home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



И в шутку, и всерьез о памятнике полковнику Исаеву

Последнее время всерьез встает вопрос о том, чтобы увековечить образ Штирлица. В связи с тем, что местом рождения Максима Максимовича Исаева принято считать Владимирский край, появляются все новые проекты установки памятника разведчику. Авторы идеи будущего памятника Максиму Максимовичу Исаеву, писателю Юлиану Семенову, актеру Вячеславу Тихонову, режиссеру Татьяне Лиозновой, всем участникам и создателям фильма «Семнадцать мгновений весны» заслуженный художник России, известный мстерский живописец и ювелир Владислав Некосов, а также журналист и краевед Владимир Цыплев. Не утихают споры о месте его установки.

– Когда я увидел в «Комсомольской правде», помнится, несколько предложений мест возможной установки памятника Исаеву-Штирлицу – Владимирская область или «Мосфильм», – рассказывает Владилав Федорович Некосов, – для меня не было никаких сомнений, что такой памятник надо устанавливать в родных местах, да и вообще, Москва и так «перегружена» памятниками. Потом мне позвонил Владимир Цыплев, и проект начал обретать реальные очертания.

Владислав Некосов – известный живописец, автор шкатулок, которые находятся в музеях, в частных коллекциях. Ему принадлежит идея воссоединения ювелирного искусства с лаковой миниатюрой, а воплощение этой идеи в жизнь принесло мастеру лавры одного из лучших ювелиров страны. Обладатель «Золотой короны» ювелиров России 2000 года десять лет работал главным художником фабрики «Пролетарское искусство». Преподаватель миниатюры и композиции Мстерского художественного училища имени Модорова. Его ученик Федор Молодкин стал первым стипендиатом Фонда культуры России и преподнес в Ватикане папе римскому свою работу – образ «Рождество Богородицы».

Вот как представляют авторы идеи сам памятник: «Исаев-Штирлиц, если все получится, будет памятником высотой… 62,5 метра. Гигантомании в этом нет. Дело в том, что 60 метров – это отвесный берег Клязьмы, а 2,5 метра – сама фигура разведчика в дверях, одна створка которых от кафе «Elefant», а вторая монументальная – от здания ЧК – КГБ на площади Дзержинского».

Но главная уникальность замысла не в этом. Он впервые должен быть действующим памятником, как раньше говорили, работающем «на полном хозрасчете». Чугунные створки дверей не просто символы, за ними – реальный вход в реальное работающее для туристов и жителей кафе. Бронзовый Штирлиц как бы выходит из этих дверей, а турист заходит… Звучит музыка Микаэла Таривердиева. В кафе подают любимый напиток Исаева-Штирлица, в гардеробе наденут шинель на время или насовсем, с погонами на выбор и за отдельную плату, разумеется. А на выходе туристу из Латвии или США выдадут вполне правдоподобное удостоверение: «Секретный агент КГБ».

Все это – и шинель, и удостоверение, конечно, можно купить на Арбате, но там нет той двузначной обстановки, ведь одновременно с памятником разведчику, это также и памятник автору романа: бронзовый Юлиан Семенов сидит за одним из столиков кафе. Перед ним бокал вина и рукопись «Семнадцати мгновений весны». В конце концов, здесь «постепенно» можно разместить всех создателей фильма, посидеть с ними в компании, выпить русского напитка, настойки на меду, баварского пива или чего-нибудь покрепче…

Где стоять такому памятнику-кафе? Есть для него одно прекрасное место, считают авторы, на высоком берегу Клязьмы с изумительной панорамой. Это между городами Гороховец и Вязники в трехстах километрах от Москвы, где сохранились крутые валы древнерусского города Ярополча Залесского, на оживленном туристическом маршруте к Нижнему Новгороду и Мурому. Здесь рядом – процветающее сельхозпредприятие с давним, в этом случае символическим, названием «Родина», которое обеспечит кафе-памятник с гостиницей «Родина»-«Elefant» всем необходимым, чтобы туристы смогли поужинать и заночевать. Elefant – слон по-немецки, но, как известно из старинного анекдота, наш слон – лучший слон в мире!

Это место, убеждены авторы проекта, не только выгодно по туристическим соображениям и живописным панорамам. Здесь неподалеку находилась деревня Исаево – исконная деревня предков Максима Максимовича по отцовской линии. В 1934 году она вместе с деревнями Бабухино, Балымотиха вошла в состав поселка железнодорожной станции Нововязники, а недавно – и в черту города Вязники. Здесь даже сохранилась «Исаевская плотина» на реке Суворощь – небольшом клязьминском притоке.

Собирательность образа, о которой говорила в интервью Татьяна Лиознова, в том, что реальный прототип существовал, но в биографию привнесены и факты из деятельности других разведчиков. Но, если бы Исаев-Штирлиц существовал даже полным литературным авторским вымыслом Юлиана Семенова, и это не было бы препятствием к созданию мемориала. В мире немало примеров установки памятников литературным героям. На Кубе, скажем, есть подобное мемориальное музей-кафе Хемингуэя…

Для того чтобы поставить памятник персонажу полюбившегося многим поколениям фильма, авторы предлагают СМИ, которые первыми подняли этот вопрос, объединиться с сельхозпредприятием «Родина», открыть счет, объявить сбор средств на сооружение в будущем самоокупаемого во всех смыслах памятника, конкурсы на название кафе и гостиницы на берегу Клязьмы, идей по размещению здесь музея фильма «Семнадцать мгновений весны»…

Еще один проект памятника Штирлицу, возможно, будет установлен на его родине, в городе Гороховце. Как сообщает InfoNews, идея принадлежит группе гороховецких интеллектуалов, нашедших в романе Юлиана Семенова указание на то, что родина героя разведчика – древний город Гороховец.

Финансировать идею возведения монумента и открытия дома-музея Максима Исаева намерена общественная организация «Жертвы гестапо» из города Эрлангена – побратима Владимира. Предполагается, что памятник Штирлицу будет изготовлен из специального небьющегося стекла.


Несколько вопросов Штирлицу, или Анализ любимого сериала глазами зрителей | Вячеслав Тихонов. Князь из Павловского Посада | Штирлиц возвращается