home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Два коммандера Айвибриджа смотрели друг на друга в упор. Уильям переводил взгляд с одного на другого, удивляясь, насколько же они разные: незнакомец — корпулентный, холеный, важный, похожий на актера в роли государственного деятеля, — и коммандер в перепачканной, изорванной одежде, с перевязанной головой и следами утреннего происшествия на морщинистом лице. Странная парочка, словно вышедшая из разных миров.

Младший Айвибридж заговорил первым:

— Ну что же, коммандер, вы, кажется, дали маху. Думали, что остров по-прежнему бесхозный и нигде не значится? Бывает, бывает. Если не ошибаюсь, нам с вами так и не довелось познакомиться? Хотя письма частенько путались. — Он, как всегда, словно упивался своим бархатистым баритоном.

Коммандер пронзил его ледяным взглядом.

— Да, случалось. — Голос его звучал надтреснуто, сухо. — Именно так вы сюда и попали, коммандер. Обманным, мошенническим путем.

— Что? — Айвибридж мгновенно подобрался. С ним, очевидно, давно уже никто не разговаривал в таком тоне.

— Я говорю, вы сжульничали. Воспользовались информацией, на которую не имели морального права. Она попала к вам случайно.

— Понятия не имею, о чем вы.

— О координатах долготы. К вам угодило письмо, адресованное мне. В нем упоминалась долгота, вы ее записали и воспользовались.

— Ах, это…

— Да, именно. И тем более некрасиво с вашей стороны делать вид, что это пустяки.

— Не говорите глупостей. С какой это стати, коммандер, вы меня взялись отчитывать? Да, я записал долготу — из чистого любопытства…

— Сюда, надо полагать, вы тоже приехали из чистого любопытства?

— Сюда я приехал в надежде разработать что-нибудь полезное. Я интересуюсь разработками и развитием. Я разработчик. Именно поэтому я и ушел из флота.

— Тем лучше для Флота Ее Величества, безуспешно пытавшегося привить вам понятие чести.

— Тем лучше для меня. Но довольно. Будь вы моложе, я бы вам подобного тона не спустил.

— Когда я был моложе, — проговорил коммандер печально, — субчиков вроде вас к флоту на пушечный выстрел не подпускали. Они кривлялись на сцене, заправляли скобяными лавками или кликушествовали на улицах, не портя цвет вооруженных сил. Мы же, простаки, всего лишь исполняли свой долг и старались быть порядочными людьми, а не проходимцами. О, мне многое про вас известно! Когда у тебя вдруг обнаруживается тезка в таком же звании, волей-неволей узнаешь о его деятельности.

— Похвально. Только учтите, пожалуйста, что завоевывать уважение горстки старых развалин, которых выпроводили в отставку, и они теперь брюзжат по своим захолустным приморским городкам, в мои задачи не входит. Ваше ворчание за спиной для меня как музыка — оно значит, что я движусь вперед. Рад был слышать его на флоте, рад и сейчас.

— Ну что же, мое неодобрение вам обеспечено сполна. Но почему бы тогда не именоваться как-нибудь по-другому? Не все могут спокойно смотреть, как коммандер Имярек пятнает честь мундира. Морские офицеры не распоряжаются информацией из чужих писем.

— Морские офицеры, которыми вы так восхищаетесь, даже собственной шеей не всегда способны распорядиться.

— Лучше быть простаком, чем пройдохой! — воскликнул коммандер, распаляясь.

— А вот и нет. Простота — хуже воровства. Но споры тут бесполезны, мой дорогой сэр. — Айвибридж, напротив, взял себя в руки. — Мы все равно никогда не сойдемся. Ваши принципы я прекрасно представляю, наелся до отвала за время службы. Мне вас не переубедить вовек, поэтому даже пытаться не буду. Да и не важно это. Ваше поколение меня не интересует. Ваш мир уже свое отжил.

— Наверное, — согласился коммандер мрачно. — И нам пора вслед за ним, а вы оставайтесь, стройте козни, читайте чужие письма и рекламируйте себя, словно шарлатанские снадобья, лицедействуйте, мошенничайте — сколько душе угодно. Не сомневаюсь, что вы сколотите состояние и прославитесь. О, в этом дивном новом мире, где человека, честно исполняющего свой долг, вышвыривают за борт, вы далеко пойдете. Вот только мир этот не стоит и одного шага. Это будет нечто среднее между борделем и притоном. А потом придут еще более лихие люди, еще хитрее и беспринципнее вашего, и украдут вашу славу и добычу, тогда уже вы останетесь ни с чем. У вас за душой не будет ничего, в отличие от нас, гордых хотя бы тем, что жили по совести.

— Я и не знал, что в программу входит проповедь, — раздраженно буркнул Айвибридж, изо всех сил стараясь сдержаться.

— Не входит. — На губах коммандера мелькнула тень улыбки. — Но иногда трудно вовремя остановиться. Меня занесло. Простите, Дерсли.

Уильям покачал головой, завороженный видением двух противоборствующих миров, ни к одному из которых он не принадлежал. Симпатизируя одному из коммандеров неизмеримо больше, он все же не мог принять точку зрения старшего — слишком она казалась прямолинейной. Однако склониться на сторону другого, презираемого всем сердцем, он тоже не желал. В результате Уильям оказался между двух огней и ощущал себя весьма неуютно.

Величественный Айвибридж кивнул обоим и удалился. В кают-компании сразу стало просторнее. На яхте уже зажгли электрические огни, в открытых иллюминаторах густел бархатный фиолетовый сумрак. Внизу по-прежнему царила духота, уставшие и проголодавшиеся Уильям с коммандером сидели в печальной тишине до возвращения Рамсботтома.

— Что ж, мы славно потолковали, я блефовал отчаянно, взвешивал каждое слово. Он предлагает нам десять процентов с прибыли за первые три года, если мы поделимся своими знаниями. Якобы они того не стоят, но он готов сделать благородный жест, потому что ваш дядя, Дерсли, нашел остров первым. Других предложений не будет, либо так, либо никак. Это, конечно, вздор — он понятия не имеет, что там находится на острове, и вряд ли в скором времени поймет. При этом он не скрывает, что хочет выиграть время — все-таки добираться сюда непросто, откуда бы то ни было. Ну, что скажете? Десять процентов.

После короткого раздумья коммандер покачал головой. Рамсботтом посмотрел на Уильяма.

— Не годится.

— И я так думаю, — кивнул Рамсботтом. — Я за то, чтобы выжать из него больше. Он очень много о себе мнит. Этот второй, может быть, действительно минералог, а может, и нет — он больше похож на старого шарманщика, но кто его знает… Будем держать хорошую мину? Сколько запросим?

Решили замахнуться по меньшей мере процентов на сорок. В конце концов, убеждали они друг друга, дядя Уильяма нашел остров первым, анализ руды провели они, и на остров они прибыли прежде Гарсувина со товарищи, которые еще даже на берег не высаживались.

— Выдвинем наши условия после ужина, — решил Рамсботтом. — Авось он слегка смягчится. Впрочем, я знаю того, кто размякнет непременно, и это Джонни Рамсботтом. Стол накрывают наверху, с нами будет ужинать капитан крейсера. Он сейчас прибудет. Вроде бы все. Давайте попробуем умыться-почиститься — может, вы забыли, но там наверху сидят две симпатичные молодые дамы, и одна из них англичанка. Так что выше нос, мы еще на плаву!


предыдущая глава | Затерянный остров | cледующая глава