home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Какое-то время я находился в заторможенном состоянии. Нет, я всё видел и чувствовал, но восприятие действительности было замедленным. Наверное, именно так себя чувствует муха, попавшая в стакан с киселём. Невидимая сила протащила нас по круглому коридору и опустила на белый пол. Ощущение вязкости исчезло, притяжение пришло в норму. В ушах немного шумело, но я всё равно смог расслышать жалобное поскуливание и неприличную реплику. Повернул голову — рядом прижался к полу волк, чуть поодаль, раскрыв от удивления рот, расположился Компот.

Огляделся по сторонам. У меня похолодело внутри. То самое место из сна! Белый зал со стерильным полом и колоннами с подвешенными в них людьми. Виднелись и столы наподобие тех, где мне делали операцию по вживлению змейки. Но самое неприятное было то, что посреди этого карантина располагался прозрачный стол, за которым сидели три существа. Гуманоиды! Их безволосые лица напоминали яйца, на которых не вполне адекватный яйцевод (или как они правильно называются?) нарисовал узкие, без ресниц, глазки и безгубый рот. Ушей и носа у пришельцев не наблюдалось. Одеты они были в белые хламиды, напоминавшие медицинский халат.

— Ни хрена себе! — в звенящей тишине голос Компота показался мне райской музыкой.

Я был с ним полностью солидарен. Вообще, я заметил, что выражать мысли с помощью ненормативной лексики ему удаётся гораздо лучше, чем обычным языком. Только, боюсь, на инопланетян крепкие выражения вряд ли подействуют.

Я попробовал сделать шаг, приподнял руку — всё работает, ничего не парализовано. Может, уже приступим к встрече в верхах или как? Но гуманоиды продолжали разглядывать нас безжизненными глазками.

— Слышь, может я это… — Компот выхватил меч.

В то же мгновение неизвестная сила выбила оружие из руки моего соратника, его конечность повисла безжизненной плетью. Волк изо всех сил старался прикинуться инопланетной собачкой, но у него это выходило не очень. Компот, качнул здоровой рукой руку больную и выдал ещё несколько непечатных слов. В целях предотвращения эскалации напряжённости в отдельно взятой тарелке в дело решил вмешаться я.

— Привет, — я был само радушие, — как жизнь на альдебаранщине?

Главное в профессии дипломата — произвести приятное впечатление. Я растянул губы, демонстрируя радость от встречи с непознанным. Последовала едва уловимая трансформация воздуха — мой рот тут же онемел, я не мог больше выговорить ни слова. Ну вот, нам предельно ясно намекнули на то, что диалога не получится. А раз нет разговора — не будет и компромисса, то есть выяснять отношения придётся с помощью кулаков. Ладно, не впервой.

Хотел крикнуть Компоту, чтобы готовился к атаке, но выговорить ничего не смог. Мой язык распух и ни в какую не хотел выполнять обязанности органа речи. Между тем, троица яйцеголовых перешла от немой части своего заседания к вербальной. Овальные головы шевельнулись, послышался звук, похожий на стрёкот цикад. Совещание было коротким, итогом которого стал резкий выкрик сидящего в центре пришельца. Не понимаю, почему их так называют? Не пешком же они сюда пришли? Правильней было бы говорить “прилетельцы”. Ну ладно, как свинью не называй, хрюкать всё равно не перестанет.

В общем средний щебетнул, откуда-то появились ещё четыре тарелочных обитателя. Двое взяли под руки Компота, другая парочка занялась волком. Под впечатляющий спич моего соратника, наполненный изощрённой руганью и утончёнными эпитетами, его поволокли в сторону колонн. К нецензурному протесту Компота примешивался волчий вой. Как ни прикидывался мой питомец кутёнком из созвездия Гончих Псов, ему никто не поверил. Бедного хищника схватили за задние лапы и потащили вслед за Компотом.

Трио недружелюбных космонавтов встало, прозрачный стол провалился сквозь безупречный пол. Гуманоиды синхронной шеренгой направились в мою сторону. Змейка на руке шевельнулась. Я хотел отступить, но не смог пошевелиться. Опять инопланетные штучки! Заметил, как дёрнулся один из операционных столов и без всяких на то оснований заскользил в мою сторону. Меня прошиб холодный пот. Мой сон повторялся наяву! Яйцеголовые были уже совсем близко, я чувствовал, как они сверлят меня своими глазками. В их руках сверкнули непонятные приспособления. Мне вспомнился Шариков на столе у Филиппа Филипповича.

Змейка в руке заметалась взбесившимся угрем, по моему телу пробежала тёплая волна. Перекошенный рот отпустило, я начал вращаться вокруг собственной оси. Нет, я не пытался изобразить из себя Цискаридзе, всё дело заключалось в имплантате. Подкожный гость в один момент раскрутил меня до состояния современной турбины и двинул вперёд. Я юрким тайфуном пронёсся сквозь шеренгу пришельцев, разметав живодёров по белому залу.

Промчавшись по замысловатой траектории, замер возле Компота. Голова не кружилась, тело налилось силой, а дух бодростью. Если бы у меня был с собой измеритель адреналина, он наверняка бы зашкалил. Парочка инопланетных конвоиров замерла, не в силах понять, что происходит. Воспользовавшись заминкой, змейка превратила мою руку в кувалду, которая стала, соблюдая строгую очерёдность, бить гуманоидов по головам.

У меня возникло стойкое чувство, что их скорлупа сейчас треснет. Пришельцы не стали ждать, когда с их организмами произойдут необратимые перемены, а просто взяли, да и оставили в покое моего товарища с десертным ником Компот. Змейка дёрнулась, моя рука коснулась онемевшей конечности члена бродяжьего клана, чем восстановила её прежнюю функциональность.

Компот разминал затёкшую руку, сопровождая этот процесс руганью инопланетян в целом, а также их родственников, среди которых почему-то чаще всего упоминалась мать. Пока мой соратник по плену упражнялся в риторике, я огляделся по сторонам в надежде найти своего питомца. Ага, вот он. Тащившие хищника гуманоиды замерли, видимо, размышляя над тем, как бы приструнить распоясавшегося пленника, то есть меня. Брошенный за ненадобностью хищник вертел головой по сторонам, выискивая какой-нибудь предмет интерьера, за которым можно было переждать смутные времена. Вот ренегат!

Я достал из кармана подарок Бони и свистнул. По мере вдувания воздуха в маленькое отверстие небольшая вещица постепенно увеличивалась в размерах. К окончанию трели свисток превратился в тромбон. Я издал несимпатичный духовой звук, похожий на… В общем, не Амурские волны.

В ту же секунду волчья внешность стала меняться. Трусливый хищник превращался в инопланетное чудище. Его туловище вытянулось, приобрело некоторую аморфность и теперь беспорядочно колыхалось. Получилась этакая амёбоподобная такса с мордой в виде солдатского сапога. Студенистое существо, ещё недавно бывшее трусливым млекопитающим, раскрыло бесформенную пасть и заглотило одного из своих обидчиков. Гуманоид не успел даже хрюкнуть, как оказался внутри собакообразной медузы. Шкура монстра стала прозрачной, любой желающий мог наблюдать процесс переваривания пришельца в животе бывшего волка.

— Выплюнь! Фу! Гадость! — я пытался образумить своего питомца, но всё было напрасно.

Зверь повернул ко мне нестабильную морду, немного подумал, а потом набросился на ещё одного представителя внеземного разума. Ну и ладно! В конце концов, не мы разрыли топор войны. Мне представилось, как утыканный перьями волк копает ямку в поисках томагавка.

Слева послышалась витиеватая тирада Компота. Я повернул голову — мой соратник, приправляя своё раздражённое состояние сочными репликами, гонял по залу пару яйцеголовых. Да, не надо было доводить Компот до кипения. Наверное, теперь и рады бы избавиться от беспокойного пленника, да только тот уже просто так не уйдёт. Сначала уделает всё, что плохо шевелится, потом обматерит, и только после этого сделает вывод, что его миссия выполнена.

Вообще, вся эта история с нашим киднеппингом превратилась в какое-то фантасмагоричное шоу. Волк-медуза с аппетитом глотает неприятеля, а воин под смешным ником Компот, выражаясь так, что вянут уши, гоняет по звездолёту его же экипаж. Внезапно я почувствовал, как змейка беспокойно завозилась на руке. Сделав пару движений верх-вниз, она крутанулась вокруг запястья. Я почуял недоброе, обернулся…

Три гуманоида, те самые, что недавно корчили из себя жюри, держали в руках сеть. Видимо, даже в далёкой галактике не изобрели ничего лучше для поимки добычи, чем примитивное мелкоячеистое плетение. Одно мгновение — и я оказался внутри блестящего невода. В голове возникла картинка, как меня бросают к ногам старухи, сидящей у разбитого корыта.

Попытался высвободиться, но хитрая сеть обладала одним неприятным свойством — чем больше я барахтался, тем сильнее сжимались путы. Получалось так, что я сам затягивал на себе петлю. Пришлось смириться. Сбоку послышалось громкое ворчание и ругань. Скосил глаза. А вот это уже совсем плохо! Оба моих спутника болтались точно в таких же сетях, что и я. Ни волк, несмотря на свою нынешнюю аморфность, ни Компот со своим жидким ником, не могли просочиться сквозь ячейки блестящего полотна.

Меня грубо бросили на один из столов, сеть снимать не стали. В глаза ударил яркий свет, надо мной согнулись три тени. В их руках блеснули хирургические инструменты. Змейка под кожей словно взбесилась. Она, не замирая ни на секунду, елозила по всему подкожному пространству. Внезапно раздался ненавидимый всеми звук бормашины. Резкая боль, брызги крови. Я закричал. Не столько от боли, сколько от ужаса — мою руку отрезали. Ту самую, в которую была вживлена змейка.

Мне стало плохо, глаза заволокла красная пелена. Ещё немного — и потеряю сознание. Краем глаза заметил, как коварные расчленители колдуют над ампутированной конечностью, пытаясь выковырять имплантат. Наверное, эта картинка стала бы последним фрагментом в ускользающем от меня сознании. Если бы не змейка. То ли я бредил, то ли это происходило на самом деле, но я видел, как отсечённая рука вырвалась из лап инопланетных хирургов и устремилась в мою сторону. Через мгновение блудная конечность заняла своё законное место. Я снова почувствовал змейку, она сращивала края раны.

Уподобившись швейной машинке “Зингер”, она штопала шрам. Вскоре я смог не только пошевелить пальцами, но и разорвать чёртову сеть. На всё про всё ушло всего несколько секунд. Пришельцы за это время успели только приблизиться ко мне на расстояние вытянутой руки. Не их, а моей. Той самой, со змейкой. Подкожный червяк растянул мою конечность так, что она стала длиннее раза в три. А сильнее, я уж не знаю насколько.

Во всяком случае, яйцеголовые в полной мере ощутили мой гнев. Даю руку на отсечение, что… Нет, руку больше не дам. Хватит. В общем, я был уверен, что в этот момент альдебаранцы пожалели о том, что связались с хоббитом Свеном по прозвищу Косноязычный.

Конечно, всё делала змейка, но придумывал я. Такой вот у нас получился тандем. Моя мстительная натура изобретала изощрённые приёмы возмездия, а рука посредством чудесного имплантата претворяла их в жизнь.

На практике это выглядело так. Сначала в моей голове сложился образ огромной плети, которая хлещет по инопланетным захватчикам. Червяк дёрнулся, моя рука превратилась в гигантский хлыст. Пара хлёстких ударов разметала наглую троицу по залу. Потом я представил, как мои обидчики горят в огне. В то же мгновение плеть начала трансформироваться в нечто круглое. Сковорода! Огромная!

Не знаю уж как, но змейка сумела подвесить хозяев НЛО в воздухе, а потом шмякнуть их прямо на раскалённую утварь. Кухонная принадлежность зашипела, по залу пронёсся истошный щебет. Получился небольшой персональный ад. Правда, кулинарное извращение длилось недолго. Дымящиеся гуманоиды один за другим повскакивали с горячей поверхности. Я уже собрался устроить моим мучителям небольшое утопление, но не успел. Из-за колонн показалась фигурка хоббита в синем. Да это же Борг!

Я опешил. Он-то что здесь делает? То есть его нахождение на летающей тарелке можно было бы объяснить, если бы он был пленником. Но тот вёл себя не как узник. Оглядев творящееся вокруг безобразие, он издал резкий стрёкот. Три поджаренных гуманоида обиженно защебетали в ответ. Я почувствовал нехороший подвох. Ну точно! Раздался звук сирены, прямо из пола стали появляться прозрачные ящики, в которых лежали инопланетяне. Стеклянные крышки с шипением отъезжали в сторону. После этого пребывающие в анабиозе пришельцы открывали глаза и поднимались в своих гробах. Совсем как ведьма в “Вие”.

Я огляделся. Ага, вот они. Волк с Компотом, забытые всеми, пребывали рядом друг с другом. Просто идиллия. Лежат себе тихо, как жмурики в морге. Хотя, конечно, дёргаться в этих силках — себе дороже.

Хотел выхватить меч. Но меня опередила змейка. Она превратила мою руку в нож и разрезала им обе сети. Бесстрашный представитель клана Бродяг издал матерный клич и выхватил топор. Волк жалобно тявкнул и закрутил головой в поисках надёжного убежища.

Между тем, межгалактическая сирена надрывалась истошными воплями, количество проснувшихся инопланетян росло на глазах. Сколько же их тут? Я снова взглянул на Борга. Тот, извергая из себя непонятный стрёкот, указывал рукой в мою сторону. Вот змей! В наших рядах затесался предатель. Мой соплеменник оказался вражеским прихвостнем и пособником инопланетной реакции.

Я уже представил, как расправлюсь с ренегатом, но яйцеголовые первыми перешли к активным действиям. В их руках появились удлинённые предметы, напоминающие… Додумать мысль я не успел. Яркий луч лазера расплавил передо мной идеальный пол. Бластеры! Ах так?! Я нарисовал в воображении нейтронную пушку. Принцип действия подобного устройства я представлял себе слабо, но мне казалось, что такое оружие должно стрелять пучками энергии.

Змейка целиком разделяла мои милитаристские взгляды. Она превратила мою руку в нечто среднее между установкой Град и вувузелой племени Какабунду. Я нажал маленький рычажок, последовала отдача, меня припечатало к одной из колонн. Слегка оглушило, но я всё равно заметил, как голубоватый сгусток расщепил с десяток пришельцев на атомы.

Гуманоиды ответили беспорядочной пальбой бластерами. Мы вместе с Компотом и волком пытались прятаться за колоннами, но такая защита не гарантировала безопасности. Цилиндрические столбы под выстрелами яйцеголовых разлетались на части. Из них, опутанные проводами и трубками, выпадали люди. Некоторые ещё двигались, другие лежали неподвижно. Помочь несчастным пленникам возможности не было. На нас наступали. Казалось, что весь зал был забит неприятелем. Выстрелы бластеров становились более частыми, их заряды ложились всё кучнее.

Внезапно взгляд зацепился за одну из колонн. Нет, внешне она ничем не отличалась от других. Но тот, кто находился внутри… Эти глаза я не мог бы забыть никогда. Гема, не мигая смотрела на меня сквозь матовую прозрачность колонны. Я не сомневался ни секунды. Направил нейтронную пушку в верхнюю часть цилиндра и нажал на гашетку. Яркий пучок вырвался из ствола, к моим ногам вместе с мириадами острых осколков выпала амазонка.

Я хотел помочь девушке, но новый залп агрессивных пришельцев не позволил мне проявить благородство. Если честно, то нас бы уже давно распылили на кучку корпускул. Но гуманоиды, судя по всему, хотели взять нас живьём. Они уже окружили место нашей дислокации, и теперь сжимали кольцо. Что делать? Машинально сунул руку в карман, мои пальцы нащупали холодный кругляшок. Подарок Тени. Блин! Только не это! Огляделся по сторонам — другого решения не было. Яйцеголовые были уже совсем близко, в их руках опять появились сети. Ладно, как говориться, из двух зол…

Я схватил лежащую Гему за руку и потёр амулет пальцем. Свет померк, появилось ощущение невесомости. Правда, фаза полёта длилась недолго. Вскоре вновь ощутил под ногами опору, стерильную атмосферу инопланетной посудины сменил аромат лесных трав. Я пытался рассмотреть окружающий пейзаж, но темень стояла хоть выколи глаз. Зато я мог слышать. Нецензурная реплика Компота прозвучала любимым шлягером. Его неприличное мнение поддержал тихий вой моего питомца. Значит, волшебная сила талисмана перенесла сюда и моих спутников. А как же Гема?

Словно в ответ на мои мысли послышался стон. Глаза уже начали адаптироваться к сумраку, я различил лежащую на земле фигурку. Нагнулся. Вовремя. Над головой со свистом пролетел какой-то предмет. Что за… Тут меня осенило. Амулет переносит не персонажа, а целый кусок пространства. И в него, кроме нас, мог попасть кто-то ещё. Я поднял голову — надо мной, нависли два инопланетянина. В их конечностях блеснули ножи. Видимо, эта парочка, решила раз и навсегда покончить с костью в горле межгалактической миссии, то есть со мной. Но в дело вмешался ещё один персонаж. Тот, от которого возникают мурашки и хочется стать невидимкой.

Тёмное пятно, окутав окружающую среду атмосферой ужаса, поднялось над пришельцами. Те ни о какой агрессии уже не помышляли, а, как все остальные, не шевелясь смотрели на привидение. Помедлив, сгусток принялся за дело. Его нижняя часть раздвоилась на манер змеиного языка и вонзилась в несчастных таукитайцев. Картинка получилась та ещё! Два отростка Тени приобрели неоновый цвет и стали вращаться, вытягивая из бедных инопланетников жизненную силу.

Гуманоиды осунулись, скорлупа на их лицах покрылась сетью мелких трещин. Вскоре всё было кончено. Парочка инопланетных жмуриков распласталась на влажной траве. От них осталась лишь высохшая оболочка, обтянувшая несуразной формы скелет.

Снова стон. Я склонился над Гемой — её глаза были открыты.

— Ты как?

Конечно, глупее вопроса придумать было сложно, тем более что амазонка никак на него не отреагировала. Она только смотрела на меня своими большими глазами, словно пыталась что-то сказать.

— Ты меня слышишь? — я предпринял новую попытку разговорить мою спасительницу.

Та в ответ застонала и повернула голову набок. Да, с воительницей явно что-то не так. Видимо, инопланетный застенок подорвал её здоровье. Что делать?

— Могу лизнуть, — несмотря на страх перед Тенью, серый предлагал бескорыстную помощь.

— В смысле — может, вырвет? — моя ирония получилась горькой.

— А если того, — Компот изобразил непонятный жест, — в смысле вот так…

Кажется, я понял. Мой красноречивый соратник предлагал сделать искусственное дыхание и массаж сердца. Нет, не из развратных побуждений. Его намерения были чистыми, а желание помочь искренним. Но я чувствовал, что это не поможет. Не знаю почему, но во мне сидела уверенность, что девушке нужен отдых. А ещё время.

Оставить человека в покое, чтобы он мог отлежаться, набраться сил — вроде бы задача проще некуда. Только не в игре. Во всём Драме не найдётся такого места, куда можно было бы пристроить полуживого персонажа и обеспечить ему уход. И не потому, что вокруг одни бессердечные негодяи. Просто здесь так непринято.

Взять на руки и таскать везде с собой — тоже не выход. Мои похождения с такой ношей вряд ли завершатся хеппи-эндом. Нас, скорее всего, прибьют обоих. Но и бросить девушку на произвол судьбы я не мог. Блин! Легче решить Теорему Ферма, чем найти хоть какой-то выход из этого тупика.

Внезапно что-то такое возникло в голове. Какая-то догадка, ещё не оформившись в стройную мысль, промелькнула на горизонте сознания. Я посмотрел наверх. Тень! Ну, конечно! Надёжнее места просто трудно себе представить. Как всегда, гениальная мысль оказалась проще задачки для первоклассника. Оставить Гему под присмотром призрака — разве не блестящая идея? Только надо придумать ещё один совет для привидения.

Ничего, сочинять советы для призраков — любимое занятие хоббитов. Помнится, фантом говорил, что он — это то, чего не может быть. Обыкновенный комплекс неполноценности, присущий многим тёмным личностям. В том числе и нашему полтергейсту.

— Невкусная энергия попалась, — прошипели сверху, — синтетическая.

Вполне может быть. То, что в основе гуманоидных организмов лежит не вполне органика — очень даже возможное допущение.

— Это лишний раз доказывает твою реальность, — я надеялся заинтриговать жуткую субстанцию.

Сгусток замер, Компот напрягся, волк прикинулся незаметной травкой. Если я ошибся — нам всем труба! К счастью привидение к моим словам проявило живой интерес.

— Как это? — потусторонний субъект колыхался теперь прямо передо мной.

— Если откуда-то убыло, то где-то прибавилось, — я изо всех пытался донести до Тени свою мысль. — Есть такое правило.

Охренеть! Я рассуждаю с виртуальным полтергейстом о законах физики. Какому-нибудь Наполеону из шестой палаты такая шизофрения даже и не снилась!

— Не врёшь? — сгусток просипел в самое ухо.

Меня передёрнуло. Казалось ещё немного и в меня проникнут через ушную раковину. Мне представилось, как в моё ухо вползает полупрозрачный язык. Бр-р! Мечта мазохиста какая-то. Всё, надо заканчивать этот диспут, а то на самом деле свихнёшься.

— Тебе надо документировать каждый случай изъятия чужой энергии в личных целях, — господи, чего я несу. — Тогда ты в любой момент сможешь предъявить свою подлинность и невыдуманность.

Самая больная тема для призраков — реальность их существования. Поэтому Тень сразу же ухватилась за моё предложение.

— Мне нравится, — просипел дух, — теперь буду всё записывать.

— Хороший учёт, — я пытался закрепить успех, — основа любой бухгалтерии.

Сомнительный лозунг, но привидению понравилось. Это было заметно по форме, которое принял фантом. Сейчас он находился в образе тёмного гладиолуса. Хотя обольщаться по этому поводу не стоило, потому что главное у призраков вовсе не форма, а содержание. А что творится внутри тёмных душ, простым смертным лучше вообще не знать.

— Ты дал мне ещё один правильный совет, — сгусток принял бесформенный вид, — что просишь за это?

Я хотел проявить скромность и, потупив глазки, сказать, что мне ничего не нужно. Но вовремя понял, что образ первокурсницы из глубинки мне вряд ли подходит. Поэтому решил действовать прямо, без всяких дипломатических глупостей.

— Надо присмотреть вот за этой девушкой, — я указал на лежащую на земле амазонку, — пока она не восстановит силы.

Наступила пауза. И тишина. Такая, что было слышно, как стучит сердце. А стучало оно, словно сошедший с ума барабанщик. Так бывает, когда Тень берёт тайм-аут. В этот момент никогда не знаешь — то ли тебя сейчас начнут пользовать, то ли наградят какой-нибудь безделушкой, вроде чёрного талисмана.

— Хорошо, — наконец, выдавил из себя фантом. — Пусть остаётся.

Вот и славно! Если призрак взял на себя обязательство, то можно быть спокойным за его выполнение. Что-то вроде кодекса чести. Не надо ни подписи кровью, ни клятв с уверениями в верности призрачным принципам. Достаточно одного слова, и всё, никто даже близко не подойдёт к воительнице. Да и кому взбредёт в голову по доброй воле идти в гости к Тени? Разве что одному хоббиту, да и то — от безвыходности положения.

Мои размышления прервала Тень.

— Чего ждёшь?! — её тон показался мне угрожающим.

Я хотел уточнить, чем вызван внезапный всплеск недружелюбия, но мне не позволили задать наводящий вопрос. Зеркальце! Давно молчавший гаджет тренькнул в кармане. Я прислушался.

— Валим! — громкий шёпот стеклянного советчика призывал меня к скорейшему завершению визита.

Наверное, мы превысили предельный лимит пребывания в гостях у полтергейста. А, может быть, Тени просто не терпелось приступить к бюрократической волоките, связанной с учётом прошлых и будущих жертв. Так или иначе, надо было сматываться. И чем скорее, тем лучше!

Я огляделся в поисках волка. Серого видно не было. Дунул в свисток — ушастый мимикрист выполз из-за какого-то пня, расположенного неподалёку. Волк продолжал проявлять чудеса изобретательности в смысле сокрытия своего трусливого тельца в окружающей действительности. Как ему удаётся упрятаться целиком за небольшими предметами — непонятно.

Я вскарабкался на дрожащего хищника, тот сорвался с места на первой космической скорости. Я бы наверное не удержался на его спине, если бы не Компот. Я не заметил, как он пристроился сзади. Скорее всего, не заметил этого и мой питомец. Его стремление покинуть жуткое место превосходило все остальные желания. Такая мелочь, как лишний седок, препятствием для этого не являлась. Думается, если бы сейчас на него взгромоздился средних размеров слон, он бы и его не почувствовал.

От ускорения и от резких смен направлений захватывало дух. Сидящий позади меня Компот так и не смог сформулировать до конца ни одного ругательства. Его невнятные реплики походили на желание немого заики обматерить бездарного логопеда. В конце концов, он оставил бесплодные попытки выразить свои мысли на предмет превышения скорости и сидел молча, любуясь мелькающим перед глазами пейзажем.

Тем временем сумрак растаял, появились краски живой природы. Стали слышны пение птиц и остальные, присущие привычной среде, звуки. Воздух наполнился ароматами трав. Волк сбавил ход, перейдя на рысцу, а потом и вовсе остановился. Я огляделся. Мы находились у границы с соседней локацией.

Какое-то время я находился в заторможенном состоянии. Нет, я всё видел и чувствовал, но восприятие действительности было замедленным. Наверное, именно так себя чувствует муха, попавшая в стакан с киселём. Невидимая сила протащила нас по круглому коридору и опустила на белый пол. Ощущение вязкости исчезло, притяжение пришло в норму. В ушах немного шумело, но я всё равно смог расслышать жалобное поскуливание и неприличную реплику. Повернул голову — рядом прижался к полу волк, чуть поодаль, раскрыв от удивления рот, расположился Компот.

Огляделся по сторонам. У меня похолодело внутри. То самое место из сна! Белый зал со стерильным полом и колоннами с подвешенными в них людьми. Виднелись и столы наподобие тех, где мне делали операцию по вживлению змейки. Но самое неприятное было то, что посреди этого карантина располагался прозрачный стол, за которым сидели три существа. Гуманоиды! Их безволосые лица напоминали яйца, на которых не вполне адекватный яйцевод (или как они правильно называются?) нарисовал узкие, без ресниц, глазки и безгубый рот. Ушей и носа у пришельцев не наблюдалось. Одеты они были в белые хламиды, напоминавшие медицинский халат.

— Ни хрена себе! — в звенящей тишине голос Компота показался мне райской музыкой.

Я был с ним полностью солидарен. Вообще, я заметил, что выражать мысли с помощью ненормативной лексики ему удаётся гораздо лучше, чем обычным языком. Только, боюсь, на инопланетян крепкие выражения вряд ли подействуют.

Я попробовал сделать шаг, приподнял руку — всё работает, ничего не парализовано. Может, уже приступим к встрече в верхах или как? Но гуманоиды продолжали разглядывать нас безжизненными глазками.

— Слышь, может я это… — Компот выхватил меч.

В то же мгновение неизвестная сила выбила оружие из руки моего соратника, его конечность повисла безжизненной плетью. Волк изо всех сил старался прикинуться инопланетной собачкой, но у него это выходило не очень. Компот, качнул здоровой рукой руку больную и выдал ещё несколько непечатных слов. В целях предотвращения эскалации напряжённости в отдельно взятой тарелке в дело решил вмешаться я.

— Привет, — я был само радушие, — как жизнь на альдебаранщине?

Главное в профессии дипломата — произвести приятное впечатление. Я растянул губы, демонстрируя радость от встречи с непознанным. Последовала едва уловимая трансформация воздуха — мой рот тут же онемел, я не мог больше выговорить ни слова. Ну вот, нам предельно ясно намекнули на то, что диалога не получится. А раз нет разговора — не будет и компромисса, то есть выяснять отношения придётся с помощью кулаков. Ладно, не впервой.

Хотел крикнуть Компоту, чтобы готовился к атаке, но выговорить ничего не смог. Мой язык распух и ни в какую не хотел выполнять обязанности органа речи. Между тем, троица яйцеголовых перешла от немой части своего заседания к вербальной. Овальные головы шевельнулись, послышался звук, похожий на стрёкот цикад. Совещание было коротким, итогом которого стал резкий выкрик сидящего в центре пришельца. Не понимаю, почему их так называют? Не пешком же они сюда пришли? Правильней было бы говорить “прилетельцы”. Ну ладно, как свинью не называй, хрюкать всё равно не перестанет.

В общем средний щебетнул, откуда-то появились ещё четыре тарелочных обитателя. Двое взяли под руки Компота, другая парочка занялась волком. Под впечатляющий спич моего соратника, наполненный изощрённой руганью и утончёнными эпитетами, его поволокли в сторону колонн. К нецензурному протесту Компота примешивался волчий вой. Как ни прикидывался мой питомец кутёнком из созвездия Гончих Псов, ему никто не поверил. Бедного хищника схватили за задние лапы и потащили вслед за Компотом.

Трио недружелюбных космонавтов встало, прозрачный стол провалился сквозь безупречный пол. Гуманоиды синхронной шеренгой направились в мою сторону. Змейка на руке шевельнулась. Я хотел отступить, но не смог пошевелиться. Опять инопланетные штучки! Заметил, как дёрнулся один из операционных столов и без всяких на то оснований заскользил в мою сторону. Меня прошиб холодный пот. Мой сон повторялся наяву! Яйцеголовые были уже совсем близко, я чувствовал, как они сверлят меня своими глазками. В их руках сверкнули непонятные приспособления. Мне вспомнился Шариков на столе у Филиппа Филипповича.

Змейка в руке заметалась взбесившимся угрем, по моему телу пробежала тёплая волна. Перекошенный рот отпустило, я начал вращаться вокруг собственной оси. Нет, я не пытался изобразить из себя Цискаридзе, всё дело заключалось в имплантате. Подкожный гость в один момент раскрутил меня до состояния современной турбины и двинул вперёд. Я юрким тайфуном пронёсся сквозь шеренгу пришельцев, разметав живодёров по белому залу.

Промчавшись по замысловатой траектории, замер возле Компота. Голова не кружилась, тело налилось силой, а дух бодростью. Если бы у меня был с собой измеритель адреналина, он наверняка бы зашкалил. Парочка инопланетных конвоиров замерла, не в силах понять, что происходит. Воспользовавшись заминкой, змейка превратила мою руку в кувалду, которая стала, соблюдая строгую очерёдность, бить гуманоидов по головам.

У меня возникло стойкое чувство, что их скорлупа сейчас треснет. Пришельцы не стали ждать, когда с их организмами произойдут необратимые перемены, а просто взяли, да и оставили в покое моего товарища с десертным ником Компот. Змейка дёрнулась, моя рука коснулась онемевшей конечности члена бродяжьего клана, чем восстановила её прежнюю функциональность.

Компот разминал затёкшую руку, сопровождая этот процесс руганью инопланетян в целом, а также их родственников, среди которых почему-то чаще всего упоминалась мать. Пока мой соратник по плену упражнялся в риторике, я огляделся по сторонам в надежде найти своего питомца. Ага, вот он. Тащившие хищника гуманоиды замерли, видимо, размышляя над тем, как бы приструнить распоясавшегося пленника, то есть меня. Брошенный за ненадобностью хищник вертел головой по сторонам, выискивая какой-нибудь предмет интерьера, за которым можно было переждать смутные времена. Вот ренегат!

Я достал из кармана подарок Бони и свистнул. По мере вдувания воздуха в маленькое отверстие небольшая вещица постепенно увеличивалась в размерах. К окончанию трели свисток превратился в тромбон. Я издал несимпатичный духовой звук, похожий на… В общем, не Амурские волны.

В ту же секунду волчья внешность стала меняться. Трусливый хищник превращался в инопланетное чудище. Его туловище вытянулось, приобрело некоторую аморфность и теперь беспорядочно колыхалось. Получилась этакая амёбоподобная такса с мордой в виде солдатского сапога. Студенистое существо, ещё недавно бывшее трусливым млекопитающим, раскрыло бесформенную пасть и заглотило одного из своих обидчиков. Гуманоид не успел даже хрюкнуть, как оказался внутри собакообразной медузы. Шкура монстра стала прозрачной, любой желающий мог наблюдать процесс переваривания пришельца в животе бывшего волка.

— Выплюнь! Фу! Гадость! — я пытался образумить своего питомца, но всё было напрасно.

Зверь повернул ко мне нестабильную морду, немного подумал, а потом набросился на ещё одного представителя внеземного разума. Ну и ладно! В конце концов, не мы разрыли топор войны. Мне представилось, как утыканный перьями волк копает ямку в поисках томагавка.

Слева послышалась витиеватая тирада Компота. Я повернул голову — мой соратник, приправляя своё раздражённое состояние сочными репликами, гонял по залу пару яйцеголовых. Да, не надо было доводить Компот до кипения. Наверное, теперь и рады бы избавиться от беспокойного пленника, да только тот уже просто так не уйдёт. Сначала уделает всё, что плохо шевелится, потом обматерит, и только после этого сделает вывод, что его миссия выполнена.

Вообще, вся эта история с нашим киднеппингом превратилась в какое-то фантасмагоричное шоу. Волк-медуза с аппетитом глотает неприятеля, а воин под смешным ником Компот, выражаясь так, что вянут уши, гоняет по звездолёту его же экипаж. Внезапно я почувствовал, как змейка беспокойно завозилась на руке. Сделав пару движений верх-вниз, она крутанулась вокруг запястья. Я почуял недоброе, обернулся…

Три гуманоида, те самые, что недавно корчили из себя жюри, держали в руках сеть. Видимо, даже в далёкой галактике не изобрели ничего лучше для поимки добычи, чем примитивное мелкоячеистое плетение. Одно мгновение — и я оказался внутри блестящего невода. В голове возникла картинка, как меня бросают к ногам старухи, сидящей у разбитого корыта.

Попытался высвободиться, но хитрая сеть обладала одним неприятным свойством — чем больше я барахтался, тем сильнее сжимались путы. Получалось так, что я сам затягивал на себе петлю. Пришлось смириться. Сбоку послышалось громкое ворчание и ругань. Скосил глаза. А вот это уже совсем плохо! Оба моих спутника болтались точно в таких же сетях, что и я. Ни волк, несмотря на свою нынешнюю аморфность, ни Компот со своим жидким ником, не могли просочиться сквозь ячейки блестящего полотна.

Меня грубо бросили на один из столов, сеть снимать не стали. В глаза ударил яркий свет, надо мной согнулись три тени. В их руках блеснули хирургические инструменты. Змейка под кожей словно взбесилась. Она, не замирая ни на секунду, елозила по всему подкожному пространству. Внезапно раздался ненавидимый всеми звук бормашины. Резкая боль, брызги крови. Я закричал. Не столько от боли, сколько от ужаса — мою руку отрезали. Ту самую, в которую была вживлена змейка.

Мне стало плохо, глаза заволокла красная пелена. Ещё немного — и потеряю сознание. Краем глаза заметил, как коварные расчленители колдуют над ампутированной конечностью, пытаясь выковырять имплантат. Наверное, эта картинка стала бы последним фрагментом в ускользающем от меня сознании. Если бы не змейка. То ли я бредил, то ли это происходило на самом деле, но я видел, как отсечённая рука вырвалась из лап инопланетных хирургов и устремилась в мою сторону. Через мгновение блудная конечность заняла своё законное место. Я снова почувствовал змейку, она сращивала края раны.

Уподобившись швейной машинке “Зингер”, она штопала шрам. Вскоре я смог не только пошевелить пальцами, но и разорвать чёртову сеть. На всё про всё ушло всего несколько секунд. Пришельцы за это время успели только приблизиться ко мне на расстояние вытянутой руки. Не их, а моей. Той самой, со змейкой. Подкожный червяк растянул мою конечность так, что она стала длиннее раза в три. А сильнее, я уж не знаю насколько.

Во всяком случае, яйцеголовые в полной мере ощутили мой гнев. Даю руку на отсечение, что… Нет, руку больше не дам. Хватит. В общем, я был уверен, что в этот момент альдебаранцы пожалели о том, что связались с хоббитом Свеном по прозвищу Косноязычный.

Конечно, всё делала змейка, но придумывал я. Такой вот у нас получился тандем. Моя мстительная натура изобретала изощрённые приёмы возмездия, а рука посредством чудесного имплантата претворяла их в жизнь.

На практике это выглядело так. Сначала в моей голове сложился образ огромной плети, которая хлещет по инопланетным захватчикам. Червяк дёрнулся, моя рука превратилась в гигантский хлыст. Пара хлёстких ударов разметала наглую троицу по залу. Потом я представил, как мои обидчики горят в огне. В то же мгновение плеть начала трансформироваться в нечто круглое. Сковорода! Огромная!

Не знаю уж как, но змейка сумела подвесить хозяев НЛО в воздухе, а потом шмякнуть их прямо на раскалённую утварь. Кухонная принадлежность зашипела, по залу пронёсся истошный щебет. Получился небольшой персональный ад. Правда, кулинарное извращение длилось недолго. Дымящиеся гуманоиды один за другим повскакивали с горячей поверхности. Я уже собрался устроить моим мучителям небольшое утопление, но не успел. Из-за колонн показалась фигурка хоббита в синем. Да это же Борг!

Я опешил. Он-то что здесь делает? То есть его нахождение на летающей тарелке можно было бы объяснить, если бы он был пленником. Но тот вёл себя не как узник. Оглядев творящееся вокруг безобразие, он издал резкий стрёкот. Три поджаренных гуманоида обиженно защебетали в ответ. Я почувствовал нехороший подвох. Ну точно! Раздался звук сирены, прямо из пола стали появляться прозрачные ящики, в которых лежали инопланетяне. Стеклянные крышки с шипением отъезжали в сторону. После этого пребывающие в анабиозе пришельцы открывали глаза и поднимались в своих гробах. Совсем как ведьма в “Вие”.

Я огляделся. Ага, вот они. Волк с Компотом, забытые всеми, пребывали рядом друг с другом. Просто идиллия. Лежат себе тихо, как жмурики в морге. Хотя, конечно, дёргаться в этих силках — себе дороже.

Хотел выхватить меч. Но меня опередила змейка. Она превратила мою руку в нож и разрезала им обе сети. Бесстрашный представитель клана Бродяг издал матерный клич и выхватил топор. Волк жалобно тявкнул и закрутил головой в поисках надёжного убежища.

Между тем, межгалактическая сирена надрывалась истошными воплями, количество проснувшихся инопланетян росло на глазах. Сколько же их тут? Я снова взглянул на Борга. Тот, извергая из себя непонятный стрёкот, указывал рукой в мою сторону. Вот змей! В наших рядах затесался предатель. Мой соплеменник оказался вражеским прихвостнем и пособником инопланетной реакции.

Я уже представил, как расправлюсь с ренегатом, но яйцеголовые первыми перешли к активным действиям. В их руках появились удлинённые предметы, напоминающие… Додумать мысль я не успел. Яркий луч лазера расплавил передо мной идеальный пол. Бластеры! Ах так?! Я нарисовал в воображении нейтронную пушку. Принцип действия подобного устройства я представлял себе слабо, но мне казалось, что такое оружие должно стрелять пучками энергии.

Змейка целиком разделяла мои милитаристские взгляды. Она превратила мою руку в нечто среднее между установкой Град и вувузелой племени Какабунду. Я нажал маленький рычажок, последовала отдача, меня припечатало к одной из колонн. Слегка оглушило, но я всё равно заметил, как голубоватый сгусток расщепил с десяток пришельцев на атомы.

Гуманоиды ответили беспорядочной пальбой бластерами. Мы вместе с Компотом и волком пытались прятаться за колоннами, но такая защита не гарантировала безопасности. Цилиндрические столбы под выстрелами яйцеголовых разлетались на части. Из них, опутанные проводами и трубками, выпадали люди. Некоторые ещё двигались, другие лежали неподвижно. Помочь несчастным пленникам возможности не было. На нас наступали. Казалось, что весь зал был забит неприятелем. Выстрелы бластеров становились более частыми, их заряды ложились всё кучнее.

Внезапно взгляд зацепился за одну из колонн. Нет, внешне она ничем не отличалась от других. Но тот, кто находился внутри… Эти глаза я не мог бы забыть никогда. Гема, не мигая смотрела на меня сквозь матовую прозрачность колонны. Я не сомневался ни секунды. Направил нейтронную пушку в верхнюю часть цилиндра и нажал на гашетку. Яркий пучок вырвался из ствола, к моим ногам вместе с мириадами острых осколков выпала амазонка.

Я хотел помочь девушке, но новый залп агрессивных пришельцев не позволил мне проявить благородство. Если честно, то нас бы уже давно распылили на кучку корпускул. Но гуманоиды, судя по всему, хотели взять нас живьём. Они уже окружили место нашей дислокации, и теперь сжимали кольцо. Что делать? Машинально сунул руку в карман, мои пальцы нащупали холодный кругляшок. Подарок Тени. Блин! Только не это! Огляделся по сторонам — другого решения не было. Яйцеголовые были уже совсем близко, в их руках опять появились сети. Ладно, как говориться, из двух зол…

Я схватил лежащую Гему за руку и потёр амулет пальцем. Свет померк, появилось ощущение невесомости. Правда, фаза полёта длилась недолго. Вскоре вновь ощутил под ногами опору, стерильную атмосферу инопланетной посудины сменил аромат лесных трав. Я пытался рассмотреть окружающий пейзаж, но темень стояла хоть выколи глаз. Зато я мог слышать. Нецензурная реплика Компота прозвучала любимым шлягером. Его неприличное мнение поддержал тихий вой моего питомца. Значит, волшебная сила талисмана перенесла сюда и моих спутников. А как же Гема?

Словно в ответ на мои мысли послышался стон. Глаза уже начали адаптироваться к сумраку, я различил лежащую на земле фигурку. Нагнулся. Вовремя. Над головой со свистом пролетел какой-то предмет. Что за… Тут меня осенило. Амулет переносит не персонажа, а целый кусок пространства. И в него, кроме нас, мог попасть кто-то ещё. Я поднял голову — надо мной, нависли два инопланетянина. В их конечностях блеснули ножи. Видимо, эта парочка, решила раз и навсегда покончить с костью в горле межгалактической миссии, то есть со мной. Но в дело вмешался ещё один персонаж. Тот, от которого возникают мурашки и хочется стать невидимкой.

Тёмное пятно, окутав окружающую среду атмосферой ужаса, поднялось над пришельцами. Те ни о какой агрессии уже не помышляли, а, как все остальные, не шевелясь смотрели на привидение. Помедлив, сгусток принялся за дело. Его нижняя часть раздвоилась на манер змеиного языка и вонзилась в несчастных таукитайцев. Картинка получилась та ещё! Два отростка Тени приобрели неоновый цвет и стали вращаться, вытягивая из бедных инопланетников жизненную силу.

Гуманоиды осунулись, скорлупа на их лицах покрылась сетью мелких трещин. Вскоре всё было кончено. Парочка инопланетных жмуриков распласталась на влажной траве. От них осталась лишь высохшая оболочка, обтянувшая несуразной формы скелет.

Снова стон. Я склонился над Гемой — её глаза были открыты.

— Ты как?

Конечно, глупее вопроса придумать было сложно, тем более что амазонка никак на него не отреагировала. Она только смотрела на меня своими большими глазами, словно пыталась что-то сказать.

— Ты меня слышишь? — я предпринял новую попытку разговорить мою спасительницу.

Та в ответ застонала и повернула голову набок. Да, с воительницей явно что-то не так. Видимо, инопланетный застенок подорвал её здоровье. Что делать?

— Могу лизнуть, — несмотря на страх перед Тенью, серый предлагал бескорыстную помощь.

— В смысле — может, вырвет? — моя ирония получилась горькой.

— А если того, — Компот изобразил непонятный жест, — в смысле вот так…

Кажется, я понял. Мой красноречивый соратник предлагал сделать искусственное дыхание и массаж сердца. Нет, не из развратных побуждений. Его намерения были чистыми, а желание помочь искренним. Но я чувствовал, что это не поможет. Не знаю почему, но во мне сидела уверенность, что девушке нужен отдых. А ещё время.

Оставить человека в покое, чтобы он мог отлежаться, набраться сил — вроде бы задача проще некуда. Только не в игре. Во всём Драме не найдётся такого места, куда можно было бы пристроить полуживого персонажа и обеспечить ему уход. И не потому, что вокруг одни бессердечные негодяи. Просто здесь так непринято.

Взять на руки и таскать везде с собой — тоже не выход. Мои похождения с такой ношей вряд ли завершатся хеппи-эндом. Нас, скорее всего, прибьют обоих. Но и бросить девушку на произвол судьбы я не мог. Блин! Легче решить Теорему Ферма, чем найти хоть какой-то выход из этого тупика.

Внезапно что-то такое возникло в голове. Какая-то догадка, ещё не оформившись в стройную мысль, промелькнула на горизонте сознания. Я посмотрел наверх. Тень! Ну, конечно! Надёжнее места просто трудно себе представить. Как всегда, гениальная мысль оказалась проще задачки для первоклассника. Оставить Гему под присмотром призрака — разве не блестящая идея? Только надо придумать ещё один совет для привидения.

Ничего, сочинять советы для призраков — любимое занятие хоббитов. Помнится, фантом говорил, что он — это то, чего не может быть. Обыкновенный комплекс неполноценности, присущий многим тёмным личностям. В том числе и нашему полтергейсту.

— Невкусная энергия попалась, — прошипели сверху, — синтетическая.

Вполне может быть. То, что в основе гуманоидных организмов лежит не вполне органика — очень даже возможное допущение.

— Это лишний раз доказывает твою реальность, — я надеялся заинтриговать жуткую субстанцию.

Сгусток замер, Компот напрягся, волк прикинулся незаметной травкой. Если я ошибся — нам всем труба! К счастью привидение к моим словам проявило живой интерес.

— Как это? — потусторонний субъект колыхался теперь прямо передо мной.

— Если откуда-то убыло, то где-то прибавилось, — я изо всех пытался донести до Тени свою мысль. — Есть такое правило.

Охренеть! Я рассуждаю с виртуальным полтергейстом о законах физики. Какому-нибудь Наполеону из шестой палаты такая шизофрения даже и не снилась!

— Не врёшь? — сгусток просипел в самое ухо.

Меня передёрнуло. Казалось ещё немного и в меня проникнут через ушную раковину. Мне представилось, как в моё ухо вползает полупрозрачный язык. Бр-р! Мечта мазохиста какая-то. Всё, надо заканчивать этот диспут, а то на самом деле свихнёшься.

— Тебе надо документировать каждый случай изъятия чужой энергии в личных целях, — господи, чего я несу. — Тогда ты в любой момент сможешь предъявить свою подлинность и невыдуманность.

Самая больная тема для призраков — реальность их существования. Поэтому Тень сразу же ухватилась за моё предложение.

— Мне нравится, — просипел дух, — теперь буду всё записывать.

— Хороший учёт, — я пытался закрепить успех, — основа любой бухгалтерии.

Сомнительный лозунг, но привидению понравилось. Это было заметно по форме, которое принял фантом. Сейчас он находился в образе тёмного гладиолуса. Хотя обольщаться по этому поводу не стоило, потому что главное у призраков вовсе не форма, а содержание. А что творится внутри тёмных душ, простым смертным лучше вообще не знать.

— Ты дал мне ещё один правильный совет, — сгусток принял бесформенный вид, — что просишь за это?

Я хотел проявить скромность и, потупив глазки, сказать, что мне ничего не нужно. Но вовремя понял, что образ первокурсницы из глубинки мне вряд ли подходит. Поэтому решил действовать прямо, без всяких дипломатических глупостей.

— Надо присмотреть вот за этой девушкой, — я указал на лежащую на земле амазонку, — пока она не восстановит силы.

Наступила пауза. И тишина. Такая, что было слышно, как стучит сердце. А стучало оно, словно сошедший с ума барабанщик. Так бывает, когда Тень берёт тайм-аут. В этот момент никогда не знаешь — то ли тебя сейчас начнут пользовать, то ли наградят какой-нибудь безделушкой, вроде чёрного талисмана.

— Хорошо, — наконец, выдавил из себя фантом. — Пусть остаётся.

Вот и славно! Если призрак взял на себя обязательство, то можно быть спокойным за его выполнение. Что-то вроде кодекса чести. Не надо ни подписи кровью, ни клятв с уверениями в верности призрачным принципам. Достаточно одного слова, и всё, никто даже близко не подойдёт к воительнице. Да и кому взбредёт в голову по доброй воле идти в гости к Тени? Разве что одному хоббиту, да и то — от безвыходности положения.

Мои размышления прервала Тень.

— Чего ждёшь?! — её тон показался мне угрожающим.

Я хотел уточнить, чем вызван внезапный всплеск недружелюбия, но мне не позволили задать наводящий вопрос. Зеркальце! Давно молчавший гаджет тренькнул в кармане. Я прислушался.

— Валим! — громкий шёпот стеклянного советчика призывал меня к скорейшему завершению визита.

Наверное, мы превысили предельный лимит пребывания в гостях у полтергейста. А, может быть, Тени просто не терпелось приступить к бюрократической волоките, связанной с учётом прошлых и будущих жертв. Так или иначе, надо было сматываться. И чем скорее, тем лучше!

Я огляделся в поисках волка. Серого видно не было. Дунул в свисток — ушастый мимикрист выполз из-за какого-то пня, расположенного неподалёку. Волк продолжал проявлять чудеса изобретательности в смысле сокрытия своего трусливого тельца в окружающей действительности. Как ему удаётся упрятаться целиком за небольшими предметами — непонятно.

Я вскарабкался на дрожащего хищника, тот сорвался с места на первой космической скорости. Я бы наверное не удержался на его спине, если бы не Компот. Я не заметил, как он пристроился сзади. Скорее всего, не заметил этого и мой питомец. Его стремление покинуть жуткое место превосходило все остальные желания. Такая мелочь, как лишний седок, препятствием для этого не являлась. Думается, если бы сейчас на него взгромоздился средних размеров слон, он бы и его не почувствовал.

От ускорения и от резких смен направлений захватывало дух. Сидящий позади меня Компот так и не смог сформулировать до конца ни одного ругательства. Его невнятные реплики походили на желание немого заики обматерить бездарного логопеда. В конце концов, он оставил бесплодные попытки выразить свои мысли на предмет превышения скорости и сидел молча, любуясь мелькающим перед глазами пейзажем.

Тем временем сумрак растаял, появились краски живой природы. Стали слышны пение птиц и остальные, присущие привычной среде, звуки. Воздух наполнился ароматами трав. Волк сбавил ход, перейдя на рысцу, а потом и вовсе остановился. Я огляделся. Мы находились у границы с соседней локацией.


Глава 12 | Драм | Глава 14