home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

— Хорошо, Сергей Ефремович! — сказал Павел. — Если вам угодно, расскажите, почему вы так отнеслись ко мне с самого начала.

— Снимаете запрет?

— Я знаю лишь один свой запрет, и мне кажется, что речь идет о нем. Как вы это раскрыли?

— И просто и необычно… Если по порядку идти, так вот: такого-то месяца, такого-то числа, дочь моего сослуживца, банковская работница Сима Т., на вечере в нашем клубе рассказала мне, что в банковский сейф залетело удивительное чудо. «Вы, Сергей Ефремович, никогда ничего подобного не видели! Советую посмотреть!»

Человек я любопытный и поэтому позвонил управляющему отделением банка: «Что за чудо у вас объявилось?» — «Приходите, сами увидите». Немедленно я явился в банк. Управляющий повел разговор издалека, от международного и внутреннего положения: о том, что народ, мол, активно участвует в послевоенной пятилетке своими средствами, нередко поступают большие и малые добровольные взносы, и жертвователи встречаются весьма занимательные. Например, явился в банк молодой человек, попросил приема у управляющего, заявил, что хочет сдать некоторые фамильные ценности «в полное распоряжение правительства», назвал себя Ивановым, составил «заявление жертвователя», попрощался и ушел…

— Иванов? — засмеялась Мария Александровна и, встретив удивленный взгляд Валентины, шепнула ей: — Слушай, слушай!

— Что же сдал в банк этот молодой человек? Чудо в полном смысле слова: коллекцию замечательных альмаринов небывалой красоты и огранки. Кто мог подобный дар сделать?

Моя знакомая, Симочка Т., нарисовала такой портрет молодого человека: лицо симпатичное, без особых примет, одет прилично, держится культурно, говорит чисто по-русски — слотом, ни одной четкой приметы, хоть плачь!

Меня любопытство замучило. «Узнай, кто это, посмотри на удивительного человека, попроси разрешения руку пожать. Ведь что же это такое: выложил большую, очень большую ценность, скрылся, и никаких следов! Просто ожесточенная скромность!»

Уж я отчаялся жертвователя найти, когда в мою квартиру ворвалась Симочка: «Кажется, отыскался жертвователь!» — «Кто он?» — «Пока неизвестно». — «Где его видели?» — «Его в кино показывали». — «В качестве кого?» — «Приходите сами и расспросите Зою С.»

Зоя, тоже банковский работник, рассказала мне, что в кинотеатре «Октябрь» смотрела она «Грозу», а перед этой картиной показывали другую, спортивную, и Зое почудилось, что один из спортсменов — точная копия жертвователя. Она в банке видела его мельком, но хорошо запомнила.

Звоню в кинотеатр: «Какая спортивная картина у вас демонстрировалась?» — «Только что прошел экраном специальный спортивный выпуск киножурнала «Сталинский Урал». Звоню в кинопрокат: «Можете устроить просмотр спортивного киножурнала?» — «Приходите, устроим».

Зоя С. была весьма польщена, что из-за нее одной в просмотровом зале кинопроката дали киносеанс. В середине журнала она крик подняла: «Он, он! Теперь я в этом совершенно убеждена!» Так на экране в сборных «кадрах спорта» мы увидели чемпиона бокса студента Горного института Павла Петровича Расковалова…

— И благодаря альмаринам облекли его своим доверием! — воскликнул Абасин.

— Ну и пустяки, доктор, прошу прощения! — живо возразил Сергей Ефремович. — Я уже через час после киносеанса знал о Павле Петровиче столько же, сколько вы знаете, и увидел, что история с камешками в его стиле. Не подумайте, что без камешков этих я не сумел бы в нашем инженере разобраться! Надеюсь, разобраться сумел бы. Другие вот разобрались же… Как за вас, Павел Петрович, боролись, как душой болели! Одним словом, — закончил он, — спасибо камешкам, что послужили вехой к вам, когда грянула беда! Все! На том ставим точку и историю Клятой шахты заканчиваем…

…Решили ради сухой морозной погоды всей компанией пройтись за Первую гать, с тем чтобы там гостей, возвращавшихся в Новокаменск, нагнали машина управляющего и «эмка» шахты № 5. Понемногу Валентина и Павел отстали от других.

— Завтра с утра мы с мамой ждем тебя у дяди.

— Да, я приеду.

— И весь день будешь с нами?

— Да, целый день… Все-таки как редко и мало мы видимся, Валя. Неужели еще два года ждать тебя?..

— Ты жалуешься?

— Да, хочется скорее увидеть на шахте инженера Валентину Семеновну Расковалову.

— Неужели так будет, Павел? Просто не верится!

— Два года пройдут быстро! Когда ты приедешь к нам с дипломом горного инженера, ты не узнаешь поселка, не узнаешь окрестностей. Разведка на уралит развернулась широко. С каждым днем все яснее, что земля здесь хранит богатства невероятные! Голконда, Эльдорадо, Клондайк — жалкие нищенки в лохмотьях по сравнению с нашим южным кустом. Посмотри на наш поселок, как блестят огни домов! Через два года там будет большой клуб, а на холме — главная контора южного куста. Жить мы будем с тобою в коттедже на холме. Завтра я покажу тебе план дома: мы составили его вместе с Самотесовым, и получилось неплохо. Соседом нашим будет Никита… Кажется, он всерьез решил жениться. Будем жить хорошо, будет много интересной работы!

— Да, все будет так! — проговорила она. — Все это сбудется на шахте Благодатной!.. И знаешь, теперь даже не верится, что мы пережили такую тревогу.

— Нет! — возразил он. — Все припоминается живо, ярко… Ведь это дало мне большое счастье, Валя, и неизмеримое богатство!

— Не понимаю…

— Я еще лучше увидел, какие честные, благородные люди стоят рядом со мной. Конечно, таких очень много в нашей стране, миллионы и миллионы, но мне кажется, что самые лучшие — это мои товарищи, мои друзья в Новокаменске и Горнозаводске. Быть достойным таких людей — это и значит быть настоящим человеком. Правда? И… я имею право гордиться своим отцом, Валя, замечательным горняком и честным человеком. Только тот, кто не сразу получил это богатство, может оценить его по-настоящему! Мой отец… Он тут трудился, он шел в «гору» со своими теориями, в которых чувствовался талант коренного горщика, первооткрывателя. Если бы он был жив, этот мастер! Он понял бы, в чем истинное богатство южного полигона, который привлек его только зелен камнем. Мы возьмем здесь много, очень много уралита. И сколько бы мы его ни добыли, все будет недостаточно. Ученые открывают всё новые области применения этого металла. Мы здесь, в тайге, в двух шагах от Клятого лога, чувствуем себя на шахте Благодатной одним из важных отрядов технического прогресса. И надо сделать так много, так быстро!

— Ты по-настоящему счастлив, Павел! Мне хочется скорее разделить с тобой это счастье!

Загудела машина. Мимо прошла «эмка», за нею, переваливаясь, проплыл «ЗИС» управляющего. В освещенной кабине было лишь два пассажира — Петюша и Ленушка, упросившие шофера прокатить их за Первую гать, с тем чтобы потом вернуться в поселок вместе с Павлом Петровичем и Самотесовым.

Большие сосны стояли вдоль дороги, осыпанные звездами. Павел и Валентина шли медленно, рука об руку, счастливые сознанием того, что их мысли идут одной и той же дорогой к светлому будущему.

Зелен камень

1

Хитой в старину называлось «незаконное» и преследуемое горным начальством старательство в угодьях, принадлежавших казне или частным предпринимателям.

2

Записано со слов О. А. Крюкова в 1931 году в деревне Боярке Белоярского района Свердловской области.


предыдущая глава | Зелен камень |