home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Клэр


Клэр не была уверена, чего конкретно полиция хочет от Шейна, но оставаться на виду было плохой идеей. Она купила (несмотря на его протесты) толстовку МТИ для Шейна в одном из сувенирных магазинов, и он надел ее с раздраженным вздохом. Она натянула на него капюшон.

— Просто доверься мне, — сказала она. — Тебе действительно нужно затаиться. Это не те полицейские, которых можно отослать по просьбе Основателя; они серьезные ребята. И не забывай, моя квартира — это место преступления. Если они связали меня с тобой и нашли оружие, всё выглядит еще хуже.

— Хорошо, — сказал он. — Я понимаю твою точку зрения. Так куда мы пойдем? У тебя есть друзья, которые не против укрыть тех, кто в розыске? Потому что обычно это занимает немного больше чем просто несколько дней.

Шейн был прав, у нее действительно не было ответа, но это не имело большого значения. Шейн уже вытащил свой телефон и проверил что-то. Он пролистывал, нажимая клавиши, а потом приложил трубку к уху.

— Кому ты звонишь? — спросила она.

— Питу, — сказал он. — Слушай, парень общается с вампирской цыпочкой и является своего рода полуночным членом "комитета бдительности". Он, вероятно, не слишком субъективен, когда дело доходит до сокрытия тайн других людей.

— Думаешь, он знает о Джесси?

— Да, я уверен, что знает. Подожди… — Шейн немного отвернулся от нее, сосредоточив внимание на новом голосе в трубке. — Привет, чувак, это Шейн… да, я знаю о полицейских. Говоря об этом, мне нужно где-то скрыться из поля зрения на время. У тебя есть предложения? — он слушал в течение нескольких секунд, а затем сделал "пишущий" жест Клэр, она выкопала ручку и листок бумаги и передала ему. Шейн что-то записал и передал ей обратно. Это был адрес. — Понял. Я твой должник, Пит. Успехов.

Он повесил трубку и бросил телефон в карман балахона. Клэр подняла адрес.

— Куда он нас посылает?

— Его дом, — сказал Шейн. Он предложил ей локоть, она взяла его под руку, и они направились на юг, вниз по усаженной деревьями улице. Забавно, это было так знакомо, слишком… просто другая улица, в другом городе, но они были вместе и из-за этого всё было похоже на дом. Даже зная, что она сделала — Лиз пропала, полиция приехала за Шейном — теперь она чувствовала себя странно умиротворенно. Что бы не происходило, теперь они были вместе.

Шейн вздрогнул и отпустил ее, потерев руку через рукав балахона.

— Ничего, — сказал он прежде, чем она успела спросить. — Чешется как сумасшедшая и горит. У меня никогда ни на что не было аллергии, но, может, это что-то в этом роде. Может, просто у меня аллергия на горячих, умных студенточек.

— Ха-ха, — сказала она и взяла его за другую руку. — Может, у тебя аллергия на попадание все время в беду.

— Нет, я полностью привит от этого. Это в генах. — Шейн посмотрел на лист бумаги, потом на карту в телефоне и кивнул в сторону улицы. — Один квартал, затем направо. Его дом будет слева.

Не было никаких признаков полиции, когда они прошли последний поворот и увидели адрес на табличке. Это было приземистое кирпичное здание, ничтожное по сравнению с высокими, более элегантными рядами домов с обеих сторон, и в глазах Клэр он больше походил на сарай чем дом. Зеленая парадная дверь выцвела, просто дерево, без всякого дизайна. Она не увидела ни одного окна на этой стороне дома.

— Он здесь? — спросила она.

— Нет, но он рассказал, как войти. — Шейн шел, считая кирпичи, и вытащил один. За ним он нашел ключ и использовал его, чтобы открыть дверь. — После вас.

— Нет, серьезно, ты первый. Я даже не знаю этого парня. Что, если он работает с людьми, которые похитили Лиз?

— Пит? — Шейн покачал головой, как будто эта мысль смешила его, хотя Клэр чувствовала, что это было довольно разумной осторожностью. — Такого никогда не случится. Но хорошо. Я защищу тебя.

Она ударила его в плечо.

— Я не нуждаюсь в твоей защите.

— Тогда почему я захожу первым?

— Потому что ты можешь нанести первый удар, а я второй?

— Так я приманка? Ауч. Ты прожила в Морганвилле слишком долго, милочка. — Но он улыбался, когда сказал это, и пошел первым, бдительный и готовый ко всему. Она шла следом и закрыла дверь — всегда отрезайте врагу путь подкрасться сзади, если можете — и заперла ее. — Пит? Здесь кто-нибудь есть? — Он покачал головой в связи с продолжающейся тишиной. — Он сказал, что у него нет соседей. Так что все нормально.

Они прошли по небольшому узкому коридору в довольно большую комнату, которая служила как весь дом. В "спальне" с аккуратно застеленной постелью стояла переносная ширма на колесиках (Пит, подумала Клэр, убирался куда лучше, чем Шейн), чистая небольшая мини-кухня со столиком на двоих и небольшая гостиная зона с диваном и телевизором. Больше ничего, кроме книг. У Пита их было ошеломляюще много, они занимали каждый сантиметр на стенных полках. Шейн присвистнул, когда огляделся, и покачал головой.

— Хорошо, я думал, что знаю Пита, и сказал бы, что он читает журналы, это в лучшем случае, — сказал он. — И то только Sports Illustrated. Думаешь, он их все прочитал?

— Надеюсь, — сказала Клэр. Она не часто ревнует, но так или иначе это маленькое, аккуратное, чистое жилище, казалось, идеально ей подходило. Единственное место, которое было огорожено, это ванная в углу — там были туалет, раковина, счетчик, плиточный пол и душевая кабинка. Она заглянула внутрь, ощущая себя злоумышленником и в то же время туристом по чужой жизни. Ей нравилось. Пит похож на аккуратного, спокойного и умного парня.

— Я выбью из него все это дерьмо, — сказал Шейн, бродя вокруг. — Он живет один и заправляет постель? Кто так делает?

— Люди, которые любят опрятность?

— Это неестественно. — Шейн повернулся, пока она шла к нему. Свет, отражающийся от стен дома попал на его лицо, и она слегка поморщилась при виде синяков — сейчас они были более впечатляющими, но, вероятно, больно было так же, как и раньше. Он выглядел немного усталым, подумала она, и, хоть и не пытался показывать это, немного взволнованным. Он знал, что здесь они были вдали от дома. Настолько уязвимые. Плюс, он скорее всего больше не увидит свое оружие.

— Итак, — сказал он. — Мы здесь.

— Да. Мы здесь. — Она не дала ему ничего больше, чем это, и он продолжал осторожно наблюдать за ней, будто больше не был уверен, о чем она думает. Она сделала шаг, затем еще один, пока не оказалась с ним лицом к лицу. Его карие глаза были полузакрыты, и она знала этот взгляд… проницательный с тоской.

— Клэр… мы оба в одном месте, но… вместе ли мы?

Это был смелый вопрос. Большинство людей не задали бы его, подумала Клэр; проще было бы предположить что-то, притвориться, обмануть. Но Шейн не такой. И он не дрогнул, когда она сказала:

— Я хочу быть. А ты?

— Могу с уверенностью сказать, что нет ничего, чего я хотел бы больше всего в жизни, — сказал он. — Проблема в том, что ты тоже должна хотеть этого. Должны притягиваться оба магнита.

— С противоположными полюсами, — согласилась она и сделала последний шаг вперед, пока не прижалась к нему. Его руки медленно обернулись вокруг нее… не так, как на улице, полные уверенности и силы, а исследуя ее. Наблюдая, что она сделает. — Мы могли бы весь день говорить о магнетизме, полюсах, принципе Паули и эффекте стекла, или я бы просто могла что-нибудь сделать.

Она встала на цыпочки и поцеловала его. Моментально их губы встретились, она почувствовала, что его напряженные мышцы стали расслабляться, и она почти ощутила облегчение, прошедшее сквозь него. И смех, который вибрировал между их губами.

— Я люблю, когда ты грязно говоришь о физике, — сказал он, а затем напряжение вернулось в его мышцы, но в хорошем смысле, он взял ее на руки и рухнул назад, на аккуратно застеленную кровать Пита, которая покачнулась и протестующе заскрипела. Клэр выпустила удивленный смешок, присела, чтобы наклониться и снова его поцеловать, глубоко, сладко, с теплом, которое всегда разгоралось, но никогда не обжигало.

Она не забыла, насколько это было восхитительно, но ее тело намеренно скрывало это в памяти, чтобы защитить ее от тоски, а теперь все нервные окончания бодрствовали, вспоминая и желая его. Его большие руки держали ее за плечи, а затем скользнули, лаская ее лицо теплом, и когда она начала расстёгивать его толстовку и стягивать футболку, он вздрогнул и изогнулся под ней. Он вздохнул, когда ее руки поднялись с его живота на грудь. Его кожа была восхитительной — мягкой и теплой, как шелк под ее ладонями.

Пальцами он зацепил воротник ее рубашки там, где начинались пуговицы, а когда она села, он сказал:

— Не возражаешь, если я помогу? Потому что я думаю, что должен увидеть, что ты под ней носишь.

Она улыбнулась, убрала его руку и расстегнула первую пуговицу.

— Здесь, — сказала она. — Так?

— Думаю, мне нужно как минимум… сколько у тебя пуговиц? Еще шесть.

Она мягко прикусила нижнюю губу.

— Только если ты снимешь футболку.

Он сел, будто его ударили, стянул толстовку и футболку с такой скоростью, что она боялась, как бы он не потянул мышцы. О Боже, он был прекрасен, даже с синяками, из-за которых она чувствовала боль внутри, он был невероятно великолепен. У нее перехватило дыхание. Когда он повалился обратно на подушку, его глаза сверкали.

— Твоя очередь, — сказал он и заложил руки за голову. — Шесть пуговиц.

— Может, пять?

— Только, если ты не хочешь, чтобы эта последняя сохранилась у тебя на рубашке.

Она улыбнулась и начала расстегивать. Одну за раз, медленно, наблюдая, как огонь в его глазах усиливался, чувствуя, как его тело под ней напрягалось, даже когда он старался выглядеть совершенно расслабленным.

Холодный воздух поцеловал ей плечи, когда ее рубашка соскользнула.

— Мило, — сказал он. Его голос звучал иначе, низко и грубо, как у кота. — Думаю, я должен посмотреть, есть ли у этого бюстгальтера соответствующие трусики.

Они соответствовали.

Однако, ничего из этого не осталось на ней надолго.


Глава 9 | Падение Ночи | * * *