home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Златогорка открыла глаза и сразу почувствовала, что ее страстно целует мужчина. Именно его поцелуй вырвал ее из объятий сна. Пробудившись, она тут же ясно вспомнила последние минуты перед сном и поняла, что ее обманули. Этот шарлатан наврал ей с три короба про судьбу и ждущего в вечности жениха, чтобы погрузить девушку в сон, а затем воспользоваться ее беспомощностью. Страсть, с какой мужчина ее целовал, прямо говорила об этом. Неизвестно, сколько времени она уже пробыла в его власти, но, по счастью, меньше, чем он рассчитывал. Что ж, второй раз ее не обмануть!

Не открывая глаз, Златогорка размахнулась и ударила.

Поцелуй прервался, потому что мужчина отлетел в сторону. Не давая ему времени прийти в себя, девушка резко села, подалась вперед и — застыла на месте.

Глазам ее предстали своды старой пещеры, совсем не похожей на покои чародея, предложившего ей свою магию. Снаружи доносился гул ветра и далекий шум моря — а ведь моря там не было. Она сидела на ложе, устроенном в огромном продолговатом камне, от которого исходил сладкий запах трав. Только этот камень и был ей знаком, но сейчас девушка не подумала о нем, обернувшись к людям, что стояли над нею.

Их было трое, и все они оказались незнакомыми. У стены застыли в удивлении двое юношей — один чуть помоложе, глядевший растерянно, другой — темноволосый, с бледным лицом жителя подземелий, был настроен гораздо решительнее. Он держал наготове саблю и не сводил вопросительного взгляда с мужчины, стоявшего близ ложа.

Именно он ее и целовал — сразу поняла Златогорка, разглядев на щеке незнакомца алое пятно. Что ж, это научит его вести себя как подобает!

Никто из них не двигался, давая возможность девушке осмотреться. Их молчание одновременно успокоило и насторожило ее.

— Кто вы? — быстро спросила она. — И где я? Что тут происходит?

Незнакомец поднес руку к пятну на щеке, ощупывая его, и вдруг улыбнулся неожиданно мягко.

— Прости мой порыв, не кори за несдержанность, — спокойно и чуть растягивая слова, словно напевая, заговорил он. — Я не причиню тебе зла. Имя мое Даждь Сварожич, а это друзья мои — Агрик и Падуб. По моей вине нарушен твой сон. Я чуть не стал виновником твоей смерти, разбив крышку твоего ложа. Но старший брат меня надоумил, как исправить ошибку. Я тебе жизнь спас, а потому не сердись. — Он опять погладил щеку. — А рука у тебя тяжелая!..

Он рассмеялся, но Златогорке было не до смеха. Она села, собираясь покинуть ложе, и Даждь тут же оказался рядом, подав ей руку.

— Обойдусь — не дитя, — отрезала Златогорка и не приняла помощи, легко спрыгнув на пол.

Она оказалась высока ростом и стройна — под стать Даждю, который почему-то отступил в сторону я поспешил убрать от ее ног Грааль, так и забытый им у ложа. Падуб принял из его рук чару, но девушка даже, не заметила этого. Она внимательно осматривалась, и в глазах ее закипало возмущение.

— Так, значит, ты меня здесь нашел, Даждь Сварожич? — молвила она. — А знаешь ли ты, кто я?

Все знаю, Златогорка Виевна, — почтительно ответил Даждь удивленной девушке. — Я брата твоего знавал, самого Святогора Виевича — он с моим отцом, Сваргом Родовичем, побратимом был…

Красивые брови Златогорки изогнулись.

— Где он? — воскликнула она. — Где Святогор?

— Его нет в живых — годы вышли… Слышал я, под конец жизни он женился, но вскорости жену с детишками оставил, в пещеру удалился. Там я его и нашел, да потом наши дорожки разошлись, и где он смерть встретил, про то мне неведомо…

Он осекся, увидев, что на ресницах девушки дрожат слезы. Она еле сдерживалась — мешала заплакать гордость.

— Умер, — прошептала она, хрустнув пальцами. — Сколько ж лет миновало… И ты Сваргов сын…

— Старший, но до меня у него на стороне сколот[6] был…

Златогорка не слушала Даждя. Она снова развернулась к нему, уже не сдерживая своих чувств — на сей раз ее переполняла ярость.

— Ты! — воскликнула она. — Ты сам сказал, что знал все обо мне — кто я, кто моя родня!.. Но тогда ты должен знать, почему я пошла на это, что меня заставило так рисковать! Ты знал все, я несмотря на это…

— Прости, — повторил Даждь, подходя. — Каюсь — я знал, что ты здесь ждала своего суженого, единственного, кому назначена по душе и силе. Но не смог я уберечь твоего сна, не смог позволить тебе встретить суженого. Прости меня за то, что вы разминулись, прости! У меня не было иного выхода…

Златогорка вдруг заплакала, не сдерживаясь, и Даждь нежно привлек ее к себе, гладя по вздрагивающим плечам. Девушка рыдала, причитая сквозь слезы, и то ли умоляла помочь, то ли укоряла Даждя за ошибку. Он и сам понимал: все вышло не так, как ожидал он сам и как предсказывал Хорс. Не зная, чем успокоить девушку, он поднял ее заплаканное лицо и быстро поцеловал мокрые глаза, губами осушая слезы.

— Не плачь, не рви сердца, солнышко мое, — шептал он. — Ты жива и будешь еще счастлива. Я верю — ты найдешь его, своего суженого. Он ищет тебя, по свету бродят, у людей выспрашивает. Вы встретитесь не сейчас, позже! Верь мне!

Заглянув в оказавшиеся небесно–синими бездомные глаза, он вдруг почувствовал к этой девушке которая вполне могла быть его дочерью, такую нежность, что сам испугался. Он опять привлек ее к себе, но Златогорка вдруг вырвалась и отскочила в сторону. В руке ее блеснул Даждев двуручный меч.

— Ты дважды оскорбил меня! — воскликнула девушка. — За одно ты уже получил от меня, и я была готова тебя простить. Но ты, зная обо мне все, разрушив мою жизнь! Я жила, надеялась, что встречу того единственного. а ты пришел и помешал мне! Я теперь погибну одна, а ты... ты... Ты тоже умрешь! Защищайся!

Даждь еле успел отпрянуть, уклоняясь от прямого выпада. Он вскинул было руки, показывая, что у него нет оружия, но Златогорка словно ослепла и атаковала снова.

Падуб и Агрик, не сговариваясь, бросились к нему, протягивая свое оружие. Даждь принял меч и саблю — против тяжелого двуручного меча у него не было иного способа выстоять. Обороняясь, он еле успел скрестить их над головой — три лезвия столкнулись с громким визгливым лязгом.

Отступив к стене, Агрик и Падуб во все глаза смотрели на схватку. Даждь был опытнее девушки, но проигрывал ей в оружии, а потому отступал, ведя ее вокруг опустевшего ложа. А возможно, причина была в чем-то ином.

Обогнув камень, Даждь продолжал пятиться к выходу из склепа. Внешний мир мог отвлечь внимание поляницы, и тогда ее можно будет одолеть.

Агрик и Падуб выбежали вслед за сражающимися. Они поняли замысел Даждя, но поняли также и то, что план не удался.

Оказавшись на свету, Златогорка не растеряла боевого пыла. Наоборот, в нее словно вливались от солнца и ветра новые силы. Даждь продолжал отступать, следя только за тем, чтобы не споткнуться на узком карнизе.

Отступая вдоль края, Даждь понимал, что это его единственный шанс. Он был искусным бойцом, но не мог заставить себя в полную силу сражаться с женщиной, которую только что держал в объятиях. Отвлекшись на мгновение, он почувствовал, что земля уходит у него из-под ног.

Изогнувшись в отчаянном стремлении удержаться на краю, он поднырнул под взлетевшим над ним мечом, выставил саблю — и сам не понял, как оказался обезоружен. Златогорка выбила из его руки оружие каким-то неизвестным ему приемом и с видом победительницы приставила клинок к горлу Даждя.

— Я побежден, — признал он, отводя в сторону бесполезную теперь саблю. — Но убить меня моим же мечом? Это что-то новое!

— Ты умрешь, — пообещала Златогорка, — если не поклянешься жизнью, что исправишь свою ошибку. Ты это сделал — тебе и ответ держать!

Даждь понял, что она имеет в виду.

— Я не столь могучий чародей, как ты думаешь, — сказал он. — Все дело в чаре и особом камне, из которого она сделана… Но мой брат знает и умеет больше меня. Если хочешь, провожу тебя к нему, сама с ним поговори.

— И поговорю, — ответила Златогорка, — но сначала я с тебя зарок возьму, чтоб ты слова своего не нарушил!

Она всего на миг отвела взгляд — и этого оказалось достаточно, чтобы подле нее появился белый волк. Зверь вздыбил шерсть на загривке и обнажил клыки.

Девушка не закричала — она просто шагнула назад, отводя меч от горла Даждя. Волк сделал движение — и она отпрянула еще дальше, к обрыву.

— Назад! — приказал Даждь.

Зверь замер, но ничего не понявшая Златогорка тоже сделала шаг, куда велели. Она покачнулась чувствуя, что падает, но не успела ни закричать, ни отпрыгнуть, как Даждь оказался рядом и подхватил ее за талию.

Меч выпал из руки девушки. Обхватив руками шею спасителя, она взглянула на камни внизу, далекий морской прибой и прижалась к Даждю.

— Что ж ты прыгаешь-то, как коза? — ласково упрекнул ее Даждь. — Не приметила, что это горы? С ними ухо востро держать надобно. Не ровен час… Я в горах родился, сызмальства к ним привычен!

— И я — тоже… — тихо ответила девушка, не сводя глаз с открывавшихся далей. — Просто забылась…

— Забылась. — Даждь погладил ее по голове. — А с тобой оказалось не просто совладать. Ты, верно, лишь с женихом своим будешь ласковая да смирная! — Тело девушки напряглось в его руках, она гневно вскинула голову, и Даждь поспешил добавить: — А слово я сдержу — свожу тебя к брату. Может, он что присоветует. А нет — так не обессудь!

Отпустив девушку, он подобрал оружие и первым стал спускаться вниз, к лошадям. За ним, даже не взглянув на Златогорку, поспешили Агрик и Падуб. Девушка стояла на краю, сжав кулаки, но потом последовала за ними.


* * * | Чара силы | * * *