народов прыгнул, пришёл туда с девушкой. Сказал ей, что сейчас всем фокус покажет и полез на арку. Песков в «Прагу» с женой приехал. Потом сказал, что хочет всем сообщить что-то очень важное. Все эти люди вели себя абсолютно обычно, во всяком случае, для окружающих. - Странно. Почему они совершенно не нервничали? Удивительное самообладание. Фото остальных самоубийц всем родственникам показывали? - Показывали. Никакого результата. Никто их вместе никогда не видел. - Кто из них наблюдался у психиатров? - Официально никто, - уверенно ответил Максимов. - Уверен? – строго спросил Крутов. - По той информации, что у нас есть на сегодня, к психиатрам официально никто из них не обращался. На учёте не состоял. По частным психологам пока работаем. - Странно. Очень странно, - задумался Крутов. - Что по анализу крови? - В крови ни у кого никаких посторонних веществ эксперты не обнаружили. У Стрельцовой, которая отравилась в «Мандарин-Плаза» обнаружили антибиотик, но она недавно лечилась в больнице от простуды. Неделю лежала в БСМП №2 на Братиславской. - Есть результаты по яду? - Какой-то новый неизвестный состав неорганического происхождения. Эксперты сказали, что этот яд действует намного быстрее цианида. Мгновенно останавливает сердце. - На лекарство «академиков» не похож? - Нет. Ничего общего. Там лекарство, а здесь именно яд. Там раствор, а здесь таблетка. - Нашли данные на этого Самурая? - Тут совсем грустно. Документов и телефона при нём не обнаружено. Жёсткий диск компьютера полностью уничтожен. Сгорел, как будто от короткого замыкания. По отпечаткам и фотографии, он у нас не проходит. Татуировок на теле нет. Хозяйка квартиры его не опознала, так как эту квартиру в августе снял Зотов, который с Цирка бросился. Сказал, что для брата из Житомира снимает. Но жена Зотова этого Самурая не опознала. - Видишь, общались они между собой, раз Зотов ему квартиру снял, - Крутов встал из-за стола и резко сказал. - Значит так, майор, на голове стой, но контакты всех этих людей найди. Нам необходимо понять, кто их организовал и, самое главное, нам нужны те, кто возможно, будут следующими. Не могли они не общаться между собой. А если между собой не общались, значит есть тот, кто с ними со всеми общался, инструктировал и контролировал. И этот кто-то им назначил время и раздал яд, и листовки. Так что ищи, дорогой ищи. - Понял, Николай Янович. Будем искать, - согласно закивал головой Максимов. - Кто такие эти «десвешеры» выяснил? - Похоже, что это они сами себя так назвали. Нигде подобного термина нет и раннее это слово нигде не встречалось. - Да. Вопросов пока больше чем ответов. Одиннадцать самоубийств, а улик кот наплакал. Такое впечатление, что спецслужбы заварили всю эту кашу. Настолько всё тщательно спланировано, а следов организаторов вообще нет. Тогда возникает вопрос, какие это спецслужбы и зачем? - В смысле «наши» или нет? – переспросил майор. - Ладно, не отвлекайся. Пусть твои парни пошерстят форумы самоубийц. Вдруг там кто из наших покойничков засветился. Пусть поднимут историю посещений сайтов, посвящённых суициду, по каждому компьютеру этих десвешеров за последние девять месяцев. Фото этого Самурая отдай в пресс-центр, чтобы показали его по телевизору как особо опасного. Может кто и опознает. Сделай запрос пограничникам. Возможно он к нам из России или еще, откуда приехал. Пусть проверят. - Понял, Николай Янович. Могу идти? - Иди, Влад работай. Если что-то будет, сразу звони мне. Когда майор вышел, Крутов встал из-за стола, закурил и подошёл к окну. У него было тревожное предчувствие, что это только начало очень серьёзных событий. Так же он понимал, что с недавним делом «академиков» это никак не связано. Зазвонил телефон. Он подошёл к столу и снял трубку. - Слушаю, Крутов. - Товарищ полковник, тут журналисты собрались. Вы хотели им что-то сказать, - услышал он голос Светланы, пресс-секретаря УВД. - Да, Светлана. Уже иду. Он вышел из кабинета и, спустившись на лифте на первый этаж, пошёл в пресс-центр. Там уже было полно журналистов из разных СМИ и телеканалов города. Все они что-то говорили и обсуждали. Крутов стал за специальную стойку с микрофонами, напротив стены с логотипами МВД Украины и поприветствовал журналистов.. Все замолчали. - Господа журналисты, - начал он, - Вы знаете, что вчера в Киеве произошло десять самоубийств. Возбуждено уголовное дело по факту доведения этих людей до самоубийства. Мы приложим все силы. Чтобы найти и наказать преступника или преступников. Дело взял под свой личный контроль министр МВД. На остальные вопросы ответит майор Гордеева. Спасибо за внимание. Крутов закончил говорить и ушёл, не обращая внимания на посыпавшиеся вопросы. Посмотрел на часы. 11.50. «Съезжу я пока домой. Позавтракаю и заодно рубашку переодену» - подумал он и по телефону вызвал машину.


14 сентября 2014 года 19.45 | Лекарство от старости | Глава 3