home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

То инстинктивное движение, которое сделал Петюша, уцепившись на две-три секунды за глыбу и повиснув над грохочущей пустотой, оказалось спасительным. Его не засыпало, не погребло. Он упал с большой высоты на груду рухнувшей породы, потерял сознание, но вскоре пришел в себя. В глазах вихрем неслись огненные шары, лопались, рассыпались разноцветными искрами. Потом это миновало. Он попытался встать и чуть не закричал. Все болело; особенно болела правая нога.

Вверху в облаке пыли, поднявшейся при обвале, мелькнул огонек, потом еще один, точно огненные глаза, то приближаясь, то удаляясь, наблюдали за ним, лежавшим без движения.

— Алло! — глухо крикнули вверху. — Алло-о!

Прижавшись к борту выработки, Петюша сполз под уклончик. Посыпались камни, что-то тяжело и тупо уткнулось в груду породы. Протянув руку, он нащупал толстую лесину, очевидно брошенную сверху. Опоздай Петюша чуть-чуть, и это была бы его последняя минута. Еще одно бревно, застучав о борта вертикальной выработки, увлекая за собой осыпь, присоединилось к первому. Вверху снова мелькнул огонек, послышались голоса — незнакомые, почему-то страшные.

Не обращая внимания на боль, Петюша сдвинулся еще ниже.

Неожиданно его толкнуло в спину с такой силой, что он отлетел в сторону и почти лишился сознания, оглушенный грохотом. Это был второй обвал, может быть устроенный умышленно. Грохот затих… Замерев, Петюша прислушался. Стало тихо, очень тихо. Потом из тишины выделилось настойчивое неторопливое однотонное постукивание. По-видимому, неподалеку с кровли падали капли. Тишина, нарушаемая однообразным звуком капель, понемногу успокаивала его. Он сел, обнял колено больной ноги руками и сидел так долго. Глухо было кругом; казалось, что здесь теплее, чем в продушном ходке.

Не скоро Петюша решился высвободить из-за опояски саперную лопатку и провести ею в воздухе вокруг себя — лопатка прошла свободно, — и еще немало прошло времени, прежде чем он снял мешочек и достал огарок свечи, начатой накануне вечером ради пиршества.

Спичка стрельнула зеленым огоньком и загорелась. Огонек свечи с трудом отодвинул темноту. Вблизи вырисовалась стойка крепления, и Петюша понял, что он очутился в ходке, пробитом несколько ниже того ходка, по которому спасался от страшных преследователей. Под кровлю конусом поднималась осыпь породы, из нее тут и там торчали концы бревен. Осыпь загромоздила вертикальную выработку — восстающую, как называют такие выработки горняки, — приведшую Петюшу вниз, отрезала его от страшных преследователей. Все же Петюша решил, что нужно быть подальше отсюда, и пополз наудачу, с трудом волоча больную ногу. Характер выработки постепенно изменился: она стала шире и выше; пришлось перебираться через груды осыпи или огибать их.

Вдруг он остановился, пораженный, испуганный. К борту выработки были прислонены два кайла, немного поодаль лежало несколько опрокинутых тачек. Через несколько шагов попалась почти истлевшая ивовая корзинка. Между черными прутьями блестели две бутылки, залитые по пробке белым сургучом. В корзинке он нашел пожухлые ярлычки, отвалившиеся от бутылок, и прочитал, что это «хлебное вино»: здесь очень давно пировали люди и выпили не все.

Подняв огарок над головой, Петюша увидел грубо сколоченную лестницу, лежавшую под бортом плашмя. Зачем понадобилась она здесь, куда поднимались по этой лестнице? Пробравшись немного дальше, он разглядел под самой кровлей в борту темное, почти круглое отверстие — «печь», как называют горняки выработку-мешок, которая пробивается к борту, если нужно проследить жилу, начать ее разборку. Стало ясно, что груда блестящего слюдянистого сланца, лежащая у борта, выброшена сверху, из «печи», а он знал, что несет этот слюдянистый минерал. Как ни был измучен Петюша, но сердце потянулось к недоступной выработке.

Огарок стал совсем маленьким, огонек свечи уже грел пальцы. Петюша не решился зажечь новую свечу из трех целых, оставшихся в его мешочке, укрепил огарок на камне, достал хлеб — увы, как мало хлеба было у него! — отрезал ломтик и стал жевать, глядя на лестницу и груды сланца, блестевшего тысячами черных огоньков.

Свеча мигнула. Показалось, что между камнями ответно вспыхнула желтая искра. Снова мигнула свеча, и за камнем засветилось желтое, теплое. Он не утерпел, добрался до того места, где играла искра, и увидел такое, чему сначала даже не поверил. Это были часы из красивого желтого металла, с толстой короткой цепью; на другом конце цепи на добавочной тонкой цепочке висела хрустальная печатка. Находка заняла его. На крышке часов затейливо переплелись накладные буквы «ПРП». Эти же буквы были вырезаны и на печатке. Нечаянно он нажал головку часов, и крышка откинулась.

— Добрые часы! — шепнул Петюша.

Таких часов он никогда не видел и понял, что в его руках большая ценность. Но часы стояли, и Петюша осторожно повернул рубчатую головку.

Нежный позванивающий звук тотчас же достиг его слуха. Обрадованный, он приложил часы к уху; они тикали, маленькая стрелка под тонким стеклом двигалась, и Петюша засмеялся, точно вдруг нашел друга.

Но самое прекрасное было впереди. Когда часы еще стояли, Петюша нажал золотую колодочку, выступавшую на борту часов, но это ничего не дало. А теперь, когда он нечаянно нажал колодочку, послышался веселый, чистый перезвон. Часы будто поздоровались, будто сказали: «Ничего, ничего, Петюш! Мы живем, правда живем!» Они ободрили своего маленького хозяина, эти чудесные часы, и Петюша решил, что никогда с ними не расстанется.

Мигнул и исчез огонек: огарок кончился.

Поджав ноги, прикрыв их полами ватника, Петюша притих, глядя широко открытыми глазами в темноту. Страха уже не было. Казалось, что здесь безопасно, что сюда никто не проберется. Еще не думалось о том, что и ему не выбраться из этого затишья в далекий мир, шумевший под широким небом.

Утомленный пережитыми страхами, он заснул, привалившись спиной к борту забоя.


предыдущая глава | Зелен камень | cледующая глава