home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава X — Отмщение

Путешественники долго искали всяческие знаки, элементы, которые могли бы указать на присутствие ордена. Мимо Уберто пробежал какой-то человек, но его лица не было видно — тёмный капюшон закрыл его лицо. Он толкнул Лоренцо, а затем просто пошел быстрым шагом. Уберто обратил на него внимание, как и он посмотрел на него. Лёгкая ехидная улыбка была видна, но глаза скрывал капюшон. Затем Уберто обнаружил отсутствие на поясе мешочка с золотыми монетами и тут же бросился догонять вора. Также он увидел то, что изображено на его плаще, — тот самый герб проклятого ордена. Сам вор тоже начал убегать и бежал достаточно быстро и взбирался на разные уступы. Перепрыгнув через высокий забор, вор не оставил никаких шансов поймать себя. Он уже далеко убежал и постоянно оглядывался. Наверное, он чувствовал превосходство над путешественниками, как вдруг резко упал на землю. Его успел догнать Генри. Было видно, что убийца разозлился и начал нападать на Дрейка. Тот увернулся от серии ударов, несмотря на боль, и всё же смог схватить руку вора, нагнуть и ударить несколько раз локтем по плечу. Вор упал снова, но потом сбил Генри с ног. Тот упал на живот, что было крайне удобно для вора. Он тут же схватил Генри и начал душить его руками. Он также обхватил его ногами, блокировав движения рук. Но вор допустил просчёт — Уберто прибежал, достал пистолет и начал целиться в убийцу. Но тот решил прикрыть себя с помощью Генри. Тогда Уберто рассердился, достал кинжал и подошёл к ним. Он смог ударить ногой именно вора, не задев при этом Дрейка, и тот отпустил его. Затем де Лоренцо захотел нанести удар кинжалом, но вор отчаянно пытался отбить удар. Но Уберто всячески уводил его удары и, наконец, ударил вора кинжалом в левое плечо. Вор, несмотря на его крепкое телосложение, всё же был бессилен перед Уберто и Генри. Он лежал и держался за кинжал, торчавший в плече. Затем де Лоренцо придавил ногой его грудь и немного нагнулся.

— Кто ты такой?! — угрожающе спросил Уберто. — Где они?

— Вы слишком много знаете, — ответил вор. — И вы наверняка знаете правду о нас и о вашем отце.

— Ты жалкий вор! Где находится Лаццаро де Лоренцо?

— А… Ваш дядя, — вор начал смеяться. — Он рядом. Посмотрите вперёд, потому что наш дом находится у вас перед носом.

Действительно, Уберто посмотрел на величественное здание вроде большого замка. На фасаде были изображены треугольник, квадрат и сфера. Это его ошеломило, ведь он чувствовал, что его дядя находится там. Затем дверь замка открылась, и оттуда вышли двое стражников. Они были одеты в точно такую же одежду, что и вор, но ещё были под защитой доспехов. Но вдруг из замка вышел целый отряд стражников, и они стали окружать де Лоренцо и Генри, которые не знали, что им делать. Вдруг Уберто увидел, как вышел его дядя. Было видно, что он уже стар, но всё ещё держит форму. Его седые волосы, его доблестные глаза и доспехи говорили о его благородстве, но уже было слишком поздно — Лаццаро охватила смута ордена. Он уже смотрел на Уберто, как на предателя, который осквернил честь и славу тех людей, которым подвластно всё. Наверное, власть, которую он так жаждал получить, наконец, досталась ему. Его лицо не содрогнулось, и движения его были гордыми. Он чувствовал превосходство над бедолагами.

— В зал их! — сказал Лаццаро. — Живо!

После этих слов стражники отвели Уберто и Генри внутрь здания. Внутри они увидели огромный зал, утончённо украшенный колоннами, огромными фигурами каких-то неизвестных властителей. Плитка в шахматном порядке, гигантских размеров люстра и величественный трон, который находился в конце зала — всё это было очень искусно сделано. Вначале де Лоренцо и Дрейка вели вместе — они шли, спотыкаясь о широкий красный ковёр, простилавшийся вдоль зала до самого трона. Потом Генри увели в сторону, а Уберто продолжили вести к трону. Какая-то фигура восседала на нём, и Уберто всё никак не мог рассмотреть, кто это. Ему казалось, что зал был поистине большим, или просто его так медленно ведут туда. Когда, наконец, Уберто привели, то стражники резко его толкнули, от чего он чуть не упал. Он яростно посмотрел на тех двоих, но потом всё же обратил взор на того, кто гордо восседал на троне. Довольно серьёзный мужчина, который был облачён в белоснежную мантию, и она, казалось, светилась ярким светом. Наверное, потому что на неё падал свет. Было ощущение, будто этот предводитель — святой. Короткая прическа и надпись, которая начиналась с глаза и опускалась по щеке вниз, делала его вид более серьёзным и каким-то странным.

— Дядя много о вас рассказывал, — гордо провозгласил мужчина. — Вы проделали немалый путь, чтобы добраться сюда.

— Точнее, вы нас сюда привели, — с ухмылкой произнёс Уберто, но тут же за такие слова заплатил — один стражник ударил его прикладом ружья в живот, от чего де Лоренцо немного подкосило.

— Почему вы хотите уничтожить нас? — спросил предводитель.

— Потому что вы убили моего отца. Вы никчёмные.

— С чего вы вдруг взяли, что это были мы? — предводитель встал и начал ходить из стороны в сторону. — Пойми, Уберто, мы — вездесущи и можем практически всё. Не сомневайся в нашем превосходстве над другими. Мы — разделяем и властвуем. Тебе наверняка говорили о том, что мы контролируем всех, и они не ошибаются. Мы оказываем большое влияние только на влиятельных людей, ведь именно они однажды смогут повести народ, скажем, воевать. Но ты должен знать, что это не мы убили твоего отца — твой дядя искал тех, кто поможет ему. Он надеялся найти связи, чтобы вести свои дела, но, прознав о вас и о вашей благородной фамилии, мы выдвинули ему ряд правил, и он всё же принял их и вступил в ряды братства. Одно условие, которое поменяло его мировоззрение — убить брата. Твой отец отважно бился с нашими братьями, но однажды он убил невинных и беззащитных людей. Он был слеп и был безжалостным убийцей. Увидев кого-либо с нашим знаком — он убивал безмолвно.

Лаццаро смог выследить твоего отца, который как раз с отрядом выискивал наших братьев. Мы опоздали и не смогли спасти людей, но потом твой дядя указал на замок, где находился твой отец. Наши братья вошли туда и убили всех, а потом сожгли замок. Моя правая рука смог найти твоего отца. Он поступил глупо, но отважно — несмотря на то, что настал конец, твой отец бился до последнего. Но мы смогли одолеть его, и он поддался. Лишь одна ошибка стоила ему жизни. Так, он пал героически и остался гореть в замке. Были слышны сумасшедшие крики от боли и ожогов, но мы бы ни за что не стали помогать убийцам. Однозначно твой отец был жалким человеком.

— Чёрт возьми! — крикнул Уберто. — Кто ты такой? Почему вы это делаете? Мой отец был благородным человеком.

— Меня зовут Бальтазар. Потому что это вам необходимо. Необходимо, как воздух. Пойми, что люди без нас будут деградировать и дойдут до такого примитивного состояния, что уже никто этому не помешает. Ведь всё равно человек, доживая свою жалкую жизнь, умирает. Мы действуем жестоко, соглашусь, но ведь это крайне необходимо, потому, что в мире должен держаться баланс. Мы не должны допустить того, чтобы люди пошли иным путём и уничтожили себя. Приведите его!

И стражники привели Генри. Он стоял и смотрел на Уберто и так и не мог пошевелиться. Затем один из стражников снял с Дрейка верхнюю одежду. У него была немного расстёгнута рубашка, и этот стражник обратил внимание на рану. Он сильно сжал плечо, от чего Генри вскрикнул. Уберто, увидев то, насколько ему больно, разъярился и попытался вырваться. Он ударил одного стражника и выхватил у него ружьё. Как только один из них пытался нацелить на Уберто оружие, тот тут же убил его. Затем Уберто бросил ружьё в сторону другого солдата, и тот машинально схватил его. Де Лоренцо довольно резко ударил его и повредил горло, от чего тот стал задыхаться. Затем он оглушил стражника. Недолго думая, Уберто обратил взор на Бальтазара, но он уже не был подле трона. Это сбило де Лоренцо с толку, и вдруг он почувствовал сильный удар. Затем ещё один. Ему всё же удалось отразить следующие, но предводитель был очень силён. Мощные удары сломили Уберто, и Бальтазару удалось нанести три сокрушительных удара коленом в грудную клетку де Лоренцо. Тот упал и полностью обессилил. Затем Бальтазар ударил его ногой, да так сильно, что его немного отбросило в сторону. Генри, воспользовавшись моментом, также разобрался со стражниками. Затем Дрейк достал свой спрятанный кинжал, метнул в Бальтазара и смог попасть ему в плечо. Тот лишь слегка повернул голову в сторону кинжала и взял его. Аккуратно вытащив кинжал, Бальтазар с ухмылкой посмотрел на Генри. Несмотря на то, что у него шла кровь, это его никак не остановило. Он хотел было метнуть нож в Дрейка, как вдруг Уберто помешал ему, оттолкнув предводителя в сторону, а потом выбил кинжал у него из рук. Но де Лоренцо дальше не мог бороться — боль оказала на него слишком большое воздействие. Ещё и дядя схватил его и пытался удержать. Наконец, Бальтазар оглушил Генри, от чего тот сразу упал.

— Запереть их! — сказал Бальтазар.

И путешественников отвели в подземелье. Возможно, немного крыс нашло там пристанище, и они были рады новым гостям. Сырость и холод нисколько не бодрили, а наоборот пронзали до самых костей. Двоих посадили в разные дряхлые клетки, которые находились друг напротив друга. Было жутко холодно, но, наверное, они просто пока не привыкли к такому. Генри лежал, а Уберто сидел, схватившись за грудь. В это время он думал об Элен. Думал о том, как она себя чувствует, и всё ли в порядке с ней. Он думал о самом прекрасном — о тех моментах, которые он пережил с нею, и эти мысли не покидали его с самого начала путешествия. Он ещё раз посмотрел на Генри, который еле дышал, но потом ему ничего не оставалось, как посмотреть в маленькое оконце. Яркие звёзды и большая луна освещали небольшую комнатку, в которой сидел де Лоренцо. Затем Уберто опустил голову и попытался уснуть. Где-то посреди ночи очнулся Генри. Он посмотрел на Уберто и стал звать его.

Несколько раз он выкрикнул его имя, после чего де Лоренцо проснулся.

— Генри… — прошептал Уберто.

— Уберто, как ты?

— Бывало и лучше.

— Эту борьбу мы проиграли.

— Но ведь не войну, — сказал Уберто, и после этих слов они начали смеяться.

Караульный стражник, услышав смех где-то внизу, начал спускаться по лестнице. В руках у него был светильник, который довольно хорошо освещал клетки. Когда он подошёл к заключённым, то увидел, что они до сих пор смеются и не могут остановиться. Уберто посмотрел на стражника и тот также улыбнулся, так, что даже стало видно его слегка гнилые зубы.

— Ну, что, ребятки, — сказал стражник.

— Откуда вы, любезный? — спросил Уберто.

— Я испанец, дорогой мой.

— Тогда понятно, почему вы так любите выпить.

— Выпить? Что?! Что ты говоришь?

— Зубы. У вас зубы страдают. Вы много пьёте, а значит, много употребляете пищу. У вас скоро зубы выпадут с такими темпами.

— Я сейчас покажу тебе, у кого быстрее они выпадут!

С этими словами Генри резко схватил стражника и ударил его ногой. Потом он толкнул его, чтобы тот упал рядом с Уберто. Де Лоренцо тут же поднялся и попытался как-нибудь придвинуть стражника. Руки были прикованы друг к другу наручниками, поэтому Уберто пришлось сесть ближе к решётке и придвигать того охранника ногами. Наконец, увидев ключи у него на поясе, Уберто снова развернулся и сел, чтобы их достать. Перебирая ключи, он всё же вслепую нашёл тот, который подошёл к наручникам. Освободившись от оков, де Лоренцо открыл решётку и потом освободил Генри. Тот взял пистолет охранника, и они начали подниматься наверх. Казалось, будто ничего им не мешало сбежать. Когда они направлялись к выходу, Уберто вдруг повернул в сторону зала и начал направляться к трону. Генри, обратив внимание на него, тут же побежал к нему. Уберто находился под величественной люстрой. Он посмотрел на её крепления, но оказалось, что они сделаны из железа. Недолго думая, Уберто увидел цепи и подбежал к одной из них. Взяв какую-то трость, он начал ломать одно из креплений, но так и не смог, потому что от усилий возникала сильная боль в груди. Он отбросил трость и, наверное, не знал, что делать дальше.

— Зачем? — спросил Генри — Что ты хотел сделать?

— Если мы хотим как-нибудь победить противника, то нам нужны все средства для победы.

— Ты несёшь бред. Уберто, пойми — мы должны бежать. Мы недостаточно сильны, чтобы справиться с ними.

После этих слов Уберто и Генри услышали грохот дверей и шаги людей. Отряд стражников, а во главе с ними Лаццаро, направлялись к трону.

— Давай!

Один из солдат начал настолько быстро бежать, что оказался возле Генри и Уберто намного быстрее. Он хотел было выстрелить, но Уберто смог его обезоружить и свернуть ему шею. Как только стража подошла к ним достаточно близко, де Лоренцо и Дрейк выстрелили в крепления, и они больше не смогли держать столь тяжёлую люстру. Она быстро упала, и огромный грохот был слышен, наверное, за несколько кварталов от места происшествия. Всё было в пыли, и никто ничего не мог разглядеть. Можно было определить, кто рядом, лишь услышав кашель. Где-то неподалёку доносились звуки кашля.

И среди обломков Генри начал искать Уберто. Когда он нашёл его, они вместе начали искать дядю. Казалось, эта огромных размеров люстра смогла достать всех, но не Лаццаро. Он поднялся и, хромая, побежал прочь. И путешественники начали догонять его. Они увидели, что тот спотыкнулся и упал. Ему ничего не оставалось, как просто дождаться своего конца. Как только Уберто подошёл к нему, Лаццаро испугался и начал прикрываться руками. Это была его последняя защита.

— Уберто… Уберто, — сказал Лаццаро.

— За что, дядя? — спросил Уберто.

— Я не хотел сделать ничего плохого. Они обманули меня. Я не знал, что они хотят убить твоего отца.

— Тогда почему ты всё ещё жив? Они сказали, что и от тебя толку нет. Они воспользовались тобой, как пользуются и остальными. Разве ты не понимаешь, что они умеют искусно манипулировать людьми, указывая на их слабости. А ты поддался и теперь пожинаешь плоды своей скупости, даже не задумываясь о том, что твой брат давно мёртв.

— Прости… Прости, Уберто. Что я мог поделать? Они не оставили мне выбора. Тогда бы они добрались и до нашей семьи и зарезали всех. Ты бы сейчас не стоял здесь, если бы не я.

— Что ты такое говоришь! — крикнул Уберто. — Ты вообще понимаешь, что ты подставил всех нас?. Почему ты не мог найти иного выхода? Мы бы сейчас вместе боролись с этим орденом. Но что я сейчас вижу — ничтожного человека, у которого абсолютно ничего нет. Он все уповает на каких-то безумцев. Ты мне больше не дядя. Иди к лестнице, Генри.

Генри кивнул головой и пошёл к лестнице. Уберто ничего не оставалось, как раз и навсегда разобраться с Лаццаро. Может, тогда он сможет отомстить за честь отца? Он подошёл ближе к дяде и достал его кинжал. Посмотрев на него, Уберто обратил внимание, насколько искусно тот сделан. Затем он закрыл глаза и глубоко вздохнул. После этого, не задумываясь, ударил Лаццаро этим кинжалом в сердце. Тот схватился за кинжал и за руку Уберто.

— Спасибо. — прошептал Лаццаро.

Уберто отошёл от него и немного постоял. Одна слеза скатилась у него по щеке, и он почувствовал какую-то лёгкость. Уберто подумал, что, наконец, смог справиться и отомстить за отца. Но потом де Лоренцо услышал крик Генри и побежал туда. Он увидел, как Бальтазар отбросил Дрейка в сторону. Увидев Уберто, он начал подходить к нему. Уберто увернулся от его удара и смог сам нанести пару. Увидев Генри, который беспомощно лежал и не двигался, де Лоренцо ещё более разъярился и нападал на Бальтазара снова и снова. Но тот всё же был сильнее и давал отпор. Оттолкнув Уберто, он начал подниматься наверх. Де Лоренцо встал и начал догонять предводителя. Тот бежал настолько быстро, что, казалось, вообще было невозможно его догнать. Вот самый последний этаж этого мрачного замка. Уберто понял, что неприятель находится где-то на крыше. Отперев дверь, он увидел небольшой балкон с уступом. Подойдя ближе, де Лоренцо почувствовал удар в спину, который его толкнул. Ошеломлённый Уберто тут же начал искать Бальтазара, но тот постоянно скрывался из виду и наносил удары. Но всё же он смог отразить один из них и, достав меч, который он подобрал у одного из солдат, начал нападать на врага. Тот начал отбиваться руками. Уберто очень удивился, почему он до сих пор не поранил. Когда, наконец, получилось разрезать рукава, то он обнаружил, что Бальтазар носит наручи, которые просто не поддаются ударам меча. Как только де Лоренцо промахнулся, тот попытался его толкнуть в сторону уступа. Было довольно высоко, поэтому одна ошибка могла стать роковой. Недолго думая, Уберто начал двигаться более изворотливо. Он нашёл в себе силы побороть Бальтазара. Одна уязвимость стала причиной его ошибки — он наносил слишком грубые и мощные удары да и, несмотря на его ловкость, всё же смог поддаться. Двигаться приходилось более слаженно и быстро, чтобы добиться результата. Казалось, что эта битва могла длиться вечно, пока воины не обессилеют. Как только Бальтазар снова начал блокировать двумя руками удар мечом Уберто, тот начал надавливать на предводителя. Де Лоренцо было важно, чтобы тот оказался возле уступа. Конец был очевиден — небольшим толчком Уберто смог обречь Бальтазара на смерть. Но он успел взять Уберто за ногу, от чего тот тоже начал падать, но успел схватиться за уступ. Полагая, что помощь уже никогда не придёт, де Лоренцо держался изо всех сил. Предводитель всего лишь смеялся и пытался как-то встряхнуть Уберто, чтобы они упали вместе.

— Ты проиграл! — сказал Уберто.

— Нет! — возразил Бальтазар. — Ты до сих пор ничего не понял. Мы — идея! Идея, которая будет жить вечно…

Вдруг на балкон вбежал Генри и, увидев руку де Лоренцо, тут же подошёл к нему. Потом он увидел Бальтазара, который держал Уберто за ногу. Дрейк быстро достал пистолет и выстрелил прямо в голову врага, от чего тот, наконец, отпустил ногу Уберто. Бальтазар полетел вниз. Это был последний раз, когда Генри и Уберто видели его, и, наверное, последняя встреча с орденом.

Когда они вышли из замка, стража даже не притронулась к ним. Известие о том, что их предводитель пал, подвергло в шок каждого. На один момент Уберто показалось, будто все они были одурманены и сейчас приходят в себя. Такая неожиданность стала для путешественников облегчением. Они победили и победили с честью. Уберто особенно обратил на это внимание, потому что он думал, что раз и навсегда покончил с предстоящим тёмным будущем.

Теперь, наконец, можно возвращаться домой.


Глава IX — Страсть и отчаяние | Уберто и маленькие рыцари | Глава XI — Флоренция