home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Шейн


Я был по локти в горячей воде.

Не образно. Действительно, вода была горячей, с пенкой, и я мыл барные стаканы. Мой второй полноценный день в Кембридже и уже есть работа — дерьмовая на самом деле — в месте, которое называлось "Гриль-бар Флори", хотя единственное, что они подавали, как я заметил позже, это бургеры и горячие крылышки. Это место предлагало девяти-страничный список напитков, а так же маленькое меню, которое помещалось на визитке.

Так что даже при том, что моя официальная должность называлась посудомойкой, я мыл барные стаканы. Однажды попалась тарелка. Может, вилка. Не более.

Как и во всех промышленных кухнях по всему миру, здесь было влажно, жарко и немного противно; здание было старым и вероятно повидало множество владельцев на протяжении последних ста лет. Наверное, трубопроводы так и не обновили. Черт, скорее всего здесь были крысы, старше и, возможно, больше меня. Когда я закончил со стаканами — если такое вообще когда-либо происходило — я должен был взять швабру и вымыть это место.

Кухней управляли как в армии; они называют это системой бригады. Шеф повар ("Да, Шеф!") — генерал; его заместитель — су-шеф; за ним — люди, отвечающие за другие рабочие места. Где-то в самом низу всей этой системы находится плюжер — в роли посудомойки. (прим. пер. plongeur (фр.) "плюжер" — посудомоечная машина)

Это то, что я делал. В большом ресторане было бы больше должностей, но все, кто у нас был в этой мини-бригаде, это шеф ("Да, Шеф!) Роджер, который служил на мор-флоте и ругался, собственно, как моряк; а так же Бриджет, которая была его правой рукой и занималась всем остальным, кроме ругани.

Да, я знал систему. Это была, очевидно, не первая моя работа в роли посудомойки.

Поразителен тот факт, все, что они готовили, было довольно вкусным. Меня наняли доставлять, носить и убирать, а т. к. я имел годное удостоверение личности, их распирало от радости (и удивления). Технически, я не мог пить в таком месте, зато бесплатные обеды все компенсируют. И Бриджет хорошая, как мать. Я уже подружился с вышибалой Питом, низкорослым, мускулистым типом, который небрежно упоминал, что он занимается пауэрлифтингом дабы однажды попасть в Олимпийскую сборную. Черт.

Но тот, кто волновал меня, был бармен. Ее звали Джесси — сногсшибающая рыжеволосая красотка в облегающей коже. Обычно я одобряю подобных, чисто с живописной точки зрения, но что-то в ней настораживало — Морганвилльская тревога. Я убеждал себя, что у меня паранойя, но я все еще интересовался ею в течении двух дней, пока я работал у Флори. Пит оказался парнем, который не распространяется о других людях, но в конечном итоге он признался, что Джесси переехала в город пару лет назад и была чертовски хорошим барменом; она знала, как остановить людей, когда им хватит пить, и без проблем вышвырнуть из бара, что по его мнению составляло 90 % работы отличного бармена.

Другими словами, ему не очень нравилось напрягать себя. Я одобрял это. Ценность вышибалы состояла не в том, как много он работает мышцами, а как редко ему приходилось это делать. Это охранники всегда ищут проблемных парней, с которыми можно затеять драку.

Вот почему я не получил работу вышибалы. Я знаю, что она не по мне.

Я заполнил посудомойку — большую, промышленную штуковину — снова и запустил её, позаботившись о перегрузке, затем немного прибрался и вынес мусор прежде, чем наступило время обеденного перерыва. Снаружи на небе сгущались сумерки, и некоторое время я стоял в переулке, наслаждаясь прохладным воздухом, который отличался от сухого пустынного ветра Морганвилля, а потом запах мусора заставил меня вернуться внутрь. Роджер из-за чего-то ругался, в чем я не удосужился разобраться, так как это было не из-за стаканов, тарелок, посуды, кастрюль или уборки; Бриджит рубила сельдерей, нож летал как в тумане, но она подмигнула мне и улыбнулась, когда я отпросился на обед, снял кухонный фартук и повесил его.

Я пошел искать Пита.

Бар уже начал заполняться, даже так рано, людьми в счастливый после-рабочий час; дневной бармен был еще на дежурстве. Джесси не придёт до семи, а сейчас было еще 17:45. Пит обычно начинал свой день рано, с обеда, так что я решил сесть с ним… но заметил его по другую сторону от двери, идущим на улицу. Я последовал за ним, собираясь коснуться его плеча и спросить, свободен ли он, но потом я увидел, что он идет к машине, которая плавно подъехала к бордюру. Пассажирская дверь открылась, и склонившись я увидел Джесси, весь контраст черного и белого, за исключением огненно-красного блеска ее волос…

… И глаз.

Я остановился в дверях, глядя, как Пит скользнул на переднее сиденье, захлопнул дверь, и они поехали.

На самом ли деле я увидел красную вспышку в ее глазах? Или, может быть, я просто увидел отражение от приборной панели? Мне везде мерещился Морганвилль? Может быть. Да, скорее всего. Не каждая горячая девушка с модным бледным макияжем должна быть подлинным вампиром.

Но может быть, просто может быть, что простой вид был прикрытием.

Забавные факты: она работала ночами, никогда не появлялась до захода солнца. Она ездила на машине с натемно затонированными стеклами, не с такими, какие позволяли законы Морганвилля. Она всегда ходила с напудренным готическим видом.

У нее не было проблем с обращением с пьяницами.

Сложите всё это вместе и вы получите…

Да ладно, сказал я себе. Серьезно? Ты переезжаешь из одного города, густо населенного вампирами, и думаешь, что столкнешься с одним случайным во всей стране?

Некоторым людям просто везло на такое. Кроме того, я взял эту работу не без уважительной причины… я следил за новым леди-профессором Клэр, где она обедала и приятно беседовала с Джесси и Питом. Я делал это просто чтобы узнать, кем была доктор Андерсон; любого, кто имел знак одобрения Амелии, как я чувствовал, я был должен тщательно проверить, и, соответственно, поэтому я проверял Джесси и Пита. Так что мытьё посуды было прикрытием.

А теперь Джесси с мерцающим красным в глазах. Так что это было не столько простое совпадение, сколько моё преднамеренное расследование. Я хотел, чтобы Клэр была в безопасности, и хотел быть абсолютно уверенным, что она не шла в логово льва, ничего не подозревая.

И теперь я не был в этом так уверен.

Я использовал сбережения, которые у меня остались после снятия небольшой безобразной комнаты над баром, чтобы купить потрепанный мотоцикл, и я, не теряя времени, сел на него и поехал за

модифицированной вамп-машиной Джесси. Клэр ненавидела бы, что я это делаю; она подумала бы, что я вмешиваюсь. Что я и делал. Но только за кулисами. Я даже не хотел, чтобы она знала, что я в городе, было достаточно того, что я буду рядом, если понадоблюсь ей. Или если бы она вдруг сказала, что хочет меня видеть. Я не собирался вытворять какие-то романтические трюки, как в кино и шоу, без приглашения появляясь у нее на пороге. Ей нужно пространство, и я дал ей его.

Но Джесси заставляла меня очень, очень нервничать.

Я занервничал еще больше, когда автомобиль Джесси остановился на обочине рядом с домом, мимо которого я однажды проезжал и запомнил его. Я сопротивлялся, снова проезжая мимо, главным образом потому, что знал, меня будет сводить с ума находиться так близко и не остановиться. Сейчас я продолжал двигаться мимо Джесси и вокруг квартала, где я остановился и слез. Я занял наблюдательный пост на углу, где я мог видеть, что происходит.

Джесси и Пит поднялись по лестнице к дому Клэр, постучали, и через некоторое время и после каких-то обсуждений перед дверью, Пит вошел внутрь. Я не знаю, была ли это Лиз, соседка Клэр, или же сама Клэр. Джесси осталась снаружи, что было облегчением.

Во время ожидания пока произойдёт что-то еще, я увидел, что Джесси уставилась на кого-то, стоящего через дорогу от нее — гораздо ближе, чем был я. Я не мог много сказать о нем, кроме того, что он был большим и, казалось, его не беспокоил взгляд Джесси. Я по опыту знал, каким отталкивающим может быть взгляд вампира, и немного удивляло, что в нем не было и намека на это.

Затем дверь снова открылась, и Клэр с Питом вышли. Пока Клэр запирала дверь, для моего взгляда она была как вода в пустыне… Чёрт, она хорошо выглядела. Всё та же девушка, которая целовала меня несколько дней назад. Она не изменилась… но действительно ли я ожидал этого за такой короткий промежуток времени?

У Пита в его больших руках был громоздкий ящик, который он нес к машине Джесси. Не садись в машину, подумал я, глядя на Клэр. Опасно. Да ладно. Твои инстинкты намного лучше.

Но она села в машину, и та отъехала в неизвестном направлении. Я залез на мотоцикл и направился за ними, находясь на достаточном расстоянии, чтобы убедиться, что меня не заметят. Много студентов ездили вокруг на подобных игрушках, так что я не выделялся.

Конечно же, поездка закончилась у здания, где работала доктор Андерсон, а Клэр проводила свои исследования. Тупик — ха — потому что я был чертовски уверен, что не могу прогуляться внутри, или я определенно рискую столкнуться лицом к лицу с Клэр, а из-за этого начался бы неприятный разговор о том, что я здесь делаю, это уж точно. Началось бы с "Я беспокоился о тебе", а закончила бы она (вероятно, справедливо), говоря " Я сказала тебе, что должна сделать это сама".

Я немного поразмышлял, а потом решил вернуться в бар. Я все еще мог перехватить неплохой обед прежде, чем вернуться, как обычно, к горячей воде.

Из-за отсутствия чертовски хорошей причины я поехал обратно путем, который вел через дом Клэр, и я замедлился, увидев, что парень пытался открыть дверь. Я говорю "пытался" потому, что у него явно не получалось. У него было что-то, что возможно было ключом, но всё же я так не думал. Также он был больше меня, и я не думал, что у него могут быть какие-то дела с отмычкой у двери моей девушки, поэтому я затормозил, спрыгнул с байка, встал на нижнюю ступеньку, чтобы преградить ему путь, и сказал:

— Эй, я могу тебе чем-то помочь, приятель?

Он развернулся, и я увидел ярость и страх, смешавшиеся воедино прежде, чем всё сгладила мягкая, но всё равно неприятная маска:

— В чем проблема? — рявкнул он на меня, расправив плечи, чтобы показать, что его мышцы были в боевой готовности. Я не был впечатлен. — Просто небольшие трудности с моим ключом. На прошлой неделе был взлом, пришлось сменить замки, а на этот раз засовы.

Правда о лжецах: они никогда не могут устоять перед возможностью зайти слишком далеко. Если бы он остановился лишь на первой части о ключе, это могло бы звучать правдоподобно, но он просто продолжал говорить, доказывая, что лжет.

Плюс, конечно же, он не жил здесь. Очевидно, это выдало его.

— Позволь мне взглянуть, — сказал я, сделав один шаг.

— Отойди. — Он быстро положил вещь, которая вовсе не была ключом, в карман и повысил ставку, спустившись на два шага, давая понять, что он готов был напасть. Опять же: не впечатлило. — Не твое дело, панк, просто проходи дальше.

Передо мной стоял на самом деле удивительный выбор. Во-первых, я мог сделать еще один шаг вверх и с великолепным звуком разбить кулаком лицо этого парня; во-вторых, я мог сделать еще шаг вверх, позволить ему нанести удар, увернуться, а уже потом разбить лицо кулаком. Или — менее удивительный выбор — я мог не устраивать сцены и возможного инцидента с полицией, отойти, обратить внимание на спринцовку, чтобы разглядеть его.

Я склонялся к менее удивительному варианту. Клэр действительно изменила меня, как оказалось… она заставила меня немного задумываться о последствиях, так что я не всё время был в режиме атаки. Мне не обязательно нравилось это, но я видел, что это мудро, я кивнул большому парню, отошел с его пути и двинулся в сторону.

— Извини, — сказал я не очень искренне. — Просто пытался помочь, мужик.

— Отвали, — отрезал он и обошел меня. Он не собирался задевать меня плечом, но сделал это, и секунду я считал, что стоит научить его хорошим манерам, но позволил ему уйти. Небольшого дискомфорта было достаточно, чтобы я ощутил себя справедливым, пока я наблюдал, как он спускался по кварталу и свернул за угол. У меня было странное чувство, что он ушел недалеко, так что я залез на свой байк, продемонстрировал его рев далеко за углом, а затем тихо остановился так, чтобы мог наблюдать.

Конечно же, парень вернулся. Он не пытался снова открыть дверь, но прошел через всю улицу и занял пост, оперевшись на стену. Выглядело так, будто он мог делать это всю ночь.

Его взгляд был таким, как и прежде, что беспокоило меня. Должно быть, он был наблюдателем, которого я видел прежде.

Что, черт возьми, происходит? Связано ли это с Джесси, являющейся вампиром? Доктором Андерсон? Чем-нибудь еще?

Я не хотел уходить, но посмотрев за ним в течение еще десяти минут, я взобрался на байк и помчался обратно в Флори. Либо это, либо я потеряю зарплату, а в данный момент мне нужна была зарплата.

Прежде чем уехать, я достал свой сотовый и сообщил о попытке взлома в полицию, просто чтобы убедиться, что придурок образумится и на самом деле забеспокоится. Особенно о своей заднице.

Чувак, реальный мир отстой. Он настолько отстойный, что я даже скучал по Морганвиллю.


Глава 4 | Падение Ночи | Глава 6