home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Я достал зеркальце, ткнул пальцем в “Карты”. Смежная область имела интригующее название — Леса Андромеды. Наверное, именно здесь должна сливаться сказка с фантастикой. Это в идеале. А на самом деле что? И почему мой питомец прискакал именно сюда? Я решил выяснить это у самого предмета моих размышлений.

— Ты чего сюда прибежал-то?

— Слезь, — прохрипело задохнувшееся животное, — устал, как собака.

Иногда меня просто убивают метафоры моего шерстяного питомца. Хотя, его понять можно — количество выпавших на волчью долю испытаний превысило все мыслимые пределы. Бьюсь об заклад, серый за всю свою жизнь не переживал столько стрессов, сколько за последнее время. Натерпелся, болезный. Вон, совсем с лица спал. В смысле с морды. Наверное, уже сто раз пожалел о том, что согласился стать моим питомцем. Зато со мной не соскучишься!

Мы с Компотом освободили спину зверя от своего присутствия. Волк вздохнул и растянулся на траве. Пусть порелаксирует немного. А мы…

— Слышь, я это, — Компот хотел выдавить из себя мысль, — пойду, в общем. Ты, конечно, того, но без тебя как-то…

Зато честно! Своим несвязным мычанием мой соратник по инопланетному подполью ясно давал понять, что со мной хорошо, а без меня есть шансы ещё немного пожить. Мы распрощались, пожав друг другу руки. Напоследок Компот выдал витиеватую тираду, приправленную непечатными репликами. Если я его правильно понял, то он выражал искреннюю надежду на то, что мы больше никогда не увидимся. Хотя, может, мне не удался перевод? Ладно, кто ж его осудит? В последнее время нахождение вблизи одного хоббита чревато серьёзными осложнениями. Вплоть до реальной перспективы перейти в неживое состояние.

Я смотрел вслед удаляющемуся приятелю, мне сделалось грустно. Уже как-то привык к этому персонажу. А его манера выражаться если и не поднимала дух, то уж настроение приподнимала точно.

— Съесть бы чего-нибудь, — прервал мои размышления серый.

Я опустил взгляд — зверь смотрел на меня голодными глазами. Сколько волка ни корми — его всё равно жрать тянет. Хотя, обеспечивать бесперебойное питание я обещал, тут не поспоришь. Ладно, придётся добывать продукты.

Выбрал на зеркальце “Аукцион”, вошёл в соответствующий раздел. Ткнул в балык, курицу и хлеб. Стоимость комплексного обеда — одна серебряная монетка с мелочью. Я достал из кармана деньги. Меня неприятно удивило их количество — всего несколько медяков. Хватало только на хлеб. Зато я мог купить сразу несколько буханок. Что ж, недостаток качества компенсируем количеством. Выставил руку с оставшейся наличностью, деньги растаяли в воздухе. Передо мной тут же материализовались три ржаных кирпичика.

Надо было видеть волчью морду. Она выражала брезгливость и непонимание. Конечно, зверя понять можно. Организм хищника, ориентированный преимущественно на дичь, не желал принимать ничего мучного. Сделав вид, что не понимаю причин волчьего отвращения, я сел на траву и принялся за еду. Со стороны моего питомца послышалось громкое сглатывание. Через мгновение серый уже уплетал румяный параллелепипед. Всё-таки ничто так не пробуждает аппетита, как перспектива остаться голодным.

Не успел я проглотить первый кусок, как зеркальце извергло из себя требовательную мелодию. Я закатил глаза. Стеклянный советчик непрозрачно намекал на своё опустошённое состояние. Я огляделся в поисках кремнецвета, один из представителей хрупкой флоры рос непосредственно под рукой, даже вставать не надо. Редкая удача! Достал серп, срубил ломкий цветочек. Положил его прямо на зеркальце, то превратилось в небольшую воронку.

Я глядел на то, как расправляются с завтраком мои спутники. Волк, прижав лапами хлеб, догрызал вторую буханку. Девайс заглотил уже половину хрустального растения. Пикник на обочине, блин.

Мне почему-то вспомнился Борг. То, как он вёл себя на тарелке, не оставляло сомнений в его причастности к гуманоидной экспансии. Только зачем понадобился инопланетянам какой-то там хоббит? А люди? Скорее всего, пленники! Но для чего гуманоидам столько узников? Вопросы, на которые нет ответов. Зато у меня есть зеркальце!

— Слушай, — я обратился к блестящей поверхности, — а чего ты так долго молчало?

Стекло, заглотив последнюю веточку несчастного растения, изобразило на себе объёмный живот без хозяина. Видимо, в его представлении именно так выглядит сытость.

— Я, — снизошёл до ответа гаджет, — игровой артефакт. А там, на тарелке, была не игра.

Вот это да! Если бы волк сейчас превратился в Нефертити, я бы, наверное, не так удивился. А ведь и правда! Когда нас гоняли по инопланетному блюдцу, я не терял пункты здоровья, мне не добавляли опыт. Не было остальных признаков нахождения в игровом мире. Так, значит, там была реальность. Только какая? Где конкретно она находится? Хотел спросить об этом у зеркальца.

— Я не знаю, — стеклянная плоскость опередила меня с ответом.

Свет на гуманоидные выходки могла пролить Гема, но она была не в форме. Ещё Борг, но этот инопланетный прихвостень вряд ли согласится на откровенное интервью. Во всяком случае, по доброй воле. Значит, придётся всё выяснять самому. Только как? Мне виделся только один путь — через клан под названием “Альфа Центавра”. А для этого нужны определённые достижения. Кандидатский минимум — седьмой уровень и звание “Элитный воин”. Блин, всё это ещё так далеко. Стоп! Я ведь был в Подземелье и заработал доблесть!

Схватил зеркальце. То изобразило игровое меню, я щёлкнул в значок “Персонаж”. Так и есть — над фигуркой хоббита красовалась новенькая четвёрка. Кроме того мне было присвоено очередное звание “Боец”. Что это даёт? Стеклянная поверхность зарябила, потом нарисовала неприглядной формы камень. На нём были высечены непонятные знаки. Под рисунком появилось короткое пояснение: “Каменные руны служат для увеличения характеристик предметов экипировки. Их можно встраивать в доспехи”. Хорошая вещь, только пока что неактуальная. А как насчёт уровня?

— Вам доступны новые квесты! — зеркальце рылось в моих мыслях, как в собственном комоде.

Я пролистал список заданий, среди которых одно было выделено буквой “V”. То есть, важный для моего развития, как игровой единицы. Посмотрим, кто его выдаёт? На экране возник портрет неряшливого учёного. Мудрец! Кто бы сомневался! Значит, надо возвращаться в Гамбир.

Я уже собрался отправиться в путь, как почувствовал шевеление под кожей. Змейка! Надо же, совсем про неё забыл. Навёл зеркальце на утолщение. То заново просканировало район дислокации чудесного имплантата. Взглянул на монитор — результат меня просто ошеломил. Почти все ячейки были закрашены. Незаполненными оставались лишь несколько клеточек.

Значит, скоро змейка закончит самообучаться. Чем это мне грозит? Наверное, ничем. Во всяком случае, до сих пор она только помогала. Не зря же её хотели из меня выковырять? Мне вспомнилось, как яйцеголовые ампутировали мою руку. Меня передёрнуло. Вот уроды! Осмотрел плечо — никаких шрамов. Змейка восстановила не только функциональность конечности, но и проследила, чтобы не осталось даже рубцов. Вообще подкожный червяк обладал только одним недостатком — он защищал меня не всегда. Вступал в дело выборочно, по своему усмотрению. Такая разборчивость меня тревожила. Хотя, с другой стороны, жаловаться грех. Если бы не инородный подкидыш, то мне вряд ли удалось бы уцелеть там, на тарелке.

Спасибо Геме! Перерезав нить змейки, она помешала пришельцам сделать из меня послушного болвана. Ходил бы сейчас, как сомнамбула. Или болтался в полупрозрачной колонне, как фантик в проруби.

Набрал “Контакты”, хотел нажать на ник амазонки. Но передумал. Вдруг нарушу процесс восстановления? Или рассержу Тень? Представлять разозлённого призрака не хотелось даже мысленно. Ладно, пора трогаться в путь.

Я поднялся с земли, посмотрел на волка. Тот, свернувшись в мохнатый клубок, беззастенчиво спал. Возле сопящего хищника виднелась целая россыпь хлебных крошек. Я вспомнил, что не успел доесть собственную краюху. Посмотрел вокруг — той нигде не было. Всё ясно. Пока я занимался логическими построениями, прохиндей просто схомячил оставшийся хлебец.

Я тронул зверя за загривок — тот даже не шелохнулся. Пришлось доставать свисток. От раздавшейся трели хищник встрепенулся и открыл глаза.

— Всё, поехали!

— А погладить? — зевнуло животное.

Я опешил. Хотел пристыдить нахала, но вдруг вспомнил, что давал обещание не только кормить, но и холить своего питомца. Подошёл ближе и почесал у серого за ухом.

— А меня? — раздалось из кармана.

Я замер от неожиданности. Достал из штанов стеклянный прямоугольник. Тот изобразил на себе слезу. Что ж, видимо в частичке нежности время от времени нуждаются все. Даже зеркала. А куда его гладить-то? В какое место? Приблизил палец к блестящему монитору.

— Ты чего, совсем уже?! — рявкнул гаджет.

Я чуть не выронил его из рук.

— Шуток не понимаешь? — продолжило стыдить меня стекло.

Тьфу ты! Ладно, в следующий раз попроси чего-нибудь! Сзади послышалось подозрительное фырканье. Оглянулся — серый, прикрыв лапкой зубастую пасть, вовсю потешался над своим хозяином. Ах так?! Я убрал зеркальце в карман и сунул свисток в рот. От раздавшейся трели волк перестал ржать, услужливо предоставив свою спину для посадки.

Я занял ставшее уже привычным место на спине своего питомца, волк не двигался. Изображая испанского кабальеро, потыкал бока зверя пятками. Опять не помогло.

— Я туда не поеду, — почему-то шёпотом прохрипел хищник.

Мой трусоватый питомец никогда не отличался храбростью. Но чутьё-то у него было звериное. И не доверять этому свойству волчьей натуры у меня оснований не было. Я взглянул на сопредельную территорию под названием Леса Андромеды и пришёл точно к таким же выводам, что и серый. А именно — ну его нафиг эти галеры. От соседней локации веяло холодом и неприятностями. Хватит с меня инопланетной экзотики. Мы пойдём другим путём. Знакомой дорогой — через Лукоморье.

— А зачем ты вообще сюда прибежал-то? — не то, чтобы я был занудой, просто хотелось знать причины.

— Зачем, зачем, — проворчали снизу, — испугался. Вот и принесли ноги. В общем, само вышло.

Так я и думал. Когда спасаешься бегством, маршрут не имеет значения. Вынул зеркальце, набрал “Карты”. До Гамбира было два перехода. Показал зверю извилистый пунктир, тот согласно махнул хвостом. Конечно, Тридесятое Царство и Лукоморье роднее волчьему сердцу, чем какая-нибудь Кассиопея. Да и мне тоже, если честно.

Я вцепился в жёсткую шерсть на загривке своего питомца, тот воспринял это, как сигнал к старту. Резкий рывок с места меня врасплох не застал — я начал привыкать к манерам своего рысака.

Мы мчались вдоль границы с загадочной областью. Неожиданно серый начал сворачивать влево, прямо к Лесам Андромеды. Змейка на руке дёрнулась. Я изо всех сил сжал волчий загривок — никакой реакции. Траектория нашего движения всё больше отклонялась в сторону неизвестной локации. Блин! Что делать-то? Сдавил пятками бока хищника — бесполезно. Вместо того чтобы внять моим намёкам, бесчувственное животное свернуло прямо к границе. Имплантат крутанулся вокруг запястья, в этот момент мы пересекли запретный рубеж.

Какая муха укусила моего волка, я не знал. Не реагируя ни на какие раздражители, он мчался вперёд. Больше всего удивлял тот факт, что несмелая натура моего питомца не пугалась неизвестной территории и чуждой флоры. А она, в смысле флора, была ещё какой чуждой. Несмотря на скорость, я сумел разглядеть кое-какие детали андромедского леса.

Формой инопланетные растения напоминали щупальца с множеством отростков. Это было бы ещё полбеды. Хуже всего было то, что весь этот инопланетный ареал шевелился, как живой. Длинные стволы раскачивались в разные стороны, пытаясь достать своего соседа. Когда какому-нибудь щупальцу это удавалось, раздавался громкий хруст. Поверженный ствол падал, разламываясь на несколько частей. Они тут же врастали в вязкую, покрытую жёлтым мхом, почву и начинали тянуться вверх. Весь этот горький катаклизм сопровождался стонами и воплями.

Хреновина какая-то, а не лес. Если увижу какого-нибудь андромедянина, обязательно скажу ему об этом. Жаль, Компота нет рядом, он бы точнее всех определил, как именно должна называться их среда обитания.

Внезапно лес (или что это было?) кончился, и мы оказались на каменном плато. Серый сбросил скорость. Проскакав по инерции ещё некоторое расстояние, он остановился у большого камня. Ну, наконец-то!

— Что, бензин кончился? — я дал подзатыльник серому. Не со зла. Просто, чтобы привести его в чувство.

Бесполезно! Мой питомец никак не отреагировал на провокацию. Он стоял неподвижно, уставившись в одну точку. Я проследил направление его взгляда. Ох и ни хрена себе! Да это не камень, а трон! А на нём…

На нём сидело существо, с которым захотел бы встретиться разве что законченный псих. Или неадекватная животина, скачущая по экзотическим джунглям, словно взбесившийся кенгуру.

На громадной глыбе расположился гигант синего цвета. Из огромного тела торчали две головы. Каждая имела по три глаза, которые взирали на нас с неподдельным интересом. Я имел все основания полагать, что интерес у чудовища был гастрономический. Настолько плотоядным показался мне этот взгляд. Мои опасения подтвердил волк. Поняв, куда занесла его нелёгкая, он захотел сделаться маленьким, пытаясь прикинуться серым камешком, одним из многих на большом плато.

Я слез со спины хищника, огляделся. Да, смыться вряд ли получится. Каменистая площадка была целиком окружена лесом. Монстр шевельнулся, змейка на руке дёрнулась. Мои пальцы тронули рукоять меча. Только какой в нём прок? Эти сиамские близнецы в один момент прихлопнут нас небольшой скалой, и даже не почешутся.

— Кы пто катой? — рявкнуло чучело.

Громовой бас чудовища раскатился по андромедской локации. Фраза что-то напоминала, но я соображал неважно. Наверное, потому, что зрелище двухголового синяка размером с пятиэтажку адекватному восприятию способствовало плохо. Но надо отвечать. А то невежливо как-то получается.

— И тебе не хворать! — выкрикнул я, от души надеясь на правильность своего приветствия.

Две головы склонились на один бок. Блин, наверное, прикидывают, какое место у меня вкуснее.

— Тшо чхотешь от немя, гуфлик? — монстр решил продолжить диалог.

Я хотел ответить, что сам он гульфик, но вовремя одумался. Спорить с чудовищами занятие глупое и небезопасное. Лучше всего, найти с ними общий язык. Только как его искать, если этот синеватый реликт изъясняется хуже Компота?

В следующее мгновение у меня возникли опасения на предмет состояния собственной психики. Потому что я услышал голос персонажа с десертным прозвищем.

— Слышь, я щас того, — кряхтел откуда-то мой велеречивый друг, — слезу и уделаю эту ширинку!

Вообще-то речь члена бродяжьего клана была несколько длиннее, потому что перемежалась сочными эпитетами нелитературного характера. Я поискал глазами источник нецензурного вещания. Вот он! Связанный Компот висел на большом камне, расположившемся по соседству с троном синюшного двойника.

— Ты как сюда попал? — от неожиданности я даже забыл про чудище.

Оно само напомнило о себе.

— Во имапал я! — прогремел синий.

— Урод! — Компот был в своём репертуаре.

В руках монстра появилась дубина. Небольшая, с фонарный столб. Я поспешил вмешаться в разгорающийся межгалактический конфликт.

— Я пришёл, — произнёс я, не понимая, что говорить дальше, — для… В общем, по делу.

Чудовище замерло, вперив в меня шесть глаз, и сунуло толстый палец в ухо одной из своих голов. Покрутило им там. Мне подумалось, что двухголовый таким образом намекает на мои умственные способности. Но я ошибся. Выковыряв из уха большой шмат коричневого вещества, монстр пальцами скатал шарик и залепил им рот моего товарища. Мне послышался звук, похожий на спазм. Посмотрел вниз — волка чуть не стошнило. Ничего удивительного, мой питомец отличался не только ранимой натурой, но ещё и чувствительным пищеварением. Я был в этом смысле покрепче, но и мне стало как-то не по себе.

Тем временем "синий" крякнул и снова повернул ко мне обе головы.

— Шорохо шывло! — пробасил довольный собой гигант. — Мешно!

И шестиглазый выдумщик зашёлся в задорном андромедском веселье. Я посмотрел на несчастного Компота. Жертва собственной нецензурности пыталась выплюнуть изо рта гадость, но его попытки ни к чему не приводили. Вязкое вещество затвердело, запечатав губы моего соратника сургучной печатью.

— Тшо не шменёшься? — обратился ко мне синеватый реликт.

— Что-то не хочется! — ответил я, с удивлением осознавая, что начинаю понимать андромедский язык.

— Дотга вогори, жашем пишёл! — монстр снова состроил серьёзную мину. Даже две мины.

Надо было что-то придумать. Но в голову лезла какая-то ерунда, наподобие “не извольте беспокоиться” и “дави гидру капитализма”. Выручило зеркальце. Оно тренькнуло в кармане. Я достал из брюк своего советчика — на экране было написано только одно слово: “Квест”. Так этот двуличный синяк квестовый персонаж?! Как же это я сам-то не догадался?

— Тшо эот у теяб? — синий ткнул толстым пальцем в направлении девайса.

— Керзальце! — ответил я на чистом андромедянском наречии.

Пока монстр обдумывал моё произношение, я нашёл на экранчике нужную локацию. Так, кто у нас тут раздаёт задания? Ткнул в значок “Квестовый Персонаж”, на мониторе возник портрет двухголового чудища синего цвета. Зигерод! Что ж, имечко под стать внешности.

Итак, выбор невелик. Или меня подвесят, как Компота, на стенку, или придётся брать квест.

— Дай мне задание! — крикнул я монстру.

Тот уставился на меня непонимающими глазками.

— Нме жунен вкест! — полиглотом я не был, но на ломаном андромедском изъясняться у меня получалось.

— А-а, вкест! — обрадовался Зигерод. — Тшо ж ыт разу не ксазал?

Как же, ксажешь тебе! Тьфу ты, уже и думаю по-ихнему!

— Визу, ыт шмелый гуфлик! — продолжал между тем двухголовый.

Не то слово! Ещё какой шмелый! А уж гульфик из меня вообще супер! Мою внутреннюю иронию прервало зеркальце. Оно разразилось переливчатым звоном и сообщило мне следующее:

— Для вас начался квест “Проблема Зигерода”!

Проблема у него! Стой себе да лови зазевавшихся туристов. Ладно. Возьму квест, а выполнять не стану. Лишь бы свалить отсюда поскорее.

— Немя свё рвемя чумают лзые чеври, — пожаловался синий. — Пинеси нме каратитона. Он нме мопожет.

— Ландо, довогорились, — сообщил я чудовищу. — Токло оптусти Мопкота.

— Воко? — не понял меня реликт.

— Того дючика, — я указал на мычащего Компота. — Нме без евно не правиться!

Синий почесал дубиной в обоих затылках, а потом махнул свободной ручищей:

— Адно! Азбирай!

Вот и алдушки! Да что ж такое! Дурной пример, он дурной и есть. Ладно, вот устану от ратных подвигов, пристроюсь переводчиком при андромедском посольстве. От мыслей о возможной перспективе стать межгалактическим толмачом меня отвлёк звук пробки, вылетевшей из бутылки с шампанским. Обернулся — это Зигерод откупорил рот моего соратника. То, что выдал Компот прямо в оба лица чудища, я передавать не стану. По причине цензуры и соблюдения разумных приличий. Хорошо, что Компот не успел, как я, овладеть местным наречием, а то нас наверняка втоптали бы в почву две массивных ноги синего цвета.

Монстр только спросил у меня, что конкретно имел ввиду мой несдержанный товарищ. Я ответил, что тот таким образом выражает неподдельную радость от встречи и искреннюю надежду на новое рандеву. Пока синий реликт переваривал мою информацию, я достал зеркальце. Мне было интересно, что такое каратитон.

Вызвал клавиатуру, набрал нужное слово. На мониторе появилось существо самого отвратительного вида. От таких картинок хочется вытереть руки. В общем-то, обычный паук. Только с множеством ног с глазами. Сегментные конечности имели по три органа зрения каждая, а студенистое туловище — целую уйму ртов. Время от времени они раскрывались, и из красных пастей вырывались липкие языки. Судя по всему существо было небольшого размера, но подойти к нему близко меня не заставил бы даже приставленный к виску пулемёт. И где обитает это инопланетное чудо? Джунгли Тау-Кита! Локация по соседству с Гамбиром.

Обычно все хотят избавиться от насекомых, а мой двухголовый оппонент, наоборот, решил одного завести. Ладно, у каждого свои заморочки. Краем глаза заметил, как дёрнулся синий. Прямо из каменистой почвы вынырнул гибкий провод и вонзился в ступню Зигерода. Великан хрюкнул, замахнулся дубинкой, но червяк, откусив часть синей плоти, уже смылся. Вот, значит, для чего понабился каратитон.

Ну, всё, квест взяли, пора сваливать отсюда. Так, Где Компот? Тот был рядом. Мой товарищ плевался в обоих смыслах. В прямом и переносном. Во-первых, пытался прочистить рот, во-вторых, на чём свет костерил двухголового реликта. Значит, всё в порядке. А где волк? Пропал. Я достал подарок незабвенной Бони и свистнул. Один из булыжников зашевелился и начал трансформироваться в знакомую фигуру. Просто нет слов! Если бы проводились соревнования по растворению особей в природной среде, мой питомец был бы чемпионом мира. Особенно если его перед тем хорошенько напугать.

— Я туда не полезу, — сообщил мне серый, когда мы с Компотом взгромоздились на его спину.

Тоже мне удивил! А кто недавно точно так же ныл, а потом взял, да и завёз нас сюда. Сусанин, блин!

— Ты же сам сюда прискакал! — я попытался пристыдить серого.

— Я не хотел, — виновато вильнул хвостом хищник, — оно само вышло.

— Как это?

— Послышался зов, — пояснил волк, — тихий такой, нежный, как персик.

Убивают меня его метафоры. Вроде бы среднерусский зверь, а выражается, как заправский калиф. Несовместимость налицо. Хотя, чего только не бывает в Драме!

— Ты тоже? — я посмотрел на Компота.

Тот кивнул. Всё ясно — моих друзей зомбировал этот синюшный двойник. Видимо, помимо других ценных качеств, он обладал ещё и способностью заманивать к себе путников. Телепатическим гипнозом. Способ, мягко говоря, не вполне обычный, но, как говорится, каждый выделывается, как хочет.

Ну и что прикажете делать? Силой загнать своего питомца в страшный лес я не мог. Уговаривать его — номер дохлый. Упрямству хищника позавидовал бы самый капризный осёл. Сказать по правде, мне и самому не хотелось туда лезть. Выручило зеркальце. Дав о себе знать активной вибрацией, оно попросилось на аудиенцию. Я достал плоскость на божий свет и взглянул на экранчик.

Там была изображена наша локация. На окраине плато мигала синяя точка. Я увеличил масштаб — возникло изображение какого-то объекта. Ещё крупнее. Вот это да! Детская карусель с целым набором различных сидений. Правда, все они были на космическую тематику — ракеты, летающие тарелки и ещё какие-то, совсем странного вида, аппараты. Я вспомнил, как помогал одному такому астронавту на ржавом рыдване. Прикинул расстояние — совсем рядом. Развлекательное сооружение было скрыто от нас большим камнем.

Сделал несколько осторожных шагов. Так и есть — детская забава, какой бы нелепой не казалась она в таком месте, расположилась прямо на каменистой почве плато. Ладно, будем осваивать новый вид транспорта. Я направился к карусели. За мной, не отходя ни на шаг, семенили волк с Компотом. Следом за ними тяжело ступал синий реликт.

Так, что выбрать? Естественно, ракету. Я имею ввиду тот заострённый цилиндр с двумя дырками для детей. Только вместо капризных недорослей кататься сегодня на этой вертушке придётся нам. Хотя, у меня есть большие сомнения насчёт способности данной техники совершать беспосадочные перелёты. Ладно, попробуем!

— Шорохая сакурелька! — с каким-то благоговением произнесло чудище.

— Не то восло! — ответил я, пристраивая своё эго на жёсткое сиденье ракеты.

Волк, чудовище и Компот, раскрыв четыре рта, с неподдельным любопытством следили за моими манипуляциями.

— Чего встали? — я махнул рукой своим спутникам. — Лезьте!

Первым опомнился Компот. Исторгая неприличное ворчание, он последовал моему примеру и занял отверстие позади меня. Волк за всё золото мира не согласился бы остаться здесь один. Поэтому прыгнул прямо на руки члену бродяжьего клана. Компот от неожиданности крякнул и высказал серому всё, что о нём думает вообще и о его поступке в частности. Белка и стрелка, блин!

Ладно, как там дальше? Ключ на старт или с толкача? Я вопросительно посмотрел на Зигерода.

— Ут еть ламенькая чопонька! — тыкнул синим пальцем в ракету реликт.

Тут же тренькнуло зеркальце, изобразив на весь экран красную кнопку. Я одной рукой взялся за ржавый руль, второй нажал на “чопоньку”. Если бы я только знал, что произойдёт потом, я бы ещё сто раз подумал, прежде чем тыкать пальцами в незнакомые предметы.

Ржавая посудина сорвалась с места с такой скоростью, что мой организм подвергся нешуточной перегрузке. Под сдавленный мат Компота и жалобный вой хищника ракета вошла в плотные слои андромедской атмосферы.

Я достал зеркальце, ткнул пальцем в “Карты”. Смежная область имела интригующее название — Леса Андромеды. Наверное, именно здесь должна сливаться сказка с фантастикой. Это в идеале. А на самом деле что? И почему мой питомец прискакал именно сюда? Я решил выяснить это у самого предмета моих размышлений.

— Ты чего сюда прибежал-то?

— Слезь, — прохрипело задохнувшееся животное, — устал, как собака.

Иногда меня просто убивают метафоры моего шерстяного питомца. Хотя, его понять можно — количество выпавших на волчью долю испытаний превысило все мыслимые пределы. Бьюсь об заклад, серый за всю свою жизнь не переживал столько стрессов, сколько за последнее время. Натерпелся, болезный. Вон, совсем с лица спал. В смысле с морды. Наверное, уже сто раз пожалел о том, что согласился стать моим питомцем. Зато со мной не соскучишься!

Мы с Компотом освободили спину зверя от своего присутствия. Волк вздохнул и растянулся на траве. Пусть порелаксирует немного. А мы…

— Слышь, я это, — Компот хотел выдавить из себя мысль, — пойду, в общем. Ты, конечно, того, но без тебя как-то…

Зато честно! Своим несвязным мычанием мой соратник по инопланетному подполью ясно давал понять, что со мной хорошо, а без меня есть шансы ещё немного пожить. Мы распрощались, пожав друг другу руки. Напоследок Компот выдал витиеватую тираду, приправленную непечатными репликами. Если я его правильно понял, то он выражал искреннюю надежду на то, что мы больше никогда не увидимся. Хотя, может, мне не удался перевод? Ладно, кто ж его осудит? В последнее время нахождение вблизи одного хоббита чревато серьёзными осложнениями. Вплоть до реальной перспективы перейти в неживое состояние.

Я смотрел вслед удаляющемуся приятелю, мне сделалось грустно. Уже как-то привык к этому персонажу. А его манера выражаться если и не поднимала дух, то уж настроение приподнимала точно.

— Съесть бы чего-нибудь, — прервал мои размышления серый.

Я опустил взгляд — зверь смотрел на меня голодными глазами. Сколько волка ни корми — его всё равно жрать тянет. Хотя, обеспечивать бесперебойное питание я обещал, тут не поспоришь. Ладно, придётся добывать продукты.

Выбрал на зеркальце “Аукцион”, вошёл в соответствующий раздел. Ткнул в балык, курицу и хлеб. Стоимость комплексного обеда — одна серебряная монетка с мелочью. Я достал из кармана деньги. Меня неприятно удивило их количество — всего несколько медяков. Хватало только на хлеб. Зато я мог купить сразу несколько буханок. Что ж, недостаток качества компенсируем количеством. Выставил руку с оставшейся наличностью, деньги растаяли в воздухе. Передо мной тут же материализовались три ржаных кирпичика.

Надо было видеть волчью морду. Она выражала брезгливость и непонимание. Конечно, зверя понять можно. Организм хищника, ориентированный преимущественно на дичь, не желал принимать ничего мучного. Сделав вид, что не понимаю причин волчьего отвращения, я сел на траву и принялся за еду. Со стороны моего питомца послышалось громкое сглатывание. Через мгновение серый уже уплетал румяный параллелепипед. Всё-таки ничто так не пробуждает аппетита, как перспектива остаться голодным.

Не успел я проглотить первый кусок, как зеркальце извергло из себя требовательную мелодию. Я закатил глаза. Стеклянный советчик непрозрачно намекал на своё опустошённое состояние. Я огляделся в поисках кремнецвета, один из представителей хрупкой флоры рос непосредственно под рукой, даже вставать не надо. Редкая удача! Достал серп, срубил ломкий цветочек. Положил его прямо на зеркальце, то превратилось в небольшую воронку.

Я глядел на то, как расправляются с завтраком мои спутники. Волк, прижав лапами хлеб, догрызал вторую буханку. Девайс заглотил уже половину хрустального растения. Пикник на обочине, блин.

Мне почему-то вспомнился Борг. То, как он вёл себя на тарелке, не оставляло сомнений в его причастности к гуманоидной экспансии. Только зачем понадобился инопланетянам какой-то там хоббит? А люди? Скорее всего, пленники! Но для чего гуманоидам столько узников? Вопросы, на которые нет ответов. Зато у меня есть зеркальце!

— Слушай, — я обратился к блестящей поверхности, — а чего ты так долго молчало?

Стекло, заглотив последнюю веточку несчастного растения, изобразило на себе объёмный живот без хозяина. Видимо, в его представлении именно так выглядит сытость.

— Я, — снизошёл до ответа гаджет, — игровой артефакт. А там, на тарелке, была не игра.

Вот это да! Если бы волк сейчас превратился в Нефертити, я бы, наверное, не так удивился. А ведь и правда! Когда нас гоняли по инопланетному блюдцу, я не терял пункты здоровья, мне не добавляли опыт. Не было остальных признаков нахождения в игровом мире. Так, значит, там была реальность. Только какая? Где конкретно она находится? Хотел спросить об этом у зеркальца.

— Я не знаю, — стеклянная плоскость опередила меня с ответом.

Свет на гуманоидные выходки могла пролить Гема, но она была не в форме. Ещё Борг, но этот инопланетный прихвостень вряд ли согласится на откровенное интервью. Во всяком случае, по доброй воле. Значит, придётся всё выяснять самому. Только как? Мне виделся только один путь — через клан под названием “Альфа Центавра”. А для этого нужны определённые достижения. Кандидатский минимум — седьмой уровень и звание “Элитный воин”. Блин, всё это ещё так далеко. Стоп! Я ведь был в Подземелье и заработал доблесть!

Схватил зеркальце. То изобразило игровое меню, я щёлкнул в значок “Персонаж”. Так и есть — над фигуркой хоббита красовалась новенькая четвёрка. Кроме того мне было присвоено очередное звание “Боец”. Что это даёт? Стеклянная поверхность зарябила, потом нарисовала неприглядной формы камень. На нём были высечены непонятные знаки. Под рисунком появилось короткое пояснение: “Каменные руны служат для увеличения характеристик предметов экипировки. Их можно встраивать в доспехи”. Хорошая вещь, только пока что неактуальная. А как насчёт уровня?

— Вам доступны новые квесты! — зеркальце рылось в моих мыслях, как в собственном комоде.

Я пролистал список заданий, среди которых одно было выделено буквой “V”. То есть, важный для моего развития, как игровой единицы. Посмотрим, кто его выдаёт? На экране возник портрет неряшливого учёного. Мудрец! Кто бы сомневался! Значит, надо возвращаться в Гамбир.

Я уже собрался отправиться в путь, как почувствовал шевеление под кожей. Змейка! Надо же, совсем про неё забыл. Навёл зеркальце на утолщение. То заново просканировало район дислокации чудесного имплантата. Взглянул на монитор — результат меня просто ошеломил. Почти все ячейки были закрашены. Незаполненными оставались лишь несколько клеточек.

Значит, скоро змейка закончит самообучаться. Чем это мне грозит? Наверное, ничем. Во всяком случае, до сих пор она только помогала. Не зря же её хотели из меня выковырять? Мне вспомнилось, как яйцеголовые ампутировали мою руку. Меня передёрнуло. Вот уроды! Осмотрел плечо — никаких шрамов. Змейка восстановила не только функциональность конечности, но и проследила, чтобы не осталось даже рубцов. Вообще подкожный червяк обладал только одним недостатком — он защищал меня не всегда. Вступал в дело выборочно, по своему усмотрению. Такая разборчивость меня тревожила. Хотя, с другой стороны, жаловаться грех. Если бы не инородный подкидыш, то мне вряд ли удалось бы уцелеть там, на тарелке.

Спасибо Геме! Перерезав нить змейки, она помешала пришельцам сделать из меня послушного болвана. Ходил бы сейчас, как сомнамбула. Или болтался в полупрозрачной колонне, как фантик в проруби.

Набрал “Контакты”, хотел нажать на ник амазонки. Но передумал. Вдруг нарушу процесс восстановления? Или рассержу Тень? Представлять разозлённого призрака не хотелось даже мысленно. Ладно, пора трогаться в путь.

Я поднялся с земли, посмотрел на волка. Тот, свернувшись в мохнатый клубок, беззастенчиво спал. Возле сопящего хищника виднелась целая россыпь хлебных крошек. Я вспомнил, что не успел доесть собственную краюху. Посмотрел вокруг — той нигде не было. Всё ясно. Пока я занимался логическими построениями, прохиндей просто схомячил оставшийся хлебец.

Я тронул зверя за загривок — тот даже не шелохнулся. Пришлось доставать свисток. От раздавшейся трели хищник встрепенулся и открыл глаза.

— Всё, поехали!

— А погладить? — зевнуло животное.

Я опешил. Хотел пристыдить нахала, но вдруг вспомнил, что давал обещание не только кормить, но и холить своего питомца. Подошёл ближе и почесал у серого за ухом.

— А меня? — раздалось из кармана.

Я замер от неожиданности. Достал из штанов стеклянный прямоугольник. Тот изобразил на себе слезу. Что ж, видимо в частичке нежности время от времени нуждаются все. Даже зеркала. А куда его гладить-то? В какое место? Приблизил палец к блестящему монитору.

— Ты чего, совсем уже?! — рявкнул гаджет.

Я чуть не выронил его из рук.

— Шуток не понимаешь? — продолжило стыдить меня стекло.

Тьфу ты! Ладно, в следующий раз попроси чего-нибудь! Сзади послышалось подозрительное фырканье. Оглянулся — серый, прикрыв лапкой зубастую пасть, вовсю потешался над своим хозяином. Ах так?! Я убрал зеркальце в карман и сунул свисток в рот. От раздавшейся трели волк перестал ржать, услужливо предоставив свою спину для посадки.

Я занял ставшее уже привычным место на спине своего питомца, волк не двигался. Изображая испанского кабальеро, потыкал бока зверя пятками. Опять не помогло.

— Я туда не поеду, — почему-то шёпотом прохрипел хищник.

Мой трусоватый питомец никогда не отличался храбростью. Но чутьё-то у него было звериное. И не доверять этому свойству волчьей натуры у меня оснований не было. Я взглянул на сопредельную территорию под названием Леса Андромеды и пришёл точно к таким же выводам, что и серый. А именно — ну его нафиг эти галеры. От соседней локации веяло холодом и неприятностями. Хватит с меня инопланетной экзотики. Мы пойдём другим путём. Знакомой дорогой — через Лукоморье.

— А зачем ты вообще сюда прибежал-то? — не то, чтобы я был занудой, просто хотелось знать причины.

— Зачем, зачем, — проворчали снизу, — испугался. Вот и принесли ноги. В общем, само вышло.

Так я и думал. Когда спасаешься бегством, маршрут не имеет значения. Вынул зеркальце, набрал “Карты”. До Гамбира было два перехода. Показал зверю извилистый пунктир, тот согласно махнул хвостом. Конечно, Тридесятое Царство и Лукоморье роднее волчьему сердцу, чем какая-нибудь Кассиопея. Да и мне тоже, если честно.

Я вцепился в жёсткую шерсть на загривке своего питомца, тот воспринял это, как сигнал к старту. Резкий рывок с места меня врасплох не застал — я начал привыкать к манерам своего рысака.

Мы мчались вдоль границы с загадочной областью. Неожиданно серый начал сворачивать влево, прямо к Лесам Андромеды. Змейка на руке дёрнулась. Я изо всех сил сжал волчий загривок — никакой реакции. Траектория нашего движения всё больше отклонялась в сторону неизвестной локации. Блин! Что делать-то? Сдавил пятками бока хищника — бесполезно. Вместо того чтобы внять моим намёкам, бесчувственное животное свернуло прямо к границе. Имплантат крутанулся вокруг запястья, в этот момент мы пересекли запретный рубеж.

Какая муха укусила моего волка, я не знал. Не реагируя ни на какие раздражители, он мчался вперёд. Больше всего удивлял тот факт, что несмелая натура моего питомца не пугалась неизвестной территории и чуждой флоры. А она, в смысле флора, была ещё какой чуждой. Несмотря на скорость, я сумел разглядеть кое-какие детали андромедского леса.

Формой инопланетные растения напоминали щупальца с множеством отростков. Это было бы ещё полбеды. Хуже всего было то, что весь этот инопланетный ареал шевелился, как живой. Длинные стволы раскачивались в разные стороны, пытаясь достать своего соседа. Когда какому-нибудь щупальцу это удавалось, раздавался громкий хруст. Поверженный ствол падал, разламываясь на несколько частей. Они тут же врастали в вязкую, покрытую жёлтым мхом, почву и начинали тянуться вверх. Весь этот горький катаклизм сопровождался стонами и воплями.

Хреновина какая-то, а не лес. Если увижу какого-нибудь андромедянина, обязательно скажу ему об этом. Жаль, Компота нет рядом, он бы точнее всех определил, как именно должна называться их среда обитания.

Внезапно лес (или что это было?) кончился, и мы оказались на каменном плато. Серый сбросил скорость. Проскакав по инерции ещё некоторое расстояние, он остановился у большого камня. Ну, наконец-то!

— Что, бензин кончился? — я дал подзатыльник серому. Не со зла. Просто, чтобы привести его в чувство.

Бесполезно! Мой питомец никак не отреагировал на провокацию. Он стоял неподвижно, уставившись в одну точку. Я проследил направление его взгляда. Ох и ни хрена себе! Да это не камень, а трон! А на нём…

На нём сидело существо, с которым захотел бы встретиться разве что законченный псих. Или неадекватная животина, скачущая по экзотическим джунглям, словно взбесившийся кенгуру.

На громадной глыбе расположился гигант синего цвета. Из огромного тела торчали две головы. Каждая имела по три глаза, которые взирали на нас с неподдельным интересом. Я имел все основания полагать, что интерес у чудовища был гастрономический. Настолько плотоядным показался мне этот взгляд. Мои опасения подтвердил волк. Поняв, куда занесла его нелёгкая, он захотел сделаться маленьким, пытаясь прикинуться серым камешком, одним из многих на большом плато.

Я слез со спины хищника, огляделся. Да, смыться вряд ли получится. Каменистая площадка была целиком окружена лесом. Монстр шевельнулся, змейка на руке дёрнулась. Мои пальцы тронули рукоять меча. Только какой в нём прок? Эти сиамские близнецы в один момент прихлопнут нас небольшой скалой, и даже не почешутся.

— Кы пто катой? — рявкнуло чучело.

Громовой бас чудовища раскатился по андромедской локации. Фраза что-то напоминала, но я соображал неважно. Наверное, потому, что зрелище двухголового синяка размером с пятиэтажку адекватному восприятию способствовало плохо. Но надо отвечать. А то невежливо как-то получается.

— И тебе не хворать! — выкрикнул я, от души надеясь на правильность своего приветствия.

Две головы склонились на один бок. Блин, наверное, прикидывают, какое место у меня вкуснее.

— Тшо чхотешь от немя, гуфлик? — монстр решил продолжить диалог.

Я хотел ответить, что сам он гульфик, но вовремя одумался. Спорить с чудовищами занятие глупое и небезопасное. Лучше всего, найти с ними общий язык. Только как его искать, если этот синеватый реликт изъясняется хуже Компота?

В следующее мгновение у меня возникли опасения на предмет состояния собственной психики. Потому что я услышал голос персонажа с десертным прозвищем.

— Слышь, я щас того, — кряхтел откуда-то мой велеречивый друг, — слезу и уделаю эту ширинку!

Вообще-то речь члена бродяжьего клана была несколько длиннее, потому что перемежалась сочными эпитетами нелитературного характера. Я поискал глазами источник нецензурного вещания. Вот он! Связанный Компот висел на большом камне, расположившемся по соседству с троном синюшного двойника.

— Ты как сюда попал? — от неожиданности я даже забыл про чудище.

Оно само напомнило о себе.

— Во имапал я! — прогремел синий.

— Урод! — Компот был в своём репертуаре.

В руках монстра появилась дубина. Небольшая, с фонарный столб. Я поспешил вмешаться в разгорающийся межгалактический конфликт.

— Я пришёл, — произнёс я, не понимая, что говорить дальше, — для… В общем, по делу.

Чудовище замерло, вперив в меня шесть глаз, и сунуло толстый палец в ухо одной из своих голов. Покрутило им там. Мне подумалось, что двухголовый таким образом намекает на мои умственные способности. Но я ошибся. Выковыряв из уха большой шмат коричневого вещества, монстр пальцами скатал шарик и залепил им рот моего товарища. Мне послышался звук, похожий на спазм. Посмотрел вниз — волка чуть не стошнило. Ничего удивительного, мой питомец отличался не только ранимой натурой, но ещё и чувствительным пищеварением. Я был в этом смысле покрепче, но и мне стало как-то не по себе.

Тем временем "синий" крякнул и снова повернул ко мне обе головы.

— Шорохо шывло! — пробасил довольный собой гигант. — Мешно!

И шестиглазый выдумщик зашёлся в задорном андромедском веселье. Я посмотрел на несчастного Компота. Жертва собственной нецензурности пыталась выплюнуть изо рта гадость, но его попытки ни к чему не приводили. Вязкое вещество затвердело, запечатав губы моего соратника сургучной печатью.

— Тшо не шменёшься? — обратился ко мне синеватый реликт.

— Что-то не хочется! — ответил я, с удивлением осознавая, что начинаю понимать андромедский язык.

— Дотга вогори, жашем пишёл! — монстр снова состроил серьёзную мину. Даже две мины.

Надо было что-то придумать. Но в голову лезла какая-то ерунда, наподобие “не извольте беспокоиться” и “дави гидру капитализма”. Выручило зеркальце. Оно тренькнуло в кармане. Я достал из брюк своего советчика — на экране было написано только одно слово: “Квест”. Так этот двуличный синяк квестовый персонаж?! Как же это я сам-то не догадался?

— Тшо эот у теяб? — синий ткнул толстым пальцем в направлении девайса.

— Керзальце! — ответил я на чистом андромедянском наречии.

Пока монстр обдумывал моё произношение, я нашёл на экранчике нужную локацию. Так, кто у нас тут раздаёт задания? Ткнул в значок “Квестовый Персонаж”, на мониторе возник портрет двухголового чудища синего цвета. Зигерод! Что ж, имечко под стать внешности.

Итак, выбор невелик. Или меня подвесят, как Компота, на стенку, или придётся брать квест.

— Дай мне задание! — крикнул я монстру.

Тот уставился на меня непонимающими глазками.

— Нме жунен вкест! — полиглотом я не был, но на ломаном андромедском изъясняться у меня получалось.

— А-а, вкест! — обрадовался Зигерод. — Тшо ж ыт разу не ксазал?

Как же, ксажешь тебе! Тьфу ты, уже и думаю по-ихнему!

— Визу, ыт шмелый гуфлик! — продолжал между тем двухголовый.

Не то слово! Ещё какой шмелый! А уж гульфик из меня вообще супер! Мою внутреннюю иронию прервало зеркальце. Оно разразилось переливчатым звоном и сообщило мне следующее:

— Для вас начался квест “Проблема Зигерода”!

Проблема у него! Стой себе да лови зазевавшихся туристов. Ладно. Возьму квест, а выполнять не стану. Лишь бы свалить отсюда поскорее.

— Немя свё рвемя чумают лзые чеври, — пожаловался синий. — Пинеси нме каратитона. Он нме мопожет.

— Ландо, довогорились, — сообщил я чудовищу. — Токло оптусти Мопкота.

— Воко? — не понял меня реликт.

— Того дючика, — я указал на мычащего Компота. — Нме без евно не правиться!

Синий почесал дубиной в обоих затылках, а потом махнул свободной ручищей:

— Адно! Азбирай!

Вот и алдушки! Да что ж такое! Дурной пример, он дурной и есть. Ладно, вот устану от ратных подвигов, пристроюсь переводчиком при андромедском посольстве. От мыслей о возможной перспективе стать межгалактическим толмачом меня отвлёк звук пробки, вылетевшей из бутылки с шампанским. Обернулся — это Зигерод откупорил рот моего соратника. То, что выдал Компот прямо в оба лица чудища, я передавать не стану. По причине цензуры и соблюдения разумных приличий. Хорошо, что Компот не успел, как я, овладеть местным наречием, а то нас наверняка втоптали бы в почву две массивных ноги синего цвета.

Монстр только спросил у меня, что конкретно имел ввиду мой несдержанный товарищ. Я ответил, что тот таким образом выражает неподдельную радость от встречи и искреннюю надежду на новое рандеву. Пока синий реликт переваривал мою информацию, я достал зеркальце. Мне было интересно, что такое каратитон.

Вызвал клавиатуру, набрал нужное слово. На мониторе появилось существо самого отвратительного вида. От таких картинок хочется вытереть руки. В общем-то, обычный паук. Только с множеством ног с глазами. Сегментные конечности имели по три органа зрения каждая, а студенистое туловище — целую уйму ртов. Время от времени они раскрывались, и из красных пастей вырывались липкие языки. Судя по всему существо было небольшого размера, но подойти к нему близко меня не заставил бы даже приставленный к виску пулемёт. И где обитает это инопланетное чудо? Джунгли Тау-Кита! Локация по соседству с Гамбиром.

Обычно все хотят избавиться от насекомых, а мой двухголовый оппонент, наоборот, решил одного завести. Ладно, у каждого свои заморочки. Краем глаза заметил, как дёрнулся синий. Прямо из каменистой почвы вынырнул гибкий провод и вонзился в ступню Зигерода. Великан хрюкнул, замахнулся дубинкой, но червяк, откусив часть синей плоти, уже смылся. Вот, значит, для чего понабился каратитон.

Ну, всё, квест взяли, пора сваливать отсюда. Так, Где Компот? Тот был рядом. Мой товарищ плевался в обоих смыслах. В прямом и переносном. Во-первых, пытался прочистить рот, во-вторых, на чём свет костерил двухголового реликта. Значит, всё в порядке. А где волк? Пропал. Я достал подарок незабвенной Бони и свистнул. Один из булыжников зашевелился и начал трансформироваться в знакомую фигуру. Просто нет слов! Если бы проводились соревнования по растворению особей в природной среде, мой питомец был бы чемпионом мира. Особенно если его перед тем хорошенько напугать.

— Я туда не полезу, — сообщил мне серый, когда мы с Компотом взгромоздились на его спину.

Тоже мне удивил! А кто недавно точно так же ныл, а потом взял, да и завёз нас сюда. Сусанин, блин!

— Ты же сам сюда прискакал! — я попытался пристыдить серого.

— Я не хотел, — виновато вильнул хвостом хищник, — оно само вышло.

— Как это?

— Послышался зов, — пояснил волк, — тихий такой, нежный, как персик.

Убивают меня его метафоры. Вроде бы среднерусский зверь, а выражается, как заправский калиф. Несовместимость налицо. Хотя, чего только не бывает в Драме!

— Ты тоже? — я посмотрел на Компота.

Тот кивнул. Всё ясно — моих друзей зомбировал этот синюшный двойник. Видимо, помимо других ценных качеств, он обладал ещё и способностью заманивать к себе путников. Телепатическим гипнозом. Способ, мягко говоря, не вполне обычный, но, как говорится, каждый выделывается, как хочет.

Ну и что прикажете делать? Силой загнать своего питомца в страшный лес я не мог. Уговаривать его — номер дохлый. Упрямству хищника позавидовал бы самый капризный осёл. Сказать по правде, мне и самому не хотелось туда лезть. Выручило зеркальце. Дав о себе знать активной вибрацией, оно попросилось на аудиенцию. Я достал плоскость на божий свет и взглянул на экранчик.

Там была изображена наша локация. На окраине плато мигала синяя точка. Я увеличил масштаб — возникло изображение какого-то объекта. Ещё крупнее. Вот это да! Детская карусель с целым набором различных сидений. Правда, все они были на космическую тематику — ракеты, летающие тарелки и ещё какие-то, совсем странного вида, аппараты. Я вспомнил, как помогал одному такому астронавту на ржавом рыдване. Прикинул расстояние — совсем рядом. Развлекательное сооружение было скрыто от нас большим камнем.

Сделал несколько осторожных шагов. Так и есть — детская забава, какой бы нелепой не казалась она в таком месте, расположилась прямо на каменистой почве плато. Ладно, будем осваивать новый вид транспорта. Я направился к карусели. За мной, не отходя ни на шаг, семенили волк с Компотом. Следом за ними тяжело ступал синий реликт.

Так, что выбрать? Естественно, ракету. Я имею ввиду тот заострённый цилиндр с двумя дырками для детей. Только вместо капризных недорослей кататься сегодня на этой вертушке придётся нам. Хотя, у меня есть большие сомнения насчёт способности данной техники совершать беспосадочные перелёты. Ладно, попробуем!

— Шорохая сакурелька! — с каким-то благоговением произнесло чудище.

— Не то восло! — ответил я, пристраивая своё эго на жёсткое сиденье ракеты.

Волк, чудовище и Компот, раскрыв четыре рта, с неподдельным любопытством следили за моими манипуляциями.

— Чего встали? — я махнул рукой своим спутникам. — Лезьте!

Первым опомнился Компот. Исторгая неприличное ворчание, он последовал моему примеру и занял отверстие позади меня. Волк за всё золото мира не согласился бы остаться здесь один. Поэтому прыгнул прямо на руки члену бродяжьего клана. Компот от неожиданности крякнул и высказал серому всё, что о нём думает вообще и о его поступке в частности. Белка и стрелка, блин!

Ладно, как там дальше? Ключ на старт или с толкача? Я вопросительно посмотрел на Зигерода.

— Ут еть ламенькая чопонька! — тыкнул синим пальцем в ракету реликт.

Тут же тренькнуло зеркальце, изобразив на весь экран красную кнопку. Я одной рукой взялся за ржавый руль, второй нажал на “чопоньку”. Если бы я только знал, что произойдёт потом, я бы ещё сто раз подумал, прежде чем тыкать пальцами в незнакомые предметы.

Ржавая посудина сорвалась с места с такой скоростью, что мой организм подвергся нешуточной перегрузке. Под сдавленный мат Компота и жалобный вой хищника ракета вошла в плотные слои андромедской атмосферы.


Глава 13 | Драм |