home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Империя Оствер. Шан-Маир. 30.04.1406.

Моя левая ладонь покоится на рукояти черного ирута. А правая находится на широком ремне, зацепилась за него большим пальцем и мозолями, которые у меня образовались от частого соприкосновения с рукоятью меча, касаются жесткой воловьей кожи. Короткие светлые волосы чувствуют постоянное дуновение свежего морского ветра. Слегка потертый теплый черный камзол и заправленные в сапоги серые широкие брюки удобно облегают все тело. Ласковое весеннее солнышко припекает, и после бессонной ночи меня клонит в сон. Глаза невольно слипаются, и хочется завернуться в свой плащ, который лежит на плечах, лечь на чистые сосновые доски под моими ногами и спокойно подремать. Вокруг так спокойно, словно я сейчас где-нибудь на курорте, и от этого в мою душу приходит умиротворение.

Но спокойствие обманчиво. Спать нельзя и, встряхнувшись, я поднимаю веки глаз и оглядываюсь по сторонам. Я стою на деревянной дозорной вышке, которая находится в центре городка Шан-Маир. Мой взгляд скользит по бухте Кэйрр, что значит Великолепная, и смещается дальше, в сторону моря. Там нет ничего, ни силуэтов вражеских кораблей, ни белых отметин парусов. Невольно я прислушиваюсь к шуму, который доносится из поселения внизу. Слышу, как стучат молотки, видимо, это идет установка катапульт. Улавливаю характерное бряцанье металла, наверняка, воины готовят к бою броню, кольчуги, щиты и мечи. Отмечаю, что люди работают спокойно и без нервов, вспоминаю минувшую ночь и утро, и размышляю о том, что сегодня должно произойти…

Итак, что мы имеем? По факту не так уж и много. Местный феодал граф Уркварт Ройхо, это я, собственной персоной, бывший беглец, отставной гвардеец императора Марка Четвертого, вассал герцога Гая Куэхо-Кавейр, протектор севера, знаменитый в пределах герцогства боевик и человек со странностями, минувшей ночью увидел страшный и странный сон. А поскольку я, в прошлом человек с планеты Земля, вот уже несколько лет проживаю в магическом мире Кама-Нио, и не понаслышке знаю, что такое обитатели дольнего мира и на что они способны, то ночное видение было истолковано мной как предупреждение и знак того, что на меня надвигается беда. Так ли это на самом деле или, может быть, граф просто переел на ночь и переутомился, и оттого у него случился глюк, я не размышлял. Моя жизнь такова, что я привык доверять предчувствиям, и потому стал готовиться к борьбе с приближающимся к моим землям противником без всякого промедления. Тем более, кто он, гадать не требовалось. По весне я ждал нападения ваирских пиратов, и собирался встретить их всеми наличными силами. Поэтому среди ночи я по тревоге собрал близких ко мне людей, которые зависели от меня, точно так же как и граф Ройхо от них, отдал им команду действовать и началось движение сотен людей.

К приморскому городку Шан-Маир, который на данный момент представляет из себя большой и неплохо укрепленный острог, где на постоянной основе проживает полторы тысячи гражданских, пять десятков дружинников и сотня строителей, стали выдвигаться все подчиненные мне воинские формирования. Это партизаны моего сюзерена герцога Гая, дружина Ройхо, оборотни, которые служат мне по воле своих старейшин, и ополченцы из ближайших поселений. И пока воины, покинув свои лагеря и казармы, стягивались в бухту Кэйрр и занимали позиции, все некомбатанты, тихо и спокойно, без криков, шума и лишней суеты, забирая все самое ценное и необходимое, уходили в прилегающие к морскому берегу лесные чащобы. Благо, в лесных дебрях для них еще прошлой осенью были подготовлены укрытия и убежища.

Ну, а что касается лично меня, то я обошел городок, переговорил с наиболее авторитетными местными жителями и бургомистром, проверил запасы продовольствия и стоящие на улицах Шан-Маира восемь катапульт, то есть две батареи. И убедившись в том, что острог к бою готов, а воины занимают оборону по расписанному еще в прошлом году штатному расписанию, я отправился осматривать одну из недостроенных каменных башен, которые находились на входе в бухту.

Выбрал правую, которая со временем должна носить гордое название Северная. Еще затемно, перед самым рассветом, в сопровождении Бора Богуча и Эри Верека, по тропке вдоль моря я прошел к похожей на изломанный клык оборонительной постройке. И оглядев строительную площадку, на которой под деревянными навесами лежали квадратные тесаные камни и цемент, тяжко вздохнул. Почему? Да все просто. В идеале башня должна была выглядеть как мощный девятиметровый донжон с парой катапульт на вершине, пятью стрелометами на двух верхних этажах и гарнизоном в полсотни бойцов. А что я увидел? Работы до конца не доведены, и на недостроенном третьем этаже мои дружинники только-только устанавливают два мощных станковых арбалета с минимальным запасом зажигательных снарядов. Не густо, однако. Но, с другой стороны, все не так уж и плохо, поскольку могло быть гораздо хуже.

Я взобрался на башню. Первые лучи восходящего солнца как раз прошлись по верхушкам прибрежных скал и, соприкоснувшись с ровной морской гладью, дали отблески. Красиво, особенно с учетом того, что вид с недостроенного донжона открывался просто великолепный. Передо мной похожая на конскую подкову большая и спокойная бухта с хорошими глубинами, не зря названная Великолепной. Расстояние от мыса до мыса около четырехсот метров, и напротив меня находилась еще одна недостроенная башня, на которой сейчас тоже устанавливались два стреломета. А далее бухта расширялась, и максимальное расстояние от одного берега до другого составляло полтора километра. Идеальное место для постройки портового города, как того некогда желал мой кровный дедушка Игна Ройхо. Чистый пляж с песком и галькой вперемешку, на котором можно построить отличные причалы. В ста метрах от береговой черты несколько скал, перед которыми раскинулся окруженный высокими бревенчатыми стенами городок Шан-Маир. А дальше виднеется прибрежная грунтовая дорога и густой лес.

Такова диспозиция, разглядывая которую я спросил себя, а что предпримет противник, если будет высаживаться в этом месте? А демоны этих островитян знают. Многое будет зависеть от того, кто из ваирских капитанов решит меня навестить, сколько с ним воинов, чародеев, и насколько они хороши. Но, если исходить из варианта, к которому я готовился, начиная еще с прошлого года, то это минимум десять средних галер, то есть тысяча мечей и десять магов. Против графа Ройхо — это не так уж и много, ибо у меня воинов столько же. И хотя половина из них ополченцы, такую вражескую ватагу я даже без жриц Улле Ракойны, которые сейчас, наверняка, по моему зову спешат в Шан-Маир, уничтожу. Не без труда, само собой, но сделаю ваирцев без больших потерь с моей стороны. Уж в чем-чем, а в этом я не сомневался, поскольку военный опыт за моими плечами немалый.

Однако жизнь постоянно преподносит мне сюрпризы, а значит, следует исходить из наихудшего варианта. Поэтому предполагаемую численность вражеских штыков-мечей можно без раздумий увеличить вдвое. А раз так, то как поступит ваирский вожак? Скорее всего, он пойдет напролом, и станет действовать по принципу: «Сила есть — ума не надо!» Ведь исходя из той информации, которой обладают островитяне, имперский граф Уркварт Ройхо слабак и нищеброд с одним магом и парой сотен деревенских дружинников. Поэтому, по мнению ваирцев, все будет достаточно легко и просто. Под прикрытием корабельных магов противник высадится на берег, захватит или сожжет Шан-Маир, блокирует мой родовой замок, который, возможно, подвергнется штурму, и рванется в сторону Южного тракта.

Да вот только в текущей реальности все несколько не так, точнее сказать, совсем не так, как думает противник. И ваирцев, если они все же высадятся, и их будет больше десяти экипажей, ждет отнюдь не легкая прогулка по берегу и стремительный бросок по имперским дорогам, вдоль которых находится большинство населенных пунктов Графства Ройхо, а жестокий бой. В недостроенных башнях будут находиться артиллерийские расчеты, которые успеют дать по приближающимся галерам минимум по два залпа, а потом воины отступят в городок. Больше стрелять нельзя, так как вражеские маги быстро сориентируются и легко подавят сопротивление моих чародеев, которых всего двое, и я потеряю своих людей. Правда, будут еще жрицы, и они тоже могут прикрыть артиллеристов, но они понадобятся для другого.

Ну что? Пока все логично. А что будет происходить дальше? Пиратские галеры проникнут в бухту, и они устремятся к пляжу. После чего произойдет высадка десанта, который начнет наступление на Шан-Маир. Однако под городком зарыта пара не очень мощных оборонительных артефактов и вместе с моими чародеями они смогут прикрыть поселение от первого натиска вражеских магов. Так что в Шан-Маире можно повоевать, устроить обстрел вражеских судов из катапульт и встретить превосходящие нас силы пиратов на стенах. После чего, лишь только враг начнет серьезный штурм, нам придется отступить в лес и вести партизанскую войну. А пока воины будут биться за Шан-Маир и в поле, свое веское слово скажут жрицы Улле Ракойны. Какое, точно не знаю, поскольку видеть этих дамочек в реальном бою, мне пока не доводилось. Однако, учитывая тот факт, что богиня Улле, она же Кама-Нио, в имперском пантеоне помимо должности покровительницы семейного счастья людей числится еще и повелительницей природных сил, польза от них, наверняка, будет.

Мой взгляд снова пробежался по играющей солнечными бликами светло-синей водной глади. Перед глазами, как наяву, предстали галеры пиратов, которые будут двойками входить в бухту, и я подумал о том, что хорошо бы было, если бы у меня имелась парочка скорострельных орудий из родного мира Земля, а лучше ЗСУ «Шилка». Хм! А еще круче танк Т-90 или установка «Град». Но чего нет, того нет. В магическом мире, который стал для меня родным, подобные вещи вряд ли когда-либо приживутся, так что все пустое. Хотя, помечтать, конечно же, иногда можно.

— Да уж, — лицом ловя свежий утренний бриз и продолжая смотреть на море, произнес я, обращаясь к самому себе, — верно люди говорят, что дурак думками богатеет.

— Что вы сказали, господин граф? — спросил меня стоящий рядом со мной лейтенант моих дружинников Бор Богуч.

— Говорю, что действуем по плану. Сюда самых зорких дружинников и лучшие артиллерийские расчеты отправим, а стрелометы нацелим на море. Мой первый КП будет здесь. Второй после отхода в Шан-Маире. Запасной в лесу, на стоянке оборотней.

— Понял, — лейтенант, молодой светловолосый мужчина, с немалым боевым опытом за плечами, мне не возразил и только согласно мотнул выгоревшей на солнце соломенной шевелюрой. — Разрешите выполнять, господин граф?

— Да.

Лейтенант направился в городок, а я посмотрел на пляж, и обнаружил рядом с дружинниками фигурки в зимних жреческих балахонах серого цвета и приметными синими косынками на голове. Это прибыли жрицы.

«Молодцы, бабенки, по первому зову, явились», — отметил я и направился к ним. Следовало переговорить с настоятельницей храма, которую я видел всего два раза, и обсудить с ней вопросы касающиеся намечающегося сражения.

Покинув башню, я спустился вниз и вместе со своим магом вскоре снова оказался на пляже. Находящиеся здесь воины, десяток арбалетчиков, шагами мерили дистанции от своих позиций до места предполагаемой высадки противника. А рядом с ними, у самой морской кромки, в окружении трех миловидных юных девиц, лет по семнадцати, стояла настоятельница храма Улле Ракойны госпожа Таис Ланн, между прочим, двоюродная сестра госпожи Кэрри Ириф, с подачи которой на моей земле в рекордные сроки возводится святилище одной из общеимперских богинь. Что про нее можно сказать? Наверное, многое. Но если кратко, то эта статная семидесятипятилетняя женщина, которая выглядела лет на тридцать, и во многом она походит на свою старшую сестру. С виду простая и добродушная тетка, спокойная и очень рассудительная. Однако это только на первый взгляд она простушка без двойного дна. И если к ней присмотреться внимательней, то становилось понятно, что это сильная и властная чародейка, верная служительница своей богини, и наверняка, далеко не самый последний человек в иерархии культа Доброй Матери. Вот такая вот добрая тетушка, про которую я пока знаю очень и очень мало. Но здесь ключевое слово «пока», ибо мои шпионы под чутким руководством бывшего тайного стражника Балы Керна уже собирают на нее информацию.

Впрочем, пока не об этом. Личные впечатления это хорошо, но сейчас не до них. Опасность все ближе, я ее уже кожей чувствую, словно по мне недобрые взгляды скользят. Но капелька сомнения в том, что мое видение это не галлюцинация, во мне все еще была, и дабы развеять ее, один из первых вопросов, который был задан мной госпоже Таис Ланн, касался надвигающейся беды.

— Здравствуйте госпожа настоятельница, — слегка улыбнувшись, я учтиво кивнул и приложил кончики пальцев правой руки к своей черной широкополой шляпе, которая была украшена серебряной эмблемой Ройхо.

— Здравствуйте граф, — голова в синей косынке, благосклонно качнулась вниз и вверх. А стоящие за спиной Таис Ланн молоденькие жрицы, одна из которых смерила меня прямым оценивающим взглядом отчего-то знакомых зеленых глаз, слегка присели, словно мы не на морском берегу, а где-нибудь на балу или на небольшом провинциальном приеме.

— Вы что-то чувствуете, госпожа Ланн? — я кивнул на выход из бухты.

Настоятельница помедлила, зачем-то повела раскрытой правой ладошкой в сторону морской глади, и ответила:

— Да. К нам идут гости. Много. Пираты и островные чародеи.

«Повезло мне с начальницей над жрицами, — подумал я, — действительно, грамотная тетка, почуяла врага».

— А много пиратов?

— Не знаю, — Таис поморщилась. — Слишком они далеко.

— Насколько далеко?

— Километров двадцать.

Прикинув среднюю скорость вражеских судов, я сказал:

— Значит, мы увидим паруса их кораблей через пару часов?

— Примерно так, — согласилась настоятельница, хотя мой вопрос был риторическим, и я не думал, что Таис на него ответит.

— Это хорошо, — твердым носком сапога пнув темно-красный голыш, размером с кулак, сказал я, проводил упавший в воду камень глазами и спросил Ланн: — Вы понимаете, зачем я вас сюда вызвал?

— Да. Вам будет нужна наша помощь, которую согласно общеимперских законов как хозяину земли, на которой живем, мы обязаны оказать графу Ройхо, по первому его требованию.

— Так и есть.

Я хотел узнать у настоятельницы, что жрицы смогут сделать для отражения вражеского налета, но она меня опередила:

— Граф, разрешите, я буду называть вас Уркварт?

— Пожалуйста, — пожал я плечами.

— Хорошо. А вы меня называйте Таис.

— Без проблем.

— Послушайте Уркварт, — настоятельница бросила быстрый взгляд себе за спину, посмотрела на молоденьких жриц, поправила косынку, и продолжила: — Мы с вами общались мало и все время мимоходом. Поэтому вы не знаете, что могу я и мои девочки, и пока не до конца понимаете, что от нас можно ожидать. Верно?

— Все так, — согласился я.

— Тогда я немного расскажу вам о наших возможностях и о том, чем я раньше занималась. Так вот, последние пятнадцать лет я жила на архипелаге Гири-Нар, откуда происходят родственные семейства Ириф и Ланн. На родине служила при храме богини и занималась тем, что отслеживала пиратские корабли, которые крутились вблизи наших берегов. Не только ваирские лоханки, — настоятельница презрительно скривилась в сторону моря, откуда приближался враг, — но и суда остроухих дари. А помимо этого я регулярно участвовала в наведении сильных штормов и ураганов на определенные зоны океана.

— Значит, вы сможете нагнать на вражескую эскадру морскую бурю, которая перетопит их к такой-то маме?

— Сможем. Но с гарантией это получится сделать лишь тогда, когда вы отвлечете на себя внимание островных чародеев, а галеры окажутся на берегу. Все ваирские маги, в той или иной мере, работают с водной стихией и являются верными почитателями Верша Моряка. Поэтому одолеть их будет трудно, даже нам. А вот когда они окажутся на суше, наши шансы на успех увеличатся. Кроме того, не все мои девочки, — новый косой взгляд на жриц за спиной, — со мной. Половина служительниц храма послушницы, которым не дозволено принимать участие в обрядах, и они остались на строительстве.

— Лучше бы вы молодежь в замок отправили, — заметил я и уточнил: — Итак, вы можете вызвать сильнейший шторм, который уничтожит часть вражеских галер. Но для этого нам, воинам и обычным магам, необходимо отвлечь на себя внимание ваирских чародеев и дождаться того момента, когда они окажутся на берегу. Я все верно понимаю?

— Да.

— А потом вы обратитесь к богине, она поделится с вами силами, и вы призовете бурю. Так?

— Все так. При удаче мы обеспечим настоящий ураган, смерч, который не просто нанесет врагу некоторый урон в кораблях и поломает снасти, а уничтожит весь вражеский флот полностью. Сейчас, — непонятно почему, на этом слове настоятельница сделала особый упор, — нам на это сил хватит. Ну, а после того как дело будет сделано, мы присоединимся к вашим воинам как рядовые военно-полевые чародеи.

— Ясно, — я повернулся к своему магу, который во время разговора все время стоял рядом молчаливым насупленным сычом, и спросил его: — Верек, как думаешь, мы сдержим натиск вражеских воинов и чародеев?

— Заряд оборонительных артефактов в Шан-Маире полный. Так что один час мы должны выстоять, — ответил чародей, который за минувший год со мной через такие испытания прошел, что теперь его мало что пугало, и все происходящее, в том числе и подготовку к сражению, этот суровый мужик со стальным взглядом хладнокровного убийцы воспринимал достаточно спокойно.

— Таис, вам одного часа хватит? — снова я обратил свое внимание на настоятельницу.

— Более чем. Нам требуется тридцать минут покоя и гарантия того, что враг к нам не прорвется.

— А где вы будете находиться?

Ланн указала рукой на деревянную наблюдательную вышку в центре города:

— Там хорошее место. С этого холма море хорошо видно и пляж.

— Отлично!

На этом, как таковая, беседа с настоятельницей храма Улле Ракойны закончилась. Мы вернулись в городок. Здесь прошел смотр войск и еще один военный совет с военачальниками подчиненных мне отрядов. На нем я дал людям дополнительные инструкции, и мы еще раз обсудили план предстоящего сражения. Затем я переговорил с командиром оборотней Рольфом Южмаригом, который вместе со своим отрядом будет находиться в лесу, и пообщался с партизанским сотником Текки. И удостоверившись в том, что все идет по плану и более в моих ценных указаниях никто не нуждается, я взобрался на дозорную вышку, под которой расположились полтора десятка служительниц Улле Ракойны. Здесь оперся спиной на стенку караульного помещения, стал всматриваться в морскую даль и чуть было, не заснул…

— Господин граф! — раздался в моих ушах встревоженный голос одного их дозорных воинов, и меня тронули за плечо.

— Да!? — я открыл глаза, по ним ударил яркий солнечный свет и я понял, что все-таки задремал.

— Паруса!

Моргнув веками и смахнув выступившие на глазах слезы, прищурившись, я всмотрелся в ровную линию морского горизонта и практически сразу увидел белое пятнышко. Это был парус корабля. А рядом с ним обнаружился еще один. И еще. И еще.

«Мать их так! — мысленно воскликнул я, обнаруживая на синеве моря все новые и новые пятна. — Сколько же их!?»

Но эта мысль быстро ушла на второй план, и я обернулся к воину, седоусому кеметцу:

— Тревога!

— Понял!

Воин подскочил к небольшому, но чрезвычайно звонкому бронзовому колоколу, потянул за веревку под ним и над поселком разнесся сигнал тревоги:

— Бум-мм! Бум-мм! Бум-мм!

Колокол надрывался, а я бросился по лестнице вниз, быстро спустился и на земле меня встретила госпожа Таис Ланн, которая сообщила, что в эскадре противника двадцать восемь вымпелов, среди которых четыре крупнотоннажных судна, не иначе, каракки. И прикинув, сколько на этих кораблях воинов, я недобрым словом помянул свою самонадеянность. Хм! Как же, тысяча пиратских клинков придет! Тут около четырех тысяч к берегу приближается, и неизвестно, сколько магов, которые заточены исключительно на войну и морские битвы, и имеют немало превосходных староимперских артефактов, а значит, туго нам придется. Но ничего — мы в обороне и на своей земле, и у нас есть жрицы, так что выстоим.

Секундная слабость отступила. Вновь я стал излучать уверенность в себе и своих силах. Мой взгляд пробежался по жрицам и опять столкнулся с зелеными глазами одной из служительниц Улле, с совершенно неприметным и не запоминающимся лицом. «Где я видел эти глаза?» — спросил я сам себя. И вроде бы, вот-вот должен был получить правильный ответ. Но ко мне подбежали офицеры: Рикко Хайде, Богуч и Текки, и я погрузился в пучину военных дел. Еще раз, в третий или четвертый, подтвердил, что план боя остается неизменным, и приказал отправить гонцов к герцогу Гаю Куэхо-Кавейр. Затем облачился в кольчугу, надел на голову остроконечный шлем со стрелкой для носа, прихватил щит и проверил, насколько легко из ножен выходит клинок. После чего, взяв с собой увешанных боевыми артефактами и защитными амулетами магов, отправился на передовую, то есть на недостроенные донжоны. При этом офицеры говорили мне, что там может быть опасно, а моя жизнь очень ценна и мне следует остаться в городке. Однако я их не послушал. И все потому, что четко понимал — первая стычка ничего не решит, а я просто обязан вблизи посмотреть на ваирцев перед тем, как их галеры влетят в бухту, и начнется основной бой.

Легкой трусцой, не обращая внимания на легкую усталость и вес защиты, я побежал к берегу, а далее, огибая бухту, к правой башне. И хотя можно было не торопиться, в запасе имелось минимум сорок минут, мне следовало взбодриться, да и магам, которые последовали за мной, тоже. Благо, пару часиков они поспали и эликсиры приняли. Вон, как глазки блестят. Так что, бегом господа! Вперед! Родная земля, сюзерен и император ждут от нас подвига, и он будет. Ха! Слово графа Ройхо!


Пролог | Империя Оствер. Пенталогия | Глава 2