home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16. «Без энергии».

Электроэнергия на Дайзен 2 – суть жизни. Кислород, вода, еда – всё без исключения добывается, очищается и производится с помощью электричества. Энергетика для маленькой колонии основа основ, становой хребет, критическое условие для элементарного выживания.

В Ущелье ветров находится самая большая на планете электростанция. Мощные ветровые генераторы вырабатывают десятки мегаватт электроэнергии. Но, по сути, в Ущелье две электростанции, которые так и называют: Восточная электростанция и Западная.

Великий Создатель ниспослал жителям Финдоса крупицу своего божественного внимания. У Ярого, нового вожака заключённых, не хватило ума в первые часы бунта захватить Ущелье ветров. Без электричества жителям Финдоса пришлось бы крайне худо. Независимому правительству удалось отстоять Восточную электростанцию и спасти столицу от тьмы и холода.

Пока зеки не оправились от бойни на Центральном вокзале, настала пора нанести ответный удар. Если удастся захватить Западную электростанцию и обесточить Глотку, то дни заключённых сочтены. Без электричества встанут вентиляторы и наносы, погаснет свет и накроется система регенерации воздуха. Зеки элементарно задохнутся, если ещё раньше не замёрзнут.

Главный туннель под дном Ущелья соединяет две электростанции в единую энергосистему. Но пробиться через него на западную сторону невозможно. Главный туннель очень легко защищать. Любая атака неизбежно захлебнётся в крови. Командование решило пойти в обход, пересечь Ущелье снаружи и пробиться на Западную электростанцию через аварийный выход. План рискованный, но, в случае удачи, обещает снизить потери на порядок. Вот для чего бойцам Народной армии самообороны понадобились борги.

Последний раз Чаг был в Ущелье ветров на школьной экскурсии. Тогда им показали несколько машинных залов, заставленный мигающей электроникой центральный пульт управления и тот самый главный туннель, который соединяет обе электростанции. А вот на поверхность их не выпустили. Зато сегодня у него будет возможность полюбоваться самыми мощными на планете ветровыми генераторами.

Аварийный выход не оборудован полноценным шлюзом. Так себе: небольшой коридорчик и две двери. Массивные засовы без какой-либо электроники открываются и закрываются большими стальными колёсами с четырьмя спицами.

Первая рота выстроилась в длинную колонну. Солдаты по одному выходят наружу. Кислород в коридорах Восточной электростанции стремительно выветривается, зато ударный отряд быстро выбирается наружу. Чаг шагает в общей очереди сразу за Шныком.

Внешняя дверь аварийного выхода утоплена в склон ущелья на пару метров. В небольшой пещере сильная турбулентность. Ветер закручивается самым причудливым образом, зато не валит с ног. А вот на выходе из пещеры пришлось сразу же лечь на землю. Передвигаться по дну ущелья можно исключительно ползком.

За миллионы лет северо-западный ветер прорезал в каменном поясе кратера Финдос узкое ущелье. Если сегодня в относительно тихую погоду ветер всё равно валит с ног, то в бурю он может запросто подхватить многотонный вездеход и выдуть его из ущелья, словно пушинку.

Чаг осторожно лёг на землю. Впереди мелькают пятки Шныка, ещё дальше ранцы жизнеобеспечения солдат второго взвода. Серые фигуры слишком хорошо заметны на красноватом камне. Перебирая руками и ногами, упираясь в малейшие выступы локтями и ступнями, Чаг терпеливо ползёт вперёд и только вперёд. До противоположного склона пятьсот метров. Расстояние не маленькое, но не зря же Киборг гонял их столь долго и упорно. Вот уж действительно: тяжело в ученье, легко в бою.

Ветер давит на уши монотонным воем. Зато не валит с ног и не тащит по камням. Сегодня второй день весеннего месяца. Температура воздуха едва-едва перевалила за нулевую отметку. Снег осел и уплотнился. Где-то через неделю он начнёт таять. Но в Ущелье снег отсутствует начисто. Буйный ветер выносит всё без малейшего остатка. Даже в искусственной пещере перед аварийным выходом чисто, как в операционной.

День перевалил на вторую половину. Дно ущелья накрыла тень. Туши ветровых генераторов похожи на гигантские личинки тутового шелкопряда, которые, словно солдаты, выстроились двумя рядами. Широкие лопасти вращаются в прочных коконах из армированного бетона.

Терпении и ещё раз терпение. Чаг монотонно перебирает руками и ногами. Дрожать перед боем некогда. Доползти бы, для начала. Чаг подтянулся в очередной раз, но неожиданно ткнулся забралом в ботинок друга. Какого чёрта Шнык замер прямо посреди дороги?

Спросить бы, но нельзя. Приказ Киборга строг: до контакта с противником никаких радиопереговоров. Чаг слегка приподнялся на руках. Противных ветер тут же толкнул в бок и едва не опрокинул на спину.

До западного склона каких-то пятьдесят метров. На полированной скале чернеет провал пещеры. Значит рота уже дошла до аварийного выхода Западной электростанции. Из провала выскочили и тут же упали на землю синие фигуры.

Блин! Чаг вновь распластался по земле. Ну нельзя же быть таким тупым. Зеки не на столько глупы, чтобы оставить аварийный выход открытым. Поди, охрана с той стороны приставлена. Единственный способ быстро попасть во внутрь – взорвать стальные двери к чёртовой матери. Для чего Киборг прикомандировал двух гражданских подрывников. Это они выскочили из пещеры. Значит…

Из пещеры с грохотом вылетел столб дыма. Ветер тут же подхватил его и размазал по стене ущелья. Первая дверь взорвана. Осталась ещё одна.

Снова подрывники в синих боргах и… второй взрыв. Путь свободен.

- Внимание! – радиоканал донёс голос Киборга. – Пошли! Пошли!

Масса солдат пришла в движение. Передние ряды медленно, слишком медленно, потянулись в чёрный провал пещеры. Да что они там возятся! От нетерпения Чаг заскрежетал пальцам по земле. Животы в землю упираются? Так и подмывает вскочить на ноги и ринуться на штурм, но нельзя. Загрохотали первые выстрелы.

Что пороховой автомат, что электромагнитный – на слух не разобрать. Первый грохочет из-за резкого расширения пороховых газов. У второго никаких газов нет, зато крошечная пуля с преогромным щелчком пробивает звуковой барьер.

У аварийного выхода нешуточный бой. Но поток наступающих не остановить. Всё больше и больше солдат заползает в искусственную пещерку и вскакивает на ноги.

Чаг подполз к аварийному выходу. Наконец ветер не толкает монотонно в бок, а вертится вокруг волчком. Рывком на ноги. Автомат из-за спины в руки. Подождать, пока в дырку вместо дверей протиснется Шнык… И во всю прыть следом!

Узкий аварийный выход, а за ним широкий коридор. Черт!!! Налево на полу два скорченных тела. Серые борги. Проклятье! Первые потери. Двое храбрецов наткнулись на зеков, но не отступили, не закупорили узкий проход, а приняли геройскую смерть. Глубже в коридоре валяется зек в красной робе. Чуть дальше еще один. Мёртвым не помочь. Вперёд и только вперёд.

Задача первого взвода пройти по широкому коридору первого уровня и блокировать отряд зеков в главном туннеле под дном ущелья. В том направлении отдельные выстрелы слились в сплошной гул. Чёрный дым – ни черта не видать. Чаг прибавил скорости. Ему на лево, вверх по лестнице.

Пролёт. Ещё пролёт. На площадке второго уровня труп в красной робе. Рядом солдат из второго взвода. Боец, зажав рукой рану в бедре, пытается вытащит из разгрузки медпакет. Сквозь пальцы сочится кровь. Ранение по виду страшное, но не серьёзно. Раненый мотает головой и упорно отказывается от помощи товарищей – ему видней.

Бойцы второго взвода убегают в широкий коридор. Их задача пробиться к центральному пульту управления и захватить его. Только оттуда можно погасить Западную электростанцию. Два гражданских спеца остановят генераторы и поставят аварийные накопители на разрядку. Чаг по инерции рванул со всеми, но вовремя спохватился. Ему выше, на третий уровень.

Чаг выскочил на площадку между вторым и третьим уровнями и замер в одиночестве. Или он очень здорово обогнал товарищей по взводу, или те, кто бежал перед ним, всё же завернули на второй уровень.

- Третий взвод! – командный голос Лешего стряхнул неуверенность. – За мной! На третий уровень!

А вот и командир. Высокий, тощий, с длинными руками, но такой внушительный.

Ручей солдат сменил направление. Из глубин второго уровня обратно на лестницу пробирается Шнык – убежал всё же. Впрочем, Чаг оглянулся, он больше не один. Вперёд, и только вперёд.

Чаг в несколько прыжков преодолел последний пролёт и выбежал в широкий коридор на третьем уровне. Впереди на пару сотен метров открытое пространство.

Бежать по середине широкого прохода – самый верный способ нарваться на шальную пулю. По стеночке, по стеночке, только по стеночке. Леший повернул на лево, значит нужно на право. Стрелять, когда правый локоть скребётся о бетонную стенку, не очень удобно. Но сила отряда во взаимодействии.

Широкий коридор хорошо освещён. Длинные лампы под сводчатым потолком заливают пространство белым светом. С правой стороны стальные двери с закруглёнными концами. Но вот одна из них распахнулась. Из-за края неуверенно высунулся чёрный ствол.

Чёрт побери, это же классика. Чаг с ходу всадил в дверь короткую очередь. Ствол исчез.

Боевые пули – это вам не краска в пластике. Ряд дырочек перечеркнул дверь от края до края. Чаг с ходу пнул её ногой.

Сильный хлопок. Дверь с треском захлопнулась. За ней шлепок упавшего тела… Чаг ухватился за прямоугольную ручку и резко затормозил. Плечевой сустав огрызнулся болью.

Точно! Внутри, в узком коридорчике, валяется зек. Левая рука зажимает бок, а правая пытается поднять автомат.

Чаг всадил в лицо врага короткую очередь. Стальные пули разнесли голову заключённого вдребезги. Кровавые кляксы запачкали стены. Правая рука убитого бухнулась на пол вместе с автоматом.

Узкий коридор ведёт в машзал ветряка на склоне ущелья, зачищать его некогда. Но! Чаг заскочил в коридорчик и присел возле убитого. Электромагнитный автомат слишком ценный трофей, чтобы просто так бросить его. Ещё боеприпасы. Стараясь не испачкать руки в крови, Чаг похлопал по карманам убитого. Бинго! Из левого кармана Чаг вытащил полный магазин. Во удача! А теперь бежать дальше. Чаг вышел в широкий коридор и аккуратно прикрыл за собой округлую дверь.

Пока возился с зеком, Леший и ещё несколько солдат добежали до входа в главный энерготуннель и заняли возле него оборону. Одиночными выстрелами шугают кого-то на том конце широкого коридора. Чаг предусмотрительно перебежал на левую сторону и через неприметную дверь с закруглёнными углами первым заскочил в энерготуннель.

Господи! Как солдаты зеки вообще никакие. Несколько красных фигур постыдно улепётывают вдаль по туннелю. Да если б хотя бы один из них остался у входа… Чаг присел на колено и перевёл автомат на одиночный огонь.

Как в тире: на светлом фоне контрастные фигуры. Через оптику спина последнего как на ладони. Вдох, выдох – унять дыхание. А теперь… Чаг плавно нажал на курок. А потом ещё и ещё раз.

Грохот выстрелов прокатился по замкнутому пространству. Бегущая впереди фигурка кувырнулась на пол. Один готов! Но, во засада, остальные благополучно завернули за угол.

Эх! Сейчас бы вскочить на ноги и с дикими воплями рвануть следом. Погоня – самая любимая часть в игровом сражении. Особенно, когда бегаешь быстрее многих. Но вбитые в пэйнтболе рефлексы удержали на месте. Скакать вдаль в гордом одиночестве – ещё один верный способ нарваться на пулю. Территорию, будь то коридор, комната, или ложбинку с валунами, нужно зачищать вдвоём и только вдвоём. Один бежит, другой прикрывает.

За спиной хлопнула дверь.

- Ну, Непоседа! Ну ты и бегать!

Рядом, словно загнанным пёс, шумно присел Шнык. Как более грузный и медлительный, друг только сейчас добрался до главного энерготуннеля.

- Кушать меньше надо, уважаемый, - ответил Чаг. – Я пошел. Прикрывай.

Чаг поднялся на ноги и осторожно двинулся вперёд. Пусть Шнык немного восстановит дыхание. Метров через двадцать Чаг остановился и присел на одно колено. Автомат наизготовку к стрельбе. Дальний поворот на мушке.

Пока всё тихо. Через оптику отлично видно, как толстые кабели на том конце туннеля заворачивают налево. По краю зрения серой тенью выдвинулся вперёд Шнык. В свою очередь напарник присел на колено и взял поворот на прицел.

Вот как надо воевать. Перекатами, перекатами, взаимно прикрывая друг друга, Чаг с напарником продвинулись в глубь энерготуннеля. До поворота осталось метров пятьдесят, как вдруг из-за угла высунулся чёрный ствол. Загрохотали одиночные выстрелы, Шнык открыл огонь. Чаг резко присел и дёрнулся в сторону под высоковольтные кабелей. Чёрный ствол исчез.

Ясно, как божий день – за поворотом зеки заняли таки оборону. Всё, что остаётся – в свою очередь занять оборону и не дать зекам высунуться из-за угла.

Предел наступления достигнут. Для полной гарантии командование решило взорвать главный энерготуннель. Даже если зеки каким-то чудом запустят Западную электростанцию, то передать энергию в Глотку всё равно не смогут. Задача третьего взвода взять под контроль третий уровень и вход в энерготуннель.

Чаг оглянулся. Входная дверь темнеет где-то далеко позади. Ещё несколько солдат в серых боргах залегли вдоль стен. Пара синих фигур суетится у входа. Гражданские подрывники закладывают заряды. Они же взорвали двери аварийного выхода.

Чаг лежит под высоковольтными кабелями. Ранец жизнеобеспечения упирается в дубовую изоляцию. Наконец нашлось время рассмотреть энерготуннель получше. Высоковольтные кабели, похожие на чёрные трубы, тянутся в несколько ярусов вдоль стен и пропадают за поворотом. Чаг невольно вздохнул.

Медные кабели в пластиковой оболочке – позапрошлое тысячелетие, медный век. Тонкая нитка высокотемпературного сверхпроводника легко заменила бы их всех. Ну две нитки для резерва. Но! Даже низкотемпературные сверхпроводники запрещённая на Дайзен 2 технология. Зато меди, вон, полно.

Как объяснил отец, от высокотемпературных сверхпроводников всего один шаг до накопителей огромной мощности и электромагнитного оружия. Если добавить ещё пару-тройку запрещённых на Дайзен 2 технологий, то можно было бы создать вирт-привод и построить полноценный космический корабль. А это уже прямая угроза Мирему. И не важно, что чисто гипотетическая. Метрополия всё равно будет против.

Терпение – вторая по важности добродетель. Главную задачу третий взвод выполнил. По крайней мере, зеки даже не пытаются выбить их из туннеля. Или ждут подкрепление из Глотки? А что у других взводов?

В туннеле тишина. Снаружи ни выстрелов, ни прочих звуков. Прямую связь с Киборгом имеет только Леший, командир третьего взвода. Тут же, словно отвечая на вопрос, сквозь плотную ткань борга Чаг почувствовал, как перестали дрожать высоковольтные кабеля над его спиной. Второй взвод выполнил поставленную задачу: центральный пульт управления захвачен. Западная электростанция остановлена, Глотка осталась без электричества. Ну всё, Чаг крепче сжал автомат, теперь зекам хана! Пусть дышат собственным дерьмом.

Радость переполняет душу. Так и хочется открыть забрало и крикнуть тем простофилям за поворотом что-нибудь гадкое и очень обидное. Но нельзя. Надо ждать приказ на отступление.

Через оптику видна каждая бетонная крошка по углам туннеля и ребристые следы ботинок на пыльном полу. Хотя… Храбрость – самая первая солдатская благодетель. Из-под руки убитого зека торчит приклад электромагнитного автомата. Ну не оставлять же кретинам в красном такое оружие.

Чаг положил «Марку» на бетонный пол и стащил со спины трофейный автомат. Короткий бросок и оружие ткнулся в плечо друга.

- Шнык! Вынеси, – попросил Чаг. - Там, впереди, ещё один. Достану.

- Ты что? С ума сошёл? – возмутился Шнык, но всё же подобрал переброшенный автомат. – Вот-вот отступать будем.

- Из того ствола они много наших завалить могут, - упрямо возразил Чаг. – Прикрой. Я пошёл.

Каблуки убитого, словно огоньки в кромешной тьме, тянут и тянут к себе. По-пластунски, будто желая слиться с бетонным полом в единое целое, Чаг всё ближе и ближе подбирается к убитому.

Страшно? Еще как! Но… Азарт. Азарт солдата и азарт охотника в одном флаконе. Наверно с такими же чувствами древний воин подбирался к стану врага.

Наконец Чаг ухватил убитого за каблук и потянул на себя. Зек, будто большая кукла, нехотя зашевелился и развернулся боком. А вот и автомат! Последний рывок… Чаг дотянулся пальчиками до приклада…

Грохот выстрелов и свист пуль прямо над головой. Чаг резко пригнулся. Подбородок шлема гулко стукнулся о бетонный пол. Из-за поворота мелькнул красный рукав. Что-то шлёпнулось в полуметре.

Ё-ё-ё!!! Чаг резко отдёрнул руку. Самопальная граната: в кусок взрывчатки воткнут запал с огнепроводным шнурком. Крошечный огонёк, щедро разбрызгивая искры, торопливо пожирает серый шнурок. Ещё немного и доберётся до запала.

Все мысли из головы вон. Чаг дёрнулся всем телом вперёд и поймал в кулак жёлтый огонёк. Судорожный рывок назад. Запал на лету выскочил из взрывчатки. Заряд тротила улетел назад по туннелю. Жёлтый огонёк вышел из кулака. Запал шлёпнулся на высоковольтные кабели и хлопнул маленьким взрывом.

Тунн, высокий бородатый мужик в волчьей шкуре, мифическое воплощение духа смерти, присел рядом и посмотрел в глаза. Но! Великий Создатель уберёг от верной смерти. Тунн улыбнулся, хлопнул по плечу и пропал.

- Ну ты даёшь! - вопль друга вывел из оцепенения. – Чаг! Хватай автомат и вали от туда!!!

Чаг, тяжело дыша, вытащил из-под убитого автомат. Да чтоб теперь! Да чтоб оставить! Патроны? Хрен с ними! Пусть подавятся. Нельзя дёргать Туна за густую бороду дважды. Второго шанса может и не быть.

- Внимание! Третий взвод! Покинуть главный энерготуннель!

Долгожданная команда на отступление. Не останавливаясь, Чаг пополз дальше. Метров через двадцать остановился и развернулся.

- Шнык! Уходи! – выкрикнул Чаг.

«Отступление – это вам не паническое бегство, а важный тактический манёвр. Не менее важный, чем наступление. В чём-то даже более сложный и опасный». В голове, помимо воли, всплыли наставления Киборга.

Перекат за перекатом, прикрывая друг друга, солдаты третьего взвода покинули главный энерготуннель. Чаг выбрался последним. Округлая дверь захлопнулась за его спиной.

- Все? – спросил Леший.

- Так точно, – ответил Чаг.

- Всем отойти от туннеля! – скомандовал Леший.

Чаг отбежал метров на сорок, когда позади грохнул взрыв. Пол дёрнулся под ногами, над головой мигнул свет, а запирающая туннель дверь с треском вылетела в коридор. Третий взвод выполнил задание и отступил к лестнице.

- Шнык – за старшего. Ты, ты и ты, - Леший ткнул пальцем в Чага, - держать оборону. Остальные за мной.

Всё правильно: для прикрытия одной двери вполне достаточно четырёх солдат. Чаг залёг позади Шныка. Широкий коридор третьего уровня великолепно простреливается на всю длину. Любой, кто вздумает гулять по нему, получит полю в лоб. Но! Какая досада: опять сидеть, ждать и нервничать!

Леший увёл взвод туда, где по прежнему кипит бой. По радиоканалу долетают короткие команды командира и отзывы солдат. Как нож в сердце, когда раздаются крики раненых товарищей.

За плечами болтается такой трофей. Лучший способ побороть дьявольское искушение – поддаться ему. Заодно поможет отвлечься от дурных мыслей. Чаг стащил со спины электромагнитный автомат и посмотрел в окуляр прицела…

Да-а-а! Не сравнить. После простейшей оптики «Марки», прицел настоящего боевого автомата кажется вершиной совершенства. Не напрягая глаза, в мельчайших подробностях, можно легко рассмотреть дверь на противоположном конце длинного коридора. Пострелять бы ещё. Чаг повернул автомат на бок. Счётчик пуль замер на числе тринадцать. Что ни говори – фатальное количество для предыдущего владельца.

- Охранение на лестнице, третий уровень. Отходите!

Пара минут и отдых закончен. На том конце широкого коридора так никто и не показался. Чаг со вздохом закинул электромагнитный автомат за спину. Проверить в деле крутое оружие не удалось. А жаль. Чертовски жаль.

Чаг с товарищами спустился на первый уровень. Сразу на ними отошла четвёрка бойцов со второго уровня. Значит и второй взвод выполнил поставленное задание.

Вот где развернулся самый жаркий бой. Широкий коридор первого уровня залит кровью. По жёлтым плиткам протянулись кровавые дорожки. Но ни трупов, ни раненых не видно. Десяток солдат сидит вдоль стен и методично отстреливают возникающие в глубине коридора фигуры. Зеки, злые от поражения, безбожно тратят боеприпасы. Пули яркими вспышками искр отскакивают от стен.

Эх! Чаг с завистью взглянул на бойцов первого взвода. Задержаться бы и расстрелять парочку магазинов. Из собственного боекомплекта удалось израсходовать едва треть.

- Всеобщее отступление. Прикрытию отойти к аварийному выходу.

Приказ Лешего подстегнул Чага.

В момент, когда стрельба со стороны зеков чуть смолкла, Чаг рывком перескочил на противоположную сторону. А чёрт! Ступни проскользнули по кровавой дорожке. Умение быстро ползать и ещё быстрее бегать на этот раз сыграло против него – Чаг первым из всех оставшихся на Западной электростанции добежал до аварийного выхода и выскочил наружу. Злой ветер тут же толкнул в бок и едва не опрокинул на спину.

Кажется, будто провоевал на Западной электростанции полжизни. На деле не прошло и часа. Чаг пополз прочь от аварийного выхода. Метрах в двадцати от искусственной пещеры лежат солдаты. Ясно – прикрытие. Для него лично бой окончен. Всё, что остаётся – вернуться на Восточную электростанцию.

На половине пути Чаг неожиданно остановился, будто ткнулся лбом в невидимую стену. В голову полезли шальные мысли.

Ещё в «Песчаной буре», гоняя друзей и сверстников пластиковыми пулями, много раз задавал сам себе вопрос: могу ли при необходимости убить человека? На Центральном вокзале была огромная толпа заключённых. Пара полных магазинов ушла влёт. Если не считать самой первой очереди, то прочие пули, быстрей всего, нашли цель. Но… там стрелял как бы во всех сразу, и ни в кого конкретно. А здесь собственноручно пристрелил двоих… Если первый ещё как-то мог представлять опасность, то второй зек банально спасал собственную шкуру. И… Ничего. Никакой реакции. Как разбить пару яиц, чтобы приготовить яичницу.

- Что встал? – сзади подполз Шнык. – Давай! Шевели конечностями.

Секундное оцепенение прошло. Чаг пополз дальше по каменистому дну Ущелья ветров. С другой стороны, извращённого удовольствия то же не было – хороший признак. Визит к мозговеду можно отложить на неопределённое время.

Заключённые не стали преследовать уходящий отряд. Легко догадаться почему: защитных костюмов у обитателей Глотки просто нет. А если и есть, то в очень малом количестве.

Как несколько позже на разборе полётов поведал Киборг, налёт на Западную электростанцию удался целиком и полностью. Заключённые не ждали серьёзной атаки со стороны аварийного выхода и оставили возле него символический караул из трёх-четырёх зеков. Основные силы, примерно две сотни бунтовщиков, сидели в центральном туннеле под ветровыми генераторами на дне ущелья.

Второй взвод с ходу захватил центральный пульт управления. Гражданские специалисты остановили ветряки Западной электростанции, поставили на разрядку аварийные накопители энергии и полностью обесточили Глотку. А то, что главный энерготуннель взорван, Чаг видел собственными глазами.

Первому взводу удалось блокировать главные силы зеков в туннеле под дном ущелья. Но и цена за успех уплачена не малая. Из тридцати пяти человек уцелело пятеро. Десять погибло на месте, остальных ранило. Всего первая рота Народной армии потеряла семнадцать убитыми и ещё тридцать семь раненными. Но главная цель всё же была достигнута: тюрьма Глот обесточена целиком и полностью. У зеков не хватит ни знаний, ни возможностей, ни времени чтобы восстановить энерготуннель и запустить в работу хотя бы один ветровой генератор. Заключённые проиграли.

Окончательная победа вопрос нескольких дней. Крайний срок – неделя. Но, как гласит народная мудрость, опасно загонять крысу в угол. Больше сорока тысяч заключённых по прежнему на свободе, но уже без воздуха и надежд на будущее. Напоследок они могут выкинуть такое, чему удивится сам Великий Создатель.


Глава 15. «Карательная акция». | Свалка человеческих душ. Бунт | Глава 18. «Независимость».