home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




* * *

Элизабет встретила Клэр в дверях, которая распахнулась, прежде чем она даже потянулась к дверной ручке. Она была одета в костюм, хорошие туфли, серьги, сверкающее ожерелье, и она даже нанесла помаду на губы.

Клэр моргнула.

— Я думала, что мы просто пригласили кого-то на ужин.

Лиз втащила ее внутрь и закрыла дверь. Она наклонилась ближе и прошептала:

— Да, но надень что-нибудь симпатичное. Я хочу произвести на него впечатление, ладно? Это важно!

— Хм… хорошо. — Клэр не была уверена, почему должна была наряжаться, чтобы произвести впечатление на кавалера Элизабет, но отчасти она была готова пойти на это ради хорошей соседской кармы. Она поднялась наверх и зашла в комнату. Она бросила свой рюкзак на все еще неубранную кровать и перебрала свой небольшой ассортимент одежды, остановившись на приталенной белой рубашке и каких-то черных брюках. Просто, но мило. Она добавила один из кулонов, которые дала ей Ева, чтобы немного подбодрить себя — День Мертвого черепа, окрашенный во всевозможные яркие цвета. Клэр поправила волосы перед зеркалом и решила, что не собирается использовать косметику, ведь это было свидание Лиз, а не ее.

Спускаясь вниз, она услышала смех Элизабет, и когда она открыла кухонную дверь, то увидела ее в фартуке поверх ее обалденного костюма, помешивающей что-то в кастрюле. За небольшим кухонным столом сидел мужчина — не студент колледжа, мужчина лет сорока с небольшой сединой на висках и сверкающими голубыми глазами на загорелом лице. Даже сидя, он казался высоким. Он был одет в джинсовую рабочую рубашку с открытым воротом и спортивную куртку, и Клэр не нравилась его улыбочка.

Она редко недолюбливала людей с первого взгляда, но… возможно, придется сделать исключение, решила она.

— Клэр, это Патрик, — сказала Элизабет. Что застало ее врасплох. Клэр думала, что она представит мужчину как своего отца, который был достаточно стар, чтобы являться таковым. Или дядей, или еще кем. Но просто Патрик? — Доктор Патрик Дэвис, я имею в виду. Он один из моих профессоров.

— В самом деле? — Клэр подняла брови и осторожно кивнула ему. — Какой курс?

— Биология, — сказал Патрик. — Элизабет очень способная. Я надеюсь, ты не возражаешь, что она пригласила меня на ужин.

Клэр уклонилась от ответа, присоединившись к Лиз у плиты.

— Что ты делаешь?

— Курицу с фаршем, горошком и морковью, — сказала ее соседка. Ее улыбка выглядела возбужденной, но немного дрожала в уголках рта. — Как звучит?

— Вкусно. Что я могу сделать?

— Хлеб? Просто положи его подогреться в духовку.

Клэр так и сделала и налила себе в стакан колы из холодильника. Она не спрашивала доктора Дэвиса, хочет ли он чего-нибудь, потому что когда она клала лед в стакан, она заметила, что он смотрел на Лиз весьма не по-профессорски. Более хищно.

О, Боже. Серьезно? Фу.

— Забавно, — сказала Клэр, — но не думаю, что я когда-нибудь приглашала своих преподавателей домой на ужин. Даже самых любимых.

Лиз бросила на нее умоляющий взгляд.

— Ну, печально. Я думаю, это потому, что у тебя не было таких фантастических учителей, как у меня, — сказала она. — Патрик великолепен.

— Не сомневаюсь, — Клэр потягивала ее колу в течение минуты, думая об этом, а затем сказала: — Знаете, мне нужно учиться и…

— О, нет, пожалуйста, не позволяй моему присутствию прогонять тебя, — сказал Патрик. Его голос звучал серьезным и добрым, даже с намеком на легкий ирландский акцент, который отвлек от ее осторожной уловки. — Лиз уверяет меня, что нечасто готовит; я хочу, чтобы ты разделила с нами эту щедрость. Я бы очень хотел поговорить; Лиз сказала, что ты занимаешься довольно интересной работой.

— Я… извините что? — Клэр остановилась в процессе взятия лотка с хлебом, чтобы обернуться и посмотреть на него. Лиз смотрела на кастрюлю и не шевелилась, словно ничего не слышала. — Какой интересной работой?

— Ну, я слышал, ты поступила на индивидуальную программу обучения в МТИ. Подобное могут заявить только горстка людей за всю историю университета. Скажи, как это у тебя получилось?

Клэр заставила себя двигаться — установила градусы на печи, открыла дверцу, поместила противень внутрь. Но она знала, что выглядит неуклюжей и нервной. Очень неуклюжей. Ее мозг перестраивался, чтобы идти в ногу с меняющейся обстановкой. Она охарактеризовала доктора Дэвиса, как одного из тех учителей… тех, кто использовал свою работу, чтобы поймать лёгкую добычу, такую как Лиз, которая жаждала признания и защиты. Она была уверена, что он искал способ соблазнить ее соседку, если уже не сделал этого.

Так что это было похоже на очень резкое отступление от сценария, в лучшем случае. И на тревожный момент.

Он явно ждал ее ответа, поэтому она сказала:

— На самом деле я здесь только временно. Это своего рода специальный проект. Я работаю с одним из профессоров. Они делают студенческие проекты такого рода все время. Может, вы слышали о мальчике из Африки, который разрабатывает технологию для поиска объектов в своей деревне…

— О да, я знаю все о межгосударственных проектах, — сказал он. — Но я думаю, что твой случай куда… интереснее. Разве не так?

Клэр дернулась и столкнула крышку со стойки; она упала на пол и зазвенела, что обеспечило хороший звуковой отвлекающий маневр от того, что как она была уверена, было бы весьма красноречивым молчанием. Она нащупала крышку от кастрюли, и Лиз склонилась в то же самое время, в суматохе Клэр быстро прошептала:

— Что, черт возьми, ему нужно?

— Что? Ничего! — Лиз выхватила из ее рук крышку и промыла ее в раковине прежде, чем швырнуть ее на кастрюлю, с которой не сводила взгляда. — Если бы я знала, что ты настолько субъективна, то не пригласила бы тебя!

— Ты не спрашивала, — Клэр прошипела в ответ.

— Проехали.

— Все в порядке, дамы? — Спросил доктор Дэвис, и Лиз повернулась, сделала глубокий вдох, вытерла руки о передник и улыбнулась, как пластиковый манекен, когда несла кастрюлю к столу и ставила ее.

— Просто прекрасно, Патрик, — сказала она. Когда Клэр посмотрела на нее, она стала защищаться. — Он сказал мне так его называть. Я знаю, это кажется странным — называть профессора по имени, но…

— Но мне действительно нравится быть неформальным, — перебил он ее, встал из-за стола и взял у Лиз прихватки, чтобы переместить куриные грудки к столу, а затем и горох. — Пожалуйста, позвольте мне помочь. Садитесь, дамы. Тебе чего-нибудь налить, Лиз?

— Только воду, — сказала Лиз. Пока он возился у раковины со стаканами и льдом, Лиз вцепилась в плечо Клэр железной хваткой. — Не порти мне все. Мне нужна хорошая оценка, и он мне нравится!

— И ты нравишься ему, — прошептала Клэр в ответ. — Вероятно, немного больше, чем нужно, тебе так не кажется? Он пришел на ужин? Кто так делает?

В глазах Лиз появилась ярость, и она сжала крепче. Умышленно сдавливая. Клэр чуть не вздрогнула.

— Как я уже сказала, не лезь, — сказала она. — Я заслуживаю что-нибудь хорошее для разнообразия. У меня было достаточно плохих моментов в жизни.

Может быть, она действительно заслуживает хорошо провести время, но Клэр была на сто процентов уверена, что это не тот случай. Доктор Дэвис был приятным и непринужденным, но он также был вкрадчивым и манипулятивным, и он пугал ее. И что это за копания в ее личной учебной программе? Как много он знал?

Может быть, слишком много. У Клэр было чувство, как будто играет в смертельно опасную игру, не зная правил или игроков. Это заставило ее скучать по откровенной жестокости дома.

— А теперь, — сказал Патрик и поставил стакан холодной воды перед Лиз, похлопал ее по плечу и подошел к своему стулу в треугольнике между ними. — Так о чем мы говорили? Ах да…

— Курица выглядит вкусно, — сказала Клэр. — Как ты ее готовила?

Что вызвало нервный поток информации по приготовлению от Лиз; Рэйчел Рэй (при. пер — известная телеведущая, писательница, издательница журнала о еде) может ею гордиться, потому что Лиз, казалось, запомнила весь рецепт, от начала до конца, а там было много шагов. То же самое с начинкой. Улыбка доктора Дэвиса была неизменной и мрачной, но он ждал, пока закончится этот прилив информации. Его взгляд в основном был на Лиз, но Клэр почувствовала, когда он переключился на нее.

Ей это не понравилось.

Занятие поглощения курицы и овощей заняло большую часть времени, а затем, когда доктор Дэвис попытался по-новому сформулировать свой вопрос, Клэр вскочила, чтобы достать хлеб из духовки и снова проигнорировала его. Лиз нервно болтала, явно до смерти напуганная, что доктор Дэвис подумает, будто он не желанный гость (а он таковым и являлся, по крайней мере со стороны Клэр), что имело хороший плюс — Клэр могла блокировать его попытки снова втянуть ее в разговор.

На какое-то время он отступил, предпочитая заниматься пустой болтовней с Элизабет — никакого приглашения или участия в этом Клэр не потребовалось, так что она сфокусировалась на поедании ужина. Курица действительно была вкусной. Ей нужно научиться ее готовить.

К тому моменту, когда ее тарелка была пуста, две других были еще наполовину полными, Клэр допила оставшуюся колу и встала, чтобы убрать свою тарелку в раковину.

— Спасибо, Лиз, — сказала она. — Мне действительно пора заниматься.

— О, — сказала Лиз. — Правда? Ну, раз надо. — Это был знак протеста с подтекстом "пожалуйста, уйди и оставь нас одних". Что все облегчало, и Клэр направилась к кухонной двери.

Она не успела до нее дойти, как доктор Дэвис сказал:

— Я понимаю, что вы изучаете с доктором Ирэн Андерсон. У нее довольно… эксцентричная репутация, даже для МТИ. Как тебе с ней работается?

Было бы грубо продолжать идти, но она уже открыла дверь и стояла в дверном проеме, когда ответила.

— Прекрасно. Послушайте, мне действительно нужно….

— Я очень заинтригован исследованиями доктора Андерсон.

— Вы знаете ее?

— Достаточно хорошо на самом деле. Ее очень интересует криптобиология — проектирование способностей и уязвимости нереальных существ. Таких, как, скажем, оборотни, зомби, вампиры. Мы часто обсуждаем это. Прямо живая тема для разговора. Что бы ты назвала главной уязвимостью вампиров?

Клэр слабо улыбнулась ему в ответ.

— Извините, я не думала об этом. У меня нет времени на подобное. У меня слишком много реальных проблем.

Она подразумевала это как закрытие темы, но он не понял намек. Конечно же.

— Ну, гипотетически… Ты очень умная девушка, Клэр. Чисто гипотетически, думаешь ли ты, что вампиров можно контролировать и использовать их с пользой, скажем, как солдат? Или секретных агентов? Я полагаю, что они будут хороши в опасных профессиях, на которые не решаются люди. При условии, что мы обеспечим их покладистость.

— Я подумаю. — Ей действительно не нравилось, к чему это все идет. — Лиз, спасибо за ужин.

— Был рад познакомиться с вами, — сказал доктор Дэвис. — Мисс Дэнверс.

— Безусловно, — сказала она уныло и позволила двери закрыться за ней.

Она поднялась к себе в комнату и заперла дверь, надела наушники и попыталась абстрагироваться от мира. Если он постучится, она его проигнорирует. И она чертовски уверена, что расскажет об этом доктору Андерсон. А может, и Амелии тоже.

Через час она сняла наушники, зевнула и прижалась ухом к двери, чтобы проверить, свободен ли путь в ванную. Да. В кухне тихо, ванная пуста. Но после ее осмотра она услышала звуки, доносящиеся из комнаты Лиз на втором этаже, и она пошла вверх по лестнице, быстро.

Доктор Дэвис определенно воспользовался большим, чем просто курица на ужин. И судя по звукам, Лиз наслаждалась каждой минутой.

Фу.

Клэр снова надела наушники и включила погромче музыку, просто чтобы быть уверенной, что она ничего не услышит. Не помогло. И это заставило ее нервничать, злиться, беспокоиться, разочароваться… все сразу.

Шейн не звонил. Почему он не звонил. Она проверила свой телефон, и да, батарея была заряжена. Просто отлично.

Она в гневе сняла наушники и, движимая смесью эмоций она действительно не хотела думать над этим, набрала его номер и нажала вызов.

И на этот раз он ответил.

— Клэр?

Он звучал… он звучал таким родным. И запыхавшимся. Как будто она могла протянуть руку и прикоснуться к нему, просто… свернуться в его руках и отдохнуть от всего некоторое время. Чтобы все сделать правильно. И она хотела его, хотела его так сильно. Так сильно в течение долгого времени, что на секунду она заколебалась, так как не смогла заставить свой голос звучать нормально.

— Клэр? — Его голос был тихим, почти шепот. — Боже, пожалуйста, поговори со мной.

— Я здесь, — прошептала она в ответ. Так или иначе, она не хотела говорить громче; так это звучало интимно. Близко. Личным. — Я звонила тебе. Ты не отвечал.

— Я знаю. Извини. Пожалуйста… Это не значит, что мне плевать, просто… — Он двигался, и она слышала, как у него перехватило дыхание. Она слышала, что его голос был не совсем правильным. — Я просто не мог перезвонить.

Она выпрямилась, в ее голове зазвучал сигнал тревоги.

— Шейн, с тобой все хорошо? Что случилось? Ты ранен?

Потому что так и было. Она слышала это, особенно когда он попытался рассмеяться.

— Все просто замечательно.

— Нет, не замечательно, даже не пытайся. Что случилось?

— Получил по заднице, — сказал он. — Это не совсем новость. Кроме того, как ни странно, это не имело ничего общего с вампирами, ты можешь в это поверить? Ну, имело, потому что вампир спас меня от того, что меня затоптали бы до смерти. Вот так как-то. Это веселая история. Когда-нибудь я расскажу тебе.

Ей хотелось плакать, не быть рядом с ним причиняло такую боль. Не заботиться о нем, когда он в ней нуждался.

— Не кажется, что ты в порядке. Как сильно ты ранен?

— Порезы, ушибы, милое сотрясение мозга, будто кто-то позвонил в колокол в голове. Чудо, что ничего не сломано. Бывало и хуже. Чёрт, Клэр, тебе бывало и хуже. Не волнуйся, я в порядке. Серьезно. — Его голос снова понизился до мурлычущего шепота. — А ты? В порядке?

— Да, — прошептала она в ответ. — Я скучаю по тебе. Я скучаю по Еве и Майклу. Я скучаю по дому. Это плохо? Это, наверное, плохо. Ты сейчас думаешь, что я ною, как маленький ребенок.

— Нет. Я… — У нее было странное чувство, что он собирается тоже в чем-то признаться, но потом… потом он вздохнул. — Я думаю, ты удивительная. И я думаю, хорошо, что ты там. Это твоя мечта, Клэр. Я не хочу стоять у тебя на пути.

— Думаешь, ты стоишь? Нет. Я стою на своем пути. И… после всего я уже не так уверена, что это моя мечта. Это оборачивается… чем-то вроде кошмара. — Сквозь половицы донесся особенно громкий стон, и Клэр спрятала голову под подушкой, прижав телефон к уху. — Я действительно ненавижу жизнь с Элизабет. И прямо сейчас она спит с жутким профессором.

— Прямо сейчас?

— Этажом ниже. Это отвратительно. Я даже не могу сказать, насколько это противно. Просто нет слов.

— Хорошо, тогда слушай мой голос, — сказал он. Она закрыла глаза и погрузилась в звук его дыхания. — Ничего не слушай, просто разговаривай со мной. Расскажи, что у тебя нового.

— Я просто… — ее голос сорвался, и она очень твердо сказала себе, что не будет, абсолютно не будет плакать. Она откашлялась. — Мы с моим профессором работаем над устройством, которое я привезла. Ты знаешь? Но это не похоже, как если бы я вернулась домой. Я чувствую, будто никому здесь не могу доверять. Я не знаю, может ли кто-нибудь прикрыть меня. Тут есть Лиз, но она сильно изменилась; честно говоря, я даже не знаю, нравится ли она мне теперь вообще… я имею ввиду, я сочувствую ей, она пережила трудное время, но мы совсем не похожи, Шейн. Ни капли. А профессор… я даже не знаю. Я не знаю, могу ли я ей доверять. Иногда я знаю, что могу, а потом…

— То есть нет никаких отличий от предыдущей работы, верно?

Она немного рассмеялась, но всё равно чувствовала себя несчастной.

— И я на самом деле никого не знаю, а люди, которых знаю, люди, к которым я хочу вписаться… но не получается, я не могу. Что еще хуже… тут я не имею значения, Шейн. Я чувствую себя бесполезной. Глупо, правда?

— Нет, — сказал он. Он казался таким нежным, что это разбивало ей сердце. — Так чувствуют себя большинство людей большую часть времени, Клэр. Ты выросла, будучи особенной, а это то, как большинство людей живут своей жизнью… в одиночестве. Сами по себе. Незамеченными. И они привыкают к этому чувству. Просто для тебя это ново.

— Да, — прошептала она. — Извини, я не должна жаловаться. Это очень эгоистично, и я не это имела ввиду, я…

— Шшш. — Хриплый звук, который он издал, заставил ее почувствовать озноб, и она плотно укуталась в одеяло, воображая его тепло рядом с ней, представляя, как его руки скользят по ее рукам. Утешительно, сладко, нежно и безопасно. Так безопасно. Было трудно думать, что он настолько далеко, когда он нужен ей так сильно. И она нужна ему. Она чувствовала выходящий из телефона жар.

— Не говори так. Ты наименее эгоистичный человек из всех, кого я встречал, Клэр. Каждый день ты учишь меня быть немного лучше. И я скучаю, ты знаешь это? Терпеть не могу не видеть тебя, не прикасаться к тебе… — его голос был мягким и дрожащим, и теперь она почувствовала дрожь глубоко, в потаенных местах. — Я люблю всё в тебе. Говорил я это прежде? Всё.

Ей удалось выдавить смешок.

— У тебя точно сотрясение мозга.

— Нет, я серьезно. Клэр, я… слушай, моя жизнь представляет собой одну длинную серию провалов и неверных решений, я знаю это. Я принял это. Но ты… Я просто хочу, чтобы ты была счастлива. И меня ранит, когда это не так.

— Я счастлива с тобой, — прошептала она очень-очень тихо. — И я люблю тебя. Мой уезд из Морганвилля не из-за тебя, ты знаешь это. А из-за меня. И может, я поняла, что все мои мечты… может быть, это не совсем то, чего я на самом деле хочу.

— Да? — На этот раз она услышала в его голосе улыбку. — Итак, что ты на самом деле хочешь? Сборник рассказов о жизни в Вампирвилле с тобой в главной роли?

— Я рассмотрю этот вариант.

— Хорошо, — сказал Шейн. — Это хорошо. Итак… говоришь, тебя притягивают колья? Возвращаешься?

Боже, это искушало ее. Так притягивало.

— Я… слушай, ты знаешь, какая я, не так ли? Мне не нравится бросать что-то. Мне не нравится убегать. И я не уверена, что сейчас подходящее время оставить здесь Лиз одну.

— Я думал, она тебе не нравится.

— Ну… нет, но всё таки довольно жестоко убежать и оставить ее с гигантской арендной платой, когда есть сталкер, преследующий ее.

— Сталкер? — его голос усилился. — Расскажи мне.

— Нет. Потому что ты сразу примчишься на помощь.

— Клэр…

— Нет. Всё нормально. Мы справимся с этим, — ей удалось звучать строго, после долгого молчания он вздохнул, и она расценила это, как отступление. — Расскажи мне, как прошел твой день, — сказала она. — Не о той части, где тебя избили. О том, что ты делал. Нормальные вещи. Мне интересно.

— Я получил работу, — сказал он. — Я знаю, каковы шансы, верно? Всё в порядке. Тяжелая работа, но мне это не страшно. Большое количество часов, низкая зарплата, но никто не придет за мной с пистолетом, ножом или клыками, так что это хороший шаг вперед. Кроме того, мне не приходится чистить канализацию от засоров. Помнишь эту работу? Было весело.

— Ты продержался тридцать минут.

— Что было на 29 минут дольше, чем следовало бы. Расскажи, что тебе нравится в Кембридже.

— Люди, — сказала Клэр. — Они изворотливые. Они мне нравятся. МТИ полон удивительных зануд, так что с ними я чувствую себя как дома. Но просто… все остальное. Я чувствую себя беглецом, как будто я скрываюсь от чего-то. Или даже от самой себя.

— Слушай, я думал, ты скажешь бобы. Они в Бостоне не готовят печёные бобы? Кто их не любит?

— И пиццу. Здесь хорошая пицца.

— Вот это разговор. Ты же знаешь, как я люблю вкусную пиццу.

— Приезжай сюда.

Он колебался в течение долгого, очень долгого момента и наконец сказал:

— Ты серьезно?

— Я не знаю. — Она свернулась клубком; вдруг в комнате стало холодно, и она натянула на себя одеяло. — Если ты приедешь, я не знаю, что это будет означать. Я не смогу позволить тебе остаться в квартире; Лиз будет волноваться. Снова.

— Случайно не та Лиз, которая сейчас трахается со своим преподом этажом ниже?

— Хорошо, справедливое замечание. Но я целыми днями в лаборатории, и ты…

— Не к месту, — закончил он за нее. — Лишний. Да, я понял. Тебе не нужно ходить около меня и делать неловкие вещи, с моим не-МТИ-видом.

— Нет-нет, я имела ввиду…

— Клэр, все нормально. Ты хотела свободу действий, я даю это тебе. Когда ты будешь готова, чтобы я приехал, я появлюсь на твоем пороге быстрее, чем ты можешь себе представить. Но не раньше, чем ты будешь готова. Я обещал тебе, и я сдержу обещание.

— Хорошо. — Она сделала медленный вдох и выдох. — Майкл заботится о тебе? Убедились, что у тебя нет какого-нибудь кровоизлияния в мозг или чего-то в этом роде?

— О, у меня есть люди, наблюдающие за мной, как ястребы. Я даже не могу пойти в туалет без сопровождения. Это супер весело.

— Хорошо. Рада, что они заботятся о тебе. Пожалуйста, сам тоже позаботься о себе. Я хочу… я хотела бы быть там.

— Хотелось бы того же. Хочешь поднять мне настроение?

— Да.

— Что на тебе надето?

Она улыбнулась в темноте ее маленькой пещерки под подушкой.

— Сплошная пижама и пояс верности.

— Ты знаешь, что это не по сценарию, верно?

— Я думала, ты сказал, что любишь все во мне.

— Не пояс верности. Слушай, я лучше…

— Да, — сказала она. — Да, я знаю. Отдохни. Подлечись. Шейн… я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, — сказал он. — Будь осторожна.

Он первым повесил трубку, но к тому времени это действительно не имело значения, она ощущала, что он был близко к ней, как будто находился прямо в этой комнате.

Она осторожно убрала подушку с головы и прислушалась.

Благословенная тишина. Может быть, Профессор Ужасный уже ушел, но если нет, по крайней мере гимнастика была закончена.

Она заснула с телефоном в руке, прижав его близко к сердцу.


Глава 8 | Падение Ночи | * * *