home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Некоторое время они молчали. Федосеев, только что возвратившийся от управляющего, перелистывал календарь на своем письменном столе, Павел сидел на деревянном диване.

— Сильно вы сдали, — отметил Федосеев. — Сразу похудели, осунулись.

— Да… Это первый мой грипп, и довольно злой к тому же.

— И настроение, конечно, отвратительное.

В голосе Федосеева проскользнула нотка сочувствия.

— Как может чувствовать себя инженер, у которого крупная авария на шахте, случившаяся в его отсутствие… и с которым управляющий говорит не столько о самой аварии, сколько об его отце! Управляющий хотел выяснить, знал ли о делах моего отца… Ой будто ставит аварию в прямую связь с этим. Отец, мол, шахту подорвал, а сын продолжает его дело… Что за чепуха!

— Да, несомненно дичь! — подтвердил Федосеев. — Но прошу вас понять, что есть люди, которые упорно настаивают на существовании этой связи. И уверяю вас, что, во-первых, таких людей очень мало, а во-вторых, управляющий не в их числе. Спрашивая вас о вашем отце, он прежде всего искал опровержение всем этим разговорам, вернее — писаниям… Как это ни странно, обвинителями вашего отца выступают только авторы анонимок. Ни одного личного, прямого показания. Авторы анонимок прячутся? Так?

— Прячутся, потому что лгут! — воскликнул Павел.

— Негодяй способен лгать и глядя прямо в глаза следователю. Почему же ни один автор анонимных писем не пошел на ложь в открытую? Кто они, эти «знающие», «благожелатели» и «осведомленные»? Они упорно держатся в тени.

Павел слушал его жадно, будто пил живую воду.

— Теперь относительно аварий, — продолжал Федосеев задумчиво, не глядя на Павла. — Вот здесь много таинственного, непонятного, как и в самом характере аварий, когда вы неизменно оставались в стороне… или вас оставляли в стороне… так и в этих появлениях человека, внешне похожего на вас… И, наконец, в этом телеграфном вызове… Странно все это… Но вот что…

Федосеев вышел из-за стола, сел рядом с Павлом, проговорил медленно, как бы припоминая слово за словом:

— Если предположить, что аварии на Клятой шахте представляют систему и направлены к определенной, пока непонятной для нас цели, если предположить, в порядке рабочей гипотезы, что своей задачей организатор или организаторы аварий ставили не только замедление работ на Клятой шахте, но и разгон работоспособного, активного, честного руководства, то не умнее было бы создать у организатора или организаторов аварий уверенность, что все им удается?.. Удачливый обычно забывает об осторожности.

— Так, — согласился с Федосеевым Павел, вглядываясь в его лицо и чувствуя, что наступил решительный момент их объяснения. — Что требуется от меня?

— Приказ о вашем снятии с работы не будет подписан, — сказал Федосеев, и Павел вздохнул, будто захлебнулся. — Парторганизация против этой меры. Но проект приказа под горячую руку был составлен управляющим. Проект прошел через трестовское управление делами, слух о вашем снятии с работы распространится быстро… Понимаете?

— Да…

— Не опровергайте его пока. Ведите себя как человек, снятый с работы. Это тяжело вам, но держитесь… Может быть, это что-нибудь даст… Словом, держаться надо, Павел Петрович!

— Не вы первый советуете мне держаться, — медленно произнес Павел. — Я верю вам и верю человеку, который первым дал мне этот совет.

— Вот правильно! — живо, с облегчением откликнулся Федосеев, взял Павла под руку и вместе с ним прошел в приемную.

Здесь было уже несколько посетителей. Был здесь и молодой человек с гладким лицом и холодным взглядом.

— Товарищ Федосеев, теперь мне остается поговорить с вами, — сказал молодой человек таким тоном, будто напомнил Федосееву его обязанность, — благо товарищ управляющий сейчас не может со мной заняться.

— Подождать немного придется, товарищ Параев, — поздоровавшись с ним, ответил Федосеев и направился с Павлом к выходу. — Я отвезу вас в больницу, согласны? — сказал он, когда они очутились в прихожей.

— Нет, дайте лошадь до Клятой шахты.

— Напрасно, Павел Петрович!

— Нет, хочу посмотреть… Это ничему не помешает.

— Вам будет тяжело. Впрочем, как хотите. Но с шахты — сразу в больницу, а я позвоню Абасину, чтобы он приготовил для вас койку.

Федосеев ушел и через минуту вернулся с дождевиком, набросил его на Павла, застегнул на все пуговицы и, подсаживая Павла в экипажик, пошутил:

— Не думал, что гриппу подвластны и боксеры… Смотрите же, с шахты прямо в больницу. Вечером навещу вас…

Экипажик тронулся.


предыдущая глава | Зелен камень | cледующая глава