home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XII — Предстояние

Прошло десять лет. Уберто уже успел обзавестись седым волосом, а Элен всё равно сохранила свою первозданную красоту. Несмотря на это, она каждое воскресенье смотрела в зеркало и замечала даже самую маленькую, невзрачную морщину. Потом она подходила и жаловалась на это Уберто, но тот говорил, что она выглядит превосходно. Дети уже заметно выросли — они уже стали взрослыми, статными и сильными юношами. Несмотря на относительное спокойствие, Уберто всё же нанимал для них учителей, которые обучали их владению мечом. Марцио справлялся лучше Габриэля — он лучше знал, как надо поразить врага и был агрессивен на тренировках. У младшего сына получалось пока плохо, но всё же его владение было лучше, скажем, даже у самого Уберто. Генри уже давно уехал восвояси. Быть может, он уехал из города, а может, и из самой Италии.

Наконец Лоренцо вздохнул и понял, что всё намного легче и спокойнее, чем он мог предполагать. Но всё же иногда следил за Марцио с его эгоистичным поведением. Тот жаждал чего-то необычного. Ему нужны были власть и деньги, и он стремился заняться чем-нибудь, пусть даже и не совсем законным. Габриэль всё это время проводил с Джульеттой — подругой детства. Хоть они до сих пор были друзьями, между ними всё равно проходила какая-то искра. Быть может, что-то большее, чем просто дружба? Вся семья ходила в музеи смотреть на культурные памятники. А однажды на площади они увидели, как один скульптор собрал просто поразительное количество людей. Возле него возвышалась какая-то огромная статуя, но она была накрыта белым полотном.

— Несколько лет! — крикнул скульптор. — Несколько лет я творил, друзья. Наконец это чудо свершилось! Именую я моё детище — Давид.

После этих слов его помощники сняли полотно, и всем гражданам довелось узреть пятиметровую статую обнажённого мужчины, который перекинул через левое плечо пращу и готовился к чему-то.

— Моё детище воистину прекрасно. Представьте только статного Давида, который так серьёзно готовится к битве с Голиафом.

Публика была восхищена, несмотря на то, что фигура была полностью обнажена. И всё же это культура и ничто более.

Однажды вечером, когда солнце ещё светило ярко, Габриэль и Джульетта прогуливались в парке и что-то очень мило обсуждали. Они видели, как другие пары сидят на лавках обнявшись, а некоторые даже осмелились целоваться. Нынешнюю молодежь не беспокоило то, что однажды к ним может подойти священник и испортить всю идиллию. Возможно, это даже подогревало интерес будущей пары друг к другу.

— Я предлагаю пойти вглубь парка и подняться наверх, — сказал Габриэль.

— Хорошо, я не против! — согласилась Джульетта.

Поднявшись наверх, они увидели прекрасный горизонт, который простилался вдоль всей Флоренции. Скоро будет темнеть, и пара наблюдала за удивительным закатом. Это было одно из самых замечательных зрелищ, которое когда-либо видел молодой Габриэль. Наконец он взял руку Джульетты, а она посмотрела на него. Их взгляды совпали, и огонь всё сильнее разгорался между ними. Они уже чувствовали нечто иное — то, что так манило их друг к другу. Наконец Габриэль сделал первый шаг и нежно поцеловал Джульетту. Этот поцелуй длился довольно долго, да и солнце уже совсем скрылось за горизонтом. Затем они спустились вниз, и Габриэль отвёл свою возлюбленную домой. Когда они стояли практически у порога, их охватила страсть, и поцелуи стали более распущенными. Открылась дверь, и пару заметил отец Джульетты.

— Что вы здесь делаете? — удивился он. — Что за выходки? Марш домой, мадемуазель, а вам, молодой человек, должно быть стыдно.

Джульетта зашла внутрь и побежала по коридору, но потом остановилась и развернулась, чтобы послать Габриэлю воздушный поцелуй.

— Scusi… — сказал Габриэль.

— Вам должно быть стыдно. Мы — уважаемая семья и подобные выходки только опозорят нас.

Габриэль опустил голову, и отец Джульетты увидел, что ему действительно очень стыдно за свой проступок. Затем его рука оказалась на плече молодого человека.

— Отправляйся домой, сынок, — сказал отец. — Я всё понимаю, но всё же лучше, чтобы никто этого не видел.

Габриэль понял, что отец его простил, и улыбнулся. Затем они пожали друг другу руки, но отец девушки немного сдавил руку юноше, дав знать, чтобы таких выходок больше не повторялось.

Вернувшись домой, Габриэль как всегда прошел мимо гостиной. Там сидела Элен, и она заметила, что сын удивительно доволен чем-то.

— Здравствуй, мама, — проходя мимо, сказал Габриэль.

— Сынок! — позвала Элен. — Почему так поздно вернулся?

— Я гулял, а потом увидел, как начало темнеть. Я добирался домой.

— Ты был с Джульеттой. Твои губы тебя выдают.

— Мам. Ты всё знаешь.

— Ты видел Марцио?

— Нет.

После этих слов Габриэль стал подниматься наверх, всё еще довольный тем, как он сегодня провёл день.

В это время Уберто был у Никколо. Они обсуждали поездку де Лоренцо. То, что рассказал Уберто, повергло Макиавелли в шок. Он никогда не слышал столь много удивительных фактов и тайн об ордене. И сколько ещё предстоит узнать людям, но, возможно, они никогда не узнают об этом.

— То есть, ты хочешь сказать, что справился с орденом? — спросил Макиавелли.

— Да, — ответил Уберто. — Надеюсь, что я смог обеспечить нам безопасность. Я так переживал за свою семью. Оказалось, что мой дядя предал нас всех, и мне пришлось наказать его. Мне также повстречался их предводитель. Он был сильным и могущественным, но я смог и его одолеть. Но перед смертью он сказал мне: «Мы — идея! Идея, которая будет жить вечно.»

— Я думаю, думаю, что это отнюдь не конец.

Никколо всё так же ходил вокруг, но потом, осознав всю важность случившегося, облокотился на подоконник и опустил голову. Наверное, он настолько глубоко ушел в свои мысли, что не замечал никого, пытаясь найти хоть какой-нибудь ответ.

— Готовься, — грустно сказал Макиавелли.

— К чему? — спросил Уберто.

— Создай идею — она будет жить вечно. Обрати её против — все будут обречены. Убив их владыку, ты сделал лишь малость, потому что со временем тебя найдут. Ты ничего не сможешь сделать, Уберто. Просто ты должен ждать своего конца. А пока живи и радуйся тем моментам жизни, которые преподнесла тебе судьба.

Не зная, что ответить, Уберто лишь немного похлопал Никколо по плечу.

— Уберто, — сказал Макиавелли. — Ты герой. Так сделай так, чтобы никто более вас не побеспокоил. У тебя сильные сыновья, не дай им сбиться с правильного пути.

— Bene, — согласился де Лоренцо.

Вернувшись домой, Уберто всё ещё был обеспокоен. Но Элен помогла ему забыть тревогу. Они мило сидели на веранде и спокойно пили бокалы вина.

— Что сказал Никколо? — спросила Элен.

— Что всё будет хорошо, дорогая, — ответил Уберто, — мы смогли справиться с угрозой и теперь мы в безопасности.

— Ох, дорогой. Наконец, наши дети смогут жить спокойно и радоваться всем благам жизни. Наконец, я спокойна. Но меня сейчас беспокоит Марцио.

— Что случилось? — спросил Уберто.

— Он уже третий день возвращается домой поздно. В таком возрасте крайне опасно гулять. Чем он занимается?

— Думаю, нам стоит присмотреть за ним.

Такие действия Марцио вызвали некие подозрения у Уберто, однако он не подпускал к себе более страшные мысли. Он думал, что Марцио просто гулял с друзьями или девушками, что свойственно в его возрасте. Однако, когда Марцио пришёл домой, то приветствовал только мать, а на отца даже не обратил внимания.

— Марцио! — позвал Уберто.

— Да, отец, — сказал Марцио.

— Почему ты пришёл так поздно?

— У меня есть личные дела и мне некогда объяснять.

— Стой, молодой человек!

— Что? — снова спросил Марцио.

— Где тебя носило? С кем ты был? Почему со мной не поздоровался, в конце концов?

— У меня есть друзья, с которым я веду дела. Мы поздно закончили и поэтому я не смог прийти раньше.

— Какие у тебя могут быть дела в таком возрасте?

— Я не знаю, как тебе это объяснить. Я пойду к себе.

Уберто рассердился, однако ничего не сказал Марцио в ответ. Он пошёл к Элен, и, допив бокал вина, они пошли отдыхать. Долго Уберто не мог уснуть, и ему всё время казалось, что предсказание сбудется. Но Элен снова помогла ему отбросить эти мысли, и они провели ещё одну страстную ночь вместе.

На следующей неделе Марцио снова пошёл куда-то гулять. Родители не знали об этом, но он вёл какие-то дела с более взрослыми людьми. Они смогли убедить Марцио, что занимаются правым делом. Они собирались в каких-то подвалах, чтобы обсудить важность всех дел. Марцио большинство из них не интересовало, просто он хотел затмить отца, доказав то, что он лучше его во всём.

— Марцио, — сказал глава, — ты понимаешь, что наша гильдия берёт своё начало с самого могущественного ордена, который когда-либо существовал? Он рухнул десять лет назад, но сейчас многие наши братья пытаются восстановить великое таинство, которое лоно ордена хранило веками. Поэтому наша гильдия станет одним из штабов ордена, где мы будем воспитывать новых братьев. Они будут проповедовать могущество ордена, и люди станут снова подвластны нам. Ты и не представляешь, какую важность несёт в себе это могущество! Мы в любой момент сможем обратить всех против наших врагов. У архонтов были цели — поддерживать порядок во всём мире. Поэтому мы должны как можно быстрее восстановить их господство в наших краях.

Марцио внимательно слушал план главы и думал, что будет честью дать такую благодать тем, кто ещё не сломлен. Он видел, как эти люди пытались восстановить картину, чтобы прочесть все тайны мистического ордена. Но никто не мог сказать ему то, что именно его отец смог однажды побороть этих архонтов.

Когда настало время собрания, то все единомышленники встали у круглого стола. Помощник главы помог расчертить на столе фигуры с помощью воска из свечи. Он нарисовал треугольник, затем круг. А в середине нарисовал круг, но под таким углом, что, казалось, это был ромб. А в середине нарисовал круг. Для Марцио обратного пути не было, поэтому ему оставалось ждать и смотреть на то, что будет происходить дальше.

— Господа! — сказал глава. — Обратите внимание на значимость этих знаков. Треугольник говорит о том, что мы развиваемся всесторонне.

Квадрат покажет все наши стороны, а вот круг или, как его называют, сфера — наше око. Оно видит всех насквозь, и именно оно предрешит исход человечества. Давайте же поклянёмся в верности ордену и поставим на колена тех, кто будет против нас. Клянитесь же, братья! Сохраните верность и помогайте друг другу. Если случится опасность, которая подставит под сомнение наше существование, то мы накажем врага раз и навсегда, даже если среди них окажутся и наши близкие. Так давайте положим конец тем, кто нас угнетал. Мы пойдём и уничтожим жильё тех, кто однажды лишил его у нас. Вперёд, братья!

Это повергло Марцио в шок. Он хотел было уже уйти, но главарь взял его за руку, и его мнение поменялось — он уже думал о верности ордену и о том, что никогда не подставит его. Никогда!

Далее прислужники «ордена» выдвинулись на поиски знатных горожан, чтобы сжечь их прекрасные имения. Жуткая ночь предстояла, и никто не подозревал, что эти люди застанут их врасплох.

Добравшись к одной семье, несколько человек сломали дверь и пробрались внутрь. Через некоторое время они вытащили насильно бедную семью. Они даже одеться не успели — на них было надето лишь ночное бельё. Они были напуганы, да и Марцио тоже смотрел на них с ужасающим страхом. Затем эти люди рассыпали порох и, убегая, подожгли его. Отойдя на безопасное расстояние, люди из ордена ждали с ехидной ухмылкой на лице, а хозяева дома рыдали и вообще не понимали, что происходит. Они лишь обнялись и сидели на земле. Как только прогремел взрыв, все, кто жил рядом, тут же вышли посмотреть. Они были так напуганы, что буквально выбежали из своих жилищ. Но, увидев то, как враждебно настроены против них люди из ордена, тут же пошли обратно. Кто-то среди толпы крикнул, и все, разбежавшись, побежали грабить других зажиточных граждан, что жили рядом. Марцио ничего не делал, а лишь просто стоял рядом с той семьёй. Они продолжали рыдать.

— За что? — сказал мужчина. — Вы — бездушные твари. Вас никогда господь не простит. Да будьте же вы прокляты!

Наверняка Марцио ожидал совсем другого. Жестокие намерения братьев сломили его, и ему казалось, что именно так можно будет достичь власти и порядка.

Закончив грабить дома несчастных, братья-мародёры пошли в другую сторону. Дойдя до огромного апартамента, Марио вспомнил, что это дом, где живёт Летти, и хотел было остановить преступников, но уже было поздно. Эти люди выгнали всех, кто там жил, но забыли про девушку. Когда они начали поджигать дом, Марцио зашёл внутрь и начал искать Летти. Огонь разгорался быстро, но это нисколько не мешало ему найти её. Он нашёл её на втором этаже возле кровати. Она плакала и с жалостью смотрела на Марцио. Он забрал её, и они начали выбираться из пылающего дома. Деревянные крепления уже начали трещать, а доски — осыпаться. Летти бежала впереди Марцио, но так и не смогла добежать до выхода. Пылающая доска больших размеров обрушилась на неё и придавила спину. Марцио обошёл и лишь смотрел на неё. Он ничего не мог поделать, а, может, просто не хотел помогать. Она кричала от боли. Пламя обжигало её тело, и каждая секунда для неё была смертельной. Марцио лишь испугался, но затем начал спасать её. Отодвинув тяжёлую доску, он достал девушку и взял на руки. Летти было очень больно, и от малейшего движения ей становилось еще хуже. Наконец, когда он вынес её, крыша дома рухнула, и пыль накрыла всех людей вокруг.

Марцио упал, но не уронил Летти. Когда он уложил её на землю, то посмотрел на свои руки — они были в крови. Но потом он увидел, что она не дышит.

— Летти! — сказал Марцио. — Летти, очнись!

Все попытки вернуть её были тщетными. Вдруг из толпы вышел один статный мужчина и подошёл к ней. Он начал осматривать её и очень огорчённо сказал:

— К сожалению, молодой человек, ничего нельзя поделать. У неё сломаны позвонки, да и сильный шок дал о себе знать.

После этих слов Марцио отошёл от неё и глубоко вздохнул. Он почувствовал какую-то пустоту внутри себя и более ничего.

Недолго думая, толпа отправилась дальше. По дороге она встретила отряд стражников, которые прибежали усмирить преступников. Но глава показал им какой-то знак, после чего солдаты их даже не тронули.

Этой же ночью Уберто проснулся с криком. Его бросило в холодный пот, и он долго не мог отдышаться. Ему приснился тот самый сон, что он видел когда-то. Элен также проснулась и кинулась успокаивать мужа.

— Дорогой, это всего лишь сон — сказала она.

— Милая моя, — молвил Уберто, — я знаю точно! Мы в опасности! Мы должны уйти отсюда. Произойдёт что-то страшное. Надо сказать извозчику, чтобы тот смог нас отвезти как можно дальше.

— Уберто, ты меня пугаешь. Ты просто должен успокоиться. Ничего страшного не произойдёт.

— Одевайся и разбуди Габриэля — мы уезжаем! Сейчас же!

Элен поверила мужу и, не задумываясь, стала одеваться, а затем пошла будить младшего сына. В это время Уберто спустился вниз и попросил извозчика подготовиться к отъезду. Но он увидел среди тёмной ночи несколько горящих факелов. Кто-то уже направлялся сюда, но супруги, к сожалению, не знали, что вместе с толпой идёт и Марцио. И всё же они успели уехать вместе — далеко и так, что их никто не увидел. Мародёры пробрались в дом де Лоренцо и начали его грабить, а после просто сожгли. Как сильно поникло лицо Уберто, когда он увидел, что горит его фамильное имение! Вся память об отце, все воспоминания сгорели дотла вместе с домом. К счастью, семья отправилась в центр города и поселилась там, где жила когда-то Элен.


Глава XI — Флоренция | Уберто и маленькие рыцари | Глава XIII — Судьба