home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Уже на следующий день после того знаменитого ток-шоу «Говорит Украина», в котором покончили с собой пятнадцать человек, Максим Устинов совместно с Главным редактором Рыбаковым опубликовали статью от имени Алекса Белова. В ней, очень понятно и доступно, а главное, подробно была описана проблема самоубийств, начиная с древних времён и до наших дней на основании тех данных, которые собрал Белов. В статье приводились цифры по количеству суицидов в каждом из городов Украины, в целом по стране и данные по другим странам. Также в этой статье были высказывания известных людей, философов и политиков, по вопросу эвтаназии и её необходимости для общества. Если бы Алекс Белов был жив, он бы гордился триумфом своей статьи. Статья получилась очень интересной и своевременной а, учитывая, что Белов умер как десвешер, вызвала просто неслыханный резонанс в обществе. У нас всегда любят героев после их смерти. Благодаря его статье, люди начали понимать насколько это серьёзная проблема и как важно её скорое решение. На всех уровнях стали активно обсуждать проблему самоубийств и как способ решения этой проблемы – разрешение эвтаназии. Люди начали понимать, что в цивилизованном обществе человек должен иметь не только право на достойную жизнь, но и право на достойную смерть по своему выбору.

Ведь очень многих проблема суицида коснулась напрямую. У одних покончил с собой кто-то из родных, у других кто-нибудь из знакомых или близких. В интернете и прессе появилось много статей на эту тему. После статьи Белова, на телевидении стали выступать различного рода специалисты от психиатрии. Впервые они стали говорить о реальных цифрах. И это были страшные цифры.

В субботу Крутов проснулся поздно. Ещё не открывая глаза, он почувствовал, что прекрасно выспался. Этой ночью он спал удивительно крепко и спокойно. Открыл глаза. На часах было 08.46. Так долго он никогда не спал. Вера, наверное, уже была на кухне. Крутов встал, пошёл в ванную умылся и прошёл на кухню. Вера заканчивала готовить завтрак. Он подошёл к ней и поцеловал в шёку. - Доброе утро, родная. - Доброе, Коленька. Дети ещё спят, а я блины на завтрак затеяла.

Крутов сел за стол. Вера посмотрела на него.

- Коленька, тебя что, вчера уволили? – тихо спросила она.

- Нет. Не переживай. Меня действительно отправили в отпуск. Но, ты знаешь, я очень рад этому, - ответил Крутов. – Я действительно устал и нам давно нужно отдохнуть. Сейчас позавтракаем и вместе поедем в турагентство выбирать место, куда завтра с тобой поедем и будем наслаждаться замечательной природой.

Вера подошла к нему и двумя руками нежно прижала его голову к своей груди.

- Я так рада, что даже не могу поверить, – сказала она. - Неужели, целых две недели ты будешь со мной, и мы будем отдыхать в Карпатах. А вдруг тебя опять вызовут.

- Не вызовут. Я же тебе сказал, что отключу телефон. А куда мы поедем, никто не знает. Даже мы пока не знаем, - засмеялся он. – Поэтому, ближайшие две недели я весь твой!

- Привет родители, - в двери показалась взъерошенная голова Сергея. – Мамуля, как вкусно пахнет!

- Сынок, буди Танюшку, умывайтесь и завтракать, - сказала Вера. – Пока блины горячие.

После завтрака они все вместе поехали выбирать место для отдыха.

В воскресенье, в 09.00 Крутовы уже выехали со двора, на своём стареньком «Санта Фэ». В Киеве, с ночи, противно моросил дождь. Но после Винницы тучи пропали, небо посветлело и вышло солнышко. Погода опять была чудесная. В дороге Вера немного поспала, а остальное время они слушали песни своих любимых исполнителей и вместе подпевали им. Поэтому дорога совсем не показалась длинной и утомительной.

Частная усадьба под названием «Дом у озера» куда направлялись Крутов с супругой, находился в очень живописном месте на возвышенности, на правом берегу горной реки РИКА в селе Иза.Это самый центр Закарпатья. Они добрались до места только после шести часов вечера. Солнце уже почти закатилось, но здесь было значительно теплее, чем в Киеве. В Карпатах ещё только начиналось «бабье лето». Радушные хозяева разместили их в отдельном домике, рядом со своим, хозяйским. Вода из горного источника, которой их угостили с дороги, была кристально чистой и удивительно вкусной. В их домике был небольшой балкон с которого была видна прекрасная панорама гор, и долина горной реки. Из окон усадьбы открывался чудесный вид на большое горное озеро. Вера была просто счастлива.

- Какое чудное место! Горы, лес. река, озеро! А воздух! – восхищалась она. – Как здорово, что мы сюда приехали.

- Да, любимая, - радовался вместе с ней Крутов. – целых две недели мы будем ходить в лес, на озеро, ловить форель в реке. Обязательно съездим на водопад. Посмотрим страусиную и оленью ферму. Будем есть овечий сыр, брынзу, уху, голубцы, грибы, пироги и пить парное молоко.

- Я уже всё это хочу! Я ужасно проголодалась! – засмеялась Вера. – А потом хочу тебя.

- А ещё, можем даже на плотах по реке спуститься.

- Ну, это уж очень экстремально. Мы с тобой уже не так молоды. Поэтому, будем просто отдыхать, дышать горным воздухом и наслаждаться жизнью, дорогой, - сказала она и поцеловала его в губы. Он ответил на её поцелуй.

- Согласен, дорогая. Предлагаю начать наслаждаться прямо сейчас. Хозяин истопил для нас баньку. А потом ужин с шашлыками и местным вином!

- Я переодеваться, - радостно сказала Вера и убежала в дом. Крутов остался на балконе. Воздух был такой чистый, что ему даже курить не хотелось.

Он смотрел на горы, реку и думал: «Как быстротечна и суетна жизнь человека по сравнению с величием и вечной красотой этих гор».

Крутов не знал, что теперь события в Украине и Киеве будут развиваться очень стремительно. Сейчас он не хотел ничего знать. Ни о чём думать и переживать. Он хотел только одного - наслаждаться жизнью рядом со своей любимой женщиной. И никто и ничто не могло теперь помещать ему в этом…

Уже в понедельник по всей стране народ вышел на улицы Люди устали молчать и начали выходить к горисполкомам с требованием к властям решить вопрос эвтаназии. Вначале это были робкие попытки небольшого количества людей и естественно не во всех городах. Но потом к этому народному движению подключились оппозиционные партии и очень быстро из стихийных, митинги превратились в хорошо организованные, многолюдные, с плакатами и конкретным требованием к власти – срочно и немедленно разрешить добровольную эвтаназию и открыть специальные центры.

В разных городах, на уровне горисполкомов, депутаты, испугавшись народных волнений, стали обсуждать эту проблему. Приглашать специалистов, советоваться с ними по этому вопросу. Начали составлять обращения к правительству и депутатам.

В Киеве огромные толпы людей выстроились у Верховной рады, Кабинета Министров и Администрации Президента. Многие держали в руках портреты Самурая и других десвешеров, которые умерли за эвтаназию. Десвешеры постепенно становились народными героями. Никто из демонстрантов не требовал повышения пенсий или зарплат. Требование у всех было одно – разрешение добровольной эвтаназии. Вели себя демонстранты спокойно, поэтому полиция наблюдала за происходящим, но не вмешивалась. Видимо власть ещё не определилась как реагировать на подобное волеизъявление. В Верховной раде, на фоне этих народных волнений, даже назначили совещание по этому вопросу в одном из профильных комитетов – Комитете по вопросам здравоохранения.

Члены комитета должны были проработать этот вопрос и сделать доклад перед депутатами на парламентских слушаниях в четверг с рекомендациями «за» или «против».

Собрание комитета было назначено на среду 22 октября.

В назначенный час все собрались в кабинете председателя этого комитета Татьяны Рылеевой. В состав комитета входило 12 человек – восемь мужчин и четыре женщины. Все представители различных партий. Члены комитета сидели за длинным столом, во главе которого была Председатель Татьяна Игоревна. На правах председателя, она огласила тему заседания:

- Господа. Все вы знаете, что в последнее время в нашем обществе очень сильно муссируется вопрос о легализации эвтаназии. Всё это происходит на фоне еженедельных акций, так называемых десвешеров, члены которых показательно кончают жизнь самоубийством в самых разных местах нашей страны. Наша задача сегодня – обсудить этот вопрос и вынести предложение на завтрашние парламентские слушания, где будет обсуждаться вопрос легализации эвтаназии. Прошу всех отрыть свои планшеты. Я каждому из вас отправила на почту информационные материалы, с которыми можно было ознакомиться. Прошу высказать своё мнение по данному вопросу.

В этот момент открылась дверь, и в кабинет вошёл Вице - спикер Верховной рады Владимир Козак. Татьяна Игоревна сильно удивилась его приходу, а остальные решили, что так и должно быть. Вице - спикер обошёл длинный стол, за которым сидели члены комитета и сел в торце этого стола, напротив председателя Рылеевой.

- Продолжайте, коллеги, - сказал он. – Я хотел послушать как идёт обсуждение.

Первым начала говорить зам председателя комитета Ирина Сапирина:

- Я не понимаю, почему полиция до сих пор не поймала этих десвешеров и не прекратила эти самоубийства. Почему мы должны подчиняться этим самозванцам и кучке горлопанов у Рады? Зачем легализовать то, что не легализовала ни одна страна мира. Для безнадёжно больных я ещё могу понять, как в Швеции. Но для всех остальных? Это неправильно!

- Согласен. Не хрен их слушать! Разогнать, а главных зачинщиков на нары! – крикнул представитель радикальной партии Охлопков.

- Господа, но ведь от суицида ежегодно умирает в полтора раза больше людей, чем гибнет в ДТП. И всего на 30% меньше чем от рака. И этих людей бросили на произвол судьбы. Мы обязаны помочь им, - пыталась всех вразумить Мария Аронова, но её никто не слушал.

Практически все члены комитета были против легализации.

- Да пусть себе травятся, вешаются! Ну, сколько их? Сто, двести? А в стране 46 миллионов все не будут травиться из-за них. Перебесятся. Не нужно сейчас ничего принимать, - также резко высказался секретарь комитета Пудовкин.

- Ну, что ж, мы так и предполагали, - неожиданно прервал всех Вице - спикер.

Присутствующие повернулись и посмотрели на него. Он продолжил:

- Мы так и предполагали, что мнение народа вряд ли будет услышано его слугами.

- Простите, Владимир Николаевич, - сказала председатель комитета Рылеева. - Кто это мы?

- Мы, десвешеры, - спокойно ответил Вице - спикер и улыбнулся.

В кабинете наступила полная тишина.

- Вы, так … шутите? – удивлённо спросила Рылеева.

- Нет. Я абсолютно серьёзен. И пришёл донести до вас волю народа и убедиться, что вы её правильно поняли.

- И каким образом вы нас будете убеждать? Прикажете проголосовать за эвтаназию? Так я чихал на вас и ваших десвешеров! Вот вам суки, - представитель радикальной партии показал Вице - спикеру выразительный жест, хлопнув правой рукой по локтю согнутой левой.

- Ещё есть желающие высказаться? – спокойно спросил Вице - спикер. – Если нет, то предлагаю, коллеги, немедленно ознакомиться с проектом закона о разрешении добровольной эвтаназии и организации специальных центров во всех городах Украины с населением от 150 000 человек, - монотонно говорил он. - У каждого из вас в почтовом ящике находится проект закона, который вам любезно прислала Татьяна Игоревна. Открываем его и дружно подписываем.

- Я не присылала проект за.., - пыталась сказать Рылеева, но Вице - спикер жестом руки остановил её.

С этого момента все присутствовавшие, молча и покорно, выполняли его команды.

- Все открыли закон? – спросил он.

Да, Да, Да, - дружно, как в школе, ответили все члены комитета.

- Молодцы. Теперь, коллеги, открываем последнюю страницу и ставим свою электронную подпись напротив фамилии.

Он подождал пару минут и прошёл вдоль сидящих, с одной и другой стороны стола, проверяя наличие электронной подписи. Затем подошёл к Рылеевой и сказал.

- Татьяна Игоревна все члены комитета подписали закон. Ждём вашу подпись.

- Да конечно. Я подписываю, - испуганно сказала Рылеева и тоже поставила свою подпись под законом. - Молодцы, господа депутаты! – воскликнул вице - спикер. – Единогласно! С первым заданием вы замечательно справились. Теперь результат необходимо за-кре-пить, - на распев произнёс он последнее слово.

Он прошёл вдоль стола и положил перед каждым маленькую белую таблетку. Таблетки не было только перед председателем Рылеевой и Ароновой, которая высказалась за эвтаназию.

- А теперь коллеги продемонстрируют нам решимость служить своему народу не на словах, а на деле. Слуги должны быть готовы умереть за своего хозяина, - сказал он и посмотрел на всех с улыбкой. – Думаю, что вы со мной согласны.

После этих слов те, перед кем лежали таблетки, со словами «Я умираю за разрешение эвтаназии для своего народа», клали эти таблетки в рот без малейших колебаний. Так сделали все десять членов комитета, перед которыми Вице-спикер положил эти таблетки и, мгновенно потеряли сознание. Тела одних удержались на стульях. Тела других медленно сползли на пол. - Молодцы, - как будто похвалил их Вице-спикер.

Рылеева и Аронова сидели и в ужасе смотрели на Вице - спикера, не понимая, что происходит. А он улыбнулся и, спокойно глядя на перепуганных женщин сказал:

- Татьяна Игоревна и вы, Мария Васильевна. Надеюсь, завтра, на парламентских слушаниях по этому вопросу, вы подробно расскажете своим коллегам, что члены вашего комитета не пожалели свои жизни, чтобы показать остальным депутатам насколько важен этот закон для страны и завещали своим коллегам обязательно проголосовать за него.

- Да конечно, Владимир Николаевич. Я завтра расскажу, не пожалели, завещали и сама за закон, - покорно затараторила Рылеева.

Вице - спикер посмотрел на Аронову.

- Я тоже расскажу и проголосую за, - тихо сказала она. На глазах у неё выступили слёзы.

- Спасибо за понимание, коллеги, - Вице - спикер, опять улыбнулся. – Обо мне говорить не обязательно. Я скромный слуга своего народа, - и вышел из кабинета Председателя комитета по вопросам здравоохранения. Он быстро пошёл по мягкому ковру коридора Верховной рады, насвистывая какой – то весёлый мотивчик

Две женщины, оставшиеся в кабинете и сидевшие теперь в обществе десяти трупов, некоторое время не могли ни пошевелиться ни заговорить от ужаса, охватившего их. Только через несколько минут раздался душераздирающий женский крик, на который сразу сбежалась масса народу. Все смотрели на десять трупов, которые ещё час назад были живыми слугами народа. Две женщины, оставшиеся в живых, были в тяжелейшем шоке и истерике. Они ещё долго не могли внятно объяснить что здесь произошло. Уже через минут пятнадцать, в Верховную раду приехали представители СБУ, прокуратуры и оперативная группа Следственного Управления под руководством полковника Махова. Но только через час, врачам удалось привести в чувство Рылееву и Аронову, чтобы они смогли более менее внятно и адекватно рассказать о том, что случилось. С их слов получалось, что десять членов «Комитета по вопросам здравоохранения» подписали проект закона и тут же покончили с собой, прямо на заседании, приняв смертельные таблетки в знак солидарности с народом и десвешерами, в защиту этого закона о легализации эвтаназии в Украине. И завещали своим коллегам – депутатам завтра же принять этот важный для страны закон.

Ни слова, о том, что к ним приходил Вице - спикер Верховной рады Козак, ни одна из женщин не сказала. Они обе настолько были напуганы произошедшим и тем, что с десвешерами был сам вице-спикер, что старались не сболтнуть ничего лишнего, чтобы не уйти вслед за своими, менее везучими товарищами.

В свете последних событий, и после самоубийства семьи генерала Шептуна, смерть десяти депутатов за эвтаназию выглядела вполне логично и даже естественно. Но не для Максимова, который не понаслышке был знаком с «чудесами» десвешеров. На всякий случай он просмотрел записи с видеокамер на главном и служебном входе в Верховную раду и на одной из записей увидел знакомое лицо. Но это был не Суриков. Это был …Самурай, вернее Станислав Ерёмин, который сделал себе харакири 13 сентября этого года. Максимов перекрестился и несколько раз просмотрел запись. Он не ошибался – это действительно был Ерёмин. Его лицо он хорошо запомнил. «Выходит, что он жив», - подумал Максимов. – «А на видео был другой. Соответственно и труп был другого человека. Да, красавцы, эти парни. Прав был Крутов, они действительно профи и очень высокого уровня. Что же они делают, чтобы люди видели другого человека?». На записи было видно, как Ерёмин вошёл в здание Рады в 15.30 перед заседанием комитета и вышел в 16.23. Зачем и к кому приходил Ерёмин, у Максимова сомнений не вызывало. Он изъял эту запись, но докладывать о ней полковнику Махову не стал. После того, как отстранили от дела и отправили в отпуск Крутова, его служебное рвение сильно охладело. Он фиксировал всё что мог, но докладывать Махову не спешил. Более, того, то что он увидел на последней записи, останавливало его из простого чувства самосохранения. Потому, что на этой записи было отчётливо видно, как Ерёмин остановился, посмотрел прямо в камеру и сказал одну фразу. Звука не было, но по его губам Максимов явственно прочёл: - «Доложишь – умрёшь следующим. Помни об этом». Эта безмолвная фраза явно предназначалась ему. Он это понял и у него по спине сразу пробежали мурашки. Не от страха. Максимов не боялся ни Ерёмина ни Сурикова, но и умирать просто так, как Белов, ему тоже не очень хотелось. Вот выйдет Крутов из отпуска, тогда и решим, что с этой записью делать. Хотя никаким доказательством вины Ерёмина, она по факту и не являлась. Мало ли кто приходит в здание Верховной рады.

Вечером, того же дня Максимов узнал, что президент приказал отстранить от занимаемой должности министра МВД и ряд его заместителей, в том числе полковника Пискуна вместе с полковником Маховым. А дело по десвешерам передано в СБУ Украины. Власть имущие никак не могли понять, откуда взялась эта эпидемия под названием «десвешеры» и как получилось, что она так быстро, а главное, совершенно незаметно поразила все слои общества снизу доверху. А цепные псы власти - спецслужбы не могли вразумительно объяснить, как можно было проделать такую сложную подготовительную работу, провести столько успешных акций и до сих пор оставаться незамеченными. Ведь у них по прежнему не было никаких улик и доказательств, а самое главное – они до сих пор не знали, кто стоит за всем этим, кто организатор, и что ещё можно ожидать от десвешеров? Эти вопросы очень сильно напрягали всё руководство страны и не позволяли им спокойно спать. Ведь теперь каждый подозревал остальных в принадлежности к этой тайной и страшной организации. Страх и недоверие надолго поселились во властных коридорах.

Уже в вечерних новостях среды, по всему миру звучала новость о том, что депутаты Верховной рады Украины поддерживают десвешеров и в знак солидарности добровольно умирают за закон о легализации эвтаназии.

А утром, оппозиционные партии уже устанавливали агитпалатки на центральных площадях во всех городах страны. В этих палатках начали собирать подписи в поддержку эвтаназии. В одной из тюрем, все заключённые объявили сухую голодовку в поддержку эвтаназии. Участились случаи одиночных самоубийств во многих городах страны, где самоубийцы оставляли предсмертные записки, в которых писали, что они десвешеры и умирают за эвтаназию. Истерия в обществе достигла своего апогея.

В четверг, в 11-ти часовых новостях и во всех СМИ прошёл анонс, что через несколько часов состоится экстренное обращение Президента к народу Украины.

В 13.00 действительно состоялось обращение и Президент сказал народу Украины, что глубоко обеспокоен количеством суицидов в мире и в нашей стране в частности. И как только сегодня депутаты рассмотрят и примут «Закон о легализации эвтаназии», он сразу же подпишет его. Президент пообещал, что уже в декабре этого года по всей стране откроются «Центры добровольной эвтаназии» для всех желающих.

В 15.00 депутаты Верховной рады единогласно проголосовали «ЗА» и уже в 16.часов 23.октября 2014 года Президент торжественно подписал «Закон о добровольной химической эвтаназии». С завтрашнего дня, особым указом Президента этот закон вступал в силу.

Все телеканалы страны транслировали обращение Президента. На всех больших экранах на улицах городов, в магазинах и супермаркетах люди аплодисментами встречали его решение. Ему аплодировала вся страна. В глазах людей он был самым мудрым и добрым Президентом, который услышал волю народа и сразу решил эту проблему. Теперь, благодаря Президенту, любой желающий может обратиться в специальный центр. И там, профессионалы помогут ему достойно и безболезненно уйти из жизни.

- Да здравствует президент, - кричали люди на улицах.

- Слава Президенту.

– Президент Украины первый в мире разрешил добровольную эвтаназию.

- Ура Президенту. - Президент молодец! Текст закона был опубликован во всех печатных и электронных СМИ. Согласно этого закона, теперь в каждом медицинском учреждении будут созданы бригады, которые будут осуществлять химическую эвтаназию безнадёжно больным людям с их согласия или согласия родственников, после вынесения соответствующего решения врачебной комиссии. Здесь законодатели в точности скопировали и приняли европейский образец решения этого вопроса. Дополнительно, в каждом городе Украины будут созданы Центры добровольной эвтаназии, в которых будет осуществляться химическая эвтаназия всем желающим, которые после прохождения тридцатидневного карантина не откажутся от своего решения уйти из жизни.

А на следующей неделе. во вторник, 28 октября состоялось очередное заседание Кабинета Министров Украины, на котором должны были обсудить много разных вопросов. В том числе и вопрос о выделении средств на организацию Центров добровольной эвтаназии. В зале заседаний Правительства, все министры, во главе с Премьером, внимательно слушали Министра финансов о состоянии платёжного баланса страны за десять месяцев текущего года. Он перечислял куда и сколько было потрачено средств из бюджета.

Неожиданно, дверь зала заседаний открылась, и вошёл сам Президент Украины. Все тут же встали и удивлённо смотрели на него, потому, что знали, что он сегодня улетел. Президент, чтобы всех успокоить, громко сказал:

- Продолжайте, продолжайте, Сергей Леонидович. А я послушаю, - он подошёл к Премьеру и сел в его кресло. А тот любезно пересел в кресло поменьше, стоявшее у стены.

– Да вы садитесь, господа министры. Не стойте, - Президент снисходительно махнул всем рукой, приглашая сесть.

Все сели на свои места. Министр финансов, сбившись, пытался продолжить свой доклад, но его уже мало, кто слушал. Все смотрели на Президента.

- Виктор Андреевич, вы же сегодня улетели в Турцию. Я же вас сам провожал, - шепотом обратился к нему, удивлённый таким неожиданным визитом Премьер.

- Проводил Коля, проводил, - ответил президент. – А я действительно улетел, - сказал он и громко засмеялся.

И вдруг все увидели, что в кресле сидит не Президент, а мужчина лет сорока и громко смеётся. Некоторые министры даже перекрестились от неожиданности, другие испуганно ойкнули. Все начали переглядываться, не понимая, что происходит и пытаясь понять, все ли это видят. А Премьер даже встал от неожиданности и, не мигая, смотрел на мужчину, не понимая кто это перед ним, и куда делся Президент. Сидевший в кресле мужчина перестал смеяться и голосом президента сказал:

- Спокойно, господа министры. Не мандражируйте. Я тот самый десвешер, которого ищут ваши силовые структуры, - он презрительно усмехнулся. – И никак не могут найти. Как видите, я совсем даже не скрываюсь и сам пришёл. А пришёл я напомнить вам, господа, что если вы не выполните указание Президента и к декабрю не откроете обещанные центры, то в декабре передадите привет нашим безвременно ушедшим коллегам - депутатам, - он показал вверх указательным пальцем.

После этих слов мгновенно погас свет, и наступила полная тьма и тишина. Им всем показалось, что буквально на одно мгновение, но когда опять стало светло, этого мужчины уже нигде не было. А перед каждым из девятнадцати министров, включая Премьера, лежали маленькие белые таблетки. Все министры знали, что это за таблетки и в ужасе повскакивали со своих мест. Теперь, никто из них не сомневался, что это всё произошло наяву, а не было следствием коллективной галлюцинации. Таблетки были вполне материальны.

Тут же вызвали начальника службы охраны здания Правительства и Председателя СБУ.


Глава 12 | Лекарство от старости | Главы 14, 15, 16, не публикуются в открытом доступе