home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Меня с силой швырнуло вниз. Вот почему-то всегда появляется чувство досады, когда оказываешься на земле. Порассуждать на данную тему дальше не удалось. Сильнейший пинок вернул меня к действительности. Хорошо, что на мне доспехи, а то от моего здоровья остались бы только анализы.

Новый удар — в глазах потемнело. Не из-за боли. Просто забрало моего шлема свалилось на глаза. Надо будет его закрепить как-то, хоть скотчем, что ли.

— Я не поняло, — пропищал знакомый голос, — тебе нравится, когда бьют?

Зеркальце! Вот здорово! А ведь я скучал. Интересно, может нормальный человек тосковать по такой мелочи? Женщина — да. У них в сумочках этого добра, как у дурака фантиков. И без всего этого, они, как без рук. Но я же не дама! Снаружи раздался жуткий лязг, потом ещё. Этот звук я узнал. Так звенят скрещенные мечи.

— Чего разлёгся, цыплёнок?! Вставай! — закричали из-за пределов моего убежища. Голос был женский.

Я отодвинул забрало — так и есть: рядом с лежащим мной стояла роскошная девица. Я присмотрелся — так это же она! Та самая, с заставки! Я прокашлялся и хотел выдать что-нибудь оригинальное, но язык отказывался подчиняться своему хозяину.

— Не соблаговолите ли… То есть, я хотел выразить моё… В смысле в моём лице вам, всё то…

Ну почему всегда одно и то же?! Почему, стоит мне только увидеть красивую девушку, как я тут же становлюсь косноязычным дебилом, блеющим всякую чепуху? Наверное, всему виной старые комплексы.

Между тем девица отбила очередной удар. Сделав хитроумный выпад, она ткнула мечом в сторону. Раздался вопль, послышался звук упавшего тела. Да что, в конце концов, творится? Я приподнял голову — ничего себе! Вокруг меня шла битва. Люди в доспехах дрались с уродливыми существами, которых я не раз видел в фильмах. Орки! Ну, конечно, если есть хоббиты, то должны быть и орки. Пока я таким образом рассуждал, воительница снесла голову очередному чучелу. Та, высунув чёрный язык, косматой тыквой упала прямо возле меня.

— Вставай, олух! — крикнула амазонка. — Или тебя прибьют, как муху!

Нет, всё-таки я против эмансипации. Я не ханжа и не зануда, и могу понять, когда некоторым хочется больше прав. Но должны же быть рамки!

— Держись меня, я тебя выведу! — снова снизошла до меня девица.

Посмотрев, что творится вокруг, я спорить не стал. По-мужски громыхнув доспехами, встал, поправил забрало. Девушка прыснула. Я обиделся и хотел высказаться. По возможности колко и иронично. К этому времени в моём организме как раз скопилось достаточно желчи. Но не успел. Новый выпад злобного орка уберёг красотку от вербального возмущения вооружённого хоббита. То есть, меня.

Пока амазонка уделывала своего визави, я заметил ещё одного уродца. Орк крутил на цепи шипастый шар и двигался в мою сторону. Я выхватил меч. Чёрт побери, как здорово! Кто-нибудь это видел? Нет? Жаль! Надо порепетировать перед зеркалом. Кстати, зеркало. Оно что-то хочет сказать. Я прислушался.

— Беги, идиот! — раздалось из кармана.

Нет, ну что за день! Все норовят обидеть. Не успел я вернуться, а уже выслушал целую кучу “комплиментов”. И, главное, от кого? От воинствующей домохозяйки и блестящей штуковины. Бежать? Ну уж нет! Я — победитель Малфаса, парочки ревратов и целой кучи скелетов. Уж с одним орком как-нибудь да справлюсь.

Я направил свой меч в сторону врага. Мы стояли спина к спине — я и дамочка с картинки. В моём воображении сложилось эпическое полотно — храбрый воин одолевает вражьи полчища, а его спину прикрывает прекрасная амазонка. Кстати, этот кожаный прикид очень даже… Додумать приятную мысль я не успел.

Сильнейший апперкот лишил меня равновесия. Я снова очутился на земле и не ударил лицом в грязь. Потому что её там не было. Хотя лучше бы была. Не так бы гудела сейчас голова. Стоп, это же не голова гудит, а шлем. Чем это меня? Я взглянул наверх. Наглый орк с улыбкой в виде оскала снова топал по мою душу. Вот ведь привязался! Я понял, что встать уже не успею. Урод замахнулся снова — я вытянул руку:

— Стой!

Это слово я выкрикнул инстинктивно, но монстр почему-то послушался. Любопытный, наверное. А, может, любит, когда умоляют? Орк рыкнул, мол, чего надо? Мне удалось подняться.

— Не подскажете, как пройти в библиотеку? — я нёс первое, что приходило в голову. Лишь бы не били.

Уродец опустил оружие и почесал за ухом. То-то же! Неужто я, современный человек, не обману какого-то там орка? Это просто смешно, честное… Здоровенный кулак в краге отправил меня в очередной нокдаун. Я снова (уже в который раз за день) очутился на земле. Затылок гудел, тело было, как вата. Сил не было вовсе.

Словно в тумане я видел, как приблизились толстые ноги, покрытые густой шерстью. Вот они замерли. Прямо возле меня. “Сейчас добьёт”, - пронеслась грустная мысль. Но монстр медлил. Неожиданно к его волосатым ногам упала голова. Я признал в ней череп своего противника. В то же мгновение тяжёлое тело орка придавило меня к земле. Если бы не мой железный костюм, я бы, наверное, задохнулся. Хотя и сейчас мог погибнуть от удушья — вонь от поверженного гоблина была жуткой. Интересно, тут противогазы не предусмотрены?

Погибнуть от смрада мне было не суждено. Я почувствовал, как мёртвый орк сделался легче, а воздух свежее. Вот что мне здесь нравится — убитые монстры просто растворяются в воздухе, не засоряя окружающую среду своими останками. Не война, а эталон экологически чистого противостояния.

Попробовал повернуться — получилось. Решил встать. Я начал принимать вертикальное положение и уже достиг в этом начинании определённого прогресса, как вдруг меня схватили за шкирку и встряхнули. Я окончательно стал прямоходящим. Интересно, надолго ли?

Настойчивое забрало снова мешало мне разглядеть, что творится вокруг. Я хотел его приподнять, но меня опередили. Раздался слабый скрип — снаружи в уютный мирок хоббита заглянула воительница. Её рост заметно превосходил мой, она стояла нагнувшись. Я уставился на декольте. Не специально. Просто мой взгляд жил сейчас собственной жизнью и не подчинялся остальному организму. Хотя, если честно, то организм не больно-то его и уговаривал.

Видимо, моё созерцание носило слишком уж откровенный характер, потому что через мгновение забрало лязгнуло так, что я на секунду оглох. Надо его оторвать к чёрту, а то не рыцарь, а какая-то лампочка — захотел выключил, захотел включил. Я поднял щиток и со злостью посмотрел на амазонку. Та, хоть и не улыбалась, но уголки её губ подозрительно подрагивали.

— Вы знаете, что, — я решил призвать хулиганку к порядку, — не безобразничайте. А то я могу и …

Мысль о том, чего я там могу, так и не оформилась до конца в моей голове. Наверное, ей мешал образ декольте, который никак не покидал моего воображения. Вот почему все фентезийные девицы имеют такой эротичный прикид? Наверняка неспроста! Я представил себя на месте противника такой дамочки. Да я же не смогу с ней нормально драться! И вовсе не из-за врождённого человеколюбия, а просто потому, что не получится сосредоточиться на поединке. Меня будут всё время отвлекать её неприкрытые, а ещё больше полуприкритые места. А невнимательность в схватке грозит предсказуемо печальным финалом.

— Пойдём уже, вояка, — произнесла амазонка.

Она повернулась ко мне спиной и направилась в сторону синего леса, который виднелся неподалёку. Я потрусил следом. Надо отметить, что пока вонючий орк валял меня по земле, эпицентр битвы сместился куда-то в сторону. И хотя драка была в самом разгаре, мы с моей новой знакомой оказались не у дел. Оно и к лучшему! Надо прийти в себя, собраться с мыслями, наметить план действий. Но для того, чтобы что-то планировать, надо хотя бы немного понимать, по каким правилам здесь играют. Конечно, кое-что я успел почерпнуть ещё в моё первое пришествие. Но знакомство с новым миром тогда было настолько скоротечным и торопливым, что разобраться во всём я не успел просто физически.

— Послушайте! — я едва поспевал за воинствующей дамочкой. — Я хотел спросить.

Амазонка даже не обернулась. Мне приходилось почти бежать, а мой железный костюм подходил для этого плохо.

— А у вас красивые ноги! — крикнул я вдогонку девице.

Она резко встала — я воткнулся ей в спину. Забрало брякнуло — стало снова темно. А, чтоб его! Из кармана послышались вибрирующие смешки. До чего паскудный девайс, всё-таки. Вместо того чтобы посочувствовать соратнику, он ржёт, как лошадь. По шлему постучали. Я открыл щиток.

— Если ты, мелочь, — прошипела амазонка, — ещё хоть раз что-нибудь скажешь о моей внешности, я тебя разрублю на кусочки!

В качестве доказательства она выхватила меч и срубила чахлое деревце, недальновидно выросшее у неё на пути. Да она мегера! Просто ведьма! Зато как хороша! В этот момент особенно. Глаза девицы горели, волосы развевались, грудь вздымалась…

Видимо, я опять посмотрел не туда, потому что воительница снова потянулась к рукояти меча. Всё-таки, женская логика — вещь особенная. Ну зачем, скажите на милость, делать глубокий вырез, как не для того, чтобы туда смотрели? По-моему, вещь очевидная и не требующая доказательств. В общем, аксиома. Видимо, дамочка так не считала. Он сдвинула брови и схватилась за оружие.

От неминуемой гибели меня спасло зеркальце. Оно разразилось переливчатой трелью и так, чтобы слышали все присутствующие, провозгласило:

— Посмотрите направо! Перед вами драмский лес — идеальное убежище для ушастых нубов первого уровня!

Девица мгновенно позабыла о своих членовредительских намерениях и с удивлением посмотрела в мою сторону. Среагировать я не успел. С быстротой молнии она бросилась на меня. Послышался лёгкий щелчок, мой панцирь как-то сразу обвис. Я почувствовал, как шустрые ручонки шарят по моей одежде.

— Что это? — шмон внезапно прекратился, ладони амазонки что-то нащупали.

— Мадам, — я попытался высвободится, — мне неловко об этом говорить.

Скабрезность подействовала — девица покраснела. Правда желаемого она уже достигла — её руки сжимали зеркальце. Тонкие конечности покинули моё внутреннее пространство. Панцирь с меня слетел, я остался в одной рубашке. Хотел возмутиться, но понял, что бесполезно. Моя спасительница уже с интересом разглядывала глянцевую вещицу. Ей ни до чего не было дела. Вот именно в этот момент женщины наиболее беззащитны. Стоит им сунуть под нос что-нибудь блестящее — и делайте с ними всё, что хотите. Правда, проверять это на себе я не решился. Мало ли что!

Амазонка с обожанием смотрела на отнятый предмет, легонько поглаживая его края. Мне показалось, что она пытается поцеловать его прямо в поверхность. Я ошибся. Девица что-то шептала. Я прислушался.

— Свет мой, зеркальце, скажи… — донеслось до моего слуха.

Ага, щас! Всё-таки типовое мышление — не пустой звук. Мы все мыслим стандартно с небольшой погрешностью в ту или другую сторону. Например, стоит нам завести говорящее зеркальце, первое, что нас интересует, так это кто на свете всех милее.

Девица казалась расстроенной — стекло на её вопрос не отвечало. Сделавшись тёмным, оно не реагировало на внешние раздражители. Типа, никого нет дома! Отлично!

— Во избежание напрасного кровопролития, — подал я голос, — предлагаю вернуть мне моё законное имущество.

Не зная, как на этот призыв отреагирует моя новая знакомая, я на всякий случай сделал пару шагов назад. К моему удивлению девушка протянула мне руку с блестящим квадратом. На её лице застыло выражение вселенской скорби. Нет, я не садист, и понимаю, как тяжело молодой леди расставаться с полюбившейся вещью. Но блестящий предмет мне был дорог не меньше. Поэтому я взял зеркальце, оно тут же пошло рябью.

— Молодец! — похвалил я ожившее стекло. — Не пошло на поводу и проявило сознательность!

— Ой, да чихало я на твою сознательность! — голосом Маньки-облигации ответил мне вредный гаджет.

Нет, так дальше нельзя. Как-то надо его приструнить! Должен же быть какой-нибудь способ? Краем глаза я заметил нечто знакомое. Кремнецвет! Очень кстати! Я подошёл к растению, стянул рукав рубахи на ладонь и осторожно сорвал колючее растение. Зеркальце издало звук, похожий на сглатывание слюны. Мысленно я поздравил себя. Делая вид, что любуюсь отвратительной флорой, стал насвистывать легкомысленный мотивчик. Стекло, проявляя нетерпение, завибрировало. Ничего не знаю, хороший букетик, самому надо. Зеркальце дураком (или дурой?) не было.

— Ну ладно, погорячилось, — тренькнуло оно, — с кем не бывает? Так ведь меня тоже можно понять! Затащил в чужую реальность. Думаешь, легко целый месяц молчать?

Своего я добился, а потому приблизил жёсткий репейник к блестящей поверхности. Зеркальце изогнулось и втянуло в себя колючее растение. При этом голодный девайс пару раз громко чавкнул. Процесс поедания занял у него секунд пять, не больше, после чего стекло сыто зевнуло и изобразило довольную улыбку без лица. Чеширский кот, блин. Что поделаешь, у моего плоского друга своеобразное чувство юмора.

Я вдруг вспомнил про девушку и повернулся в её сторону. Та во все глаза смотрела на наши с зеркальцем манипуляции.

— Угадай, кто лучший в мире укротитель стёклышек? — мне почему-то вспомнился летающий толстячок со шведской фамилией.

Зеркальце фыркнуло, но спорить не стало. Может, не наелось? Мой вопрос вывел девицу из транса.

— Я слышала о таких вещицах, — она указала на блестящий квадрат, — но никогда не встречала. Это большая редкость. Говорят, их во всём Драме несколько штук.

Драм. Точно! Именно так назывался этот мир. Но постойте, а как же тогда хоббиты и прочие толкиенутые персонажи? По идее вся эта земля должна называться Средиземьем или чем-то подобным. Да, непоняток много. Но у меня есть зеркальце. Правда, я стал подозревать, что оно выдаёт мне информацию не полностью, как бы дозировано. А, может, это я не научился им пользоваться? Оставлю его в покое. На время. Пусть пока переваривает свой гладиолус.

— Откуда у тебя это? — амазонку по-прежнему продолжал интересовать артефакт.

Не знаю почему, но мне показалось, что девица стала относиться ко мне по-другому. С меньшим пренебрежением, что ли. Что ж, уже прогресс. Хотя в глубине души я, конечно, понимал что всему виной не моё врождённое обаяние, а говорящий квадрат. Ну да ладно, лиха беда начало!

— Я не знаю, — признался я. — Оно всегда со мной было.

Девица казалась заинтригованной.

— Я слышала, что такие вещи, — продолжала она, — у других не работают.

— Как это? — мне стало интересно.

— Ну, функционируют только у того, кому принадлежат. Пока хозяин их не продаст или не обменяет на что-нибудь. Или подарит.

Она посмотрела на меня и прищурилась. Мне это не понравилось.

— Ну?! — после небольшой паузы произнесла рассказчица.

— В каком смысле? — не понял я.

— Я тебя спасла? — она сделала ко мне один шаг.

— Ну, вообще-то, это спорный вопрос, — я на шаг отступил.

— Орк пятого уровня тебя пинал как хотел, — стояла на своём девица. — Ещё чуть-чуть и прикончил бы.

— А может быть у меня такая тактика? — я пытался оспорить очевидное. — Я падаю, враг думает, что я готов и расслабляется. Вот тут я его…

Дослушивать до конца мою военную доктрину девица не стала. Привычным жестом, я бы даже сказал буднично, она выхватила свой меч и приставила его к горлу. Горло было моим.

— В общем так, цыплёнок, — амазонка понизила голос, — я тебя выручила — ты должен заплатить.

Вот, значит, как! И здесь всё построено на суровых законах монетаризма. Все хотят извлечь выгоду и получить прибыль. Я с осуждением посмотрел на меркантильную девицу. Та ждала ответа.

— А если я откажусь?! — вопрос носил формальный характер, потому что ответ на него лежал на поверхности.

— Тогда ты расплатишься жизнью!

Надо же какой пафос! Несмотря на решительность амазонки, мне почему-то казалось, что она меня не убьёт. Может быть, покажусь чересчур самоуверенным, но я чувствовал, что между нами наметилась тонкая, едва различимая ниточка под названием симпатия. Правда, проверять данную теорию на практике я не решился. Кто её знает, может её кумир — Юдифь? Я на мгновение представил, как рыдает над отрубленной головой хоббита моя новая знакомая. Бр-р. Жуть! Я очистил воображение от мрачной сценки и вернулся к действительности.

— Так ведь у меня ничего нет, — я развёл руки в стороны, демонстрируя свою материальную несостоятельность.

— Зеркальце! — девушка кивнула в мою сторону.

Кто бы сомневался! Завладеть редкой вещью, которых во всём мире раз два и обчёлся — отличная идея. Только вы, мадам, просчитались. Не на того напали! В моей голове уже начал созревать некий план, целью которого было сохранить за собой право владения редким гаджетом. Только привести его в действие мне было не суждено.

Из синего леса показались два типа. Они имели чёрную кожу, пронизанную красными полосами, и светлые миндалевидные глаза. В общем, внешность эффектная. Говорю это без всякой иронии или сарказма. Амазонка проследила мой взгляд и обернулась.

— Мурунги! — девицу аж передёрнуло.

Она сразу же потеряла ко мне интерес и повернулась навстречу опасности. А в том, что эти двое представляют опасность, сомнений не было. Достаточно было взглянуть на их лица. Мне тоже стало не по себе. Я достал зеркальце.

— Кто это? — я старался быть лаконичным.

Стекло с готовностью изобразило чернокожего красавца.

— Мурунги — это существа Драма, — тоном лектора произнёс квадрат, — одна из двух рас, доминирующих в мире. Отличаются недюжинными физическими возможностями. Ненавидят расу людей, считают их бледнолицыми слабаками и…

— Всё ясно, дальше можешь не продолжать, — я схватил лежащий на земле панцирь и натянул на тело.

Броня висела на мне неудобным ломом и, по всей видимости, не собиралась садиться, как следует. Зеркальце сочувственно тренькнуло и изобразило подробную схему металлического жилета, на которой красным цветом была выделена хитроумная защёлка. Следуя инструкции, мне удалось нацепить на себя военную форму. Я почувствовал себя увереннее.

— Граждане, не пренебрегайте средствами индивидуальной защиты! — разразилось рекламным слоганом расшалившееся стекло.

Я удивлённо посмотрел на экранчик — там возникло изображение аптечной витрины с коробочками недвусмысленного назначения. Я сунул квадратного хулигана в карман. Ну вот что с ним делать? Увещевать глупо, стукнуть нельзя — натура хрупкая. Остаётся грозить голодом, хоть это и не гуманно. Ладно, это всё потом. А сейчас…

Раздался характерный звук — мурунги достали оружие. Они были уже совсем близко. Амазонка застыла в боевой стойке. Никто не проронил ни звука. Ни “здрасьте” или “как поживаете”. Ничего! Ну почему не сесть за стол переговоров и не выкурить трубку мира? Или, наоборот, сначала выкурить, а потом сесть? Хотя, нет. Второй алгоритм — неправильный. В общем, не важно! Можно урегулировать, прийти к соглашению, пойти на компромиссы. Так ведь нет! Сразу за ножи — и вперёд. Дикость какая-то, честное слово. Хотя, в каждом мире свои правила. Здесь, видимо, такие — сначала бей, потом спрашивай.

Над чернокожими возникли едва различимые полоски, обозначающие здоровье, чуть выше цифра. Это их уровень. У нападавших были пятёрки. А что амазонка? У неё семёрка. Сильнее, конечно, она. Но ведь тех двое. Нетрудно подсчитать, на чьей стороне будет перевес. А я? Меня что, в расчёт не берут?

— Сиди уже, — пискнуло зеркальце.

Я готов был поклясться, что вслух ничего не произносил. Удивляться необычным способностям моего плоского спутника долго не пришлось — на нас напали. Вернее, на амазонку. Я посчитал этот недружественный акт агрессией против суверенного меня, поэтому объявил войну чернокожим. Правда, пока молча. Так сказать, в одностороннем порядке.

Пришельцы были сильны. Но и амазонка девочкой для битья не выглядела. С каждым в отдельности она справилась бы в два счёта. Это было заметно, когда она оказывалась один на один с кем-то из своих противников. Но мурунги здорово работали в паре. Они нападали и оборонялись слаженно, видно этой тактикой пользовались не впервые. Правда, у девицы в запасе оказалось несколько хитрых бутылочек. Эликсиры здоровья! Я с такими уже сталкивался. Классная вещь! Принимаешь на грудь — и почти здоров.

Воительница время от времени прикладывалась к сосудам и билась на равных. Вообще, виртуальный мир уравнивает шансы. Слабого пола здесь нет. Мужчины и женщины изначально обладают одинаковой силой, а значит и равными возможностями. Прекрасный образчик эмансипации! Правда, в бою дамочкам снисхождения ждать не приходится. Но это уже оборотная сторона медали. Как говорится, за всё надо платить!

В какой-то момент девица начала брать верх. Казалось, ещё немного, и она победит. Но я ошибся. Исчерпав все ресурсы, амазонка начала сдавать. Мурунги же, выдержав натиск, перешли в атаку. Каким-то чудом они смогли сохранить по одному эликсиру на брата. К тому же они получили неожиданную подмогу. Из леса вышел орк. Это был переломный момент! Троица набросилась на мою спасительницу с удвоенной силой. Шансов у девушки не было никаких. Кроме одного.

Я выхватил меч, и, не обращая внимания на зеркальные вопли, бросился на помощь. Иногда мы, сами не зная почему, поступаем вопреки здравому смыслу. Происходит это мгновенно, без участия такого важного органа, как мозг. В общем, делаем глупость. Именно этот феномен и толкнул меня в спину.

Я, как вихрь, ворвался в самый эпицентр схватки, и вылетел оттуда с ещё большей скоростью. Нарвался на мощнейший хук одного из бойцов.

— Минус пятьдесят пунктов здоровья, — сквозь звон в ушах пробился голос зеркальца.

Блин! Надо встать. Сумел приподнять голову. На меня надвигался чернокожий враг. Я пытался отползти в сторону. Но меня настигли. Убийца занёс надо мной кривой меч. Говорят, в последние минуты перед мысленным взором человека проплывает вся его жизнь. В моей голове сидела только одна мысль — о неизбежном наказании за добрые дела. И чего я туда полез?

Внезапно мурунг застыл. Может у него внезапный приступ жалости? Или он тайно симпатизирует хоббитам? На самом деле всё оказалось прозаичнее — из его груди торчал меч. Амазонка прошила чернокожего насквозь. Она снова спасла меня от смерти! Я завороженно смотрел, как мёртвый враг тает в пространстве. Правда, до конца он почему-то не исчез. Полупрозрачная серая тень повисла над тем местом, где только что находился поверженный противник. Орк удивлённо рыкнул и уставился на призрак. Меч девушки со свистом рассёк воздух, и косматая голова покатилась по траве. Послышался щелчок. Аптечка!

Заступница хоббитов нагнулась, чтобы воспользоваться неожиданным подарком. Она уже взяла его в руки. Внезапно её глаза расширились, красная коробочка выпала из ослабевших пальцев. Она медленно повернулась к оставшемуся в живых мурунгу. У меня ёкнуло сердце — из спины девушки торчала чёрная рукоять кинжала.

Меня с силой швырнуло вниз. Вот почему-то всегда появляется чувство досады, когда оказываешься на земле. Порассуждать на данную тему дальше не удалось. Сильнейший пинок вернул меня к действительности. Хорошо, что на мне доспехи, а то от моего здоровья остались бы только анализы.

Новый удар — в глазах потемнело. Не из-за боли. Просто забрало моего шлема свалилось на глаза. Надо будет его закрепить как-то, хоть скотчем, что ли.

— Я не поняло, — пропищал знакомый голос, — тебе нравится, когда бьют?

Зеркальце! Вот здорово! А ведь я скучал. Интересно, может нормальный человек тосковать по такой мелочи? Женщина — да. У них в сумочках этого добра, как у дурака фантиков. И без всего этого, они, как без рук. Но я же не дама! Снаружи раздался жуткий лязг, потом ещё. Этот звук я узнал. Так звенят скрещенные мечи.

— Чего разлёгся, цыплёнок?! Вставай! — закричали из-за пределов моего убежища. Голос был женский.

Я отодвинул забрало — так и есть: рядом с лежащим мной стояла роскошная девица. Я присмотрелся — так это же она! Та самая, с заставки! Я прокашлялся и хотел выдать что-нибудь оригинальное, но язык отказывался подчиняться своему хозяину.

— Не соблаговолите ли… То есть, я хотел выразить моё… В смысле в моём лице вам, всё то…

Ну почему всегда одно и то же?! Почему, стоит мне только увидеть красивую девушку, как я тут же становлюсь косноязычным дебилом, блеющим всякую чепуху? Наверное, всему виной старые комплексы.

Между тем девица отбила очередной удар. Сделав хитроумный выпад, она ткнула мечом в сторону. Раздался вопль, послышался звук упавшего тела. Да что, в конце концов, творится? Я приподнял голову — ничего себе! Вокруг меня шла битва. Люди в доспехах дрались с уродливыми существами, которых я не раз видел в фильмах. Орки! Ну, конечно, если есть хоббиты, то должны быть и орки. Пока я таким образом рассуждал, воительница снесла голову очередному чучелу. Та, высунув чёрный язык, косматой тыквой упала прямо возле меня.

— Вставай, олух! — крикнула амазонка. — Или тебя прибьют, как муху!

Нет, всё-таки я против эмансипации. Я не ханжа и не зануда, и могу понять, когда некоторым хочется больше прав. Но должны же быть рамки!

— Держись меня, я тебя выведу! — снова снизошла до меня девица.

Посмотрев, что творится вокруг, я спорить не стал. По-мужски громыхнув доспехами, встал, поправил забрало. Девушка прыснула. Я обиделся и хотел высказаться. По возможности колко и иронично. К этому времени в моём организме как раз скопилось достаточно желчи. Но не успел. Новый выпад злобного орка уберёг красотку от вербального возмущения вооружённого хоббита. То есть, меня.

Пока амазонка уделывала своего визави, я заметил ещё одного уродца. Орк крутил на цепи шипастый шар и двигался в мою сторону. Я выхватил меч. Чёрт побери, как здорово! Кто-нибудь это видел? Нет? Жаль! Надо порепетировать перед зеркалом. Кстати, зеркало. Оно что-то хочет сказать. Я прислушался.

— Беги, идиот! — раздалось из кармана.

Нет, ну что за день! Все норовят обидеть. Не успел я вернуться, а уже выслушал целую кучу “комплиментов”. И, главное, от кого? От воинствующей домохозяйки и блестящей штуковины. Бежать? Ну уж нет! Я — победитель Малфаса, парочки ревратов и целой кучи скелетов. Уж с одним орком как-нибудь да справлюсь.

Я направил свой меч в сторону врага. Мы стояли спина к спине — я и дамочка с картинки. В моём воображении сложилось эпическое полотно — храбрый воин одолевает вражьи полчища, а его спину прикрывает прекрасная амазонка. Кстати, этот кожаный прикид очень даже… Додумать приятную мысль я не успел.

Сильнейший апперкот лишил меня равновесия. Я снова очутился на земле и не ударил лицом в грязь. Потому что её там не было. Хотя лучше бы была. Не так бы гудела сейчас голова. Стоп, это же не голова гудит, а шлем. Чем это меня? Я взглянул наверх. Наглый орк с улыбкой в виде оскала снова топал по мою душу. Вот ведь привязался! Я понял, что встать уже не успею. Урод замахнулся снова — я вытянул руку:

— Стой!

Это слово я выкрикнул инстинктивно, но монстр почему-то послушался. Любопытный, наверное. А, может, любит, когда умоляют? Орк рыкнул, мол, чего надо? Мне удалось подняться.

— Не подскажете, как пройти в библиотеку? — я нёс первое, что приходило в голову. Лишь бы не били.

Уродец опустил оружие и почесал за ухом. То-то же! Неужто я, современный человек, не обману какого-то там орка? Это просто смешно, честное… Здоровенный кулак в краге отправил меня в очередной нокдаун. Я снова (уже в который раз за день) очутился на земле. Затылок гудел, тело было, как вата. Сил не было вовсе.

Словно в тумане я видел, как приблизились толстые ноги, покрытые густой шерстью. Вот они замерли. Прямо возле меня. “Сейчас добьёт”, - пронеслась грустная мысль. Но монстр медлил. Неожиданно к его волосатым ногам упала голова. Я признал в ней череп своего противника. В то же мгновение тяжёлое тело орка придавило меня к земле. Если бы не мой железный костюм, я бы, наверное, задохнулся. Хотя и сейчас мог погибнуть от удушья — вонь от поверженного гоблина была жуткой. Интересно, тут противогазы не предусмотрены?

Погибнуть от смрада мне было не суждено. Я почувствовал, как мёртвый орк сделался легче, а воздух свежее. Вот что мне здесь нравится — убитые монстры просто растворяются в воздухе, не засоряя окружающую среду своими останками. Не война, а эталон экологически чистого противостояния.

Попробовал повернуться — получилось. Решил встать. Я начал принимать вертикальное положение и уже достиг в этом начинании определённого прогресса, как вдруг меня схватили за шкирку и встряхнули. Я окончательно стал прямоходящим. Интересно, надолго ли?

Настойчивое забрало снова мешало мне разглядеть, что творится вокруг. Я хотел его приподнять, но меня опередили. Раздался слабый скрип — снаружи в уютный мирок хоббита заглянула воительница. Её рост заметно превосходил мой, она стояла нагнувшись. Я уставился на декольте. Не специально. Просто мой взгляд жил сейчас собственной жизнью и не подчинялся остальному организму. Хотя, если честно, то организм не больно-то его и уговаривал.

Видимо, моё созерцание носило слишком уж откровенный характер, потому что через мгновение забрало лязгнуло так, что я на секунду оглох. Надо его оторвать к чёрту, а то не рыцарь, а какая-то лампочка — захотел выключил, захотел включил. Я поднял щиток и со злостью посмотрел на амазонку. Та, хоть и не улыбалась, но уголки её губ подозрительно подрагивали.

— Вы знаете, что, — я решил призвать хулиганку к порядку, — не безобразничайте. А то я могу и …

Мысль о том, чего я там могу, так и не оформилась до конца в моей голове. Наверное, ей мешал образ декольте, который никак не покидал моего воображения. Вот почему все фентезийные девицы имеют такой эротичный прикид? Наверняка неспроста! Я представил себя на месте противника такой дамочки. Да я же не смогу с ней нормально драться! И вовсе не из-за врождённого человеколюбия, а просто потому, что не получится сосредоточиться на поединке. Меня будут всё время отвлекать её неприкрытые, а ещё больше полуприкритые места. А невнимательность в схватке грозит предсказуемо печальным финалом.

— Пойдём уже, вояка, — произнесла амазонка.

Она повернулась ко мне спиной и направилась в сторону синего леса, который виднелся неподалёку. Я потрусил следом. Надо отметить, что пока вонючий орк валял меня по земле, эпицентр битвы сместился куда-то в сторону. И хотя драка была в самом разгаре, мы с моей новой знакомой оказались не у дел. Оно и к лучшему! Надо прийти в себя, собраться с мыслями, наметить план действий. Но для того, чтобы что-то планировать, надо хотя бы немного понимать, по каким правилам здесь играют. Конечно, кое-что я успел почерпнуть ещё в моё первое пришествие. Но знакомство с новым миром тогда было настолько скоротечным и торопливым, что разобраться во всём я не успел просто физически.

— Послушайте! — я едва поспевал за воинствующей дамочкой. — Я хотел спросить.

Амазонка даже не обернулась. Мне приходилось почти бежать, а мой железный костюм подходил для этого плохо.

— А у вас красивые ноги! — крикнул я вдогонку девице.

Она резко встала — я воткнулся ей в спину. Забрало брякнуло — стало снова темно. А, чтоб его! Из кармана послышались вибрирующие смешки. До чего паскудный девайс, всё-таки. Вместо того чтобы посочувствовать соратнику, он ржёт, как лошадь. По шлему постучали. Я открыл щиток.

— Если ты, мелочь, — прошипела амазонка, — ещё хоть раз что-нибудь скажешь о моей внешности, я тебя разрублю на кусочки!

В качестве доказательства она выхватила меч и срубила чахлое деревце, недальновидно выросшее у неё на пути. Да она мегера! Просто ведьма! Зато как хороша! В этот момент особенно. Глаза девицы горели, волосы развевались, грудь вздымалась…

Видимо, я опять посмотрел не туда, потому что воительница снова потянулась к рукояти меча. Всё-таки, женская логика — вещь особенная. Ну зачем, скажите на милость, делать глубокий вырез, как не для того, чтобы туда смотрели? По-моему, вещь очевидная и не требующая доказательств. В общем, аксиома. Видимо, дамочка так не считала. Он сдвинула брови и схватилась за оружие.

От неминуемой гибели меня спасло зеркальце. Оно разразилось переливчатой трелью и так, чтобы слышали все присутствующие, провозгласило:

— Посмотрите направо! Перед вами драмский лес — идеальное убежище для ушастых нубов первого уровня!

Девица мгновенно позабыла о своих членовредительских намерениях и с удивлением посмотрела в мою сторону. Среагировать я не успел. С быстротой молнии она бросилась на меня. Послышался лёгкий щелчок, мой панцирь как-то сразу обвис. Я почувствовал, как шустрые ручонки шарят по моей одежде.

— Что это? — шмон внезапно прекратился, ладони амазонки что-то нащупали.

— Мадам, — я попытался высвободится, — мне неловко об этом говорить.

Скабрезность подействовала — девица покраснела. Правда желаемого она уже достигла — её руки сжимали зеркальце. Тонкие конечности покинули моё внутреннее пространство. Панцирь с меня слетел, я остался в одной рубашке. Хотел возмутиться, но понял, что бесполезно. Моя спасительница уже с интересом разглядывала глянцевую вещицу. Ей ни до чего не было дела. Вот именно в этот момент женщины наиболее беззащитны. Стоит им сунуть под нос что-нибудь блестящее — и делайте с ними всё, что хотите. Правда, проверять это на себе я не решился. Мало ли что!

Амазонка с обожанием смотрела на отнятый предмет, легонько поглаживая его края. Мне показалось, что она пытается поцеловать его прямо в поверхность. Я ошибся. Девица что-то шептала. Я прислушался.

— Свет мой, зеркальце, скажи… — донеслось до моего слуха.

Ага, щас! Всё-таки типовое мышление — не пустой звук. Мы все мыслим стандартно с небольшой погрешностью в ту или другую сторону. Например, стоит нам завести говорящее зеркальце, первое, что нас интересует, так это кто на свете всех милее.

Девица казалась расстроенной — стекло на её вопрос не отвечало. Сделавшись тёмным, оно не реагировало на внешние раздражители. Типа, никого нет дома! Отлично!

— Во избежание напрасного кровопролития, — подал я голос, — предлагаю вернуть мне моё законное имущество.

Не зная, как на этот призыв отреагирует моя новая знакомая, я на всякий случай сделал пару шагов назад. К моему удивлению девушка протянула мне руку с блестящим квадратом. На её лице застыло выражение вселенской скорби. Нет, я не садист, и понимаю, как тяжело молодой леди расставаться с полюбившейся вещью. Но блестящий предмет мне был дорог не меньше. Поэтому я взял зеркальце, оно тут же пошло рябью.

— Молодец! — похвалил я ожившее стекло. — Не пошло на поводу и проявило сознательность!

— Ой, да чихало я на твою сознательность! — голосом Маньки-облигации ответил мне вредный гаджет.

Нет, так дальше нельзя. Как-то надо его приструнить! Должен же быть какой-нибудь способ? Краем глаза я заметил нечто знакомое. Кремнецвет! Очень кстати! Я подошёл к растению, стянул рукав рубахи на ладонь и осторожно сорвал колючее растение. Зеркальце издало звук, похожий на сглатывание слюны. Мысленно я поздравил себя. Делая вид, что любуюсь отвратительной флорой, стал насвистывать легкомысленный мотивчик. Стекло, проявляя нетерпение, завибрировало. Ничего не знаю, хороший букетик, самому надо. Зеркальце дураком (или дурой?) не было.

— Ну ладно, погорячилось, — тренькнуло оно, — с кем не бывает? Так ведь меня тоже можно понять! Затащил в чужую реальность. Думаешь, легко целый месяц молчать?

Своего я добился, а потому приблизил жёсткий репейник к блестящей поверхности. Зеркальце изогнулось и втянуло в себя колючее растение. При этом голодный девайс пару раз громко чавкнул. Процесс поедания занял у него секунд пять, не больше, после чего стекло сыто зевнуло и изобразило довольную улыбку без лица. Чеширский кот, блин. Что поделаешь, у моего плоского друга своеобразное чувство юмора.

Я вдруг вспомнил про девушку и повернулся в её сторону. Та во все глаза смотрела на наши с зеркальцем манипуляции.

— Угадай, кто лучший в мире укротитель стёклышек? — мне почему-то вспомнился летающий толстячок со шведской фамилией.

Зеркальце фыркнуло, но спорить не стало. Может, не наелось? Мой вопрос вывел девицу из транса.

— Я слышала о таких вещицах, — она указала на блестящий квадрат, — но никогда не встречала. Это большая редкость. Говорят, их во всём Драме несколько штук.

Драм. Точно! Именно так назывался этот мир. Но постойте, а как же тогда хоббиты и прочие толкиенутые персонажи? По идее вся эта земля должна называться Средиземьем или чем-то подобным. Да, непоняток много. Но у меня есть зеркальце. Правда, я стал подозревать, что оно выдаёт мне информацию не полностью, как бы дозировано. А, может, это я не научился им пользоваться? Оставлю его в покое. На время. Пусть пока переваривает свой гладиолус.

— Откуда у тебя это? — амазонку по-прежнему продолжал интересовать артефакт.

Не знаю почему, но мне показалось, что девица стала относиться ко мне по-другому. С меньшим пренебрежением, что ли. Что ж, уже прогресс. Хотя в глубине души я, конечно, понимал что всему виной не моё врождённое обаяние, а говорящий квадрат. Ну да ладно, лиха беда начало!

— Я не знаю, — признался я. — Оно всегда со мной было.

Девица казалась заинтригованной.

— Я слышала, что такие вещи, — продолжала она, — у других не работают.

— Как это? — мне стало интересно.

— Ну, функционируют только у того, кому принадлежат. Пока хозяин их не продаст или не обменяет на что-нибудь. Или подарит.

Она посмотрела на меня и прищурилась. Мне это не понравилось.

— Ну?! — после небольшой паузы произнесла рассказчица.

— В каком смысле? — не понял я.

— Я тебя спасла? — она сделала ко мне один шаг.

— Ну, вообще-то, это спорный вопрос, — я на шаг отступил.

— Орк пятого уровня тебя пинал как хотел, — стояла на своём девица. — Ещё чуть-чуть и прикончил бы.

— А может быть у меня такая тактика? — я пытался оспорить очевидное. — Я падаю, враг думает, что я готов и расслабляется. Вот тут я его…

Дослушивать до конца мою военную доктрину девица не стала. Привычным жестом, я бы даже сказал буднично, она выхватила свой меч и приставила его к горлу. Горло было моим.

— В общем так, цыплёнок, — амазонка понизила голос, — я тебя выручила — ты должен заплатить.

Вот, значит, как! И здесь всё построено на суровых законах монетаризма. Все хотят извлечь выгоду и получить прибыль. Я с осуждением посмотрел на меркантильную девицу. Та ждала ответа.

— А если я откажусь?! — вопрос носил формальный характер, потому что ответ на него лежал на поверхности.

— Тогда ты расплатишься жизнью!

Надо же какой пафос! Несмотря на решительность амазонки, мне почему-то казалось, что она меня не убьёт. Может быть, покажусь чересчур самоуверенным, но я чувствовал, что между нами наметилась тонкая, едва различимая ниточка под названием симпатия. Правда, проверять данную теорию на практике я не решился. Кто её знает, может её кумир — Юдифь? Я на мгновение представил, как рыдает над отрубленной головой хоббита моя новая знакомая. Бр-р. Жуть! Я очистил воображение от мрачной сценки и вернулся к действительности.

— Так ведь у меня ничего нет, — я развёл руки в стороны, демонстрируя свою материальную несостоятельность.

— Зеркальце! — девушка кивнула в мою сторону.

Кто бы сомневался! Завладеть редкой вещью, которых во всём мире раз два и обчёлся — отличная идея. Только вы, мадам, просчитались. Не на того напали! В моей голове уже начал созревать некий план, целью которого было сохранить за собой право владения редким гаджетом. Только привести его в действие мне было не суждено.

Из синего леса показались два типа. Они имели чёрную кожу, пронизанную красными полосами, и светлые миндалевидные глаза. В общем, внешность эффектная. Говорю это без всякой иронии или сарказма. Амазонка проследила мой взгляд и обернулась.

— Мурунги! — девицу аж передёрнуло.

Она сразу же потеряла ко мне интерес и повернулась навстречу опасности. А в том, что эти двое представляют опасность, сомнений не было. Достаточно было взглянуть на их лица. Мне тоже стало не по себе. Я достал зеркальце.

— Кто это? — я старался быть лаконичным.

Стекло с готовностью изобразило чернокожего красавца.

— Мурунги — это существа Драма, — тоном лектора произнёс квадрат, — одна из двух рас, доминирующих в мире. Отличаются недюжинными физическими возможностями. Ненавидят расу людей, считают их бледнолицыми слабаками и…

— Всё ясно, дальше можешь не продолжать, — я схватил лежащий на земле панцирь и натянул на тело.

Броня висела на мне неудобным ломом и, по всей видимости, не собиралась садиться, как следует. Зеркальце сочувственно тренькнуло и изобразило подробную схему металлического жилета, на которой красным цветом была выделена хитроумная защёлка. Следуя инструкции, мне удалось нацепить на себя военную форму. Я почувствовал себя увереннее.

— Граждане, не пренебрегайте средствами индивидуальной защиты! — разразилось рекламным слоганом расшалившееся стекло.

Я удивлённо посмотрел на экранчик — там возникло изображение аптечной витрины с коробочками недвусмысленного назначения. Я сунул квадратного хулигана в карман. Ну вот что с ним делать? Увещевать глупо, стукнуть нельзя — натура хрупкая. Остаётся грозить голодом, хоть это и не гуманно. Ладно, это всё потом. А сейчас…

Раздался характерный звук — мурунги достали оружие. Они были уже совсем близко. Амазонка застыла в боевой стойке. Никто не проронил ни звука. Ни “здрасьте” или “как поживаете”. Ничего! Ну почему не сесть за стол переговоров и не выкурить трубку мира? Или, наоборот, сначала выкурить, а потом сесть? Хотя, нет. Второй алгоритм — неправильный. В общем, не важно! Можно урегулировать, прийти к соглашению, пойти на компромиссы. Так ведь нет! Сразу за ножи — и вперёд. Дикость какая-то, честное слово. Хотя, в каждом мире свои правила. Здесь, видимо, такие — сначала бей, потом спрашивай.

Над чернокожими возникли едва различимые полоски, обозначающие здоровье, чуть выше цифра. Это их уровень. У нападавших были пятёрки. А что амазонка? У неё семёрка. Сильнее, конечно, она. Но ведь тех двое. Нетрудно подсчитать, на чьей стороне будет перевес. А я? Меня что, в расчёт не берут?

— Сиди уже, — пискнуло зеркальце.

Я готов был поклясться, что вслух ничего не произносил. Удивляться необычным способностям моего плоского спутника долго не пришлось — на нас напали. Вернее, на амазонку. Я посчитал этот недружественный акт агрессией против суверенного меня, поэтому объявил войну чернокожим. Правда, пока молча. Так сказать, в одностороннем порядке.

Пришельцы были сильны. Но и амазонка девочкой для битья не выглядела. С каждым в отдельности она справилась бы в два счёта. Это было заметно, когда она оказывалась один на один с кем-то из своих противников. Но мурунги здорово работали в паре. Они нападали и оборонялись слаженно, видно этой тактикой пользовались не впервые. Правда, у девицы в запасе оказалось несколько хитрых бутылочек. Эликсиры здоровья! Я с такими уже сталкивался. Классная вещь! Принимаешь на грудь — и почти здоров.

Воительница время от времени прикладывалась к сосудам и билась на равных. Вообще, виртуальный мир уравнивает шансы. Слабого пола здесь нет. Мужчины и женщины изначально обладают одинаковой силой, а значит и равными возможностями. Прекрасный образчик эмансипации! Правда, в бою дамочкам снисхождения ждать не приходится. Но это уже оборотная сторона медали. Как говорится, за всё надо платить!

В какой-то момент девица начала брать верх. Казалось, ещё немного, и она победит. Но я ошибся. Исчерпав все ресурсы, амазонка начала сдавать. Мурунги же, выдержав натиск, перешли в атаку. Каким-то чудом они смогли сохранить по одному эликсиру на брата. К тому же они получили неожиданную подмогу. Из леса вышел орк. Это был переломный момент! Троица набросилась на мою спасительницу с удвоенной силой. Шансов у девушки не было никаких. Кроме одного.

Я выхватил меч, и, не обращая внимания на зеркальные вопли, бросился на помощь. Иногда мы, сами не зная почему, поступаем вопреки здравому смыслу. Происходит это мгновенно, без участия такого важного органа, как мозг. В общем, делаем глупость. Именно этот феномен и толкнул меня в спину.

Я, как вихрь, ворвался в самый эпицентр схватки, и вылетел оттуда с ещё большей скоростью. Нарвался на мощнейший хук одного из бойцов.

— Минус пятьдесят пунктов здоровья, — сквозь звон в ушах пробился голос зеркальца.

Блин! Надо встать. Сумел приподнять голову. На меня надвигался чернокожий враг. Я пытался отползти в сторону. Но меня настигли. Убийца занёс надо мной кривой меч. Говорят, в последние минуты перед мысленным взором человека проплывает вся его жизнь. В моей голове сидела только одна мысль — о неизбежном наказании за добрые дела. И чего я туда полез?

Внезапно мурунг застыл. Может у него внезапный приступ жалости? Или он тайно симпатизирует хоббитам? На самом деле всё оказалось прозаичнее — из его груди торчал меч. Амазонка прошила чернокожего насквозь. Она снова спасла меня от смерти! Я завороженно смотрел, как мёртвый враг тает в пространстве. Правда, до конца он почему-то не исчез. Полупрозрачная серая тень повисла над тем местом, где только что находился поверженный противник. Орк удивлённо рыкнул и уставился на призрак. Меч девушки со свистом рассёк воздух, и косматая голова покатилась по траве. Послышался щелчок. Аптечка!

Заступница хоббитов нагнулась, чтобы воспользоваться неожиданным подарком. Она уже взяла его в руки. Внезапно её глаза расширились, красная коробочка выпала из ослабевших пальцев. Она медленно повернулась к оставшемуся в живых мурунгу. У меня ёкнуло сердце — из спины девушки торчала чёрная рукоять кинжала.


Глава 1 | Драм | Глава 3