home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Амазонка начала таять, точь в точь, как поверженный ею противник. На мои глаза упала красная пелена. Такого чувства ненависти я не испытывал ещё никогда. Не помня себя от ярости, бросился вперёд. Последующие события отложились в моей памяти частично. Вот я открываю аптечку, выливаю её содержимое на себя. Выхватываю меч. Затем какая-то суета, мельтешение теней. И всё. Я очнулся над поверженным мурунгом, который тоже стал растворяться. Если бы всё происходило в действительности, то можно было сказать, что гнев и бешенство придали мне сил. Но в виртуальном мире так не бывает. Здесь все навыки и возможности оцифрованы. Ты не можешь увеличить свою силу или ловкость за счёт злости или, к примеру, ненависти к врагу.

Тогда как мне, хоббиту первого, самого низшего уровня удалось одолеть недруга, который был на несколько порядков сильнее? Скорее всего потому, что здоровья у мурунга оставалось кот наплакал. Я же, наоборот, воспользовавшись аптечкой, восстановился полностью. К тому же доспехи, этот бонус, доставшийся мне ещё в первое моё пришествие, смог уберечь меня от преждевременной кончины.

В общем, счастливое стечение обстоятельств. Но мне почему-то казалось, что это не совсем так. Что именно от меня, от моей сущности, исходила та самая сила, которая помогла одолеть более сильного и опытного противника. Хотя, честно говоря, меня сейчас это мало заботило. Я чувствовал себя плохо. По-настоящему. Меня охватило чувство потери, на глазах выступили слёзы.

— Ресни меня! — вдруг раздался знакомый голос.

Наверное, я имел сейчас глупый вид. А кто бы на моём месте не имел? Передо мной висела полупрозрачная тень, ещё недавно бывшая амазонкой.

— Это вы мне? — уточнил я.

Привидение покачало головой и повторно озвучило свою просьбу:

— Ресни быстрее!

— Мадам, — сглотнул я. — Вы мне глубоко симпатичны, но мы с вами едва знакомы. Поэтому я, как честный человек, пардон, временно хобит, не могу воспользоваться вашей доверчивостью и …

Призрак закатил глаза, из кармана раздалось вибрирующие смешки. У меня было такое чувство, что я чего-то недопонимаю. Если честно, то такое со мной в последнее время бывает часто. Зеркальце веселилось вовсю. Ну, всё! С меня хватит! Я выхватил девайс из кармана и попытался призвать его к ответу:

— Можешь объяснить, что происходит?

Наверное, в моём голосе прозвучали угрожающие нотки. Во всяком случае, зеркальце перестало хихикать и сделалось заметно серьёзнее.

— Реснуть — значит воскресить, — пояснило оно. — Рес — это амулет воскрешения. Стоит копейки, продаётся на аукционе.

Зеркальце изобразило на себе симпатичный кругляшок жёлтого цвета. Сказать, что камень упал у меня с души — значит не сказать ничего! Я был на седьмом небе оттого, что девушка умерла не безвозвратно. То есть временно. Что её можно оживить.

— А почему рес? — поинтересовался я.

— Сленг, — на экранчике возник деревянный забор, исписанный не вполне цензурными выражениями.

Так, ясно. Надо учить языки! Иначе я так и буду без конца попадать впросак. Игрок, не владеющий игровым жаргоном, сразу же выдаёт в себе дилетанта.

— Ну так что? — дух моей спасительницы по-прежнему витал неподалёку.

Видимо, она ждала ответа на свой вопрос. Настойчивая! Вот, вроде бы положительная характеристика, но близкая к упрямству. А уж там рукой подать и до настырности и нежелательной напористости. На безоблачном небосводе настроения появилась крохотное облачко. Что-то я стал чересчур мнительным. Наверное, всему виной адаптация к новым реалиям. Так сказать, переходный период.

— Ты что, глухой? — призрак девушки пытался вернуть меня к действительности.

— Ты знаешь, я сейчас на мели, — я хотел оправдаться, хотя говорил правду. — Денег — ни гроша.

Амазонка не удивилась. Видимо, приблизительно на такой ответ она и рассчитывала.

— Свалился на мою голову, — махнула она рукой, затем повернулась и поплыла прочь.

Что, вот так и уйдёт? Не попрощавшись, не оставив номера для связи? Хотя какая тут связь? Стоп! Если знаешь имя персонажа, то вполне реально его разыскать. Но ведь я даже не знаю, как её зовут. Ну, нет. Просто так я её не отпущу. В конце концов, имею право. Хоть это она меня спасла, но я тоже за неё заступался. Пусть и неудачно.

— Послушай! — я окликнул воительницу. Та остановилась.

Её тень колыхалась над самой землёй. Я подошёл вплотную и посмотрел наверх. Уголки её губ подрагивали. Я знал, что это значит. Так моя спасительница прятала улыбку. Хороший знак! Значит, больше не сердится.

— Хотел спросить, — я чуть запнулся — вдруг здесь не принято спрашивать имя? Ну да ладно: раз уж сказал “А”, говори и “Б”.

— Ну! — поторопила меня амазонка.

— Как тебя зовут, — выдохнул я.

— Генгема! — ответ прозвучал мгновенно, будто она знала, о чём её спросят.

Я посмотрел на девицу — может, шутит? Нет, на лице — ни тени кокетства. Надо же! А я-то рассчитывал на какую-нибудь Танитриэль, или на худой конец, Мирабеллу. Хотя, какая разница? Хоть Фёкла. Лишь бы человек был хороший.

Наверное, девушка что-то такое прочла на моём лице, потому что решила ответить. Хотя я её и не спрашивал.

— Сама выбрала, — сказала она. — Звучит устрашающе, поэтому и понравилось. А потом привыкла.

— Генгема, — медленно повторил я. — Красивое имя, — здесь я немного приврал. Мне не жалко, а девушке приятно. — Только…

— Что? — призрак насторожился.

— Это полное имя, а как покороче? Ну, чтобы в общении было удобней, — я пытался объяснить своё желание переименовать свою спасительницу. — Например, Григорий — Гриша. Или Васиссуарий — Вася.

— Ты ещё Даздраперму вспомни, — раздалось из кармана.

Я думаю — у меня зеркало-девочка. Ну не может оно долго молчать!

— Если сейчас же не умолкнешь — заморю голодом! — прошипел я стеклянному шутнику.

Тот затих. Я снова повернулся к девице.

— Можешь звать меня Гема, — просто сказала она. — А тебя как зовут?

А, действительно, как? Там в реальном мире с моей метрикой было всё в порядке. А тут? Тут полагаются другие, вымышленные имена. Своего я не знал.

— У тебя ник есть? — поторопила меня девушка.

Я растерянно пожал плечами. Зеркальце издало переливчатый звук. Наверное, требовало аудиенции. Я достал гладкий квадрат из брюк. Ровная поверхность пошла волнами, затем на ней появилась надпись: “Светозар”. На время я потерял дар речи. Вот это имечко! Как у племенного жеребца!

— Ты что, специально? — я разозлился по-настоящему.

— Я тут не при чём! — оправдывалось зеркальце. — Ты появился здесь уже с этим именем.

Я нахмурился — стекло составило список однокоренных слов и вывело всю эту колонку на дисплей: “Светоч, отсвет, светлица…” Я смотрел на безумное количество существительных, и ни одно мне не нравилось. В смысле, в качестве обозначения меня, как игровой единицы. Быть каким-нибудь “светодиодом” или “светопломбой” мне решительно не хотелось.

Внезапно мой взгляд зацепился за короткое слово “Свен”. Как оно попало в компанию “светляков” и “просветов” было не ясно. Зато я уже точно знал, под каким именем меня запомнит этот мир. Наверное, внезапное озарение каким-то образом отразилось на моём лице, потому что призрак замер в ожидании окончательного вердикта.

— Свен! — я поставил точку в лихорадочных поисках подходящего прозвища. — Зови меня Свен!

Ну, слава богу, разобрались.

— Ладно, пошли, — призрак девушки колыхнулся.

С моей новой знакомой я готов был топать куда угодно. На это имелось сразу несколько причин. Во-первых, кроме неё и зеркальца я тут никого не знал. Во-вторых, она могла пролить свет на некоторые особенности местного мироустройства. К тому же воительница проявила себя, как надёжный товарищ и верный соратник. Да и вообще, положа руку на сердце должен сказать, что мне нравилось с ней общаться. Просто так, без повода и предлога. К тому же, мне, по большому счёту, было всё равно, куда направляться.

— Куда двинем? — я спросил это даже не из любопытства, а просто так, чтобы заявить о своих намерениях. В смысле — я согласен идти с вами, куда скажете.

— В Гамбир, — ответил призрак.

Наверное, на моём лице отразилось непонимание. Надо сказать, это моя обычная реакция на неологизмы.

— Это город, — пояснила амазонка, — столица Фанвердена.

Всё, я окончательно запутался. Если всё вокруг — это Фарвенден, то что тогда Драм? Автономная область или национальный округ? Или это снова какой-нибудь сленг? Из дебрей административного-территориального устройства незнакомой местности меня вывело зеркальце. Я почувствовал активность в кармане и вынул гладкий артефакт наружу. Тот с готовностью набросал на себе рисунок, похожий на карту Европы. Множество небольших областей были отделены друг от друга бледными линиями. Это были границы, носившие, скорее всего, условный характер. У каждого района имелось название, подписанное в его верхней части. Кроме того, там были символы, напоминающие растения и животных.

В боковой части экрана располагался ряд иконок. Назначения некоторых я уже знал. Например, изображение молоточка и пары монеток обозначало “Аукцион”. Ниже находился кружочек с компасом. Я приблизил к нему палец — зеркальце не протестовало. Значит можно. Ткнул пальцем в прибор со стрелками — на экране возникла надпись “Маршрут”.

Рядом располагался пустой прямоугольник со знакомым символом. Ага, поиск. Я вызвал из недр зеркальца клавиатуру и набрал слово “Гамбир”. Масштаб карты уменьшился, в левом нижнем углу запульсировала красная точка. Я нажал на моргающий значок пальцем — от локации, где мы находились, до столицы протянулся извилистый пунктир. По всей видимости, маршрут. Да, неблизко! Линия пронизывала десятка полтора местечек с замысловатыми названиями.

— А что такое Фанверден? — я обращался к девушке, но, видимо, у моего зеркальца сегодня был приступ словоохотливости.

Оно решило первым просвятить меня на этот счёт. В принципе, я не против энциклопедических сведений. Но иногда хочется, чтобы рассказчиком был живой человек. Правда, он сейчас не совсем живой. Но, всё равно, мне казалось, что амазонка сможет объяснить мне всё более доходчиво. Всё-таки простые слова воспринимаются лучше, чем казённый язык. Я накрыл экранчик рукой и тем самым пресёк просветительский порыв моего плоского друга. Он обиженно пискнул и затих. Выключился! Вот ведь, вроде бы стекло, а с характером!

— Фанверден — это территория, населённая людьми и хоббитами, — пояснила мне девушка. — В общем, земля, где мы обитаем.

— А как же мурунги? — я уже начал догадываться, в чём дело, но всё равно решил уточнить.

— А ты посмотри на название локации, в которой мы находимся, — ответила амазонка.

Я убрал ладонь с экрана. Он был чёрным. Слегка потёр мутную поверхность — тишина. Снова поскрёбся.

— Не-а, — ответило зеркальце.

Я нетерпеливо постучал в монитор. Стекло ожило, изобразило на себе табличку “Ушло на базу” и снова сделалось тёмным. Чувствую, намучаюсь ещё я с этим приборчиком!

— А как насчёт перерыва на обед? — я знал, чем нужно брать.

Ровная поверхность зарябила и с готовностью нарисовала накрытый стол. Мы снова пришли к соглашению. Я огляделся — рядом рос кремнецвет. Предприняв необходимые меры предосторожности, сорвал растение и скормил его ненасытному гаджету.

— Смотри — растолстеешь, — предупредил я плоского гурмана.

— Не твоя забота, — сыто икнули в ответ.

Призрак прыснул. Я выругался.

Совесть у девайса всё же проснулась, и он начертил план местности, где мы сейчас пребывали. Она называлась “Приграничье”. Значит, рядом есть некий рубеж, разделяющий две территории. Словно по команде зеркальце сдвинуло картинку вправо. Там была ещё одна, очень крохотная локация. На ней сумела разместиться только одна крепость. Зато какая! Каменные уступы, белые шпили, висячие сады — вот далеко не полный перечень достопримечательностей великолепной цитадели. Форт назывался Лорнака. Чуть дальше начиналась чужая страна. Это было видно по изменившемуся цвету, в который был окрашен вражеский ландшафт. Кроме того, надписи на карте поменяли шрифт и имели другой оттенок.

— Мегеронд, — раздалось сзади.

Я обернулся. Амазонка висела за моим плечом и вместе со мной рассматривала карту.

— Страна, где живут мурунги и орки, — глаза девушки вспыхнули, — чернокожие люди с красными полосами на теле и существа, похожие на обезьян.

— Слушай, а почему надо идти именно в Гамбир? — я посмотрел на свою спутницу.

— Там есть алтарь воскрешения.

Нет, мне решительно здесь нравится! Если тебя убили, то можно спокойно пойти и рейкарнироваться. Причём совершенно бесплатно.

— Чему радуешься? — наверное, Гема заметила моё радостное возбуждение. — Думаешь, убили — пошёл оживился, и всё такое?

Я пожал плечами — разве не так?

— Количество жизней ограничено, — тут мне стало не по себе. — И у каждого — свой лимит. Так что будь осторожнее. Да и вообще умирать, пусть даже и на время, очень неприятно. И больно, — после паузы добавила воительница. — Ну что, пошли?

Я кивнул, и мы тронулись в путь.

Амазонка начала таять, точь в точь, как поверженный ею противник. На мои глаза упала красная пелена. Такого чувства ненависти я не испытывал ещё никогда. Не помня себя от ярости, бросился вперёд. Последующие события отложились в моей памяти частично. Вот я открываю аптечку, выливаю её содержимое на себя. Выхватываю меч. Затем какая-то суета, мельтешение теней. И всё. Я очнулся над поверженным мурунгом, который тоже стал растворяться. Если бы всё происходило в действительности, то можно было сказать, что гнев и бешенство придали мне сил. Но в виртуальном мире так не бывает. Здесь все навыки и возможности оцифрованы. Ты не можешь увеличить свою силу или ловкость за счёт злости или, к примеру, ненависти к врагу.

Тогда как мне, хоббиту первого, самого низшего уровня удалось одолеть недруга, который был на несколько порядков сильнее? Скорее всего потому, что здоровья у мурунга оставалось кот наплакал. Я же, наоборот, воспользовавшись аптечкой, восстановился полностью. К тому же доспехи, этот бонус, доставшийся мне ещё в первое моё пришествие, смог уберечь меня от преждевременной кончины.

В общем, счастливое стечение обстоятельств. Но мне почему-то казалось, что это не совсем так. Что именно от меня, от моей сущности, исходила та самая сила, которая помогла одолеть более сильного и опытного противника. Хотя, честно говоря, меня сейчас это мало заботило. Я чувствовал себя плохо. По-настоящему. Меня охватило чувство потери, на глазах выступили слёзы.

— Ресни меня! — вдруг раздался знакомый голос.

Наверное, я имел сейчас глупый вид. А кто бы на моём месте не имел? Передо мной висела полупрозрачная тень, ещё недавно бывшая амазонкой.

— Это вы мне? — уточнил я.

Привидение покачало головой и повторно озвучило свою просьбу:

— Ресни быстрее!

— Мадам, — сглотнул я. — Вы мне глубоко симпатичны, но мы с вами едва знакомы. Поэтому я, как честный человек, пардон, временно хобит, не могу воспользоваться вашей доверчивостью и …

Призрак закатил глаза, из кармана раздалось вибрирующие смешки. У меня было такое чувство, что я чего-то недопонимаю. Если честно, то такое со мной в последнее время бывает часто. Зеркальце веселилось вовсю. Ну, всё! С меня хватит! Я выхватил девайс из кармана и попытался призвать его к ответу:

— Можешь объяснить, что происходит?

Наверное, в моём голосе прозвучали угрожающие нотки. Во всяком случае, зеркальце перестало хихикать и сделалось заметно серьёзнее.

— Реснуть — значит воскресить, — пояснило оно. — Рес — это амулет воскрешения. Стоит копейки, продаётся на аукционе.

Зеркальце изобразило на себе симпатичный кругляшок жёлтого цвета. Сказать, что камень упал у меня с души — значит не сказать ничего! Я был на седьмом небе оттого, что девушка умерла не безвозвратно. То есть временно. Что её можно оживить.

— А почему рес? — поинтересовался я.

— Сленг, — на экранчике возник деревянный забор, исписанный не вполне цензурными выражениями.

Так, ясно. Надо учить языки! Иначе я так и буду без конца попадать впросак. Игрок, не владеющий игровым жаргоном, сразу же выдаёт в себе дилетанта.

— Ну так что? — дух моей спасительницы по-прежнему витал неподалёку.

Видимо, она ждала ответа на свой вопрос. Настойчивая! Вот, вроде бы положительная характеристика, но близкая к упрямству. А уж там рукой подать и до настырности и нежелательной напористости. На безоблачном небосводе настроения появилась крохотное облачко. Что-то я стал чересчур мнительным. Наверное, всему виной адаптация к новым реалиям. Так сказать, переходный период.

— Ты что, глухой? — призрак девушки пытался вернуть меня к действительности.

— Ты знаешь, я сейчас на мели, — я хотел оправдаться, хотя говорил правду. — Денег — ни гроша.

Амазонка не удивилась. Видимо, приблизительно на такой ответ она и рассчитывала.

— Свалился на мою голову, — махнула она рукой, затем повернулась и поплыла прочь.

Что, вот так и уйдёт? Не попрощавшись, не оставив номера для связи? Хотя какая тут связь? Стоп! Если знаешь имя персонажа, то вполне реально его разыскать. Но ведь я даже не знаю, как её зовут. Ну, нет. Просто так я её не отпущу. В конце концов, имею право. Хоть это она меня спасла, но я тоже за неё заступался. Пусть и неудачно.

— Послушай! — я окликнул воительницу. Та остановилась.

Её тень колыхалась над самой землёй. Я подошёл вплотную и посмотрел наверх. Уголки её губ подрагивали. Я знал, что это значит. Так моя спасительница прятала улыбку. Хороший знак! Значит, больше не сердится.

— Хотел спросить, — я чуть запнулся — вдруг здесь не принято спрашивать имя? Ну да ладно: раз уж сказал “А”, говори и “Б”.

— Ну! — поторопила меня амазонка.

— Как тебя зовут, — выдохнул я.

— Генгема! — ответ прозвучал мгновенно, будто она знала, о чём её спросят.

Я посмотрел на девицу — может, шутит? Нет, на лице — ни тени кокетства. Надо же! А я-то рассчитывал на какую-нибудь Танитриэль, или на худой конец, Мирабеллу. Хотя, какая разница? Хоть Фёкла. Лишь бы человек был хороший.

Наверное, девушка что-то такое прочла на моём лице, потому что решила ответить. Хотя я её и не спрашивал.

— Сама выбрала, — сказала она. — Звучит устрашающе, поэтому и понравилось. А потом привыкла.

— Генгема, — медленно повторил я. — Красивое имя, — здесь я немного приврал. Мне не жалко, а девушке приятно. — Только…

— Что? — призрак насторожился.

— Это полное имя, а как покороче? Ну, чтобы в общении было удобней, — я пытался объяснить своё желание переименовать свою спасительницу. — Например, Григорий — Гриша. Или Васиссуарий — Вася.

— Ты ещё Даздраперму вспомни, — раздалось из кармана.

Я думаю — у меня зеркало-девочка. Ну не может оно долго молчать!

— Если сейчас же не умолкнешь — заморю голодом! — прошипел я стеклянному шутнику.

Тот затих. Я снова повернулся к девице.

— Можешь звать меня Гема, — просто сказала она. — А тебя как зовут?

А, действительно, как? Там в реальном мире с моей метрикой было всё в порядке. А тут? Тут полагаются другие, вымышленные имена. Своего я не знал.

— У тебя ник есть? — поторопила меня девушка.

Я растерянно пожал плечами. Зеркальце издало переливчатый звук. Наверное, требовало аудиенции. Я достал гладкий квадрат из брюк. Ровная поверхность пошла волнами, затем на ней появилась надпись: “Светозар”. На время я потерял дар речи. Вот это имечко! Как у племенного жеребца!

— Ты что, специально? — я разозлился по-настоящему.

— Я тут не при чём! — оправдывалось зеркальце. — Ты появился здесь уже с этим именем.

Я нахмурился — стекло составило список однокоренных слов и вывело всю эту колонку на дисплей: “Светоч, отсвет, светлица…” Я смотрел на безумное количество существительных, и ни одно мне не нравилось. В смысле, в качестве обозначения меня, как игровой единицы. Быть каким-нибудь “светодиодом” или “светопломбой” мне решительно не хотелось.

Внезапно мой взгляд зацепился за короткое слово “Свен”. Как оно попало в компанию “светляков” и “просветов” было не ясно. Зато я уже точно знал, под каким именем меня запомнит этот мир. Наверное, внезапное озарение каким-то образом отразилось на моём лице, потому что призрак замер в ожидании окончательного вердикта.

— Свен! — я поставил точку в лихорадочных поисках подходящего прозвища. — Зови меня Свен!

Ну, слава богу, разобрались.

— Ладно, пошли, — призрак девушки колыхнулся.

С моей новой знакомой я готов был топать куда угодно. На это имелось сразу несколько причин. Во-первых, кроме неё и зеркальца я тут никого не знал. Во-вторых, она могла пролить свет на некоторые особенности местного мироустройства. К тому же воительница проявила себя, как надёжный товарищ и верный соратник. Да и вообще, положа руку на сердце должен сказать, что мне нравилось с ней общаться. Просто так, без повода и предлога. К тому же, мне, по большому счёту, было всё равно, куда направляться.

— Куда двинем? — я спросил это даже не из любопытства, а просто так, чтобы заявить о своих намерениях. В смысле — я согласен идти с вами, куда скажете.

— В Гамбир, — ответил призрак.

Наверное, на моём лице отразилось непонимание. Надо сказать, это моя обычная реакция на неологизмы.

— Это город, — пояснила амазонка, — столица Фанвердена.

Всё, я окончательно запутался. Если всё вокруг — это Фарвенден, то что тогда Драм? Автономная область или национальный округ? Или это снова какой-нибудь сленг? Из дебрей административного-территориального устройства незнакомой местности меня вывело зеркальце. Я почувствовал активность в кармане и вынул гладкий артефакт наружу. Тот с готовностью набросал на себе рисунок, похожий на карту Европы. Множество небольших областей были отделены друг от друга бледными линиями. Это были границы, носившие, скорее всего, условный характер. У каждого района имелось название, подписанное в его верхней части. Кроме того, там были символы, напоминающие растения и животных.

В боковой части экрана располагался ряд иконок. Назначения некоторых я уже знал. Например, изображение молоточка и пары монеток обозначало “Аукцион”. Ниже находился кружочек с компасом. Я приблизил к нему палец — зеркальце не протестовало. Значит можно. Ткнул пальцем в прибор со стрелками — на экране возникла надпись “Маршрут”.

Рядом располагался пустой прямоугольник со знакомым символом. Ага, поиск. Я вызвал из недр зеркальца клавиатуру и набрал слово “Гамбир”. Масштаб карты уменьшился, в левом нижнем углу запульсировала красная точка. Я нажал на моргающий значок пальцем — от локации, где мы находились, до столицы протянулся извилистый пунктир. По всей видимости, маршрут. Да, неблизко! Линия пронизывала десятка полтора местечек с замысловатыми названиями.

— А что такое Фанверден? — я обращался к девушке, но, видимо, у моего зеркальца сегодня был приступ словоохотливости.

Оно решило первым просвятить меня на этот счёт. В принципе, я не против энциклопедических сведений. Но иногда хочется, чтобы рассказчиком был живой человек. Правда, он сейчас не совсем живой. Но, всё равно, мне казалось, что амазонка сможет объяснить мне всё более доходчиво. Всё-таки простые слова воспринимаются лучше, чем казённый язык. Я накрыл экранчик рукой и тем самым пресёк просветительский порыв моего плоского друга. Он обиженно пискнул и затих. Выключился! Вот ведь, вроде бы стекло, а с характером!

— Фанверден — это территория, населённая людьми и хоббитами, — пояснила мне девушка. — В общем, земля, где мы обитаем.

— А как же мурунги? — я уже начал догадываться, в чём дело, но всё равно решил уточнить.

— А ты посмотри на название локации, в которой мы находимся, — ответила амазонка.

Я убрал ладонь с экрана. Он был чёрным. Слегка потёр мутную поверхность — тишина. Снова поскрёбся.

— Не-а, — ответило зеркальце.

Я нетерпеливо постучал в монитор. Стекло ожило, изобразило на себе табличку “Ушло на базу” и снова сделалось тёмным. Чувствую, намучаюсь ещё я с этим приборчиком!

— А как насчёт перерыва на обед? — я знал, чем нужно брать.

Ровная поверхность зарябила и с готовностью нарисовала накрытый стол. Мы снова пришли к соглашению. Я огляделся — рядом рос кремнецвет. Предприняв необходимые меры предосторожности, сорвал растение и скормил его ненасытному гаджету.

— Смотри — растолстеешь, — предупредил я плоского гурмана.

— Не твоя забота, — сыто икнули в ответ.

Призрак прыснул. Я выругался.

Совесть у девайса всё же проснулась, и он начертил план местности, где мы сейчас пребывали. Она называлась “Приграничье”. Значит, рядом есть некий рубеж, разделяющий две территории. Словно по команде зеркальце сдвинуло картинку вправо. Там была ещё одна, очень крохотная локация. На ней сумела разместиться только одна крепость. Зато какая! Каменные уступы, белые шпили, висячие сады — вот далеко не полный перечень достопримечательностей великолепной цитадели. Форт назывался Лорнака. Чуть дальше начиналась чужая страна. Это было видно по изменившемуся цвету, в который был окрашен вражеский ландшафт. Кроме того, надписи на карте поменяли шрифт и имели другой оттенок.

— Мегеронд, — раздалось сзади.

Я обернулся. Амазонка висела за моим плечом и вместе со мной рассматривала карту.

— Страна, где живут мурунги и орки, — глаза девушки вспыхнули, — чернокожие люди с красными полосами на теле и существа, похожие на обезьян.

— Слушай, а почему надо идти именно в Гамбир? — я посмотрел на свою спутницу.

— Там есть алтарь воскрешения.

Нет, мне решительно здесь нравится! Если тебя убили, то можно спокойно пойти и рейкарнироваться. Причём совершенно бесплатно.

— Чему радуешься? — наверное, Гема заметила моё радостное возбуждение. — Думаешь, убили — пошёл оживился, и всё такое?

Я пожал плечами — разве не так?

— Количество жизней ограничено, — тут мне стало не по себе. — И у каждого — свой лимит. Так что будь осторожнее. Да и вообще умирать, пусть даже и на время, очень неприятно. И больно, — после паузы добавила воительница. — Ну что, пошли?

Я кивнул, и мы тронулись в путь.


Глава 2 | Драм | Глава 4