home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Насладиться трапезой в полной мере мне не дали. Зеркальце возмущённо завибрировало в кармане. Я достал из штанов нетерпеливую плоскость — она тут же нарисовала на себе просящие глаза котёнка из “Шрека”. Принимать пищу, когда на меня так смотрят, я не могу. Пришлось добывать кремнецвет — благо этой флоры тут росло в изобилии. Нацелившись на репей, я, по обыкновению, начал стягивать рукав рубахи на ладонь.

— У тебя же есть серп! — напомнило мне стекло.

Точно! Я и забыл. Достал сельхозинвентарь и махнул им прямо под корень неприглядной колючки. Растение с мягким хрустом упало на землю. Я поднёс зеркальце к игольчатому цветку — то заглотило ломкую веточку в свои ненасытные недра.

Тут я вспомнил, что у меня оставался недоеденным солидный шмат мяса и хлеб. Предвкушая продолжение завтрака, повернулся в сторону пищи и… остолбенел. На мой провиант покусились. И кто! Мелкие проходимцы в касках. Те самые суслики! Уродливое порождение чьей-то больной фантазии. Пройдохи беззастенчиво отгрызали большие куски от окорока и крошили хлеб. Сухпаёк таял на глазах.

Я бросился спасать остатки своего провианта, но в мою ногу вцепился ещё один грызун. Видимо, его на пиршество не пригласили. Минус двадцать пунктов здоровья. Ничего себе! Суслики являлись монстрами первого уровня. В общем-то, ничего серьёзного, но я был без доспехов. Поэтому урон, наносимый мне примитивными особями, был чувствительный. Я махнул серпом по мелкому агрессору, тот пискнул и отбросил лапки.

Сделал шаг в направлении дружно обедающего коллектива — снова боль в ноге. Опять минус двадцать пунктов. Ещё один суслик! В голове зашумело. Я достал меч и рубанул по хлипкому тельцу. Зверёк издал жалобный вопль и упал. Рядом с трупиком образовался кожаный жилет и поножи. Какая-никакая, а всё-таки защита.

Пока натягивал выпавший дроп, заметил шевеление справа. На меня напали сразу два мелкотравчатых создания. Мой урон — пять единиц здоровья. Потери зверьков — несколько сломанных зубов. То-то же! Поножи делали своё дело. Я быстро разобрался с самоуверенным дуэтом. Один из забияк одарил меня выпавшей из-под каски аптечкой — вовремя. Я проглотил кисловатый кисель — здоровье восстановилось.

Посмотрел в сторону опрометчиво оставленной еды — той уже не было. На её месте расположилась группа пузатых сусликов, с ленивым азартом взирающих на мои поединки с их соплеменниками. Я был взбешён. Размахивая мечом, бросился в сторону обожравшихся уродцев. Те, не сговариваясь, кинулись врассыпную. Преследовать никого не стал. Подошёл к месту, где валялись хлебные крошки и склонил голову в знак памяти по безвременно погибшему завтраку.

Ладно, расстраиваться не будем. Немного подкрепиться мне всё-таки удалось, так что голод уже не мучил. В общем, жить можно. К тому же я приобрёл снаряжение. Пусть оно кожаное — всё равно защищает. Правда, не сильно. Активировал зеркальце, щёлкнул по иконке “Персонаж”. Возникла фигурка хоббита. Она была одета в такой же дроп, как и у меня. Ткнул в поножи — появились характеристики предмета. Защита — плюс десять единиц, сила — восемь, уровень жизни — плюс пять. Теперь жилет. Сила — плюс пятнадцать, защита — плюс десять, интуиция — плюс три. Не густо, но для начала сойдёт.

Я поправил свою амуницию, откуда-то звякнуло. Подпрыгнул — опять стальной звук. Сунул руку в карман — что-то есть. Какие-то кругляшки. Сгрёб их в кулак и вынул из брюк. На ладони блестели несколько медных монет. Приятно, конечно, но непонятно. Я уставился на зеркальце.

— За каждого убитого моба игроку падают деньги, — последовало объяснение.

Ничего себе! Почти, как у киллеров. Убил — получите. А вообще-то, это хорошая новость. Драться с монстрами всё равно придётся, так что пусть не задаром.

— А почему мне раньше ничего не перепадало? — я подозрительно уставился на стекло. Может, это его проделки?

— Деньги начинают капать после взятия квеста на репутацию города, — пискнуло зеркальце. — Обычно все с этого и начинают. Кроме некоторых, — подумав, добавил гаджет. — У тебя вообще всё не как у людей, — поставило на мне крест стекло.

Я хотел напомнить, что в данный момент являюсь хоббитом, но лишний раз указывать на принадлежность к более мелкому сословию почему-то не хотелось. Итак, с поверженных монстров падают монеты, иногда дроп, то есть полезные вещи. Что ж, неплохо!

Я продолжил свой путь. Локация, где так неудачно поел, называлась “Равнина”. Действительно — никаких оврагов и холмов. Ровная поверхность с бурой травой. Похоже на степь. Без приключений пересёк ещё две области, “Посёлок Гросс” и “Холмы Маунта”, и попал в локацию, где обитал отшельник Хермит. Райончик был ещё тот. “Тёмная Долина” вполне подходящее название для местности, где царит сумрак, а серый небосвод имеет кровавый оттенок.

Мне сделалось неуютно. Достал из штанов плоский квадрат. Когда становится жутко, хорошо иметь под рукой собеседника. Или двух. А ещё лучше батальон. И желательно вооружённый. Я вздохнул — у меня такого не было. Зато было зеркальце. Я потёр гладкий край своего советчика. Тот ожил.

— Чего звал?

— Уточнить, где отшельник.

На блестящей поверхности появился флажок, указывающий моё положение на местности. Совсем рядом расположился знак квестового единоличника. Я осмотрелся, внимательно вглядываясь в серые сумерки. Заметил тень, какое-то уплотнение во мраке. Стараясь не шуметь подошёл ближе. Из темноты проявилась убогая лачуга, больше похожая на походный шалаш, чем на жильё человека. Дверь заменяла видавшая виды тряпка. Я собрался с духом и уже собрался откинуть потрёпанный полог, как вдруг из недр вигвама выскочил заросший субъект и разразился скорострельной тирадой:

— Рад приветствовать тебя, странник, в своей обители. Готов ответить на любые вопросы, выполнить пожелания или просто поговорить. Ты любишь поговорить? Нет? Это неважно, а вот что действительно важно — это то, что ты не обошёл вниманием одинокого затворника, изгоя, брошенного всеми на произвол судьбы. Ты хочешь знать, почему я остался один? О-о, это долгая история…

Отшельники бывают двух видов: молчаливые и разговорчивые. Первые сторонятся любого общества, вторые страдают из-за его отсутствия. Мне попался единоличник из второй, болтливой категории. Слова из него вылетали со скоростью электрички. Пулемёт “Максим” заржавел бы от зависти.

— Заходи ко мне в дом, садись, я расскажу тебе о своей жизни, о днях, полных грустных мыслей, и редких минутах радости, так редко выпадающих на мою долю…

У меня разболелась голова. Я начал догадываться, почему этот тип подался в изгои. Если бы он этого не сделал, его бы просто прибил какой-нибудь нетерпеливый персонаж. При этом остальное игровое сообщество было бы ему за это чрезвычайно признательно.

Я мучительно соображал, что делать. Самым простым выходом казалось стукнуть болтуна чем-то тяжёлым. Грех, конечно, обижать убогих, но этот приступ быстровещания необходимо было как-то прервать.

Внезапно меня посетила светлая мысль. Я достал меч и приставил его к шее косматого одиночки. Словесный поток тут же замер, оборвавшись на полуслове. Мы с зеркальцем облегчённо вздохнули. Самое верное средство обуздать болтуна — это оружие. Если вам надоел нудный оратор, просто приставьте к его горлу кинжал. Долго ждать результата вам не придётся. Разговорчивый субъект замолкнет на неопределённое время. Правда, не навсегда. Горбатого, как известно, исправит только земляной холмик с небольшим обелиском.

— У тебя есть то, что мне нужно, — я ослабил нажим на лезвие.

— То, что вам нужно, конечно же есть, но мы часто не знаем, что нам нужно. Если недавно мы хотели одно, то через минуту нам нужно уже совсем другое, и наоборот. Вместе с тем то, что нам действительно нужно…

Ещё немного, и у меня разовьётся хроническая мигрень.

— Страница! — рявкнул я.

— Стесняюсь спросить, страница из книги, журнала, документа, газеты, брошюры, учебника?

— Блокнота! — я был на грани, моя рука дрогнула.

Видимо, одиночка понял, что перегнул палку. Ладонь болтливого персонажа нырнула внутрь хламиды, в которую он был одет, и выудила сложенный вчетверо листок.

— Нашёл его под большим камнем, — пояснил Хермит, — на самой окраине Тёмной Долины.

Я облегчённо вздохнул. Но отшельник спрятал руку с листком себе за спину. Так! Видимо, нам предстоит вторая часть Мерлезонского балета. Я сунул меч в ножны — от греха. Вдруг поддамся искушению?

— Эта страница нужна Мудрецу, — мне пришлось зайти с другой стороны. — Срочно!

— Хорошо, я отдам, только ты должен выполнить мою просьбу.

Я хотел ответить наглецу гневной отповедью, но не успел. Слова вылетали из затворника быстрее, чем мой организм на них реагировал.

— Отшельникам нельзя отказывать в просьбах, потому что просьба отшельника — это не просто просьба, а единственная возможность использовать подвернувшийся случай для отправки чего-нибудь кому-нибудь, равно как этот другой кто-нибудь захочет переслать чего-нибудь мне и тогда…

Всё я больше не могу! Пытки средневековых инквизиторов — детские забавы по сравнению с этим мучением. Готов выполнить всё, лишь бы не слышать больше эту сверхзвуковую трепотню. Конечно, можно было бы отобрать листок силой, но с квестовыми субъектами надо быть аккуратнее. Чуть что — и ты не закроешь квест. А это может грозить неприятными последствиями, вплоть до невозможности дальнейшего развития персонажа.

Я поднял руку в знак согласия. Трескучий анахорет замолчал. Никогда не думал, что можно так наслаждаться тишиной. Далеко в подсознании возникло сравнение с перерывом между бомбёжками. К несчастью, затишье было недолгим.

— Если ты хочешь что-то сказать — говори, потому что если тебе нечего сказать, то говорить буду я…

— Стоп! — я поднял вторую руку. — Давай, говори, чего хочешь.

— Надо отнести вот эту шкатулку, — затворник выудил из-за пазухи жёлтую коробочку, — русалке Моэре в Тихую Заводь. Она её потеряла и просила вернуть, только вернуть у меня не было случая, а сегодня он подвернулся в виде охотника за страницами, которые так нужны Мудрецу из Гамбира, города, расположенного в самом сердце…

Я выхватил из рук болтуна блестящую безделицу и поспешил покинуть пристанище одинокого пустомели. Напоследок Хермит хлестанул меня в спину длиннющей репликой. Я успел пригнуться — тирада пролетела мимо. Ей богу, мне казалось, что отшельник сейчас скосит меня пулемётной очередью своей болтовни. Я почувствовал себя в безопасности лишь когда перестал слышать его голос. Оглянулся — не преследует? Фу! Надо же! Никогда не думал, что могу так устать.

Нужно сориентироваться. Я сел прямо на землю и достал зеркальце. Экранчик пошёл рябью и разразился длиннющим спичем:

— Вы дозвонились в справочную компанию, если вы хоббит — переведите ваше зеркальце в тональный режим, если вы не хоббит — плюньте, потому что вам это не понадобится, так как только хоббиты могут попасть в …

Куда могут попасть хоббиты, я знал не понаслышке. Решив прекратить эту пародию на затворника, дал лёгкий щелбан пересмешнику. Прямо в экранчик. Подействовало. Наступила приятная тишина. Я позволил себе немного расслабиться. Закрыл глаза, сделал глубокий вдох. Хорошо!

В процесс релаксации снова вмешался мой спутник. Он предостерегающе пискнул, я взглянул на монитор — красный флажок окружили серые точки. Их было три. Монстры имели название — “Фингеры”.

Судорожно сглотнул и осмотрелся… Из меня тут же вырвалось неприличное слово. Дело не в воспитании, просто то, что я увидел, ввергло меня в нецензурный шок. На меня надвигалось существо, сплошь состоящее из пальцев. Представьте себе вертикальный цилиндр, из которого торчат сотни шевелящихся отростков. Они могли группироваться в небольшие соцветия и вытягиваться на манер человеческой руки. При этом пальцы всё время совершали хватательные движения, пытаясь зацепить что-нибудь из пространства. Над чудовищами висела устрашающая пятёрка. Пятый уровень! Да ещё трое!

Путь к бегству был отрезан. Я оказался в западне. Проскользнуть мимо тварей не было никакой возможности. Меня снова выручило зеркальце. Оно тренькнуло, я взглянул на экран — там красовались четыре буквы. Они составили короткое слово “Хелп”. Мне оставалось только принять решение. Да фиг ли тут думать! Я без колебаний ткнул в “Enter”. Просьба о помощи разлетелась по просторам Фанвердена. Появилась надежда. Пусть слабая, но всё равно стало легче. Хоббитам присущ оптимизм. Стоит утопающему полурослику сунуть соломинку, он тут же использует её как полноценное бревно.

Первый фингер был уже рядом. Надо протянуть время. Я выхватил меч — монстр ответил тем, что сцапал пробегавшего мимо суслика. Чудовище прижало грызуна к себе — тот потерялся среди пальцев. Раздалось чавканье — от зверька осталась лишь каска. Несъедобный шлем был выплюнут за ненадобностью прямо мне под ноги.

Я судорожно сглотнул — меня ждала та же участь. Ну уж нет. Размахнулся и врезал по скопищу отростков. Кроме нескольких пальцев монстр потерял пять пунктов своего мерзкого здоровья. И всё?! Я попробовал подсчитать, за какое время меня лишат способности к сопротивлению. Выходила неутешительная математика. Пока я делал арифметические выкладки на предмет выживания в неравном поединке, раненый фингер приступил к активным действиям. Из недр гнусных щупалец вылетел здоровенный кулак. Подобного хамства я не ожидал. Удар был такой силы, что я потерял ориентацию. Нокдаун! Мне послышался счёт рефери. Встряхнул головой — голос судьи пропал. Почудилось.

Осмотрелся. До моего обидчика было довольно далеко. Это сколько ж я летел? Зеркальце пискнуло, я мельком взглянул на экран — минус сорок единиц жизни. Коварный фингер с довольным хрюканьем двигался в мою сторону. Я хотел встать, но заметил движение сзади. Перекатился в сторону. Вовремя! Страшный удар здоровенной руки (или чего у них там?) промял почву в том месте, где я только что лежал. Молодец, жилет! Добавил мне интуиции. Всего-то три пункта, а поди ж ты.

Между тем, меня взяли в клещи. Два чучела стояли от меня по обе стороны. Я встал.

— Беги! — зеркальце едва не выпрыгнуло из кармана.

Но я не спешил. У меня появился план. Рискованный, но в Драме без риска — никуда! Возможно, последнее утверждение касается только меня, хотя вряд ли.

Видимо, фингеры впервые столкнулись с таким поведением. Я не бежал, не хватался за оружие. Просто ждал, задумчиво глядя мимо моих соперников. Не хоббит, а герой из “Матрицы”. Монстры немного помедлили, а потом решили напасть. Одновременно! Два огромных кулака вылетели навстречу друг другу. Как говорится, из пункта А в пункт Б… Мне оставалось только пригнуться.

Раздалось смачное чавканье, затем оханье и хруст. Я не кровожадный, но такого кайфа от драки не испытывал ещё никогда. Оба чудовища, мельтеша пальцами, рухнули на землю, словно подкошенные. Из кармана раздался рёв стадиона, когда забивают решающий гол. Я немножко понаслаждался своим триумфом и… потерял бдительность. Локальные успехи притупили моё внимание. Про третьего монстра я забыл напрочь. Он сам напомнил о себе. Мощным ударом в мою спину. Минус пятьдесят единиц жизни!

Подняться я уже не смог. Красная пелена накрыла глаза, сил не хватило даже на то, чтобы пошевелиться. Меня схватили отвратительные щупальца монстра и… отпустили. Я снова упал. Сквозь шум в ушах пробивались звуки борьбы и рёв животных. Наверное, галлюцинации. Я погрузился в полусознательный вакуум. Чудились странные твари, рвущие на части фингеров. Промелькнула фигурка хоббита. Затем всё стихло. Я закрыл глаза и провалился в бездну.

Насладиться трапезой в полной мере мне не дали. Зеркальце возмущённо завибрировало в кармане. Я достал из штанов нетерпеливую плоскость — она тут же нарисовала на себе просящие глаза котёнка из “Шрека”. Принимать пищу, когда на меня так смотрят, я не могу. Пришлось добывать кремнецвет — благо этой флоры тут росло в изобилии. Нацелившись на репей, я, по обыкновению, начал стягивать рукав рубахи на ладонь.

— У тебя же есть серп! — напомнило мне стекло.

Точно! Я и забыл. Достал сельхозинвентарь и махнул им прямо под корень неприглядной колючки. Растение с мягким хрустом упало на землю. Я поднёс зеркальце к игольчатому цветку — то заглотило ломкую веточку в свои ненасытные недра.

Тут я вспомнил, что у меня оставался недоеденным солидный шмат мяса и хлеб. Предвкушая продолжение завтрака, повернулся в сторону пищи и… остолбенел. На мой провиант покусились. И кто! Мелкие проходимцы в касках. Те самые суслики! Уродливое порождение чьей-то больной фантазии. Пройдохи беззастенчиво отгрызали большие куски от окорока и крошили хлеб. Сухпаёк таял на глазах.

Я бросился спасать остатки своего провианта, но в мою ногу вцепился ещё один грызун. Видимо, его на пиршество не пригласили. Минус двадцать пунктов здоровья. Ничего себе! Суслики являлись монстрами первого уровня. В общем-то, ничего серьёзного, но я был без доспехов. Поэтому урон, наносимый мне примитивными особями, был чувствительный. Я махнул серпом по мелкому агрессору, тот пискнул и отбросил лапки.

Сделал шаг в направлении дружно обедающего коллектива — снова боль в ноге. Опять минус двадцать пунктов. Ещё один суслик! В голове зашумело. Я достал меч и рубанул по хлипкому тельцу. Зверёк издал жалобный вопль и упал. Рядом с трупиком образовался кожаный жилет и поножи. Какая-никакая, а всё-таки защита.

Пока натягивал выпавший дроп, заметил шевеление справа. На меня напали сразу два мелкотравчатых создания. Мой урон — пять единиц здоровья. Потери зверьков — несколько сломанных зубов. То-то же! Поножи делали своё дело. Я быстро разобрался с самоуверенным дуэтом. Один из забияк одарил меня выпавшей из-под каски аптечкой — вовремя. Я проглотил кисловатый кисель — здоровье восстановилось.

Посмотрел в сторону опрометчиво оставленной еды — той уже не было. На её месте расположилась группа пузатых сусликов, с ленивым азартом взирающих на мои поединки с их соплеменниками. Я был взбешён. Размахивая мечом, бросился в сторону обожравшихся уродцев. Те, не сговариваясь, кинулись врассыпную. Преследовать никого не стал. Подошёл к месту, где валялись хлебные крошки и склонил голову в знак памяти по безвременно погибшему завтраку.

Ладно, расстраиваться не будем. Немного подкрепиться мне всё-таки удалось, так что голод уже не мучил. В общем, жить можно. К тому же я приобрёл снаряжение. Пусть оно кожаное — всё равно защищает. Правда, не сильно. Активировал зеркальце, щёлкнул по иконке “Персонаж”. Возникла фигурка хоббита. Она была одета в такой же дроп, как и у меня. Ткнул в поножи — появились характеристики предмета. Защита — плюс десять единиц, сила — восемь, уровень жизни — плюс пять. Теперь жилет. Сила — плюс пятнадцать, защита — плюс десять, интуиция — плюс три. Не густо, но для начала сойдёт.

Я поправил свою амуницию, откуда-то звякнуло. Подпрыгнул — опять стальной звук. Сунул руку в карман — что-то есть. Какие-то кругляшки. Сгрёб их в кулак и вынул из брюк. На ладони блестели несколько медных монет. Приятно, конечно, но непонятно. Я уставился на зеркальце.

— За каждого убитого моба игроку падают деньги, — последовало объяснение.

Ничего себе! Почти, как у киллеров. Убил — получите. А вообще-то, это хорошая новость. Драться с монстрами всё равно придётся, так что пусть не задаром.

— А почему мне раньше ничего не перепадало? — я подозрительно уставился на стекло. Может, это его проделки?

— Деньги начинают капать после взятия квеста на репутацию города, — пискнуло зеркальце. — Обычно все с этого и начинают. Кроме некоторых, — подумав, добавил гаджет. — У тебя вообще всё не как у людей, — поставило на мне крест стекло.

Я хотел напомнить, что в данный момент являюсь хоббитом, но лишний раз указывать на принадлежность к более мелкому сословию почему-то не хотелось. Итак, с поверженных монстров падают монеты, иногда дроп, то есть полезные вещи. Что ж, неплохо!

Я продолжил свой путь. Локация, где так неудачно поел, называлась “Равнина”. Действительно — никаких оврагов и холмов. Ровная поверхность с бурой травой. Похоже на степь. Без приключений пересёк ещё две области, “Посёлок Гросс” и “Холмы Маунта”, и попал в локацию, где обитал отшельник Хермит. Райончик был ещё тот. “Тёмная Долина” вполне подходящее название для местности, где царит сумрак, а серый небосвод имеет кровавый оттенок.

Мне сделалось неуютно. Достал из штанов плоский квадрат. Когда становится жутко, хорошо иметь под рукой собеседника. Или двух. А ещё лучше батальон. И желательно вооружённый. Я вздохнул — у меня такого не было. Зато было зеркальце. Я потёр гладкий край своего советчика. Тот ожил.

— Чего звал?

— Уточнить, где отшельник.

На блестящей поверхности появился флажок, указывающий моё положение на местности. Совсем рядом расположился знак квестового единоличника. Я осмотрелся, внимательно вглядываясь в серые сумерки. Заметил тень, какое-то уплотнение во мраке. Стараясь не шуметь подошёл ближе. Из темноты проявилась убогая лачуга, больше похожая на походный шалаш, чем на жильё человека. Дверь заменяла видавшая виды тряпка. Я собрался с духом и уже собрался откинуть потрёпанный полог, как вдруг из недр вигвама выскочил заросший субъект и разразился скорострельной тирадой:

— Рад приветствовать тебя, странник, в своей обители. Готов ответить на любые вопросы, выполнить пожелания или просто поговорить. Ты любишь поговорить? Нет? Это неважно, а вот что действительно важно — это то, что ты не обошёл вниманием одинокого затворника, изгоя, брошенного всеми на произвол судьбы. Ты хочешь знать, почему я остался один? О-о, это долгая история…

Отшельники бывают двух видов: молчаливые и разговорчивые. Первые сторонятся любого общества, вторые страдают из-за его отсутствия. Мне попался единоличник из второй, болтливой категории. Слова из него вылетали со скоростью электрички. Пулемёт “Максим” заржавел бы от зависти.

— Заходи ко мне в дом, садись, я расскажу тебе о своей жизни, о днях, полных грустных мыслей, и редких минутах радости, так редко выпадающих на мою долю…

У меня разболелась голова. Я начал догадываться, почему этот тип подался в изгои. Если бы он этого не сделал, его бы просто прибил какой-нибудь нетерпеливый персонаж. При этом остальное игровое сообщество было бы ему за это чрезвычайно признательно.

Я мучительно соображал, что делать. Самым простым выходом казалось стукнуть болтуна чем-то тяжёлым. Грех, конечно, обижать убогих, но этот приступ быстровещания необходимо было как-то прервать.

Внезапно меня посетила светлая мысль. Я достал меч и приставил его к шее косматого одиночки. Словесный поток тут же замер, оборвавшись на полуслове. Мы с зеркальцем облегчённо вздохнули. Самое верное средство обуздать болтуна — это оружие. Если вам надоел нудный оратор, просто приставьте к его горлу кинжал. Долго ждать результата вам не придётся. Разговорчивый субъект замолкнет на неопределённое время. Правда, не навсегда. Горбатого, как известно, исправит только земляной холмик с небольшим обелиском.

— У тебя есть то, что мне нужно, — я ослабил нажим на лезвие.

— То, что вам нужно, конечно же есть, но мы часто не знаем, что нам нужно. Если недавно мы хотели одно, то через минуту нам нужно уже совсем другое, и наоборот. Вместе с тем то, что нам действительно нужно…

Ещё немного, и у меня разовьётся хроническая мигрень.

— Страница! — рявкнул я.

— Стесняюсь спросить, страница из книги, журнала, документа, газеты, брошюры, учебника?

— Блокнота! — я был на грани, моя рука дрогнула.

Видимо, одиночка понял, что перегнул палку. Ладонь болтливого персонажа нырнула внутрь хламиды, в которую он был одет, и выудила сложенный вчетверо листок.

— Нашёл его под большим камнем, — пояснил Хермит, — на самой окраине Тёмной Долины.

Я облегчённо вздохнул. Но отшельник спрятал руку с листком себе за спину. Так! Видимо, нам предстоит вторая часть Мерлезонского балета. Я сунул меч в ножны — от греха. Вдруг поддамся искушению?

— Эта страница нужна Мудрецу, — мне пришлось зайти с другой стороны. — Срочно!

— Хорошо, я отдам, только ты должен выполнить мою просьбу.

Я хотел ответить наглецу гневной отповедью, но не успел. Слова вылетали из затворника быстрее, чем мой организм на них реагировал.

— Отшельникам нельзя отказывать в просьбах, потому что просьба отшельника — это не просто просьба, а единственная возможность использовать подвернувшийся случай для отправки чего-нибудь кому-нибудь, равно как этот другой кто-нибудь захочет переслать чего-нибудь мне и тогда…

Всё я больше не могу! Пытки средневековых инквизиторов — детские забавы по сравнению с этим мучением. Готов выполнить всё, лишь бы не слышать больше эту сверхзвуковую трепотню. Конечно, можно было бы отобрать листок силой, но с квестовыми субъектами надо быть аккуратнее. Чуть что — и ты не закроешь квест. А это может грозить неприятными последствиями, вплоть до невозможности дальнейшего развития персонажа.

Я поднял руку в знак согласия. Трескучий анахорет замолчал. Никогда не думал, что можно так наслаждаться тишиной. Далеко в подсознании возникло сравнение с перерывом между бомбёжками. К несчастью, затишье было недолгим.

— Если ты хочешь что-то сказать — говори, потому что если тебе нечего сказать, то говорить буду я…

— Стоп! — я поднял вторую руку. — Давай, говори, чего хочешь.

— Надо отнести вот эту шкатулку, — затворник выудил из-за пазухи жёлтую коробочку, — русалке Моэре в Тихую Заводь. Она её потеряла и просила вернуть, только вернуть у меня не было случая, а сегодня он подвернулся в виде охотника за страницами, которые так нужны Мудрецу из Гамбира, города, расположенного в самом сердце…

Я выхватил из рук болтуна блестящую безделицу и поспешил покинуть пристанище одинокого пустомели. Напоследок Хермит хлестанул меня в спину длиннющей репликой. Я успел пригнуться — тирада пролетела мимо. Ей богу, мне казалось, что отшельник сейчас скосит меня пулемётной очередью своей болтовни. Я почувствовал себя в безопасности лишь когда перестал слышать его голос. Оглянулся — не преследует? Фу! Надо же! Никогда не думал, что могу так устать.

Нужно сориентироваться. Я сел прямо на землю и достал зеркальце. Экранчик пошёл рябью и разразился длиннющим спичем:

— Вы дозвонились в справочную компанию, если вы хоббит — переведите ваше зеркальце в тональный режим, если вы не хоббит — плюньте, потому что вам это не понадобится, так как только хоббиты могут попасть в …

Куда могут попасть хоббиты, я знал не понаслышке. Решив прекратить эту пародию на затворника, дал лёгкий щелбан пересмешнику. Прямо в экранчик. Подействовало. Наступила приятная тишина. Я позволил себе немного расслабиться. Закрыл глаза, сделал глубокий вдох. Хорошо!

В процесс релаксации снова вмешался мой спутник. Он предостерегающе пискнул, я взглянул на монитор — красный флажок окружили серые точки. Их было три. Монстры имели название — “Фингеры”.

Судорожно сглотнул и осмотрелся… Из меня тут же вырвалось неприличное слово. Дело не в воспитании, просто то, что я увидел, ввергло меня в нецензурный шок. На меня надвигалось существо, сплошь состоящее из пальцев. Представьте себе вертикальный цилиндр, из которого торчат сотни шевелящихся отростков. Они могли группироваться в небольшие соцветия и вытягиваться на манер человеческой руки. При этом пальцы всё время совершали хватательные движения, пытаясь зацепить что-нибудь из пространства. Над чудовищами висела устрашающая пятёрка. Пятый уровень! Да ещё трое!

Путь к бегству был отрезан. Я оказался в западне. Проскользнуть мимо тварей не было никакой возможности. Меня снова выручило зеркальце. Оно тренькнуло, я взглянул на экран — там красовались четыре буквы. Они составили короткое слово “Хелп”. Мне оставалось только принять решение. Да фиг ли тут думать! Я без колебаний ткнул в “Enter”. Просьба о помощи разлетелась по просторам Фанвердена. Появилась надежда. Пусть слабая, но всё равно стало легче. Хоббитам присущ оптимизм. Стоит утопающему полурослику сунуть соломинку, он тут же использует её как полноценное бревно.

Первый фингер был уже рядом. Надо протянуть время. Я выхватил меч — монстр ответил тем, что сцапал пробегавшего мимо суслика. Чудовище прижало грызуна к себе — тот потерялся среди пальцев. Раздалось чавканье — от зверька осталась лишь каска. Несъедобный шлем был выплюнут за ненадобностью прямо мне под ноги.

Я судорожно сглотнул — меня ждала та же участь. Ну уж нет. Размахнулся и врезал по скопищу отростков. Кроме нескольких пальцев монстр потерял пять пунктов своего мерзкого здоровья. И всё?! Я попробовал подсчитать, за какое время меня лишат способности к сопротивлению. Выходила неутешительная математика. Пока я делал арифметические выкладки на предмет выживания в неравном поединке, раненый фингер приступил к активным действиям. Из недр гнусных щупалец вылетел здоровенный кулак. Подобного хамства я не ожидал. Удар был такой силы, что я потерял ориентацию. Нокдаун! Мне послышался счёт рефери. Встряхнул головой — голос судьи пропал. Почудилось.

Осмотрелся. До моего обидчика было довольно далеко. Это сколько ж я летел? Зеркальце пискнуло, я мельком взглянул на экран — минус сорок единиц жизни. Коварный фингер с довольным хрюканьем двигался в мою сторону. Я хотел встать, но заметил движение сзади. Перекатился в сторону. Вовремя! Страшный удар здоровенной руки (или чего у них там?) промял почву в том месте, где я только что лежал. Молодец, жилет! Добавил мне интуиции. Всего-то три пункта, а поди ж ты.

Между тем, меня взяли в клещи. Два чучела стояли от меня по обе стороны. Я встал.

— Беги! — зеркальце едва не выпрыгнуло из кармана.

Но я не спешил. У меня появился план. Рискованный, но в Драме без риска — никуда! Возможно, последнее утверждение касается только меня, хотя вряд ли.

Видимо, фингеры впервые столкнулись с таким поведением. Я не бежал, не хватался за оружие. Просто ждал, задумчиво глядя мимо моих соперников. Не хоббит, а герой из “Матрицы”. Монстры немного помедлили, а потом решили напасть. Одновременно! Два огромных кулака вылетели навстречу друг другу. Как говорится, из пункта А в пункт Б… Мне оставалось только пригнуться.

Раздалось смачное чавканье, затем оханье и хруст. Я не кровожадный, но такого кайфа от драки не испытывал ещё никогда. Оба чудовища, мельтеша пальцами, рухнули на землю, словно подкошенные. Из кармана раздался рёв стадиона, когда забивают решающий гол. Я немножко понаслаждался своим триумфом и… потерял бдительность. Локальные успехи притупили моё внимание. Про третьего монстра я забыл напрочь. Он сам напомнил о себе. Мощным ударом в мою спину. Минус пятьдесят единиц жизни!

Подняться я уже не смог. Красная пелена накрыла глаза, сил не хватило даже на то, чтобы пошевелиться. Меня схватили отвратительные щупальца монстра и… отпустили. Я снова упал. Сквозь шум в ушах пробивались звуки борьбы и рёв животных. Наверное, галлюцинации. Я погрузился в полусознательный вакуум. Чудились странные твари, рвущие на части фингеров. Промелькнула фигурка хоббита. Затем всё стихло. Я закрыл глаза и провалился в бездну.


Глава 5 | Драм | Глава 7