home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




* * *

Лиз по-прежнему практически была без сознания; она потеряла много крови, и Клэр думала, что ее механизм решения проблем просто пытался решить все сном, пока все не уляжется. Неплохой план на самом-то деле, но он не помогал остальным смириться с проблемами. Она также не хотела, чтобы Шейн, Пит и Ева жертвовали свою кровь, как она. Однако, Ева уже отдала свою Майклу, и ему потребуется еще; Клэр знала, что это будет на ее совести. Должно быть, потому что она является причиной того, почему Майкл был так тяжело ранен.

Вина в ее животе пузырилась, как кислота.

К тому же Пит совсем не хотел сдавать кровь.

— Хрена с два, — произнес он с места, где он сидел рядом с Лиз. Его голос звучал твердо и напряженно. — Ни один вампир не получит ни одной чертовой капли крови от меня. В особенности эти вампиры. Они бросили Джесси. Она верила тебе, а ты ее подвела.

— Пит… — начала Клэр, но Шейн положил свою ладонь в ее, таким образом заставив замолчать.

— Послушай, парень, я тоже не люблю все это, — произнес Шейн, — но если мы хотим ее вернуть, нам понадобится их помощь. Ты видел, какой козырь припас Дэвис? Десять парней, все вооружены. Конечно, парочку мы уложили, но я уверен, что он сможет найти еще больше людей. У него есть внешние ресурсы, от которых мы должны избавиться быстро и навсегда, для защиты каждого, включая Джесси. И проблема не в том, что они забрали ее. Проблема в том, что они задумали с ней сделать.

И до него дошло, Клэр увидела это; Пит немного вздрогнул и наконец кивнул.

— Ладно, — ответил он. — Ненадолго я постараюсь забить на это дерьмо. Но, парень, говорю тебе, не наступил еще тот день, когда я позволю вампиру укусить меня. Такого никогда не произойдет.

— Никогда не… А что насчет Джесси?

— Джесси не такая. Она не ходит вокруг да около и не кусает людей. У нее свои моральные принципы.

— И она их никогда не нарушала?

Пит на секунду увел взгляд от Шейна.

— Практически никогда. Никогда со мной.

— Она тебе нравится, да? Ты ей доверяешь? Ты хочешь спасти ее?

— Конечно, хочу!

— Тогда это наилучший способ, — произнес Шейн. — И поверь мне, я никогда бы не стал убеждать позволить вампиру укусить кого-то, но честно говоря, сейчас нам нужно это. Ей нужно это, нам всем это нужно, чтобы иметь преимущество, потому что мы не знаем, с чем столкнулись. Пит, ты ведь крепкий парень — черт, да и я тоже не слаб. Но мы не справимся с тенями, с шпионским полуавтоматическим оружием. Так что давай не будем лишаться единственного преимущества, которое мы имеем, хорошо?

Это был отличный аргумент, и Пит, наконец, неохотно кивнул. Кивок Шейна ему в ответ выражал нечто на подобии так-будет-лучше-для-тебя, и они ударили кулаками. Затем Шейн пошел прямиком к Мирнину, посмотрел ему в глаза и произнес:

— Вот. — И предложил ему свою руку, закатывая рукав и обнажая вену. — Но это не значит, что так будет постоянно.

Мирнин уставился на него на долю секунды, а затем взглянул на Клэр; она заметила, что он замешкался, как бы спрашивая, можно ли ему укусить Шейна, но она держалась и не отклонила его предложения. Главным образом потому, она должна была признать, что ей было любопытно увидеть, как все произойдет — как антипатия между ее парнем и ее боссом/другом разыграется в этом действительно странном интимном обмене.

Но Мирнину не приходилось выбирать; он был по-прежнему слаб и нестабилен, а горячие красные угли в его глазах мерцали быстрее обычного. Поэтому он взял руку Шейна и, не проявляя никакой реакции, высунул свои клыки и укусил, поразив вену без особых усилий.

Шейн поморщился и прикрыл глаза, потому что рот Мирнина вцепился в его кожу, и он мог видеть, как зверь пытается вырваться наружу. Каким-то образом он его контролировал, хотя казалось, что у Мирнина это отнимало все силы — оставаться спокойным. Мирнин, в свою же очередь, был достаточно вежлив, чтобы остановиться спустя тридцать секунд, и даже оказал давление на рану, чтобы остановить кровотечение прежде, чем он отступит от него. Ни капли крови на лице, выражение лица осталось прежним.

— Благодарю, — произнес он очень вежливо — ну или, по крайней мере, это должно было быть вежливо, если вы не знали, как он обычно произносит подобные вещи. Как и его лицо, тон не выражал ничего.

А вот Шейна можно было прочесть, как мигающую неоновую вывеску. Которая не выражала ничего хорошего, хотя он кивнул в ответ. Минимум вежливости, и каждый отступил друг от друга на огромное расстояние.

Парни.

Клэр потрясла головой, подошла к Оливеру и предоставила ему свое запястье.

Он посмотрел на нее долгим, высокомерным взглядом и сказал:

— Нет, спасибо.

— Я недостаточно хороша для тебя?

— Не глупи, кровь — это кровь. Но в данный момент я не очень уж в ней и нуждаюсь. Не волнуйся, я уверен, что еще произойдет несколько бедствий, к которым мы не будем готовы, если наша удача не подкачает.

— Черт, Оливер, это же промышленный неприступный сарказм, — произнес Шейн. — Я удивлен. Я думал, ты его придержишь для чего-то особенного, например, Апокалипсиса, ну или для чаепития.

— Я легко игнорирую чаепития. Хорошо быть вампиром. Тебя никто не приглашает.

Мирнин поднял свою руку.

— Я приглашал.

— И мы больше не будем этого обсуждать, — ответил Оливер. — Чувствуешь себя лучше?

— Тьфу, я всего лишь потерял часть мозга. Которая не была самой важной. — Очевидно, Мирнин не хотел больше благодарить Шейна или его кровь. — Да. Я восстановился. А теперь, пора спасать Леди Грэй.

— Твоя неспособность понять смутное понятие приоритетов всегда меня поражала, — сказал Оливер. — В прошлый раз мы устроили лобовую атаку, как ты помнишь. В этот раз мы пошлем разведчика для оценки ситуации, вместо того чтобы толпиться, как пьяные глупцы в борделе.

Ого. Оливер пестрил ядерным сарказмом. Что значило, как думала Клэр, он напуган событиями — и, возможно, похищением Джесси, потому что он, казалось, не презирал ее, как делал с остальными.

— Я пойду, — произнесла Клэр.

— Нет, не пойдешь, — ответил Шейн. — Потому что я очевидный выбор, подходящий для разведки. Не боюсь темноты, умею пользоваться практически любым видом оружия, могу ударить вампира в морду, тренировался, как обнаружить врага… и к тому же, у меня есть пульс, что значит, я не так уж и важен для тех поганцев, как можешь быть важна ты. Так что иду я.

Ева подняла руку.

— Ты забыл о недостатках. Не видишь в темноте, не пуленепробиваем, как вампир, не можешь сильно ударить, как…

— Эй, я думал, ты на моей стороне!

Ева пожала плечами.

— Я не хочу, чтобы ты умирал. — Она посмотрела на Майкла, подтекст был очевиден, и Клэр как будто ножом в живот ударили. Она не собиралась возражать против кандидатуры Клэр. Майкл слабо шевельнулся и издал тихий, протестующий звук, Ева крепче обняла его. — Тише, милый, все хорошо, все в порядке, никто не умрет. С тобой все будет хорошо.

Все это разбивало Клэр сердце. Это была ее вина, и Ева правильно делала, что злилась… Клэр ненавидела себя за то, что объединила воедино всю эту ситуацию. Хотела бы она тогда не вспоминать об этом дурацком, чертовом устройстве.

Но оно работает, отметила научная часть ее мозга. Он ведь выбыл из борьбы. Что если бы оно было у тебя и ты направила бы его на вампира, который напал на тебя? Любое оружие может неправильно использоваться, но если использовать его с умом — оно спасет жизни…

Она не хотела слышать этого, не тогда, когда смотрела в центр последствий.

— Я хочу пойти, — сказала Клэр. — Пожалуйста. — Наверняка, это была жалкая просьба, но она чувствовала себя так же. — Мне необходимо пойти.

Они оба посмотрели на Оливера, который сейчас явно был за главного; раньше он уже был таковым, к тому же он единственный здравомыслящий среди них.

— Шейн пойдет, — произнес он. — Он расходуемый, в хорошем смысле этого слова, и представляет меньшее искушение для наших врагов.

— Расходуемый не совсем то слово, которое я хотел услышать, чтобы повысить моральный дух, но мне пофиг. Ладно. — Шейн уже хотел собирать оружие, в том числе нож, который Мирнин молча достал из своего потрепанного жилета и передал ему.

— Погоди, — ответил Оливер. — Я еще не закончил. Клэр тоже должна пойти.

— Но… — сказал Шейн, но уже была очередь Клэр кивать. Она подошла к Мирнину и забрала у него нож. — Слушай, если им кто и нужен, так это Клэр. Она может им все рассказать об устройстве, верно? Так смысл отправлять ее туда! Я не согласен насчет расходуемости, но в моем мозгу куда меньше полезной информации.

— Они уже знают слишком много — достаточно, чтобы использовать устройство, — сказала Клэр, взвесив нож. Он был тяжелым и холодным в ее руке, но он и должен быть таковым. Без серебра по краям, что свойственно для личного вампирского оружия; он будет также хорош против человеческих врагов. — И они не получат меня. И я не допущу, чтобы это случилось с тобой, Шейн. Мы присмотрим друг за другом, в стиле Морганвилля.

Ему это не нравилось, но он одарил ее быстрой горькой усмешкой.

— Ты можешь забрать девушку из города, но не город из девушки, — сказал он. — Круто. Давай сделаем это.

Клэр понизила голос и бросила взгляд в сторону другого человека, который все еще был с ними, стоявший, прислонившись к стене склада, голова опущена.

— Что насчет Пита? Берем его с собой?

— Если честно, не уверен, что он справится. Он хороший парень, но он немного не в своей тарелке. Вышибале не нужно все делать втихомолку. Даже наоборот.

Тогда она обняла Шейна, и он обнял ее в ответ, а потом отвернулся, чтобы собрать другие вещи — фонарик Евы, и напоследок Клэр взяла у Пита магазин с патронами. Она не могла не заметить, что Пит не вызывался добровольно помочь. Даже не пытался. Шейн был прав — у вышибалы даже достаточно крутого бара не было никакой подготовки к промышленному уровню риска, который был типичным для послеобеденного Морганвилля.

И они отправились в путь. Лиз спала, свернувшись у Пита на коленях; Майкл и Ева сидели в обнимку. Мирнин несчастно махнул им, а Оливер… Оливер выглядел царственно, как король отправляет на войну свои войска, не надеясь снова их увидеть.

— Я ненавижу этого ублюдка, — сказал Шейн, улыбнулся и помахал в ответ.

— Я все слышал, — сказал Оливер достаточно громко, чтобы быть услышанным.

И они ушли, направляясь вниз по аллее. Клэр сказала:

— Он ведь отправляет нас, как приманку, верно?

— Ага, — ответил Шейн. — Разведка, серьезно? Он даже не пытался ничего скрыть на этот раз. Я думаю, мы отвлекающий маневр. Отлично. Давай развлечемся.

Ночь начинала уступать место слабому, далеко зарождающемуся утру, но дорога всё ещё утопала в тенях странной формы. Клэр осторожно использовала фонарик, просто быстро нажимала, чтобы увидеть препятствия, а потом проводила через них Шейна. Он задерживал ее пару раз, то ли из-за чрезмерной осторожности, то ли потому, что за ними действительно еще гнались… и вместо того, чтобы возвратиться в туннель — уже было поздно для этого — он решил пойти длинным маршрутом, главным образом через пустынные улицы. Когда полицейская машина совершала объезд, фары сверкнули над ними, Шейн мимоходом обнял ее, и она прижалась к нему. Это также спрятало оружие, которое они несли.

Полицейская машина проехала мимо.

Они подошли к главному входу хранилища библиотеки, и Клэр ожидала увидеть там копов — в конце концов Оливер выбил дверь. Но вместо этого уже аккуратно была вставлена фанера, стекло убрано, и никаких признаков, что там была полиция.

— Твои дружки явно не рады компании, — сказал Шейн. — Что доказывает, почему не было тревоги. Они похитили человека, и последнее, чего бы они хотели, это быть арестованными полицией. Плюс, объяснять про недо-летучую-мышь и Мертвого Деррика. — Он попытался открыть дверь — конечно заперта. — Секундочку.

— Тебе нужен фонарик?

— Чтобы взламывать замки, свет не нужен, — сказал он бодро. Она не знала, как он это сделал, но около тридцати долгих секунд спустя он удовлетворенно вздохнул, и она услышала, как щелкнул замок. — Новый личный рекорд. Хорошо, идем внутрь, но осторожно. Мы на вражеской территории.

Внутри здания было тихо, как и прежде; она прошла мимо офисов и складских помещений к двери технической комнаты, которая снова была плотно заперта.

И голос — голос доктора Дэвиса — произнес:

— Вы там ничего не найдете, детишки. Если вы ищите свою подружку, то она в хороших руках.

Он стоял в конце коридора, в окружении двух мужчин с пистолетами. И да, оружие было направлено прямо на Клэр и Шейна, что не удивило ее, но заставило ее сердце биться быстрее от страха.

Доктор Дэвис держал ВЛАДа. Он ожидал, что спасать Джесси придут вампиры. Она и Шейн, одни, были для него своего рода сюрпризом.

Шейн держал руки по бокам.

— Не можем ли мы поговорить об этом?

— Не вижу причины для отказа, но дело в том, что ваша рыжеволосая подружка никуда не торопится. Где остальные вампиры? Самцы?

— Самцы, — повторил Шейн. — Я предполагаю, что ты относишь Джесси к самкам.

— Да. Они очень далеки от человека, хотя легко могут сымитировать его, когда они того пожелают. Вы хоть понимаете, во что ввязались? Насколько опасно доверять этим существам? Вы не можете им верить. Они убьют вас.

— Это вы сейчас наставляете на нас оружие, — отрезала Клэр. — И это вы убили Деррика.

— Деррик не твоя проблема, и не моя, — сказал доктор Дэвис. — Я не думаю, что получу что-то от бессмертных, если возьму вас в заложники. Люди для них не важны.

— Конечно нет, — сказал Шейн. — Они считают нас ходячей едой. Но не волнуйся, они уж точно не прибегут спасать меня. Мой отец был настоящим убийцей вампиров.

— Правда? — Это привлекло внимание Дэвиса. — Я всегда подозревал, что есть такие люди, с определенными знаниями и навыками… например, как в романе Стокера. Я полагаю, дело не передается по наследству. Ты не кажешься особо мотивированным.

Шейн невесело усмехнулся.

— Ох, не знаю. Я еще не определился.

— Все с Лиз было только чтобы добраться до меня, — сказала Клэр. — Не так ли?

— Мне нравится избыточность во всем, что я делаю, — сказал он, положив руку на своего ВЛАДа. — Ты разработала объект, который мне крайне необходим для того, чтобы нам удалось сохранить каких-нибудь пленных в строю. Бессмертные очень опасны, о чем, я уверен, вы уже знаете. Итак, предполагаю, что ответ на твой вопрос: да. Лиз была средством достижения цели, итогом которой является приобретение тебя для нашего проекта.

— Под бессмертными ты подразумеваешь вампиров.

— Это общепринятое для них слово, но главное в них, с биологической точки зрения, то, что их ткани просто не стареют. Они — окаменевшие, в некотором смысле. И все еще живые. Есть несколько других организмов, способных к такому необычному поведению, но…

— Но сейчас не урок биологии, профессор, — сказал Шейн, прерывая поток информации в стиле Мирнина. Если честно, Клэр была немного разочарована. — Мы хотим, чтобы вы отпустили Джесси. Сейчас же. И то, что у тебя в руках, на самом деле тебе не принадлежит, так что мы бы хотели вернуть и его.

Доктор Дэвис и его приспешники обменялись насмешливыми взглядами, прежде чем он произнес:

— Ты хорошо играешь для своей лиги, мальчик. Но, пожалуйста, не блефуй. А то неловко как-то.

— Он не блефует, профессор, — сказала Клэр. — Серьезно.

Шейн покачал головой.

— О, да ладно, не называй его профессором, у него нет на это права. Он подонок, который заставляет студенток спать с ним ради хороших оценок. Правильно, Клэр?

— Определенно. Кстати, Лиз плакала всю ночь. На случай, если вам интересно, профессор.

— Совет, — добавил Шейн. — Если ты оставляешь девушку плачущей, значит ты плохой Дон Жуан, козел.

Доктор Дэвис ничего не сказал, но выражение его лица превратилось в сердитую маску, а его глаза сверлили их. Его пальцы сжались на ВЛАДе.

И это был именно тот момент, когда двое мужчин, стоявшие рядом с ним, просто… исчезли. Не в буквальном смысле, в драматических клубах дыма, а скорее сейчас-вы-видите-их, а-теперь-нет, движения стали размытыми. Дэвис даже в течение нескольких секунд ничего не замечал, а потом было уже слишком поздно; появился Оливер, обнажив зубы, стоя лицом к нему.

Испуганный крик Дэвиса и спотыкающееся отступление было почти забавно видеть. Почти… а потом позади него оказался Мирнин, толкая его вперед в объятия Оливера. Оливер развернул человека, и Мирнин вырвал устройство из рук Дэвиса.

Затем Мирнин замер, уставился на Клэр с пустым, странным выражением лица и сказал:

— Ты сконструировала еще одно? Потому что это явно не наша рабочая модель.

И именно в этот момент доктор Ирэн Андерсон вышла из-за закрытой двери позади них с ВЛАДом в руках и выстрелила им в Оливера.

Эффект был незамедлительным и резким. Оливер оттолкнул доктора Дэвиса, закричал, хлопнул ладошами по голове и опустился к стене, дрожа. Плача. Он поднялся на руки и колени, попытался встать, и она снова в него выстрелила, и на этот раз… на этот раз Оливер не вставал.

Клэр с открытым ртом смотрела на ее профессора и не знала, что делать. Что сказать. Может быть, она неправильно все поняла, может быть…

Но нет.

Доктор Андерсон обернулась к ней, и выражение ее глаз было равнодушным, холодным и очень жутким.

— Трое выбыли из строя, — сказала она. — Но я знаю, что Оливер пришел не один. Где Мирнин?

Клэр невольно взглянула в сторону доктора Дэвиса, но за ним никого не было. Мирнина нигде не было видно.

— Ты играла мной, — сказала она. — Ты играла мной все это время. Ты согласилась взять меня в свои ученицы не потому, что Мирнин просил тебя, а потому, что поняла, что могла бы меня использовать. Ради того, чего хотели твои чокнутые друзья. Он доверял тебе, а ты…

— Я уехала из Морганвилля, Клэр, как и ты, так что, пожалуйста, не делай вид, что твои моральные устои выше моих. Вампиры использовали меня так же, как и тебя; они нашли молодую, впечатлительную и умную девушку и отдали ее на волю монстра. Ты и я, мы пережили это. В отличие от других.

Все, что говорила доктор Андерсон, было правдой, но… но не в плане Мирнина, не совсем. Это была не его вина. Он старался, очень старался быть хорошим, живым, а не просто бездушным чудовищем, сосущим из людей кровь.

Но он провалился, провалился так эффектно, как роковой метеорит падает на Землю.

Клэр вдруг поняла, что тень в стороне, около шести футов от Шейна, больше не была пуста. Мирнину удалось пробраться туда. У него больше не было оружия; руки его были пусты, и он стоял очень спокойно, совершенно неподвижно. В ожидании шанса ударить.

Но в любую секунду доктор Андерсон могла заметить его. Так что Клэр продолжала говорить.

— Это не дает тебе право…

— На что? — огрызнулась женщина, сверкнув глазами. Она сделала шаг вперед, затем другой, и Шейн инстинктивно толкнул Клэр себе за спину, встав на ее пути. Он также вынудил Андерсон подойти ближе к Мирнину, и Клэр ожидала, что он прыгнет на нее… но он этого не сделал. Он ждал, пока падет ее охрана. — Сделать в точности то, что ты планировала сделать — разработать оружие, которое даст людям шанс защитить себя от нападений вампиров? Найти решение проблемы без летального исхода? Потому что ты та, кто поставил нас в такое положение, Клэр. Это ты решила проблему болезни, которая уничтожает их; ты помогла им победить единственное, чего они опасались. Ты вернула хищников на вершину пищевой цепочки, и ты была права, думая, что нам нужен способ остановить их. — Доктор Андерсон легко и благоговейно коснулась ВЛАДа. — Я просто та, кто первый направил на них это устройство.

Все звучало слишком правдиво, но в то же время это было не так, абсолютно, но страсть в словах Андерсон отняла у Клэр желание спорить… пока этого не сделал Шейн.

— Фигня, — сказал он со странной, жесткой улыбкой. — Слушай, ты говоришь прям как мой отец. Он был действительно хорош в этом, тоже оправдывал всю ложь, воровство, избиения и убийства, которые совершал. О, это все для высшей цели, сынок. Детали не важны. Мы боремся с монстрами, нам придется пачкать руки. Но ты использовала Клэр, чтобы доставить сюда оружие, а потом использовала ее, чтобы Мирнин пришел на помощь, как только услышал о неприятностях. Потом ты использовала Лиз, потому что знала, что Клэр обязательно придет на выручку, что мы все поможем. Тебе было плевать, кто пострадает. Как и сейчас. Так что хватит вешать лапшу на уши, что ты святая. Ты просто очередная грешница.

Клэр кивнула.

— Ты могла разделаться с Мирнином, когда говорила с ним о пропавшем устройстве — которое на самом деле никогда и не пропадало. Но ты ждала.

— Конечно, я ждала. Я хотела их всех. Нам нужен больший ассортимент для проведения тестов, результаты нужно задокументировать и предоставить агентству, на которое мы работаем с доктором Дэвисом. И нет, Клэр, это не правительство. Жаль тебя разочаровывать. Но те, на кого я работаю, хорошо финансируются, и они за интересы человечества. — Глаза доктора Андерсон похолодели, и она направила устройство прямо в грудь Шейна. — Я знаю, Мирнин где-то здесь. У тебя, наверное, есть хорошая идея, как его найти, он вроде бы у тебя на поводке. Это не убьет твоего парня, но навредит ему на несколько часов, может дней. А может навсегда. Я установила его на наибольшую интенсивность. Хочешь увидеть, что он делает с человеком? Думаю, это будет не очень приятно.

Она ждала подкрепления. Доктор Дэвис отсутствовал, и он вернется с большим количеством помощи. Оливер был беспомощен. Так что была Джесси, где-то, а Майклу и Еве будет некуда идти, негде спрятаться. Их мощь была в численности, но сил уже не было, ни у кого. Шейн не сможет избежать выстрела доктора Андерсон, и Клэр стало больно от ужаса при мысли, что то, что она построила для положительного воздействия, могло причинить столько вреда тем, кого она любила.

Она на секунду закрыла глаза, а затем открыла их и сказала:

— Ты не должна этого делать. Может быть, ты права. Я видела, как много вреда могут причинить вампиры. Я видела много смертей. Я не наивна, доктор Андерсон; у меня были причины разработать устройство.

— Тогда помоги мне, — сказала Андерсон. — Не заставляй меня причинять тебе или Шейну боль. Скажи мне то, чего я хочу.

Это был момент истины, и Клэр не колебалась. Она указала на угол, где в тени скрывался Мирнин.

— Он здесь. Мне очень жаль, Мирнин. Прости!

Последнее слово перешло в рыдание, потому что он двигался быстро, но недостаточно.

Ирэн Андерсон быстро нажала на курок, и ВЛАД выстрелил в него не более чем в трех футах от его укрытия. Клэр смотрела, внезапно почувствовав себя слабой и онемевшей, когда Мирнин закричал, рухнул на пол, перекатился на бок и уставился на нее глазами, полными муки. Без злобы. Просто… разочарование.

— Прости, — прошептала она, когда Андерсон выстрелила в него еще раз, и все, что было Мирнином, просто… исчезло из этих глаз.


Глава 11 | Падение Ночи | Глава 12