home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Империя Оствер. Бухта Тором. 08.05.1406.

Операция по захвату пиратских кораблей начиналась неплохо и полностью соответствовала первоначальному плану. Однако дальше, как это часто бывает, многое пошло совсем не так, как было задумано, и ночь преподнесла лично мне немало сюрпризов, которых я совсем не ожидал. Впрочем, эту историю надо рассказывать по порядку, ибо она имела свое продолжение и перекликалась с моим настоящим и прошлым, так что я начну с самого начала…

Пиратский отряд во главе с капитаном Фьюри Быстроногом, худощавым небритым шатеном в странном одеянии, коротком цветастом халате, вошел в рощу и остановился. Восемь десятков моряков, два офицера и один маг, стандартный боевой сухопутный дозор большой ваирской флотилии.

Капитан галеры «Ласточка» во многом походил на того, кого был должен сменить, а его команда состояла из такого же «мяса», какое находилось в подчинении Гундоса. Поэтому сложностей с экипажем Быстронога, который получил эту бодрую кличку за умение быстро удирать от неприятностей и в критический момент бросать компаньонов, не возникло. Из придорожных зарослей на старый тракт хлынули пираты Седого и Мишо Цинка. Фьюри, его чародея, старпома и рядовых матросов сбили наземь, повязали и под охраной партизан Текки оставили в роще. Ну, а остальные отряды моего разношерстного войска в первых вечерних сумерках направились к бухте. Цели были известны, силы противника тоже, наши люди подготовлены и сомнений в том, что все задуманное будет сделано, ни у кого не имелось, по крайней мере, явно. Так что на втором этапе сложностей тоже не возникло.

Лишь только дежурный ваирский чародей, увидевший отряд Гундоса, на пару минут отключил сигнальную магическую цепь, как сразу же были уничтожены караульные, а сам маг оказался в плену. После этого совместными усилиями чародеи Эшли воздвигли между берегом и стоящими на рейде каракками «Призрачную Пелену» — в разы снижающее шум и искажающее зрительное восприятие заклятие для отвода глаз неодаренных людей. Самая трудная и деликатная, по моему мнению, часть операции была позади, и я дал отмашку штурмовым группам на атаку.

На пиратские галеры потоком хлынули люди Седого, мои дружинники и оборотни. Раздались крики стоящих у трапов охранников, зазвенела сталь, и между кострами на берегу замелькали силуэты паникующих людей. Пока все шло просто отлично, корабельных чародеев заблокировали их сотоварищи по Гильдии, рядовые пираты сдавались или погибали, а успевшие принять на грудь винца капитаны кораблей не понимали, что же происходит. Однако я не расслаблялся. И наблюдая за всем происходящим, был готов к тому, чтобы кинуть в бой резервную сотню дружинников, а в случае нужды и самому вместе со своими магами в схватку вмешаться. Ну, не верил я в то, что операция пройдет гладко, поскольку являюсь не теоретиком, а практиком. Должен быть подвох. И кто-то из ваирских командиров или магов просто обязан быстро сориентироваться, сплотить вокруг себя бойцов и постараться всерьез организовать оборону своего корабля. Я ждал этого и дождался.

В самом центре пиратской стоянки, там, где находился корабль вожака всей пиратской флотилии Одноглазого, большая превосходная галера с красивым названием «Морская Императрица», раздался взрыв магической энергокапсулы. Яркая вспышка озарила окрестности, а ударная волна откинула в сторону от широкой прочной сходни несколько тел и разметала пару костров. И поскольку происходило это в семидесяти метрах ниже меня по пологому склону, то в свете разбросанных горящих поленьев я смог увидеть, что гранату метнули с борта галеры. После чего на землю полетела сброшенная сходня, а на корабле забегали пираты, и один из них был в развевающейся на легком морском ветру мантии.

Сомнений не было — это один из корабельных магов, которого его коллеги с Данце не успокоили, он явно решил с нами побороться, и мои мысли подтвердил наклонившийся ко мне Эри Верек, который быстро прошептал:

— Корабельный чародей. Видимо, один из двух, которые служат Одноглазому. Я чувствую у него мощный артефакт, и если этого гада не прикончить, он сможет разрушить «Призрачную Пелену» или еще чего похлеще сделать.

О том, что будет после дестабилизации наведенного магического морока, Верек не говорил. Но мне его пояснения были не нужны, и так все ясно. Если «ПП — Призрачная Пелена» падет, а это не самое сильное и прочное заклятие, то на каракках увидят и услышат то, что происходит на берегу. И моряки транспортов, на каждом из которых минимальный экипаж в полсотни вольнонаемных матросов и два десятка пиратов, обязательно постараются уйти в море. Хм! Все просто и логично, и если ваирцы станут действовать быстро и слаженно, то кто знает, возможно, у них получится сбежать. И чтобы этого не случилось, мага и тех, кто рядом с ним, необходимо обезвредить. На Эшли и его капитанов надежды немного, они увлечены тем, что добивают экипажи Мангуста и Крэ, основных своих противников, а на «Морскую Императрицу», где под командой боцмана оставалось всего двадцать бойцов и один из магов Одноглазого, они кинули только одну штурмовую команду в три десятка своих охламонов, которые сейчас отступают. Что же касается моих воинов, то они либо контролировали пиратов, либо занимались другими галерами и вязали ошалевшее «мясо». А значит, пришла пора и мне в бою поучаствовать.

Повернув голову вправо, я посмотрел на брата Трори. Он нервничал и переминался с ноги на ногу, и я сказал ему:

— В бою держись рядом.

— Понял, командир, — как и все воины вокруг, со щитом в левой руке одетый в кольчугу Трори, был немногословен.

Мой черный ирут с еле слышным шорохом покинул ножны, и я отдал команду для своего резерва:

— Взять галеру! Действовать быстро! Верек и Миан прикрываете! Катрин и десяток Нереха на месте! Пошли!

Не оглядываясь, я бегом бросился к «Морской Императрице», от которой отходили пираты из экипажа Торвальда Топора. Освещенный корпус отличного корабля, наверное, одного из лучших в пиратской эскадре Одноглазого, стремительно приближался, и через минуту я оказался над упавшей сходней. Тут же взвыло чувство опасности, и я пригнулся. Вовремя! Так как над головой пролетели две стрелы. И это было не все. Следом над бортом появился один из матросов, который откинул назад правую ладонь, наверняка, гранатометчик. Но этого рискового парня тут же сбил тяжелый арбалетный болт, и он упал назад. Взрыв должен был пройти по верху. Поэтому опасаться было особо нечего, и клинком ирута я указал на сходню. Воины меня поняли, склонились над тяжелым и широким трапом, и в этот момент граната в руках погибшего пирата рванула.

— Да-да-хх!!! — раскатилось над пляжем эхо очередного взрыва.

Ударная волна прошла над головой, но по привычке я полуприсел, быстро осмотрелся и к своему удивлению обнаружил рядом с собой маленькую жрицу, которая смотрела на меня.

— Ты что, ошалела!? — вскрикнул я, глядя на служительницу Улле Ракойны. — Тебе было сказано оставаться на холме! Марш назад!

Жрица улыбнулась чистой и незамутненной никакими глобальными проблемами наивно-детской улыбкой, и произнесла:

— На корабле опасно, там Враг, про которого вы ничего не знаете, граф Ройхо. Но не бойтесь и не сомневайтесь, я помогу вам.

В неизвестную опасность я не поверил и решил, что девушка желает поднять свой статус. Однако по неизвестной причине спорить с ней мне расхотелось, да и не до того в тот момент было, поэтому про жрицу я предпочел забыть. Хочет рисковать, дурында, пусть, это ее жизнь. Ну, а мне пора на корабль.

— Встали! — выкрикнул я, рывком поднимаясь с пляжного песка. — Сходню наверх!

Дружинники команду выполнили. Сходня поднялась, зацепилась крюками за борт и первым на «Морскую Императрицу» устремился десяток Амата — мои негласные телохранители. За ними последовал я, маги и Катрин. Полтора десятков шагов, и вот я наверху. В паре метров от меня дымящийся пролом в палубе и три трупа, а дальше, в районе первой мачты, которая сейчас, естественно, было опущена, уже шел бой. Воины Амата рубились с вдвое большим количеством вооруженных разномастным оружием пиратов, которые цепью перекрывали все пространство от борта до борта. А за спинами бойцов заслона находились четыре человека, один, явно, чародей, который стоял на коленях и лихорадочно рылся в большом рюкзаке, еще один, если судить по богатому камзолу и позолоченной рукоятке меча, офицер, видимо, боцман, а два других являлись простыми матросами.

Раздумывать было некогда, сейчас корабельный маг применит мощный артефакт, про который говорил Верек, и я начал действовать.

Несколько длинных шагов вперед. «Плющ» в левую ладонь. Бросок! Невидимые энергетические плети летят в пиратов! Кисть на себя! Пальцы сжимаются! Хруст шейных позвонков! Падающие на палубу тела врагов и проход к чародею открыт.

Волосы на моей голове зашевелились, между пиратским чародеем, который поднялся, и моими магами началась невидимая битва. Дружинники немного приотстали, а я рванулся вперед, и дорогу мне, оставив позади себя охрану и мага, преградил офицер. Это был пожилой полноватый брюнет. В руках у него находился прямой обоюдоострый меч, по длине как ирут, доспехи и щит при этом отсутствовали, но с этим все ясно, к бою пираты не готовились. И что характерно и стоит отметить особо, двигался этот грузный ваирец чрезвычайно быстро, то ли магическое зелье успел принять, то ли по жизни крут непомерно и за плечами подготовка отличная. Впрочем, тогда я это зафиксировал, но особо по данной теме не раздумывал. Некогда было. Ну, а поскольку граф Ройхо отступить не мог, положение, репутация и сложившаяся ситуация обязывали к бою, я вступил в схватку.

Наши прямые мечи, мой и пирата, скрестились. И что странно, оружие моего противника соприкосновение с черным клинком из метеоритного железа выдержало с честью. Сыпанули еле заметные искорки, и клинки вернулись на исходную позицию. Новый размен сильными диагональными ударами и опять ничья. Я силен и являюсь хорошим фехтовальщиком, который немало врагов один на один в поединках свалил, и в Черной Свите одним из первых бойцов был — это факт. Но и пират не хуже, и мне сразу стало понятно, что, как и я, никаких эликсиров он не принимал. Просто один профессионал сошелся с другим.

Клинок пирата, тем временем, подобно змее, стремясь подсечь мне ноги, метнулся вниз. Однако я отскочил в сторону, и сделал ответный выпад. Противник парировал мой удар, и произошел еще один размен стремительными ударами. Что творилось справа и слева, я не видел. Отвлекаться было нельзя, схватка нешуточная. Но при этом я почувствовал, что натиск моих магов на противника по какой-то причине ослабевает, а на меня, от мачты «Морской Императрицы», то есть от вражеского чародея, надвигается невидимая волна, которую бы можно было охарактеризовать как мертвенно-холодная и страшная. Мысли в моей голове, лихорадочно сменяя одна другую, завертелись словно бешеные, а тело продолжало работать. Заученным до автоматизма движением я нанес диагональный засечный удар сверху вниз. Я должен был достать противника. Но он как кошка, ловким прыжком ушел в сторону и снова был готов встретить меня.

В отсветах костров на пляже и масляных ламп на корме и рубке галеры, пират сверкнул белозубой улыбкой и засмеялся. И понимая, что необходимо прямо сейчас и без всякого промедления сразить вражеского чародея, который держит в руках направленный на нас и испускающий флюиды зла и смерти металлический штырь, я упрямо сделал шаг вперед, и потянул на себя «Черную Петлю». Однако неожиданно и резко все мое тело содрогнулось от сильной боли, а по глазам, будто песком сыпанули. Горло сжал спазм, не вдохнуть и не выдохнуть, а ноги стали подкашиваться. Ощущения жуткие и казалось, что вот-вот, остановится сердце. Что это за заклятье, от которого даже охранные магические браслеты не спасают и почему оно так на меня воздействует, я не понимал. И единственное, что меня утешало, это то обстоятельство, что в подобном положении оказался не только я и мои дружинники, но и пираты со своим офицером.

Требовалось превозмочь боль и слабость. И собрав все свои силы и волю в кулак, я взмахнул черным клинком, и перечеркнул им воздух на уровне груди. На миг мне стало легче, но только на миг. Я вновь потянулся к кмиту, и почувствовал, как накопленная артефактом губительная сила стала перетекать в руку. Еще шаг навстречу врагу. Еще одно мгновение. Еще немного. И я накрою чародея. Но когда я попытался поднять ладонь, то сделать этого не смог. Слабость вернулась, и я посмотрел на вражеского чародея, который стал как будто крупнее и выше ростом, а у него на голове, поднимая накинутый на голову капюшон, что-то зашевелилось, и ткань поползла вверх.

«Да кто ты такой, тварь!? — продолжая бороться, и не обращая внимания на опускающихся вокруг меня обессиленных людей, подумал я. — Кто ты!? Рядовой чародей? Не-е-ет! Не может быть!»

Моя рука уже почти поднялась на уровень груди, но я опаздывал. Еще несколько секунд, и граф Уркварт Ройхо не выдержит и тоже упадет. А потом меня уничтожат. Так я считал в то поганое мгновение и подсознательно уже стал готовиться к смерти. Однако все разрешилось само по себе и без моего прямого вмешательства.

За моей спиной тренькнул небольшой арбалет, и болт вонзился вражескому мечнику, который, как и я, пока еще был на ногах, в живот. Полноватый пират выронил свой клинок и, обхватив рану обеими руками, повалился на палубу. А возле корабельного мага совершенно неожиданно появилась жрица, которая скользнула к нему вдоль борта. И после того как девушка оказалась с ним рядом, выхваченным из-под жреческого балахона тонким узким стилетом из серебра, с диким истошным криком, нанося удар наотмашь, она вскрыла вражескому чародею горло. Ну, а что потом началось описать трудно, так как все заволокло клубами едкого дыма с привкусом паленой резины и серы. Впрочем, кое-что я все же увидел.

Капюшон слетел с головы чародея, и я разглядел нечто несуразное и омерзительное, напоминающее свиное рыло. Нос пятачком, поросшие щетиной толстые сальные щеки, маленькие глазки-пуговки, расходящиеся к ушам приоткрытые губы и толстые клыки во рту. Ну, вылитое рыло, с одним только большим отличием, на голой безволосой голове были два закручивающихся назад витых бараньих рога. Картина для меня знакомая. Так во вклеенных в старые книги цветных иллюстрациях изображались младшие дикие демоны при проникновении в реальный мир. Все один в один, по крайней мере, по морде.

Демон-чародей умирал без криков, просто застыл на месте, покачивался и из вскрытого горла у него хлестали потоки какой-то гнилостной жижи, от которой и шел дым. Волна мертвенного холода исчезла, а боль пропала. Я вновь смог спокойно вздохнуть полной грудью, и поудобней перехватил свой клинок. После чего, удостоверившись, что палка-амулет выпала из рук твари, чья родина мир мертвых, повернулся назад и огляделся. У корабельной сходни, покачиваясь, стояли два арбалетчика из дружины. Видимо, кто-то из них свалил моего противника, хотя большой нужды в этом не было. Взгляд скользнул ближе, и я разглядел сидящих на палубе воинов и магов. Они быстро приходили в себя и, не теряясь, брали в руки оружие и боевые амулеты, и готовились добить пока еще живых матросов из экипажа Одноглазого, которые находились в гораздо худшем положении, чем дружинники. Ну, а прямо передо мной, над трупом демона, который в клубах почти полностью скрывающего монстра дыма буквально распадался на части и становился пеплом, стояла жрица. Хм! А может быть и не жрица. Почему? Объясню. По той причине, что лицо Катрин в тот миг, когда я на нее посмотрел, постоянно преображалось, словно оно являлось куском сырой глины на верстаке и невидимый умелый гончар аккуратными и осторожными движениями лепит из него нечто новое. Вот я вижу молоденькую служительницу культа Ракойны, приставленную ко мне госпожой Ириф. Порядок. Но происходит изменение. Миг! И передо мной уже взрослая и необычайно красивая женщина с восточным разрезом глаз. Секунда! Облик женщины меняется, и я вижу смугленькое личико дикарки Никки. Хлоп! Опять жрица. И лишь одно у всех персонажей неизменно — это зеленые глаза, которые я видел у Никки и Катрин. Но вот метаморфические изменения тела жрицы заканчиваются и снова передо мной привычное лицо девушки из храма Улле Ракойны. Однако я уже увидел то, чего не заметил никто из воинов и магов, и сделал из этого соответствующие выводы. Что-что, а мозги у меня соображают неплохо, и информация обрабатывается быстро, сказывается хорошая наследственность и то, что я выходец из технологического мира.

«Млять! Что происходит!? — мысленно воскликнул я, отворачиваясь и глядя на то, как на соседнем корабле над бортом появляются головы Каипа Эшли и одного из его братьев, кажется, Гебеца Людолова. Но я внимания на них не обращаю и продолжаю раскладку текущей ситуации: — Что здесь и сейчас делает такой экземпляр мира мертвых, как младший демон-дикарь? Как он оказался здесь и смог замаскироваться под ваирского чародея, и каким образом его почуяла маскирующаяся под жрицу ведьма или магичка? Почему она скрывает свой истинный облик и кто эта представительница прекрасного пола на самом деле? Ламия? Пожалуй, что да, ибо в свете происходивших со мной в последнее время событий, это самый логичный ответ. И что дальше? Драться с ней или считать союзником? Пока не знаю. Хотя стоит отметить сразу, что ничего плохого от северной ведьмы не было. Ни мне, ни моим близким. Однако в любом случае необходимо быть настороже, и держать свой верный клинок и неиспользованную „Черную Петлю“ в боеготовности. Доверия к ведьме пока нет, и все зависит от того, ответит ли она на мои вопросы, которые я задам ей прямо здесь и прямо сейчас. Решено. Сначала беседа по душам, а только после этого все остальное».

Определившись с тем, что делать, я вложил в свой клинок ножны, и заметил брата, который уже был на ногах, занес над головой корт и приготовился к тому, чтобы ударить одного из лежащих на палубе пиратов.

— Отставить! — остановил я Трори, и добавил: — Всех пиратов из этого экипажа взять живьем и держать отдельно от остальных! Сержанту Нереху и сержанту Амату провести допрос пленных! Узнайте у них про то, откуда убитый корабельный маг и что за заклятие он применил! Работать жестко и выжимать всю возможную информацию!

— Есть, допросить языков! — услышал я голос Нереха.

— Есть, узнать все про мага! — вторил ему Амат.

Снова я посмотрел на ламию или кто она там. Наши взгляды схлестнулись, и я стал тонуть в зеленых колдовских глазах. Но удержался и под власть чар не попал. Видимо, кмит и клинок из черного металла помогли, а может быть собственная сила воли или поставленный мне магами «Гарджи-Тустур» магический блок. Не знаю. Однако я выдержал пробный натиск чужого взгляда, не без труда, но сохранил свой разум и душу в неприкосновенности. При этом получил новую информацию о ламии, ибо глаза не лгали и в этот «момент истины» стоящая передо мной женщина не скрывала свою настоящую суть за испугом и любопытством Никки или наивностью Катрин. Всего этого не было и в помине, и глаза ведьмы излучали мудрость, силу, знание будущего и непоколебимую уверенность в собственной значимости. Ни дать и не взять, Снежная Королева с горячим сердцем и темпераментом, который она способна брать под контроль. Настоящая дочь Великой Праматери Кама-Нио. Ламия как есть без изъяна.

«Сильная женщина, — подумал я, не выдержав более мощного посыла ведьмы и первым отводя взгляд. — Надо быть с ней осторожным».

Ведьма, которая смотрела на меня на долю секунды дольше, тоже опустила глаза. И если бы кто-то наблюдал за нами со стороны, то ему показалось бы, что мы отвернулись одновременно. Однако я понимал, что схватку проиграл — духовно ведьма сильнее меня и всех моих бойцов вместе взятых, и она это тоже знала. Такой расклад меня не устраивал, и начинать разговор на щекотливую тему, когда ты слабее собеседника, не хотелось. Но это было необходимо сделать. И послав два десятка дружинников проверить подпалубные помещения, я вобрал в грудь воздух, незаметно выдохнул, и направился к стоящей на кучке сероватого пепла (все, что осталось от демона) женщине. Дымное смрадное облако окончательно рассеялось, и его последние клочки ветром снесло в сторону берега. Уверенности в себе по-прежнему не было, и я думал о том, с чего начну беседу. Но тут произошло то, чего я не мог ожидать ни при каких раскладах. Помимо демона на корабле и ведьмы в обличье жрицы меня ожидал еще один неожиданный поворот событий.

Подошва моего сапога опустилась на залитую человеческой кровью палубу. Оказавшейся рядом со мной тяжелораненый ваирский мечник перевернулся на бок и, истекая красной живительной рудой и дерьмом, которые сочились через рану в животе, в полубреду просипел:

— Мама… Как же больно…

В общем-то, слова самые обычные. Сколько умирающих на поле боя или в госпиталях воинов шептали их? Миллионы и миллиарды. Вот только пират сказал свои слова на РУССКОМ языке, с сильным акцентом, но на моем родном наречии, которое за проведенные в мире Меча и Магии годы я уже почти забыл. Ну, ничего себе, дела творятся!

Не раздумывая, я опустился рядом с ваирцем на одно колено и, слегка качнув его за плечо, тоже на русском, потребовал:

— Повтори, что ты сказал!

На губах умирающего лопнули крупные кровавые пузыри, и он выдохнул:

— Больно… Добей…

— Э-э-э, нет, будешь жить, — я усмехнулся и окликнул Верека: — Эри, ты в норме?

Маг подошел, встряхнул головой и ответил:

— Почти. Если не брать во внимание то, что голова болит, и я не понимаю, как нас с Мианом этот ваирский чародей сделал. Мы ведь сильнее, а он двух дипломированных имперских магов как щенят…

— Это все потом, — перебил я его, снова слегка встряхнул пирата, который проваливался в смертельный сон, и спросил Эри: — Ты его вылечить сможешь?

Верек бросил на мечника пристальный взгляд и согласно мотнул головой:

— Запросто. Рану почистить надо, болт вынуть и эликсиром его напоить. Организм крепкий, так что уже утром он будет в норме.

— Отлично! — вставая, я улыбнулся и попросил его: — Вытащи его, друг. Мне этот пират очень интересен.

— Сделаю.

Чародей скинул с плеча сумку и склонился над умирающим моряком, а я, вспомнив о том, что когда-то был землянином, который не верил ни в какую магию, откинул прочь все свои сомнения и колебания. Затем я снял шлем, передал его Трори и повернулся к ведьме, которая смотрела на меня в каком-то недоумении. После чего, продолжая улыбаться и, уже не ощущая никакого волнения, широкими шагами подошел к ней.

С высоты своего роста, не заглядывая в зеленые колдовские омуты глаз, вполне уверенно я смерил взглядом скрытую бесформенным жреческим балахоном фигурку и тихо, так чтобы моих слов не слышали окружающие нас люди, поинтересовался:

— Ну что, — короткая пауза, — госпожа ламия, пообщаемся?

Совершенно не удивленная тем, что я распознал ее истинную суть, снизу вверх ведьма смерила меня ответным взглядом, тоже улыбнулась, и ответила:

— Да граф Ройхо, пообщаемся. Все равно нам пришлось бы поговорить всерьез. И раз уж так сложилось, что это произойдет раньше, чем было задумано, то я не против.

— Вот и ладно, — словно мы не на пиратском корабле, а на набережной тихого приморского городка, как учтивый кавалер, я предложил даме правую руку, а левой указал в сторону кормы: — Пройдемся?

Маленькая ручка ухватила меня за окольчуженный локоть и снова ведьма не спорила:

— Пройдемся.

Мы двинулись в другой конец «Морской Императрицы», где нам никто не мог помешать или подслушать наш разговор, и уже через полчаса я узнал столько нового, что голова кругом пошла. Однако это уже совершенно другая история.


Глава 7 | Империя Оствер. Пенталогия | Глава 9