home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10. «Заседание ЦК».

Если сказать: «Витус Леран», то мало кто из молодых игроков пэйнтбольного клуба поймёт, о ком речь. Другое дело гораздо более известное прозвище Киборг. Эдакая боевая машина, которая сметает на своём пути всё и вся. Но сейчас Леран меньше всего напоминает боевую машину.

Дверь в комнату заседаний слегка приоткрыта. Сквозь щель долетают голоса членов правления. Можно войти. Даже нужно войти! Его ждут. Более того – правление «Федерации культуры и спорта Дайзен 2» собралось по его настоятельной просьбе. Очень занятые люди отпросились с работы, отодвинули собственные планы. А он заставляет их ждать и теряться в догадках.

Но… Трудно, очень трудно толкнуть дверь, войти и вежливо произнести «Добрый день». Леран замер перед слегка приоткрытой дверью. Пальцы онемели, а ноги приросли к полу. Не… Перед финальными играми и то меньше волновался. Ну нельзя же так! Леран сжал кулаки, досчитал в уме до трёх и решительно толкнул дверь. Будь – что будет.

- Добрый день, уважаемые. Прошу прошения за опоздание, - скороговоркой произнёс Леран.

За широким столом собрались члены правления. Во главе, как и положено президенту, витус Тонк. Он руководит не только Федерацией в целом, но и клубом любителей рукопашного боя «Гранит». На лево от него витус Подис, наставник юных гениев в клубе изобретателей и рационализаторов «КИИР». Рядом с ним единственная в правлении женщина вигора Сутен, известная на весь Дайзен 2 поэтесса и руководитель союза творческих людей «Другая жизнь».

Леран обошёл широкий стол и присел напротив витуса Подиса и вигоры Сутен.

«Федерация культуры и спорта Дайзен 2» появилась на планете более двухсот пятидесяти стандартных лет тому назад. Официально её цели звучат вполне благопристойно и политически нейтрально – развитие культуры и спорта среди населения колонии и особенно среди молодёжи.

Когда-то клубы жили раздельно, но сама жизнь заставила объединиться в Федерацию. Вместе – легче. Метрополия ни вирта не выделяет на досуг молодёжи, как будто на Дайзен 2 не нужно воспитывать подрастающее поколение и чем-то занимать умы и руки детей и особенно подростков. Федерация существует исключительно на пожертвования и членские взносы, но успешно справляется с поставленными задачами. В некотором смысле, назло центральным властям.

Руководители клубов организуют игры и соревнования, концерты и выставки за чисто символическую зарплату. Каждый из них большую часть дня занят на основной работе. Витус Подис отвечает за работу систем жизнедеятельности Финдоса. Свежий воздух на улицах и чистая вода из крана – это заслуга его технической службы. Вигора Сутен занимает должность заместителя начальника Управления образованием колонии. Фактически, школы, институты, профессиональные училища и детские сады держатся на её хрупких плечах. Присланный с метрополии неудачник приходит на работу ближе к обеду, целый день валяет дурака, а всё его руководство ограничивается кривыми резолюциями на документах, которые он даже не читает. Витус Тонк работает заместителем начальника Управления по энергетике. Если бы не дурная политика центральных властей, то Дайзеном 2 давно и с большим успехом руководил бы именно он, а не присланный с метрополии болван и тихий алкоголик витус Гажан.

Но! «Федерация культуры и спорта Дайзен 2» всего лишь легальное прикрытие «Движения за свободу Дайзен 2».

О движении знать не знает, ведать не ведает большая часть жителей планеты. Не говоря уже о центральных властях на далёком Миреме. Члены правления Федерации одновременно являются центральным комитетом Движения за независимость, а витус Тонк его председатель. Одно другому не мешает. Наоборот! Дополняет и помогает.

У маленькой колонии полно причин желать независимости. Метрополия искусственно сдерживает развитие Дайзен 2. Центральные власти запрещают создавать наукоёмкие производства молекулярных компьютеров, нанотехнологий, генная инженерия, высокотемпературные сверхпроводники и, самый большой грех, строить космические корабли с вирт-приводом.

Для метрополии Дайзен 2 всего лишь сырьевой придаток и рынок сбыта для собственных товаров. Законодательными актами центральные власти губят на корню развитие собственных производств товаров народного потребления. Как ещё больше сотни стандартных лет тому назад образно, но невероятно точно выразился сенатор Липадос: «Ничего сложнее тостера». Местный бизнес и экономика колонии в целом страдают от наложенных ограничений. Но чиновникам на далёком Миреме плевать на нужды и чаянья жителей Дайзен 2. На столь мрачном фоне даже постоянный экспорт заключённых оборачивается благом.

Ежегодно колония получает более десяти тысяч дармовых рабочих рук. На планете хронически не хватает сложной техники. Там, где на Миреме работает машина, на Дайзен 2 работает человек. По этой же причине в рудниках под тюрьмой Глот бесполезно искать современные горнопроходческие комбайны. Ничего сложнее отбойного молотка и тачек заключённым не доверяют.

- Добрый день, витус Леран, - произнес председатель Движения. – Раз все собрались, то разрешите считать внеочередной собрание центрального комитета открытым. Так быстро и так срочно мы собрались по настоятельной просьбе витуса Лерана. Ему же я предоставляю первое слово. Прошу вас.

Для большей убедительности Леран поднялся с места. Сдвинутый стул противно скрипнул.

- Уважаемые члены центрального комитета! – начал Леран.

От волнения в горле пересохло, а пальцы предательски задрожала. Как всегда, начать публичное выступление невероятно трудно. Причём не важно, кто перед ним – толпа слушателей или горстка единомышленников. Ничего. Сейчас пройдет.

- Не буду напоминать вам о важности хорошего повода для нашего общего дела. Но! Как я надеюсь, долгожданный повод вполне может появиться у нас в самое ближайшее время.

Весьма многообещающее начало. Глаза вигоры Сутен заблестели неприкрытым интересом. Председатель Движения приготовился слушать ещё более внимательно. Витус Подис облокотился на столешницу и то же готов внимать дальше.

- Я абсолютно уверен, - продолжил Леран, - вы слышали о желании витуса Откена, фигурально выражаясь, «прижать заключённых к ногтю». Пониманию! – Леран резко повысил голос. – Новые начальники Глотки традиционно шуршат и бесятся, пока года через три – четыре не успокоятся и всё не вернётся на круги своя. Признаюсь, я думал также. Но! Витус Откен переплюнул всех своих предшественников.

Сегодня утром, часов примерно в восемь, витус Откен позвонил губернатору и потребовал прислать на подмогу все, прошу заметить, все имеющиеся в наличие полицейские силы. Подробности разговора, увы, мне неизвестны. Но! Через полчаса в Глотку, прошу заметить в полном боевом облачении для подавления уличных беспорядков, ушёл отряд из 92 полицейских. А это, без малого, большая часть полицейских сил Финдоса, включая участковых.

От нервного возбуждения Леран говорит так, будто специально дразнит голодную собаку куском свежего мяса. У витуса Тонка первым сдали нервы.

- Прошу вас, - попросил витус Тонк, - ближе к делу.

- Хорошо, - согласился Леран. – Осмелюсь предположить: в Глотке разразился самый настоящий бунт!

Эффектную концовку изрядно подпортила реакция членов ЦК. Грома аплодисментов не последовало.

- И что здесь такого? – вигора Сутен выразили всеобщее непонимание. – Вы же сами сказали: витус Откен потребовал подкрепление и получил его.

Да-а-а… Леран поджал губы. Гражданские они и есть гражданские. Придётся объяснять на пальцах.

- Заключённых в Глотке слишком много. Не меньше пятидесяти тысяч. Для сравнения, население Финдоса всего сорок тысяч. Весь штат надзирателей вместе буфетчицей и секретаршами чуть больше четырёх сотен человек. Даже с учётом подкрепления, на одного надзирателя или полицейского приходится больше десяти заключённых.

Поймите! – Леран едва не перешёл на крик. – Возможно в этот самый момент Глотка уже бунтует. Не дай бог, если вся эта огромная масса людей в красных робах выплеснется на улицы Финдоса. А это, это…

От волнения Леран едва не задохнулся.

- Та самая искра, благодаря которой вспыхнет восстание! – вигора Сутен возбуждённо захлопала в ладоши.

- В яблочко, уважаемая! – в тон воскликнул Леран.

- И без какой-либо провокации с нашей стороны, - задумчиво заметил витус Тонк.

Поднять население колонии на войну за независимость, потребовать от него жертв и лишений, очень не просто. Столетие за столетием «Федерация культуры и спорта» не только развивала культуру и спорт, а вела скрытую агитацию и тайную подготовку. На Дайзен 2 сформировался свой особый менталитет. Жители колонии больше не считают Мирем родиной, а видят в нём равнодушного эксплуататора.

Новый начальники Глотки едва не получил по морде от простого работяги, когда на весь «Пьяный горняк» обозвал Дайзен 2 Свалкой. Наперекор гадкому прозвищу жители Дайзен 2 гордятся своим миром.

Только.

Чтобы долгожданное восстание вспыхнуло, чтобы жители колонии прозрели и поддержали борцов за независимость, нужен повод, случай, искра. А вот его-то как раз и нет. Худо, бедно, благодаря или вопреки, колония развивается на протяжении полутора тысяч местных лет. Пока в обществе тишина, порядок и какая никакая стабильность, разжигать революцию, что сачком ловить ветер – бесполезно.

Совершенно другое дело, если земля уйдёт из-под ног простых обывателей. Если испарится уверенность в завтрашнем дне. Если местная администрация облажается по-крупному. Если на далёкую метрополию не останется надежд вовсе… Тогда и только тогда массы поддержат «Движение за независимость» и встанут под её знамена.

Или? Долгожданный повод всё же появился?

Витус Подис и председатель не разделяют восторг вигоры Сутен.

- Пусть надзирателей и полицейских мало… - задумчиво произнёс витус Тонк. – Но в арсенале Глотки сотня боевых автоматов. А это сила. Современное стрелковое оружие выкосит зеков, сколько бы их там не было.

- Верно, витус, - согласился Леран. – Разрешите уточнить: возможно, у нас появился долгожданный повод. Та самая искра, о которой так точно выразилась уважаемая Сутен.

- Иначе говоря, вы предлагаете перейти в боевую готовность №1? – спросил витус Тонк.

- Именно! – с преогромным облегчением ответил Леран. – Чтобы там не происходило, но беспорядки в Глотке – самая большая рябь на зеркальной глади нашего болота за последнюю сотню стандартных лет. Простите за аналогию.

В нагрудном кармане завибрировал наладонник. Пришло сообщение высшей степени важности. Леран вытащил миникомпьютер из кармана и быстро пробежал глазами по маленькому экрану.

Господи! Это же… Сердце остановилось, воздух застрял в лёгких. Наладонник едва не выпал из рук.

- Началось, - еле слышно произнёс Леран.

Тихое признание взорвалось, как раскат грома в песчаную бурю.

- Что?! Что?! Началось?! – испуганно спросила вигора Сутен.

- Только что на здание Управления полиции напали зеки. Большая группа заключённых вооружена автоматами, – глубоко дыша, объяснил Леран. – Убито десять полицейских, ещё больше ранено. Заключённые захватили арсенал.

- Вы уверены? – недоверчиво спросил витус Тонк.

- Здесь, - Леран протянул витусу Тонку наладонник, кадры с камер наружного наблюдения. Люди в красных робах со штрих-кодами на спине могут быть только заключёнными тюрьмы Глот. Свершилось худшее – они вырвались. Мне нужно срочно идти.

Леран грубо вырвал из рук витуса Подиса наладонник и поспешил к выходу.

- Как только узнаете больше, немедленно звоните! – крикнул во след витус Тонк.

- Обязательно! – на ходу ответил Леран.

Дверь с грохотом захлопнулась за его спиной.


* * * | Свалка человеческих душ. Бунт | Глава 11. «Налёт заключённых».