home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

- Хм... И откуда же у тебя взялось такое богатство? - Спросил я глядя на мальчишку аиотеека, который, даже будучи связанным, умудрялся сидеть передо мной с необычайно гордым видом.

Это был мой самый первый вопрос ему. И признаться, еще десяток минут назад, этот первый вопрос должен был звучать совсем по иному. - Я подумывал расспросить сопляка о том куда он направлялся. О ближайших военных гарнизонах, и количестве войск в них. ...О международной политике, о.., - да много вопросов крутилось у меня в голове.

Однако найденный на его поясе железный кинжал, сходу поменял приоритеты.

- Белый металл... - Заглянув через мое плечо, прокомментировал находку Ясьяяак. - Слышал такие делают где-то в Красных холмах... Многим они нравятся, потому что редкость, о по мне так лучше бронза!

- Я поковырял пальцем лезвие кинжала... И отчасти согласился с лоцманом. - Качество изделия оставляло желать лучшего. - И само железо очень мягкое, да и исполнение, по сравнению с литыми бронзовыми кинжалами, было крайне убогим.

НО Я ТО ЗНАЛ!!!!

- И далеко отсюда находятся эти Красные Холмы? - Спросил я у лоцмана, зажегшись идеей по пути в Храм, наведаться в те места с военно-ознакомительной миссией.

- Так ведь обратно на запад плыть надо. - Огорчил меня Ясьяяак. Это за тем Большим Щитом, мимо которого нам пришлось плыть запасшись водой. Где-то далеко-далеко от берега. Я так далеко никогда не хожу.

- А ты, - опять обратился я к аиотееку. - Бывал ли ты в тех краях?

Парнишка состроил гордую физиономию, и сделал вид что стрекот кузнечиков и шум прибоя, интересуют его куда больше моих слов.

- Впрочем, ты ведь совсем мальчишка. - Устроил я наглую провокацию. - И наверняка никуда дальше городишки, из которого сбежал как последний трус, не выбирался...

...Да, что и говорить, - мальчишки они всегда мальчишки. - Много максимализма, ничем не оправданного апломба и веры в собственные силы.., и маловато сдержанности, а вследствии этого и соображаловки.

- Я был во всех местах, где кочевал мой род! - Гордо заявил он мне. - Народ, который делает такие кинжалы, - принадлежит нам!

И я не сбежал от вас.., кто бы вы там ни были. Я лишь исполнял приказ дяди, доплыть да Шамиакаара, и предупредить Вождей рода, о том что чужаки начали войну... Иначе бы вы все отведали остроты моего копья! А дальше, ты можешь пытать меня сколько угодно, я ничего не скажу тебе.

- Да ты ничего и не знаешь... - Продолжил глумиться я. - Даже этот кинжал не принадлежит тебе. ...Ты наверное украл его у своего дяди, когда убежал как трус с поля боя!

Смелое предположение насчет принадлежности кинжала, я сделал, заметив что на воинском поясе мальчишки, нет характерных потертостей, которые бы оставили на коже деревянные ножны, если бы кинжал висел на нем достаточно долго. И оказался прав!

- Развяжи меня трус, и я покажу тебе, кто сбежал с поля боя! Ты не настоящий аиотеек, ты лишь надел доспехи, которые верно украл у своего господина. И потому тебе не понять что означает приказ командира. - Мой дядя, - наместник, приказал мне исполнить приказ, и я его выполню, даже ценой собственной жизни. А кинжал, - большую ценность нашей семьи, дал в знак того что я послан с поручением! ...А теперь можешь убить меня, подлый трус, я покажу тебе, как умирают настоящие воины!

- Да ты сначала победи-ка моего меньшого брата... - Ответил я на это, словами из сказки. - Давай договоримся. - Если ты победишь его, - отправляйся куда вздумается. А если победит он, ты ответишь на все мои вопросы... Что, испугался? Как языком трепать, так он герой. А как доказать на деле, - робкий зайчонок, боящийся выглянуть из под куста, куда посадила его мамаша... Гы-гы-гы!!!

Стоящие вокруг ирокезы так же поддержали мое веселье, что естественно не самым доброкачественным образом, отразилось на благоразумии пацана.

- Давай. - зови своего младшего брата. - Закричал он мне. - Я убью его даже со связанными руками, а потом порву глотку тебе!

- Ты клянешься на знаке Рода, что выполнишь договор? - Продолжая недоверчиво усмехаться, спросил я пацана...

- Конечно, развяжи мне руки, я принесу клятву, а потом можешь связать их обратно!

- Развяжите ему руки... Не надо Зувгур.., убери свое копье. Ни один оуоо не станет пытаться обмануть врага перед поединком. Это бы опозорило его навеки.

Может мальчишка и таил какие-то замыслы, напакостить нам, едва ему развяжут руки, - после моих слов это уже стало невозможным.

Несколько минут он восстанавливал кровообращение. Потом зажав в руке один из висящих на шее амулетов, - поднял его над головой и повторил условия поединка...

Мы вернули ему оружие и доспехи. ...Все по честному. Я даже предложил ему сначала напиться или поесть, отдохнуть сколько захочется, и только потом приступать к поединку. - Короче, всячески демонстрировал свое благородство.

Думаю мальчишка проникся, решив что и впрямь попал в плен к какому-то неизвестному ему роду аиотееков, которые дают ему возможность умереть с честью.

Потом, ухмыляясь, на встречу парнишке вышел Лга"нхи... Сказку про "меньшого брата", я рассказывал ему, когда он еще был совсем мальчишкой, только-только присоединившимся к мальчишеской банде. Так что объяснять ему в чем смысл моей хитрости, необходимости не было.

- Так вот значит ты какой Отуупаак. - Демонстративно отворачиваясь от поединщиков, спросил я у очередного подведенного ко мне пленника. - Я много слышал о тебе... в последнее время.

- Рад тому что слухи обо мне достигли твоих ушей благородный воин. - Отуупаак, замолчал пережидая раздавшийся за моей спиной, грохот упавшего тела, обряженного в доспехи, сопровождающийся невольным мальчишеским вскриком. - Хотя и не могу сказать, что обстоятельства нашей встречи, мне столь же приятны.

- Что ж, - философски пережидая очередной вскрик.., кажется сопровождающийся звуком пенделя, заметил я. - Так уж устроен мир, что радость никогда не приходит без толики огорчения... Иначе как бы мы смогли отличить одно от другого. - Ты так не считаешь?

Яростный клич, несущегося в атаку на мамонта олененка, за моей спиной, прекращенный звуком оплеухи, как бы послужил подтверждением моих слов.

- Так я тебя хочу расспросить о твоем корабле. - Продолжил я, вслушиваясь в кряхтение и постанывания, пытающегося встать с земли тела. - Участвовал ли ты в его строительстве, или уже получил такой... Знаешь ли ты, в чем секрет его скорости???

Интересные тут края. - То густо, то пусто. То бескрайние сухие степи, в которых кажется нет ничего кроме невысокой пожелтевшей травы, песка да растений напоминающих кактусы. А то вдруг целый оазис. - Целый город, плотно застроенный домами и домишками, в которых живет множество людей, которые непонятно чем и кормятся...

Впрочем, это "непонятно чем" закончилось, стоило мне услышать про "белую глину" и горшки.

Каолин!!! - Я искал его в наших краях, но так и не нашел. По крайней мере, такого качества, чтобы можно было без особой доработки пускать в дело. А тут видать был такой же как и тот самый, китайский, из которого, собственно говоря и начали делать сначала фаянс, а потом и фарфор.

Ясное дело, я начал жадно расспрашивать всех своих пленных, (а их у меня теперь было аж трое), о том что, как, и какого качества делают в этом самом Шамиакааре, который в переводе с аиотеекского вроде как и означал "белый горшок". Но естественно, - ответов, полностью удовлетворивших мое любопытство так и не услышал.

Нет, оба мореплавателя конечно знали, что именно там делают очень хорошие кувшины-горшки, для хранения зерна, воды, или масла.

Причем по словам Ясьяяака, их там делают воистину огромными, чуть ли не метр в диаметре, и пару метров в высоту. Но вот чисто специфически-профессиональные подробности вроде, - отливают их, или выкручивают, как и где обжигают, какую роспись наносят, - это все ему было искренне пофигу. - Эти горшки тут, воспринимались даже не как ценность сама по себе, а как тара для хранения и перевозки продуктов, а потому особо не украшались, хотя конечно и ценились весьма высоко.

А мальчишка-аиотеек.., его кстати Тууивоасиком звали, - с удовольствием рассказывал о казнях, которыми подвергнут меня его родичи, когда поймают. А горшки да черепки, это тема и знание, недостойное великого воина, пусть ей интересуются низшие существа.., вроде меня.

Нафига я вообще взял его с собой, а не прибил на месте? - Так ведь это же источник информации, и какой ценный!

Просто кладезь познаний о реалиях местной аиотеекской жизни, наверняка хорошо осведомленный о таких вещах, про которые Ясьяяак, или Отуупаак даже и не слышали. - Аиотееки, во многом, закрытая каста.

Но природный аиотеек-оуоо, должен знать множество вещей, неизвестным "инородцам". В том числе, и про внешнюю и внутреннюю политику Рода Черной Скалы. ...И что это за скала вообще такая, и почему она "черная". А есть ли допустим еще "белая" или "желтая", состоят ли они в родстве. Или "скалы" тут вообще не при чем...

А что еще хорошего и плохого есть на землях этого, и соседним с ним родов? А кто у нас нынче местный самый Большой Босс? А кто поменьше? А что за характер у этих ребят... Нет, понимаю конечно что очень-очень злой на меня... Но все-таки?

Вопросов много, - вот только проблема, - сразу и не поймешь чего конкретно нужно извлечь из этого кладезя знаний. - Наверняка ведь по мере появления новых проблем, начнут появляться и новые вопросы. А предугадать наперед все проблемы, у меня не получилось бы, даже если бы я и впрямь разговаривал с Духами.

Так что, - "кладезь познаний", пришлось заархивировать и спрятать в карман.

Вот только была одна маленькая проблемка. - Архив слегка глючил...

..Отуупаак тогда меня откровенно порадовал. - Этот человек имел свое видение того каким должен быть торговый корабль, и старался подогнать под него суровую реальность. Так что дружил он не только с ветром, волнами и течениями, но и с плотницкими инструментами.

Наверное родись Отуупаак, на пару-тройку тысяч лет попозже, - быть бы ему крутым гонщиком, какой-нибудь водяной "формулы-1". И сшибал бы он немалую деньгу, гоняя в свое удовольствие по морю, разукрасив борта и парус своей яхты рекламой памперсов, прокладок с крылышками. и зубных щеток, одновременно чистящих зубы, сдирающих налет с языка, и подтирающих задницу. Но увы, - в этом мире и в это время, ему приходилось зарабатывать себе на жизнь благородной, но тяжкой профессией моряка, торговца и пирата.

И главным своим помощником во всех трех ипостасях, он почитал скорость!

- К чему делать тяжелый большегрузный корабль, - спрашивал он меня в пылу полемики. - Ежели на него приходится набирать большую команду, чтобы защититься от жадных чужаков? (многозначительный взгляд в строну Ясьяяака). Не лучше ли быстро бежать по волнам, взяв груз, вместо лишних людей?

- Так что, по твоему, не так с нашим кораблем? - Постарался я направить беседу в нужное русло.

- Очень тяжелый. - Внимательно оглядывая нашего "Морского Гуся", и косо оглянувшись на ревниво прислушивающегося к нашей беседе Дор'чина, ответил Отуупаак. - А еще его обводы... Быстрый корабль, должен быть подобен быстрой птице, - с узким корпусом и большими крыльями-парусом, или множеством весел. А у вас мачта низкая, а корпус.., как у тетерки.

- Однако тебя мы поймали! - Не выдержав, отвлекся от просмотра "поединка" Дор'чин, и влез в беседу.

- Это потому, что у вас на судне есть Шаман. - Убежденно ответил Отуупаак, кивнув на меня. Я бы конечно не стал брать шамана на свой корабль, - я не хочу волновать духов по-понапрасну, привлекая к себе их внимание. Но коли вы не боитесь, верно ты и впрямь такой Великий Шаман, как говорит Ясьяяак.

- Гы... Да мы с нашим шаманом Дебилом, даже море смогли...

- Так значит, - быстро прервал я Дор'чина, - говоришь мачта у нас короткая?

- Никакая она не короткая. - Не дал ответить Отуупааку, наш капитан, бросая на меня гневные взгляды. ...Шаман я может быть был и Великий, но только глупец будет хулить корабль, на котором отваживается отойти от берега, отдав себя на волю волн и морских чудовищ. - Если сделать выше, - корабль перевернется при сильном ветре.

- Надо нагрузить дно. - Влез в полемику Отуупаак. - И борт по другому заваливать, тогда не перевернет, даже в самый сильный ветер!

- Вот. - Прерывал нашу научно-инженерную дискуссию Лга"нхи, подходя ближе, и подтаскивая за шкирку юного аиотеека. - Он не может больше встать. Значит я победил!

- Вот парень, - многозначительно воздев палец к облакам, провозгласил я. - А ты еще со мной хотел... Блин. Надо его в море окунуть, а то он не соображает ничего. Эк ты его!!!

Парнишка был явно в сознании, но судя по обалделому выражению лица, мало что понимал. Мне это было знакомо, - сам неоднократно бывал на его месте. Если уж я, будучи и постарше и чуток покрепче, иной раз во время тренировочных поединков с Лга"нхи, чувствовал себя погремушкой в руках младенца-маньяка, который трясет ее, швыряет и долбит ею по всем окружающим предметам, добиваясь максимального громкого звучания, ...или, чтобы у родителей крыша поехала. - То каково было этому мальчишке, весящему наверное килограммов на пятнадцать меньше меня?

- Подумаешь! - Лишь мотнул головой Лга"нхи. - Я твоего Саш'ку, бывало еще и не так изматывал.., и ничего. - Зато воин будет хороший!

- Мой, или этот? - Спросил я, почувствовав внезапную родительскую ревность. - Все-таки, с дядькой Лга"нхи, мой первенец, в последнее время, проводил куда больше времени чем со мной.

- Твой-твой. - Успокоил меня брательник. - А этот...? - Разве мы его не убьем?

И хитро так подмигивает, сволочь. - Ну да, парнишка-то уже малость очухался и прислушивается к нашему разговору, ловя знакомые аиотеекский слова, в ирокезской речи. ...Видно именно потому, последнюю фразу, Лга"нхи произнес по аиотеекски.

- Нет, - в том ему ответил я, также переходя на язык местных пустынь. - Он ведь поклялся отвечать на все мои вопросы. Поклялся на знаке Рода. А значит если он сбежит, или соврет мне хоть в чем-нибудь, - это навеки закроем ему дорогу к предкам. Ни они, ни уж тем более Икаоитииоо, никогда не примут такого человека. И он, даже после смерти, будет обречен быть вечным изгоем. Это я тебе точно, как Великий Шаман глубоко проникший в мир Духов, говорю!!!

- Ты меня обманул... - Голос Тууивоасика не столько возражал мне, сколько констатировал факт вопиющей несправедливости, с которой, однако, ему придется смириться. - Ты сказал что это будет твой младший брат!

- Весь мир знает что мы с Лга"нхи братья. - Весьма резонно, к тому же ссылаясь на довольно авторитетный источник, - ответил я на это обвинение. - Только глупец станет отрицать это. И поскольку я помню Лга"нхи, с тех времен когда его макушка не доставала мне даже до пояса, - даже глупец не станет говорить, что он старше меня. Так в чем ты видишь обман?

- Но ведь он э-э-э... - мальчишка окинул взором мою невзрачную фигурку, и здоровенного амбала стоящего рядом, и не нашел что ответить. Глупый мальчишка еще привычно мыслил своими детскими категориями, где "младший", так же означал и "меньший по размерам". А о других видах старшинства он даже не задумывался.

Однако я посчитал необходимым договорить за него. ...Не для того чтобы убедить Тууивоасика, а чтобы расставить все точки для наших ребят. Нет, я их ни в чем таком не подозревал. Но когда живешь в довольно тесной общине воинской дружины, никаких возможных толкований понятия старшинства, быть не должно. Пожив с мое в таких условиях, подобные вещи начинаешь чувствовать на уровне инстинктов.

- Конечно, как Вождь, он старше меня, потому что силен, бесстрашен и мудр. Так захотели Духи, которые приходят говорить со мной. И я слушаюсь его, так же как и приказов Духов. Но ведь по прожитым годам, я старше.

(Да. Великая штука, - субординация. Она родилась задолго до того, как обезьяна получила право претендовать на звание человека).

- И все равно ты обманул меня... - Продолжил настаивать мальчишка. - Ты обманов вынудил меня поклясться на Знаке Рода. Но так уж и быть, я подчинюсь тебе и буду отвечать на все твои вопросы. Но ничего другого не скажу!

Глаза сопляка сияли необычайным торжеством. - Он явно решил что нашел некую лазейку из своего безысходного положения. И я сразу смекнул, что задавая вопросы, мне придется быть очень точным в формулировках задачи, чтобы в ответ не услышать лишь только "да", или "нет". - Ну что же, тем веселее будет.

- Простите благородные воины. - Вдруг послышался голос Отуупаака, про которого я почти умудрился забыть. - Раз вы получили своего пленника, так может отпустите меня? Все равно на моем корабле нет ничего ценного, ведь нас отправили в этот путь насильно.

(Зуб даю врет, - Не такой уж важный этот городишка на Оленьей Речке, чтобы разгружать там товары. Скорее всего тоже за водой заходил).

- А он сильно поврежден? - Уточнил я.

- Ну, до Оленьей реки дотянем. - Обрадовано заверил меня наивный пленник.

- Тогда я хочу забрать его себе. - Поспешил я опечалить Отуупаака. - Впрочем, мы с тобой можем договориться. - Я отпущу твоих людей, на твоем корабле, куда им захочется. И даже не стану смотреть чего ты там везешь, (хрен с ним, пусть там даже золото-брильянты. Не затем плыли через море). Но за это, ты поедешь с нами, и построишь еще один такой корабль для нас, когда мы вернемся в свои земли. Согласен?

- Хм... А как далеко находится то место, которое ты называешь своим? - Не без подозрительности глядя на меня, спросил осторожный Отуупаак.

- Ну... До Большого Щита, мы плыли к нему восемнадцать дней. - Глядя на него самыми честными своими глазами, столь же честно ответил я.

- Хм... Странно. Я плавал и на запад от Большого Щита, и на восток, и нигде не видел таких людей как вы, и таких кораблей... - В голосе Отуупаака читалось не столько сомнение, сколько вопрос.

- Тогда тебе предстоит увидеть что-то новое. - Радостно заверил я его. - Думаю, это стоит небольшого путешествия. Уверен, - тебе понравиться!

Вот так и получилось, что на нашем кораблике, стало немного тесновато. Нет, не то чтобы критично, - но вписать двух новых людей в сработавшийся экипаж, - задача всегда не простая. А уж когда на одной палубе собираются целых три капитана...Да еще два из них, - старые враги...

Короче, проблем мне хватало. Зато и информации стало поступать значительно больше. К тому же, можно было перепроверять сведения Ясьяяака у Отуупаака, и наоборот.

Они конечно мне не врали.., но частенько лукавили, утаивая мелкие детали и подробности. Все-таки, они в этих краях были своими, и всеми силами старались минимизировать ущерб посудной лавке, который нанесет ей, забредший не пойми откуда слон. Кажется они даже заключили временное перемирие, и о чем-то сговорились между собой. Так что, задавая им вопросы по раздельности, приходилось держать ухо востро.

К счастью, как правило, их выдавало излишняя согласованность в речах. Когда два разных человека говорят об одном и том же предмете, одинаковыми словами, это наводит на размышления!

Но пока я поймал их на вранье всего пару раз. И оба раза, они пытались предотвратить наш визит в рыбачьи поселки. То ли боялись за их жителей, - которые возможно снабжают продовольствием проходящие мимо корабли. То ли боялись быть увиденными этими жителями, в компании неизвестных людей, от которых так и веет проблемами и неприятностями.

Но в общем-то, нам и самим не больно хотелось лезть в эти поселки.

В город Шамиакаар, чье название означало "белый горшок", наоборот, хотелось. Но толика здравого смысла, возражала против этого. - Город был одной из больших баз Рода Черной Скалы на побережье, и гарнизон там должен был быть куда больше того, что стоял на Оленьей речке.

Так что я с удовольствием обошел бы его далеко по морю, как и предполагал сначала, если бы на свою беду не озаботился вопросом, - чем местные гончары топят свои печи, для обжига керамики.

- Камнями. - Услышал я в ответ.

Вот тут-то вот и взыграло ретивое... Я ведь у себя Там, уже задолбался этот уголь искать. И задолбал всех окружающих, вопросами о нем.

Тока вы сами попробуйте описать как выглядит и пахнет этот самый уголь, особенно когда сами видели его пару раз в жизни, в приготовленном для непосредственного засыпания в топку котельной, виде.

Чего мне только не притаскивали в ответ на мои просьбы. Пару раз я даже и сам почти поверил что это уголь, но вот заставить загореться предъявленные образцы, так и не смог.

Так что думаю уголь, в глазах моих соплеменников, стал восприниматься как некая, почти безобидная, хотя и слегка беспокоящая блажь их шамана. И вот теперь мне выпал шанс утереть нос этим фомам неверующим!

- Камни которые горят... - Понятливо кивнул головой Лга"нхи, посмотрев на меня как добрая мамаша, после того как пощупала горячий лобик, собственного дитяти.

- Точно. - Закивал головой я. - Ясьяяак сказал, что они тут есть!

- И чего ты хочешь? - Набрать их полную лодку?

- Да нет. - Терпеливо ответил я, потому что видел что Лга"нхи откровенно глумиться надо мной, (не так часто ему выпадали подобные возможности), так что худшее что я могу сейчас сделать, это поддаться на провокацию. - Мы возьмем лишь несколько кусков. И положим их в Храм. И будем показывать всем кто туда придет. - Может кто и узнает в них такие же камни, что видел раньше.

...Да ты не парься, - тут всего-то делов, я просто сбегаю и возьму.

- Ага... - Ухмыльнулся Лга"нхи. И окинул меня этаким взглядом, давая понять что он думает о моих необычайных способностях бегуна-марафонца. - Ты сбегаешь...

- Но ведь... - Сразу заподозрил я подвох. - А если не я, то кто узнает какие камни правильные?

- Так ведь ты и сам говорил, что такие камни только во сне видел. Ты там вообще много чего видел, и людей летающих, и дома высотой до неба... Сны, сам знаешь, обманчивы.

- Но ты их даже и во сне не видел! - Насупившись, отбрил его я. - Притащишь еще чего-нибудь не то.

- Которые горят, те и притащу. - Хладнокровно ответил Лга"нхи.

Шамиакаар пришлось обходить по большой дуге. По очень большой. Потому как оба наших капитана-лоцмана, дружно заверили нас, что из города, на промысел рыбы ежедневно выходят сотни лодок, потому как харчи, в этом краю, довольно дорогое, и можно сказать, - редкое удовольствие.

В том смысле, - что если бы не регулярные поставки харчей издалека, - местного ресурса пахотных земель, на то чтобы прокормить все, занятое на работе с глиной, население, явно не хватило бы. А значит, помимо рыбачьих лодок, нам надо еще и опасаться попасться на глаза и караванам везущим продовольствие. И тем ушлым ребятам, которые поджидают эти караваны. - Как это обычно и бывает, у такого крупного торгового узла, всегда ошивается всякая хитрая шваль.

- И не думай что они испугаются вашего большого судна. - Весьма резонно заметил мне Ясьяяак, который и сам, как мы уже выяснили, был не чужд романтики легкой наживы. - На вас может напасть целый караван. Или встретим много рыбачьих лодок, ...а они окажутся не только рыбаками.

Да уж, - море, это отдельная грань бытия, при попадании на которую, все иные законы и обычаи перестают действовать.

Мы в общем-то, каких-то там пиратов не боялись. - У нас не только лодка большая, но и копья длинные! Но и в лишние неприятности, лезть не хотелось. - Так что мы взяли круто к северу, и обошли Шамиакаар по очень большой дуге. Настолько большой что на это ушло почти четыре дня.

А потом, еще почти целый день возвращались назад, осторожно крадясь вдоль берега, пока наконец не достигли нужного места.

Информацию о нем, из Отуупаака, пришлось тянуть клещами. Когда я спросил о подходящем месте, он сначала сделал вид, что ничего подходящего не знает.

Но вы попробуйте побыть шаманом с мое, - больше пятнадцати лет... А еще и дипломатом, военачальником и купцом. - Уж чему-чему, а читать по лицам людей, я научился.

Так что крохотную искорку, промелькнувшую в глазах Отуупаака, я заметил. А потом еще и этакую дымку-поволоку, пытающуюся прикрыть мелькание этой искры.

Поднажал. Еще поднажал. Поднажал достаточно сильно... И бедолага сломался.

Надо было видеть торжествующую физиономию Ясьяяака, когда и он узнал одну из тайн своего конкурента, чтобы оценить степень огорчения, которое нанесло ему обнародование данной информации.

Но зато, мы получили настоящий подарок. - Информацию о месте, где можно не только причалить наш корабль к берегу, но, и что весьма немаловажно, - оставаться некоторое время незамеченным.

Вероятно сначала тут была речка впадающая в море. Потом она заболотилась, и превратилась не пойми во что. И даже пройдя полосу прибоя, и подойдя к ней почти вплотную, я долго не мог заметить этого обещанного места стоянки. - потом заметил. Мы с трудом впихнули "Морского Гуся" в узкую протоку, и на бечевках протащили его дальше, за невысокий холм, однако достаточно большой, чтобы скрыть нас со стороны берега.

И пусть комары со всех окрестностей, разом сочли наше появление, приглашением на большой банкет, - у нас появилась уверенность, что несколько дней мы сможем простоять тут, не привлекая ничьего внимания.

- Так вот, - в сотый наверное раз уже, повторил я Лга"нхи, тыкая пальцем в карту, составленную со слов мальчишки Тууивоасика. - Вот добегаете до этих холмов, а потом все время вдоль них, пока не увидите город...

Расспрашивать этого мелкого гаденыша пришлось в течении всех дней, что мы подходили к месту высадки, очень старательно формулируя вопросы, и стараясь предугадать все возможные варианты.

...Напоминало уроки информатики в школе. На которых я, честно говоря, больше стремился поиграть за компом, чем обогатиться полезными знаниями. Но что-то, видать осталось в голове, от общения со страшно быстро думающей, и столь же страшно тупой, машиной.

- Он говорит, что печки, на тех самых холмах и находятся... Думаю, это такие же печки, что я придумал для обжигании кирпича. Помнишь?

Лга"нхи лишь нетерпеливо дернул плечом. - Сколько я не старался приобщить его к чудесам ремесел, он в это отношении так и остался диким степняком, у которого руки хорошо заточены чтобы держать копье, а не молоток или стамеску. Так что мои замечательные печи, были ему искренне не интересны.

- Эх, - тоскливо вздохнул я. - А может все-таки возьмете меня? Понимаю что дольше, но ведь и пользы будет куда больше, коли я это все своими глазами увижу!

- Ты... - Лга"нхи начал очень осторожно подбирать слова. Хотя говорили мы с ним одни на один, да и знал он, что я не больно-то обидчивый. - Ты Дебил, уже не молод, (всего-то за сороковник перевалило, нашел старика). - Бегаешь уже не так быстро как раньше. Так что лучше я сам...

Да уж, - возражать против такого было сложно. Для матерых степняков, пробежка на сотню километров, это забава на один день. А я буду плестись это расстояние двое суток, и по достижению цели, буду выжат как лимон.

Так что пришлось смириться с тем, что придется провести два-три дня нервно переживая и дергаясь, в ожидании возвращения тех, кого моя прихоть послала на опасное задание.



Глава 6 | Хроники Дебила. Свиток 6 | Глава 8