home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13. «Народная армия самообороны».

Ничто так не выводит из равновесия, лишает покоя и аппетита, как неуверенность в завтрашнем дне. Надежды и мечты, желания и амбиции… Всё отступает на задний план, всё кажется мелочным и ненужным. Чаг Ратаг, молодой игрок пэйнтбольного клуба, словно запертый в тесной клетке лев, ходит и ходит по комнате из угла в угол и никак не может найти себе места.

Это надо же! Ещё ни разу за всю историю колонии заключённые Глотки не бунтовали с таким размахом и гонором. Не, бывало – шумели, ломали стулья, отказывались от работы. Подобное каждый год, не по разу. Но! Чтобы целиком и полностью захватить тюрьму, перебить надзирателей и отряд полицейских в придачу – такого ещё не было. И уж ни в какие ворота не лезет наглая вылазка сегодня утром.

В очередной раз Чаг подошел к стене и стукнул по ней кулаком. Самое паршивое – власти упорно хранят молчание. Никаких выступлений по телевизору, или хотя бы по радио. Ежедневная газета «Столичный вестник» рассказывает о праздновании некруглого Нового года, как будто привычный мир не трещит по швам и потихонечку не ползёт в пропасть. Как и следовало ожидать, острейший дефицит информации горожане с лихвой восполнили домыслами.

Часы над письменным столом показали 15:00. Сейчас должна была бы закончиться последняя пара. Но сегодня, сразу же после обеда, студентов разогнали по домам. По дороге домой такого наслушался, такого насмотрелся…

Всеобщая растерянность – это ещё мягко сказано. Горожане в огромном количестве высыпали на улицы. Все о чём-то говорят, напряжённо спорят и при этом испуганно озираются по сторонам. Большая часть магазинов, ресторанов и кафе закрылась раньше времени без объяснения причин. Группа подростков вооружилась палками и большими рогатками. «Юные бойцы» хорохорятся, корчат из себя крутых командос, но на деле трусят больше всех.

Как назло, на улицах ни одного полицейского. Неужели администрация колонии, неудачники, алкоголики и бездельники с Мирема, в самом деле спряталась глубоко под землёй? Впрочем, с их стороны очень даже логично: отсидеться в тепле и сытости, просто переждать, пока проблема разрешится сама собой.

Оставленный на столе наладонник тихо заиграл. От неожиданности Чаг едва не подпрыгнул на месте. Судя по мелодии, пришло сообщение. Чаг схватил наладонник. В строке «От кого» короткая надпись: «Шнык».

«Непоседа, привет. Срочно бросай все дела и дуй в «Бурю». Здесь такое! Оказывается мы!!! Впрочем – давай сам» - гласит короткое сообщение.

Шнык не сообщил ничего путного. Но настырное приглашение друга хоть какое-то действии. Сидеть в четырёх стенах и ждать, пока на тебя обрушится мир – невыносимо. Чаг подхватил рюкзак, закинул в карман наладонник и выбежал из комнаты.

В гостиной в большом кресле перед телевизором сидит отец. На широком экране очередной сериал, или дебильное шоу для скучающих домохозяек. Отец рассеянно смотрит на представление. Быстрей всего он ждёт хоть какого-нибудь официального заявления от властей. Вон! Пальцы намертво вцепились в мягкий подлокотник.

- Папа! – Чаг притормозил перед креслом. – Я в клуб.

- Какой еще клуб? – от удивления отец обернулся и приподнялся на локтях.

- В «Песчаную бурю»

- Зачем?

- Не могу сказать, - ответил Чаг. – Сам не знаю. Но там затевается что-то действительно очень важное. Позвоню, как только смогу.

- Подожди, сынок! – крикнул отец.

Но Чаг уже выскочил на улицу. Входная дверь мягко спружинила на доводчике.

На Двадцать восьмом проспекте зелёная машина едва не сбила с ног. Чаг вовремя отскочил обратно на тротуар. Дорогая легковушка, заднее сиденье завалено чемоданами. Ясно дело – богатые крысы бегут с тонущего корабля. Только куда? Чаг невольно улыбнулся. Легковушка хороша на асфальтированных улицах, но в туннеле, на первом же километре, разобьёт колёса о рельсы и шпалы. А для поездок по поверхности планеты такие авто не предназначены.

Атмосфера в городе накаляется всё больше и больше. Количество жителей на улицах поубавилось, но от этого стало ещё тревожней. Кажется, будто воздух сгущается в большие чёрные тучи, между которыми сверкают разряды молний.

Чаг торопливо шагает по знакомым улицам. В голову лезут самые невероятные мысли. Может быть из игроков клуба сформируют большой отряд самообороны? Правда, воевать чем? Палками, дубинками и кухонными ножами? Или игровыми автоматами? Последнее лишено всякого смысла – красящие пули бьют очень больно, но не насмерть же. А вот и долгожданный туннель и широкая надпись «Песчаная буря». Дверь в клуб настежь.

Зал для собраний забит под завязку. Игроки толпятся вдоль стен и сидят прямо на полу возле небольшой сцены. Молодые люди шумят, о ожесточённо спорят и с нетерпением поглядывают на пустую сцену.

- Непоседа! Наконец-то!

Из глубины зала вынырнул Шнык в поношенных рейтузах с обвислыми коленками и в домашних тапочках.

- Что здесь происходит? – спросил Чаг.

- О-о-о! – загадочно протянул Шнык. – Старуха история стучится в дверь. Нам, на собственной шкуре, предстоит проверить древнее проклятие: «Чтоб тебе жить в интересное время»!

Шнык, как обычно, старается напустить по больше туману. Но, по глазам видно, сам ни черта не знает. К счастью, на сцену поднялся Киборг.

На руководителе клуба лёгкая полевая форма. Если без пафоса, то обычная чёрная спецовка с многочисленными карманами. В подобной одежде очень удобно играть на Заводе, игровом полигоне внутри города.

Киборг посмотрел в зал. Разговоры тут же смолкли.

- Друзья мои! – торжественно начал Киборг. – Благодарю вас за то, что вы откликнулись на мой призыв и собрались в этом зале!

Вы слышали о бунте в тюрьме Глот! Сейчас я рассказу вам то, о чём до сих пор стыдливо молчит витус Гажан, так называемый губернатор нашей колонии!

Чаг в немом восхищении уставился на руководителя клуба. Киборг умеет толкать речи. Неторопливо, но как-то по-особому эмоционально, он рассказал о бунте в Глотке. Теперь понятно, почему молчит колониальная администрация. Неудачники они и на свалке неудачники. Особенно взбесил ультиматум уголовников. Его величество Ярый 1 – это слишком. Да будет он последним!

- «Федерация культуры и спорта Дайзен 2» – единственная на планете сила, которая может противостоять сброду с метрополии! Вы, игроки пэйнтбольного клуба «Песчаная буря», наш ударный отряд!

Кому не безразлично будущее нашей планеты! Кто готов драться за свой дом, за своих родных и близких! Я призываю вас присоединиться к нам! С оружием в руках показать уголовникам, кто на Дайзен 2 хозяин! Вы, готовы?!!

- Да!!! – Чаг подпрыгнул на места и заорал ещё громче. – Да!!! Да!!!

Забитый до отказал зал взорвался раскатом всеобщего ликования.

- Да!!! Да!!! Да!!!

- Кто дрожит за свою жизнь! Кто боится этого сброда! Пусть убирается к Хессану под хвост!!! – воззвал Киборг.

- Да!!! Да!!! Да!!!

От восторженного гула дрожат стены. Всеобщее ликование сводит с ума. Но Киборг, подняв руки, призвал зал к спокойствию.

- Уголовники думают, что мы совершенно безоружные. Как же! Стащили из Управления полиции газовые гранаты и парализующие дубинки. Но это не так! У нас есть, чем воевать!

Киборг что-то вытащил из кармана и показал залу. Чёрт! Чаг привстал на цыпочках. За дальностью не видно, что именно. Но вот за спиной руководителя клуба загорелся широкий экран. Уже на нём отлично видно, что Киборг держит в руке патрон. Обычный игровой патрон? Не-е-ет… Вместо тупорылого пластика металлическую гильзу венчает… стальная пуля?

Вот оно что! Чаг хлопнул себя по лбу. И как только раньше не догадался. Великий Создатель, неисповедимы пути твои. Как же всё просто!

- Перед вами боевая пуля для «Марки – 4-4». Пусть пороховое оружие устарело больше пяти сотен стандартных лет назад, но вы на собственной шкуре знаете, на что оно способно!

А сейчас – переодевайтесь! Хватайте автоматы и выбрасывайте из них красящие пули! Приходите сюда! Я дам вам боевые!

В зал для собраний протиснулось четверо дедов. Взрослые игроки с трудом пробились через возбуждённую толпу и вынесли на сцену два больших ящика.

- Патроны прибыли! – Киборг хлопнул ладонью по ближайшему ящику. – Дело за вами!

Игроки толпой ринулись прочь из зала. Толпа подхватила Чага и вынесла прямо в раздевалку.

- Ну! Каково? – воскликнул Шнык, когда друзья пробились к шкафчикам и начали торопливо переодеваться.

- Только сейчас я чувствую себя спокойно, - признался Чаг.

- Это как? – не понял Шнык.

- Я знаю, что делать. Завтрашний день больше не пугает меня.

Одеть комплект щитков и натянуть поверх чёрную форму – минутное дело. Гораздо дольше пришлось стоять в очереди. Наконец Чаг получил из рук Киборга пластиковую коробку.

Чаг отошёл в сторону и присел на свободное кресло в последнем ряду. С противным треском прозрачная упаковка отлетела в сторону. Чаг открыл крышку. В лицо уставились острые жала стальных пуль. Чаг осторожно провёл пальчиком по заточенным кончикам и вытащил один патрон.

Игра закончилась, началась жизнь. Стальная пуля не разобьется о пластиковые доспехи, не запачкает чёрную форму синими пятнами. Нет. Она пройдёт через тело человека навылет. Пусть в его руках анахронизм, которому самое место в музее. Но Чаг на собственном опыте знает, на что способны красящие пули. А сейчас ему дали боевые.

Из кармана разгрузки Чаг вытащил пустой магазин и начал методично, один за другим, начинять его боевыми патронами. С каждой блестящей головки улыбается смерть. Пальцы привычно заталкивают под зацепы один за патрон за другим. Как всё просто – боевые патроны идеально входят в игрушечный магазин. В одно мгновенье «Марка – 4-4» превратилась в боевой автомат, а он сам из игрока пэйнтбольного клуба в солдата.

Чаг вытащил из пластиковой коробки последний патрон. «Последние, да будут первыми» - пришло на ум древнее изречение. Эта боевая пуля оборвёт чью-то жизнь. Будет победа, но только не детская радость. Чаг с щелчком вставил последний патрон в магазин. «А сам стреляй, а то убьют». Господи, что за мысли!

Через полчаса Киборг построил игроков в просторном «Лягушатнике», игровом полигоне для самых маленьких.

- Отныне вы не игроки пэйнтбольного клуба, а солдаты Народной армии самообороны Дайзен 2, - объявил витус Леран. – Нас ждёт первое и очень ответственное задание – дать пинка под зад неудачникам с Мирема и взять власть в свои руки.

Гражданских не пугать! Без прямой угрозы для жизни автоматы с предохранителей не снимать! Стрельбу открывать только по приказу командира! Да поможет нам Великий Создатель. Да подарит он нам крупицу своего божественного внимания.

Атеизм во все времена не имел много последователей. Но и назвать жителей Дайзен 2 глубоко верующими тоже нельзя. Пусть большинство горожан регулярно забывают прочесть перед завтраком молитву и соблюсти пост по пятницам, но практически все носят под нательной рубашкой символ Великого Создателя – трёх лучевую звёздочку с сильно закруглёнными концами.

- Аминь, - тихо, почти про себя, произнёс Чаг.

На груди, под чёрной формой, металлическая звёздочка упёрлась округлыми кончиками в кожу. Великий Создатель существует. Он обязательно поможет творению своему пройти через горнило великих испытаний. Остаться в живых. Да будет так.

- Внимание! Слушай мою команду! – громко произнёс витус Леран. – Напра-а-а… во! Шаго-о-ом… марш!

По просторному Лягушатнику разлетелся дробный перестук десятков ног. Народная армия самообороны Дайзен 2 в полном составе зашагала на выход.


Глава 12. «Древний анахронизм». | Свалка человеческих душ. Бунт | Глава 14. «Захват власти».