home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Империя Оствер. Шан-Маир. 30.04.1406.

Сражение за бухту Кэйрр и городок Шан-Маир начиналось с того, что мы обстреляли вражеские корабли зажигательными дротиками из стрелометов. Результат был, но слабенький. Всего-то одну галеру спалили, да около полусотни вражеских воинов из строя вывели. Это немного. Но надо было с чего-то начинать, а стрелометы это не катапульты, которые могут кидать в противника огромные булыжники, бочки с горючими смесями и энергокапсулы, так что все нормально. Противника мы немного придержали, задние корабли подтянулись к передним, ваирцы вошли в бухту, и нам пришла пора отступать.

Мы бросили башню и стрелометы, и по широкой тропе вдоль берега помчались в сторону пляжа и Шан-Маира. Наш небольшой отряд: моя охрана, артиллеристы, дозорные и маги, торопился, но мы едва не опоздали. Еще бы пять минут и нас отсекли бы от групп прикрытия, которые огородившись вбитыми в грунт кольями, под защитой пехоты, уже вели перестрелку с ваирцами, и моим дружинникам пришлось бы нас выручать. А так еще и ничего, выскочить успели вовремя. Правда, подраться все же пришлось. Невдалеке от нас на пляж вылезла черная туша пиратского корабля с интересным флагом — на синем фоне обнаженная рыжая девушка с окровавленным мечом в руках. И капитан этой лоханки решил нас перехватить. Однако он переоценил свои силы, и за это получил по зубам. Впрочем, по порядку…

— Пираты наступают! — услышал я вскрик одного из своих сержантов.

Мой взгляд в этот миг был направлен исключительно на приближающийся городок, а сжимающие в руках какие-то кристаллы Херри Миан и Эри Верек, несмотря на открытые глаза, витали где-то далеко, наверняка, мешали островным чародеям колдовать. Естественно, отвлечься они не могли, и рассчитывать на них было нельзя. Так что при обычном раскладе, как командир, я был должен оставить на пути пиратов заслон в десяток бойцов, участь которых была предрешена. Однако если говорить без ложной скромности я сам по себе серьезная боевая наступательная и оборонительная единица, и у меня нет лядской привычки, бросать «своих» воинов. Поэтому, остановившись, я выкрикнул стандартную команду:

— К бою!

Бывшие со мной дружинники, тридцать пять человек в кольчугах, со щитами и мечами в руках, остановились. Под сапогами заскрипела галька, и сырой песок облепил ноги людей. Резкий поворот! И перед противником возникла стена из щитов. Наши маги оказались в тылу, а я перед строем дружины, на острие вражеского удара. На меня несется толпа пиратов, на первый взгляд около сотни врагов. Броня у всех ваирцев разная, щиты и оружие тоже, одеты кто и во что горазд, и в целом, они производили впечатление обычной бандитской шайки. Однако мое первое впечатление было обманчиво, и я об этом знал. Ваирцы, что бы про них не говорили, бойцы неплохие и с этим не поспоришь. Они бежали скопом и без всякого строя, но весьма уверенно. И в глазах моряков была жажда наживы, видимо, капитан черной галеры им что-то пообещал. Пираты орали и размахивали остро заточенным железом, и вид имели весьма грозный и боевитый. При этом вражеский маг, которого я вычислил по дорогой шелковой мантии, остался позади, возле галеры. Его прикрывали, и он в бой не торопился, но это и понятно. Наверняка, вместе со своими коллегами на приближающихся галерах в этот момент чародей прощупывал моих магов и защиту Шан-Маира. Так что все нормально, можно повоевать. Мои кмиты были заряжены. Болтливых чужаков рядом не наблюдалось. Вокруг все свои. А значит, вперед граф Уркварт!

Наблюдения, размышления и решение о выборе тактики заняли секунду, не больше. Пираты приближались и я, по привычке, вынув из ножен черный ирут, шагнул навстречу врагам. Позади меня что-то выкрикнул один из воинов, скорее всего, новобранец, который не был со мной в походе на север и не знал всех возможностей своего феодала. Этого бойца одернули, по голосу, это был сержант Нерех, и он замолчал. Дружинники напряглись и приготовились к контратаке пиратов. Они ждали моих действий и дальнейшего развития событий. Ну, а я был невозмутим, и ждал подхода ваирцев. Расстояние сокращалось быстро. Между нами тридцать метров. Двадцать пять. Двадцать. Пора!

Сознание привычно потянулось к кмиту с «Черной Петлей» и он откликнулся. Я применял его уже десятки раз, навык был, и все произошло очень быстро. Накопленная кмитом сила перетекла в мою левую ладонь, и она сделала резкий взмах. Невидимый черный аркан накрыл круг примерно в десять квадратных метров, первые ряды морских разбойников попали в магическую ловушку, и я сделал резкий рывок на себя. Рука задрожала, вены вздулись, и мое тело напряглось так, словно на другом конце аркана находилось сильное дикое животное, которое пыталось вырваться. Тяжело. Однако в целом все прошло неплохо. Староимперское заклятье сломало защиту стандартных ваирских охранных браслетов и амулетов, и вся органика исчезла, а железо доспехов и оружие полетело на пляж. От испытанного перенапряжения моя левая рука обвисла безвольной плетью, и от кончиков пальцев до самого предплечья по ней прошла сильная судорога. Но я знал, что вскоре, через пару минут, это пройдет, не в первый раз «Черной Петлей» работал. Поэтому внимания на болезненные ощущения постарался не обращать, а взмахнул клинком, указал им на расстроенные ряды пиратов, среди которых было несколько тяжелораненых, коим магический аркан отсек часть тела, кому ногу, кому кисть руки или просто кусок плоти, и дружинники поняли меня без слов. Требовалось за две-три минуты накрошить побольше пиратов, и откатиться назад, пока остальные вражеские галеры не подошли к берегу. И под предводительством бывалых сержантов, оставив на месте магов и пять воинов, мои воины налетели на пиратов и устроили среди них резню в которой я участие не принимал. Мое дело наблюдать и руководить, а возглавлять людей необходимо только в решающий момент, когда им необходимо видеть своего командира. Так что я просто смотрел на все происходящее со стороны, отмечал, как слаженно работают дружинники, заметил вражеского капитана, который вовремя отступил к своему кораблю, и после того как вся уцелевшая пиратская свора побежала вслед за ним, приказал отступать.

По пологому склону, с двумя убитыми и несколькими ранеными на плечах, мы начали быстрый отход к нашим основным силам. А позади нас на берег выползло еще несколько вражеских галер. Пираты, словно горох из раскрытого мешка, посыпались на пляж, а вражеские маги стали прикрывать своих бойцов и давить моих чародеев. Поэтому совершенно понятно, что нечего выпендриваться и в героев играть, пора уходить. Все что могли, мы сделали, около четырех десятков островитян положили, натиск отбили, еще на некоторое время придержали противника, и этого хватит. Наша цель не в том, чтобы всех ваирцев мечами в капусту порубить или перестрелять — мы этого просто физически сделать не сможем. Мы должны потянуть время, дождаться момента, когда большинство вражеских чародеев окажется на берегу, и дать жрицам Улле Ракойны время на проведение обряда. Вот и получается, что самое логичное это отход…

К моему отряду присоединились группы заслона, и небольшой гарнизон с левого мыса, и по спускающейся к морю грунтовой дороге, мимо полей, где местные жители еще зимой оборудовали немало ловушек, мы зашагали в городок. Мои чародеи к этому моменту немного пришли в себя, видимо, ваирские маги притихли, и они смогли расслабиться. И я на ходу окликнул Верека:

— Эри, как ты?

— Терпимо, — смахивая со лба пот, ответил один из лучших учеников моего дяди барона Койна.

— А вы, Миан? — я посмотрел на старого, но еще крепкого чародея из школы «Мир», который не так давно на алтаре предков рода Ройхо дал мне клятву на верность.

— Тяжко, — выдохнул старик, — возраст дает о себе знать.

— Держитесь Миан. Недолго нам воевать. Сейчас ваирцы высадятся, к стенам подступят, а там, глядишь, богиня нам поможет, островитяне лишатся кораблей, и мы их вдоль берега по лесам погоним. Кстати, — я обратился к обоим магам, — что думаете о ваирских магах?

— Сильные чародеи и умелые, — Верек над ответом не раздумывал, — а главное, сплоченные. Только на одного давить начинаешь, остальные ему мгновенно поддержку оказывают. С ними придется повозиться.

— Согласен, — загребая ногами пыль, Миан кивнул подбородком, — тяжелый противник.

— Ничего, разберемся, — посмотрев назад и за телами дружинников, которые были вокруг меня, ничего не увидев, сказал я, и вошел за деревянные стены Шан-Маира.

В городке все было готово к бою. Катапульты, восемь превосходных орудий, каждое из которых обошлось мне в кругленькую сумму, нацелены на пляж. Они готовы к стрельбе и должны на некоторое время отвлечь островных чародеев от штурма Шан-Маира, то есть заставить их выделить некоторую часть магических сил на защиту своих посудин. Жрицы Ракойны все так же в центре городка, ждут благоприятного момента, чтобы начать обряд. На стенах множество стрелков, а под ними, разумеется, с внутренней стороны, пехота. Оборотни Южмарига и две сотни партизан в лесу. Так что к встрече врага все готово.

У ворот ко мне присоединились Бор Богуч и Рикко Хайде, и мы поднялись на небольшую башенку у Морских ворот. Перед нами пляж, на котором, прижавшись одна к другой, стоят галеры ваирцев. Экипажи кораблей высаживаются на сушу и группируются в штурмовые отряды. Видны большие щиты тяжелых пехотинцев, которые пойдут впереди, а за ними собирающиеся в две группы маги противника. Нормально. И можно было бы уже отдать команду жрицам на начало обряда. Однако нет. В бухте четыре каракки. Они не могут выползти на сушу, тоннаж не позволяет, и на каждом таком судне есть чародеи, которые могут приостановить морскую бурю. Поэтому придется ждать, когда пехота и чародеи с каракк шлюпками будет высажена на пляж. А до того момента нам придется биться обычным оружием и надеяться на то, что оборонительные артефакты Шан-Маира и мои маги выдержат натиск пиратских чародеев.

Ну, а как будут развиваться события после бури (если она будет), посмотрим. Если враг продолжит штурмовать город, в чем я весьма сильно сомневаюсь, то здесь они все под этими хлипкими деревянными стенами и полягут. А вот если островитяне пойдут на прорыв вдоль берега, то есть пройдут мимо городка по полям и выскочат на дорогу, то нам придется за ними побегать. Но ничего, места для нас вокруг знакомые, вдоль берега и в прилегающих лесах немало ловушек и, кроме того, в чащобах оборотни с партизанами, которые их придержат, пока мы будем бить по ваирским тылам. Впрочем, это всего лишь предварительный план, в котором есть много иных «если», могущих привести к совершенно неожиданному развитию событий.

За наблюдениями прошло около двадцати минут. С каракк на воду спустили большие шлюпки. Десант стал в них грузиться, и устремился к берегу. А экипажи пиратских галер выстроились в боевые порядки, и приготовились к тому, чтобы под прикрытием магов начать штурм городка. Пока все по плану. И обернувшись назад, я отдал команду артиллеристам:

— Бей!

Меня услышали. И поскольку к открытию огня уже все было готово, обслуга метательных машин не медлила. Зазвучали гортанные выкрики командиров, лязгнули прочные станины, хлопнули кожаные ремни, и восемь крупных ста килограммовых камней взмыв в синеву небес устремились в сторону пляжа, до которого от частокола было около четырехсот пятидесяти метров, а от позиций катапульт полкилометра. Булыжники, самые обычные, всего пару дней назад собранные на берегу и перевезенные местными подростками в Шан-Маир округлые камни, летели красиво, плавно и быстро. И что для нас было особенно хорошо, ваирцы ничего подобного не ожидали. Максимум, новых зажигательных дротиков, которые можно было легко отбить с помощью магии. А вот тяжелый булыган, который летит с хорошей скоростью, сбить не то что сложно, а очень сложно, и к этому надо быть готовым.

— Бух-х! — первый снаряд рухнул в воду и взметнул вверх высокий водяной столб.

Перелет в три десятка метров.

— Бух-х! — и второй упал в море.

— Да-ц-ц! Хр-р-р! — третий накрыл корму одной из галер, и громкий треск дерева был слышен даже на стенах.

Четвертый, пятый и шестой снаряды тоже упали на корабли. Седьмой смазал и рухнул между двух судов. А восьмой, который совершенно неожиданно изменил траекторию полета, прокатился по берегу и впечатал в песок пять или шесть пиратов, которых не спасли ни доспехи, ни щиты.

— А-а-а! Знай наших! — выкрикнул командир «шептунов» и бывший наемник Рикко Хайде, крепкий горбоносый брюнет средних лет, который пристукнул затянутым в перчатку кулаком по бревну.

Глядя на Хайде, я подумал о том, что он впервые употребил слово «наши», тем самым не отделяя свой отряд от вооруженных сил Графства Ройхо, как делал это раньше. Подобное поведение капитана было добрым знаком, и мое настроение немного приподнялось. Но про офицера я больше не думал, ибо увидел, что, несмотря на поврежденные корабли и многочисленных раненых бойцов, которым досталось щепками и осколками камня, пираты переходят в наступление. Я поднял вверх указательный палец правой руки, и позади меня заиграл сигнальщик.

— Ту-ту! Ту-ту! Ту-ту! — разнесся над Шан-Маиром и окрестностями тягучий звук рога. Стоящие на стене стрелки напряглись. Перезаряжающие катапульты артиллеристы удвоили свои усилия. А жрицы все так же спокойно стоят на месте. Наша война их пока не касается, они ждут своего часа и это правильно. О том, что у нас есть такой резерв, как служительницы культа Улле Ракойны, ваирцы не знают, а иначе бы действовали по-другому. Вот и ладно. Пусть это будет для них сюрпризом. Смертельным. Ну, а пока к делу.

Покрытый разноцветным пиратским воинством пляж зашевелился, и отряды ваирцев, оставив позади несколько чародеев, к которым на подмогу спешили собратья по ремеслу с каракк, начали наступление. Впереди, как водится, тяжелая пехота. За ней стрелки и всякое отребье, пока еще не заработавшее себе на нормальный доспех. В тылу капитаны галер, офицеры и корабельные маги. С их точки зрения они наступают, так как надо. Подход. Магические удары. Разбитые ворота. Порушенный палисад. Натиск. Прорыв и уничтожение противника, то есть дружины Ройхо и ополченцев, в одном бою. Все на поверхности. Вот только мы к подобному готовились, и встретим незваных гостей со всем нашим радушием, стрелами, болтами, камнями, ловушками перед частоколом, капканами и огоньком. И за что я действительно переживаю, так это за состояние своих чародеев и оборонительные магические артефакты, а в остальном, до вмешательства жриц, бой будет хоть и не простым, но вполне предсказуемым.

Итак, сражение начинается. Теплый весенний день в самом разгаре. Время два часа пополудни. Противник все ближе. Нет боевых кличей, грохота барабанов и звука сигнальных труб. Только синее небо над головой, и парящие в вышине птицы. Вечно голодные чайки и пара, непонятно как почуявших, что сегодня в бухте Кэйрр будет знатная добыча, стервятников. Покрытая шлюпками бухта. Шевелящаяся живая людская масса, которая размеренно прет вперед и хочет нас уничтожить. И сжимающие в руках оружие защитники Шан-Маира, которые готовы отразить приступ.

Молчание противника угнетает. Враг движется к стенам и кажется, что пиратов минимум пять тысяч, но это не так, в первой атакующей волне их вдвое меньше. Но рядовым бойцам моего воинства этого не объяснить, и многие из необстрелянных воинов, как правило, молодые ополченцы, нервничают. И вот, один из них не выдерживает. Он вскидывает к плечу грубый самострел и жмет на спусковой крючок. Короткая стрела, неровная палка с насаженым на нее куском острого металла, летит в ваирцев и, пролетев полторы сотни метров, падает. Видя это, среди пиратов поднимается шум, кто-то смеется, и этот обидный гогот подхватывают его товарищи. Однако смех длится недолго, и обрывается уже через пять метров, когда один из ваирских отрядов, которому не хватило дороги, угодил в ловушку. Прикрывающий глубокую яму, где находилось несколько острых кольев, хлипкий настил из веток и мусора, обвалился, и сразу четверо бойцов в тяжелой броне, не успев даже вскрикнуть, полетели вниз.

— Собакам и подыхать как псам! — произнес один из воинов неподалеку, и он был прав.

Островитяне, попав в ловушку, попробовали обойти ее. Но неудачно. Среди камней, кустарника и травы были капканы, и они влетели в них. Минус еще десяток бойцов, а главное, в душах пиратов появилась неуверенность в правильности выбранного пути. Фланговые отряды сбавили скорость продвижения, а затем и вовсе остановились. Наступление пошло только по дороге, то есть на узком участке. И когда до передового ваирского отряда оставалось примерно двести метров, строй врагов замер, и начали свою работу чародеи, которые должны были сломать нашу магическую защиту. И всмотревшись в окрестный пейзаж не прямым взглядом, а боковым, рассеянным, как человек, в жилах которого течет непростая кровь, я смог увидеть, как проходит невидимая магическая битва. Кстати сказать, это совсем не зрелищно. Вражеские маги пропускают через себя энергию дольнего мира и невидимым для неодаренных людей тараном бьют в защитное поле Шан-Маира. Мои чародеи его подпитывают, и пока оно держит все удары. Но насколько его хватит? Сие неизвестно.

Впрочем, возвращаюсь в реальность. Магическая битва идет своим чередом, а реальный бой своим. Вражеская пехота стоит, а мы в нее не стреляем, хотя передние ряды можно было проредить из арбалетов. Однако мы ждем. Чего? Нового залпа катапульт, которые уже заряжены, и дальнейших действий противника.

Главный артиллерист, между прочим, приглашенный специалист из подданных герцога Куэхо-Кавейр, осматривает метательные машины, дожидается моего разрешения, и отдает приказ открыть огонь. Вздрагивают станины. Выстрелы! И во вражеские корабли летят новые снаряды, только на этот раз не камни, а бочки с зажигательной смесью. И хотя первоначально я хотел, чтобы этот залп катапульты отработали по дороге, на последнем военном совете, после общения с госпожой Таис Ланн, было решено продолжать обстрел корабельной стоянки, ибо в том, чтобы пугать пиратов уничтожением галер имелся определенный смысл. Поэтому я согласился с мнением своих командиров и, видимо, не прогадал.

Бочки, в каждой из которых было по восемьдесят литров вонючей дряни, по свойствам совпадавшей с напалмом, взлетели и, оставляя за собой чадный дымок от фитилей, полетели в сторону моря. Ваирцы не зевали, и начали действовать без промедления. Три бочки рухнули наземь между вражеским войском и пляжем. Еще две, которым подправили полет, упали в воду. Но три все-таки попали именно туда, куда и были должны, то есть на корабли. Удары! Яркие огненные вспышки! Небольшие взрывы! И корпуса двух галер объяты пламенем. Красиво. Для нас. А вот для островитян это зрелище как серпом по половым органам, и они разразились проклятиями в наш адрес. Кричите морские воры. Погромче только, чтобы ваши чародеи с каракк поскорее высадились на берег.

Шлюпки с десантом забегали от берега до больших кораблей быстрее. Пожар на кораблях потушили, и тут проявилось действие магов, которые стояли перед стенами. Вскрикнув, внизу упал на землю и потерял сознание Херри Миан, а следом пришел черед Эри Верека. Обоих чародеев быстро унесли в центр поселения, а я подумал о том, что сильны островные маги, весьма сильны, подлецы, и действуют слаженно, любо-дорого посмотреть. Мы-то на час рассчитывали, а Верек с Мианом только двадцать минут и продержались. Теперь дело за артефактами, которые без подпитки, наверняка, вот-вот иссякнут. Но почему же медлят жрицы? Пора ведь уже начинать.

Мысль об этом пронеслась в голове. Я обернулся, и увидел, что служительницы Улле Ракойны уже работают. Они стали в круг и в центре него, почему-то оказалась не настоятельница, по умолчанию, самая мощная жрица в храме, а невысокая молодая девчушка, кажется, та самая, которая так пристально рассматривала меня своими зелеными глазищами. Это странно. Но я в дела жриц не лезу. Они знают, что делают, а мне необходимо обеспечить их безопасность и я надеюсь на то, что обряд пройдет хорошо, и богиня, которая, по неизвестной причине, благоволит ко мне, не зажмет толику своей силы, чтобы спасти всех нас от врагов.

«Кама-Нио, дай нам сил», — мысленно попросил я богиню, и в этот момент не выдержали оборонительные артефакты.

— Дзи-нь-нь!!! — услышали противный пронзительный звук все, кто оборонял городок. И это было знаком того, что начинается настоящий бой, в котором мы можем надеяться лишь на свои личные амулеты. Благо, у всех моих воинов не менее двух охранных браслетов, а у некоторых, особо мнительных и осторожных, сразу пять-шесть в наличии, но это редкость.

— Держаться крепко! — спускаясь со стены и выходя к воротам, выкрикнул я, подбадривая своих воинов. — Не отступать! Стоять насмерть! Десять минут боя и мы победители! Вражеских магов не бояться, они тоже устали и им передышка требуется! Дружина к бою!

Мой голос звучал уверенно, и воины это чувствовали. Арбалетчики наверху вскинули свое оружие, а пехота сосредоточилась возле ворот, которые, наверняка, будут выломаны магией, и именно здесь состоится первый серьезный бой. На площадке перед Морскими вратами дружинники выстроили двойную стену из щитов. Стрелки открыли огонь по противнику, и значит, пираты перешли в наступление. Я вынул свой меч и встал во вторую линию бойцов. Кто-то протянул мне запасной щит, но он пока не нужен, вот использую кмит с «Плющом», тогда и возьму.

Секунды текут очень медленно и ожидание тягостно. Наши арбалетчики бьют за стену и, наверняка, не мажут. Артиллеристы позади нашего строя готовят свои орудия к третьему залпу. Жрицы вершат обряд. И только пехота пока не в деле. Но это ненадолго.

Снова бьют катапульты и новые бочки с горючей смесью уносятся к пляжу, но результата я не вижу. Сейчас не до того. Морские ворота Шан-Маира завибрировали мелкой дрожью, и мощные кованые петли потекли расплавленным металлом наземь. Началось, мать их так, ваирцев этих! Подумав про пиратов, непонятно почему, мне вспомнилось любимое выражение одного одиозного политического деятеля из прошлой жизни, а именно Владимира Вольфовича Жириновского, когда он кричал: «Подонки!». Да уж, пиратам это подходит. Ха-ха! При этой мысли на мои губы сама собой наползла улыбка, и картинка получилась забавная. Ворота городка, рассыпаясь в труху, падают в пыль, вокруг суровые насупленные мужики в броне, от невидимых магических вихрей у многих на голове волосы дыбом встают, а местный феодал граф Уркварт Ройхо улыбается. Это, конечно, странно, но не очень. Мой кровный родич Игна Ройхо тот перед боем, бывало, щит кусал, другой предок, похабные песни распевал, а третий любил броскую белую униформу, на которую, как он считал, красиво ложится кровь врагов. Так что я, пожалуй, достойный продолжатель фамильных традиций, даже, несмотря на то, что мой разум изначально был разумом землянина.

С грохотом, взметнув над каменистой площадкой пыль, широкие ворота упали, и я увидел ваирцев, которые под градом арбалетных болтов со стены, бежали на нас. И все так же, улыбаясь и поминая «подонков», я отдал приказ:

— Вперед! Закрыть проем ворот!

По земле затопали сапоги, и первая шеренга, в такт движению начала ударять клинками по щитам:

— Та-х! Та-х! Та-х!

Полтора десятка шагов вперед и дружный боевой клич дружинников:

— Ройхо!!!

От такого звукового посыла, яростного и сильного, пираты приостановились, и мои воины встали в воротах и закупорили проход. Однако заминка в рядах противника была короткой. Раздались команды капитанов и офицеров, и с ревом, криками и матом, островитяне снова повалили на нас.

«Ваш выход, граф!» — мысленно произнес я, и стукнул левой ладонью по плечу впереди стоящего воина. Он сделал шаг прямо и в сторону. Все четко, как на строевом плацу. Я вышел навстречу врагам, и кинул на них «Плющ». Зеленые энергетические плети метнулись вперед и в одну секунду сломали пятерке пиратов шеи. Урон небольшой, даже можно сказать, что мизерный. Но здесь главное психологический эффект и введение в заблуждение врага, который уверен, что чародеев у нас нет, так как на время они выведены из строя. Однако совершенное мной действие это магия. И значит, ваирские колдуны должны насторожиться, а вражеские воины обязаны стать более осторожными. Это выигрыш минимум в одну минуту. Немного. Ни о чем. Вот только кто воевал или когда-нибудь вплотную сталкивался с опасностью, тот знает, что шестьдесят секунд в бою это очень и очень много, временной отрезок, который, порой, может быть равен целой жизни.

Убитые мной пираты свалились и бегущие за ними следом боевые товарищи, увидев перед собой меня, затянутого в кольчугу воина в черном плаще и с черным мечом в руке, непроизвольно замялись. А вот мои сержанты и офицеры среагировали быстро, и на переднюю линию выдвинулись арбалетчики «шептунов», третья линия строя.

Залп! Мимо меня, едва не касаясь моего тела, пронеслось с полсотни коротких стрел. Болты ударили во врагов, и не менее десятка морских грабителей присоединилось к уже мертвым друзьям и землякам. Хорошо. И не оборачиваясь, я делаю шаг назад, и вижу, как из-за спины атакующих в меня несется «Огнешар», простейшее боевое заклятие, видимо, выпущенное из артефакта. Этот магический прием мне знаком, и я делаю то, что не раз отрабатывал на тренировках с Вереком. Ноги расставлены на ширине плеч, а клинок на уровне груди. Пламенный шар, который даже с охранными браслетами на моем теле, может меня серьезно поранить, приближается очень быстро, но я уже готов. Быстрый взмах клинком из метеоритного железа. Металл отбивает «Огнешар», и он летит обратно, под ноги ваирцам.

Очередной шаг назад. И еще один. Я снова оказываюсь в строю, беру в левую руку круглый кавалерийский щит, и готов принять правильный пехотный бой. Но кто-то хлопает меня по плечу. И обернувшись, я вижу перед собой сержанта Амата, сурового и авторитетного среди кеметцев ветерана.

— Что!? — еще не отойдя от схватки в воротах, рявкнул я.

— Господин граф, посмотрите, — Амат кивнул наверх.

Я задрал голову и увидел первый результат обряда. Небо из синего стало темно-зеленым, никогда подобного не видел. Однако это не все. Цвет небес продолжал меняться на глазах. Темного становится все больше, и буквально через десять секунд высь приобрела вид бурой запекшейся корки, а затем заволоклась рваными грозовыми тучами, которые погнал на восток, неожиданно поднявшийся сильный ураганный ветер. И тут же все это дополнилось несколькими ударившими в море молниями и громом.

«Молодцы жрицы! Ай да девушки-красавицы! Не подвели!» — одна моя радостная мысль сменялась другой, но бой еще не был окончен.

Над моей головой просвистело несколько стрел, а следом в строй упало два огненных комка. Это, пользуясь ветром, который дул в нашу сторону, нас атаковали вражеские стрелки и маги, которые за полминуты буквально засыпали нас стрелами и боевыми магическими зарядами, а затем в атаку попытались перейти пехотинцы. Но к счастью, они быстро отступили, а потерь у нас было немного, всего десяток бойцов убитыми.

Ваирцы отступили в беспорядке. С чего вдруг? Так ясно с чего. Непогода грозила пиратским кораблям, и островитяне, оставив на дороге небольшой отряд прикрытия, рванулись к берегу, выручать свои галеры. Зря! Так как вскоре они побежали обратно, и за этим я наблюдал уже со стены, после того как применил «Полное Восстановление».

С трудом, взобравшись на покачивающуюся под напором ветра стену и, переступив через обожженное тело нашего арбалетчика рядом с которым находилось двое пораженных кислотой бойцов, я уперся руками в дерево, и посмотрел на бухту. Посмотрел и обомлел, ибо подобного я еще не видел. Весь небосвод был затянут темными, практически черными тучами. Они неслись на восток и гнавший их ветер нес к берегу гигантские грязные волны, которые катились по бухте Кэйрр и накатывались на пляж. Каракк уже не было, утопли, и как доказательства этого, в волнах мелькали очертания двух корпусов. Но это ладно, меня больше интересуют галеры, и я смотрю на бывший пляж, от которого ничего не осталось, так как мощная волна смыла гальку и песок до самого скального основания.

Удар! И десятиметровая волна накрывает пока еще находящиеся на берегу корабли, на которых бегают люди. Вода катится дальше, и мне в лицо, а я нахожусь почти в полукилометре от берега, летит соленая мокрая пыль. На миг я закрываю глаза, а когда открываю их, то галер больше нет. Правда, имеются доски, парусина и тела мертвых людей, среди которых немало подневольных гребцов, единственных, кого жаль в пиратской эскадре. Но это все уже морской мусор, который после бури соберут жители Шан-Маира.

Еще один удар! И очередная гигантская волна окончательно чистит побережье, а наши враги пираты, подгоняемые волнами и шквальным ветром, все вместе, воины, офицеры, капитаны и чародеи, не взирая на чины, звания и положение, огромной толпой примерно в две тысячи человек, полем обходя городок, бегут к лесу. Многие из них попадают в ловушки, спотыкаются и некоторых затаптывают свои же земляки. Очень хорошо. Так и должно быть. Пришли за добычей, а лишились своих любимых кораблей, и жизнь висит на волоске. Все правильно.

— Что, красиво? — позади меня, перекрывая шум ветра, слышится мягкий женский голос.

Обернувшись, я вижу перед собой госпожу Таис Ланн. Лицо у жрицы серое и изможденное, нелегко ей обряд дался, но в глазах настоятельницы пляшут веселые искорки. И кивнув головой на могучие седые волны, я соглашаюсь с ней:

— Да, красиво. На буйство стихии можно смотреть сколь угодно долго, это никогда не надоедает. А тут двойное развлечение, не только на бурю посмотреть, но и на бегущего врага.

— Понимаю вас Уркварт.

Защищаясь от морских брызг, настоятельница накинула на голову капюшон, и я спросил у нее:

— Как долго буря продлится?

— Еще десять минут, и все прекратится, — ответила она.

— Быстро.

— А больше и ненужно, и так перестарались.

— Ничего, лучше перестраховаться, — поймав взгляд жрицы, я сказал: — Сейчас мы начнем преследование пиратов. Вы с нами?

Таис Ланн посмотрела на море, и устало произнесла:

— С вами. Надо доделать то, что начали.

Мы замолчали. Несколько минут смотрели на море, и спустились со стены лишь тогда, когда шторм начал стихать. Мое воинство уже было готово к продолжению битвы с пиратами и, приняв доклады офицеров о том, что в ходе боя за Шан-Маир в общей численности мы потеряли почти восемь десятков убитыми и втрое больше раненых, я приказал начать погоню за пиратами. И хотя ваирцев по-прежнему больше и среди них маги, мы были уверенны в том, что победа наша. Так что теперь главное не подставляться. Гнать врага по родной земле и уничтожать островных разбойников без всякой жалости.

Скрипнув петлями, вторые ворота Шан-Маира, которые местные жители называли Лесными, открылись, и воинство Ройхо выступило на неприятеля, которого уже, наверняка, щипали в лесу оборотни и партизаны сотника Текки. День еще был не окончен, и сулил продолжение битвы с пиратами.


Глава 2 | Империя Оствер. Пенталогия | Глава 4