home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Империя Оствер. Военный лицей «Крестич». 14.03.1403

Наступил новый тысяча четыреста третий год от основания империи Оствер, в моей жизни всё было без кардинальных изменений. Я попрежнему продолжал учиться, прибавлял в весе и росте, набирался новых знаний и опыта, старался поменьше вспоминать родную планету Земля со всеми её радостями и печалями, всё больше врастал в жизнь мира КамаНио и много думал над тем, что ожидает меня впереди.

Вот и сегодня, в последний выходной день перед вторым, трёхнедельным, отпуском, как только вернулся с завтрака, я прилёг на свою кровать, прикрыл глаза, расслабился и загрузился думками о планах на будущее. И хотя подобные размышления посещали меня уже неоднократно, сначала в замке Ройхо, затем во время моего бегства и проживания в гостинице господина Ирсы, и здесь, в военном лицее, с каждым прожитым месяцем я изменялся и переосмысливал всё, что видел и узнавал. А потому постоянно находил в своих головоломках чтото новое. Ведь кто я был два года назад? По виду мальчишка шестнадцати лет из древнего рода с хорошей кровью и неплохими задатками, а внутри, в душе, являлся землянином, который ни черта не знал про окружающий его мир и царящие в нём реалии. Теперь же я другой и многие вещи воспринимаются мной совершенно иначе, чем изначально, и для меня уже не всё так просто, как было раньше.

Для примера можно взять конфликт Квентина Ройхо и Андала Грига. В первый месяц моего нахождения в теле Уркварта в этом деле мне всё было предельно ясно. Граф поспорил с герцогом и готовился с ним воевать. Однако, проучившись два года у превосходных учителей, я понял, что не мог выпускник военного лицея и бывший боевой полковник не учитывать того, что Григ сильнее и в чистом поле у его дружины не было шансов выстоять против войск герцога. Значит, в этой истории имеется второе дно, а возможно, и третье? Пожалуй, так и есть. У Квентина Ройхо наверняка была поддержка за пределами северного герцогства. И по его словам в разговоре с Арьяном, он ждал весны по той причине, что должны были подойти воины и маги его союзника. Всё так и было. Но, сделав такой вывод, я задавал себе новый вопрос. А кто был готов встать рядом с ним? Ответ напрашивался сам собой. Видимо, это великий герцог Ферро Каним или ктото из его приближённых, например барон Анат Каир, который почтил меня своим присутствием перед поступлением в «Крестич». Однако это лишь не имеющее под собой твёрдой доказательной базы предположение и, как говорится, его к делу не пришьёшь.

Впрочем, возвращаюсь к моим планам на будущее и начну по порядку.

Что я имею на данный момент и буду иметь после выпуска из училища? То есть каковы будут мои стартовые условия при начале вольной жизни?

Я молод, силён, имею титул графа, хорошую древнюю родословную и предрасположенность к работе с энергетическими потоками дольнего мира. По окончании «Крестича» я получу военное образование, которое в империи Оствер ценится, и стану сам себе хозяином. Это в плюс. А в минус можно записать то, что я нахожусь в достаточно бедственном для графа финансовом положении, не имею влиятельной родни, серьёзных покровителей и собственных земель и жилища. Ну и помимо этого у меня есть враг – герцог Андал Григ, а моя родня по крови, которой я обязан помочь, находится у него в плену. В общем, баланс хорошего и плохого имеется, и одно уравновешивается другим. И хотя не всё так плохо, как могло бы быть, проблем по жизни у меня будет немало.

Далее. Чего я желаю получить от своей новой жизни, к чему должен стремиться и каких целей достичь?

Естественно, я хочу того же, что и большинство людей мира КамаНио и моей родной Земли. То есть мне хотелось бы быть здоровым, счастливым, уважаемым, обеспеченным и влиятельным человеком, который может не бояться за себя лично и близких людей и имеет возможность спокойно жить в своём собственном доме, в моём случае в замке. Это нормальные желания адекватного человека, который не стремится изменить мир, стать его владыкой или самым крутым героем всех времён и народов. Однако на пути к этому у меня множество препятствий, и, прежде чем получить желаемое, придётся попыхтеть, пролить чужую кровь и преодолеть ряд трудностей. Всё как всегда, под лежачий камень вода не течёт.

Продолжаю. Что я обязан сделать, чтобы достичь своих целей? Про все задачи не говорю, а первоочередные – это крепко встать на ноги, прижать к ногтю Грига и освободить своих родственников.

Для этого необходимо после выпуска, а если получится – до него в обязательном порядке найти себе покровителя, который сможет прикрыть меня от нападок враждебно настроенного ко мне феодала и поможет юному Уркварту Ройхо окрепнуть. Грубо говоря, хотя бы на годдва мне нужна серьёзная крыша, человек или организация, которой я готов служить и выполнять её приказы за деньги, влияние и возможность сколотить своё собственное воинское формирование. Иначе никак, одиночка – это потенциальная жертва, а всю жизнь на территории великого герцога Канима, которому может простонапросто надоесть защищать независимого графа, не просидишь.

Исходя из вышеизложенного, следующий вопрос: кто может стать моим покровителем и куда мне податься, чтобы подъём по социальноиерархической лестнице был резким, а не постепенным? Вариантов масса. Но самый вероятный – это служба Ферро Каниму или контракт в одном из серьёзных наёмных отрядов на севере или на западе империи, где постоянно идут бои с пиратами и кочевниками. Ведь я получаю военное образование, и мне известно, что на войне люди быстро растут в чинах и званиях, так что проще всего двинуться именно в этом направлении. Правда, и риск велик, меня могут убить или серьёзно покалечить, и тогда я не получу ничего – ни замка, ни денег, ни влияния, ни счастливой жизни. Но подобные опасности есть всегда, и ради достижения целей приходится сознательно идти им навстречу.

Вопросы и ответы, размышления и планирование будущей жизни. А что будет в конце и достигну ли я поставленных перед собой целей, предугадать невозможно, ибо жизнь не шахматная доска, она нечто более сложное, и порой с человеком могут произойти настолько нелепые случайности, какие ни в один план не впишешь. Эх, жизнь моя жестянка!

На этой мысли веки мои стали тяжелеть, и, надеясь до обеда подремать пару часиков, я стал засыпать. Однако по коридору между кроватями ктото прошёл и остановился рядом со мной. Я моментально открыл глаза и увидел над собой лицо Вирана Альеры.

– Чтото случилось? – спросил я.

– Разговор есть.

– А он не может подождать?

– Нет. – Виран покачал головой.

– Ну, давай поговорим. – Понимая, что выспаться мне уже не дадут, я сел на кровать.

– Не здесь, пойдём…

Мой товарищ махнул головой на дверь и бросил быстрый взгляд на Вилла Фертанга, который сидел в окружении Тарди Песта и Гуннара Арциза и уговаривал Нунца Эхарта снова провести отпуск в Свальдуне. Пока Эхарт колебался, но он уже был близок к тому, чтобы сдаться, так как ему, третьему сыну захудалого барона, особо ехать было некуда.

– Лишние уши? – еле слышно спросил я.

Виран молча кивнул, и мне пришлось вставать. Я оделся и, следуя за Альерой, вышел из казармы. Мы прошли в небольшую беседку за ней, и я обнаружил здесь ещё двух наших кадетов: хмурого графа Тормана Сарану, который сидел насупленный, словно сыч, и жующего спелое красное яблоко спокойного и несколько флегматичного Кричарда Калька.

– Что, господа кадеты, – присаживаясь на лавку, усмехнулся я, – заговор затеваем?

– Да какой там заговор. – Кальк улыбнулся в ответ. – Есть дело, о котором должны знать только его участники, вот и всё.

– А я уже, значит, в чёмто участвую?

– Альера сказал, что дело тебе понравится.

Я посмотрел на Вирана, а тот пожал плечами:

– Да, сказал.

– Ладно, излагайте.

Пока я спорить не стал и посмотрел на Калька. Однако в разговор вступил Сарана, широкоплечий блондин с сильными мозолистыми руками:

– Мне из дома письмо пришло. Соседи, твари, совсем озверели, пытались на мою мать и сестру напасть. Мало того что они все доходные земли в графстве под себя подмяли и крестьян увели, так теперь ещё и это. Мои близкие у тётки в соседнем владении укрылись и помощи просят, а мне её взять негде, ни денег, ни связей, поэтому я обращаюсь к вам.

Торман поник головой и замолчал. Альера подмигнул мне, мол, всё нормально. Кальк достал новое яблоко. А я спросил Сарану:

– Давай разберём все по порядку, я буду тебя спрашивать, а ты отвечать, идёт?

– Да. – Он мотнул головой.

– Ты ведь вассал великого герцога, почему ему о своей беде не доложишь?

– Всё не совсем так. Я вассал герцога Густаво Мариена, который является двоюродным братом Ферро Канима и его подчинённым. Поэтому перепрыгнуть через голову Мариена я не могу, меня никто слушать не станет.

– Ладно, пусть так. Но ты ведь можешь пожаловаться своему сюзерену?

– Могу, только он уже несколько лет в запое и плевать на всё хотел. Вместо старого Мариена в герцогстве правит его сынбастард, который моего отца в могилу свёл, так что жалоба будет напрасной тратой бумаги и чернил и очередным унижением.

– То есть получается, что конфликт между тобой и соседями пущен на самотёк?

– Именно так.

– Кто соседи, что они могут и сколько у них клинков?

– Сволочи они, и люди без чести!

Сарана со злостью ударил кулаком по лавочке и рассадил себе кулак, а я встряхнул его за плечи:

– Соберись, кадет!

Молодой граф, который имел проблему примерно того же плана, что и я, на миг закрыл глаза, выдохнул и сказал:

– Всё! Я в норме.

– Тогда продолжаем. Что с соседями?

– Три не очень богатых «домашних» барона, бывшие слуги герцога Мариена. У каждого замок, несколько деревенек и по два десятка дружинников. Сами по себе, один на один, они не очень опасны, и сейчас я каждого из них голыми руками порву. Но они честного боя не примут, так что мне нужна помощь.

– Про помощь ясно. Ты скажи, изза чего конфликт произошёл, кто зачинщик и чего эти бароны в итоге добиваются?

– Лет восемь назад на речке рядом с нашим замком мой отец построил несколько мельниц и маслобоен. От них пошёл хороший доход, и бастард герцога предложил нашей семье продать их за бесценок. Отец конечно же отказался, а тот стал ему постоянно каверзы устраивать и натравливать на него «домашних» баронов, которые свой титул от герцога за услуги получили. И посыпались на нас беды одна за другой, то посевы нам вытопчут, то мельницу подожгут, а потом наш управляющий вместе со всеми деньгами исчез. Родитель пытался както на это реагировать. Но он хотел всё по чести решить и против ударов исподтишка был бессилен. А три года назад он утонул в реке, ехал вечером с очередного погрома на наших землях, через мост переезжал – и вместе с лошадью в воду рухнул. Следующим графом стал я. Остатки нашей дружины разбежались, а мать меня сразу же в «Крестич» отправила. Таким вот образом всё моё хозяйство и земли, которые остались без защиты, стали принадлежать чужакам.

– Ситуация ясна. – Я посмотрел на Альеру и Калька. – Ваши предложения, господа кадеты?

Мне ответил Виран, который кивнул на Сарану:

– Торман предлагает нам поехать вместе с ним. В нашем присутствии он вызовет обидчиков на бой и прикончит их. Но у Кричарда есть свой план, который мне кажется более реальным.

– Да, есть, – произнёс Кальк, сделал паузу и, выкинув огрызок яблока, продолжил: – Мы можем поддержать Тормана, да только проблема никуда не денется. Лично нас никто не тронет, по крайней мере среди бела дня и при свидетелях, потому что мы – кадеты «Крестича» и находимся под опекой Ферро Канима. Но бароны ведь не дураки, хоть и сволочи. Они могут оттянуть дуэль по времени и не принять вызов. И когда мы уедем из графства Сарана, всё вернется на круги своя. Бароны дожгут всё, что ещё уцелело, сведут с земли оставшихся крестьян, и останется наш друг Торман без штанов. А значит, он не сможет выбраться из нищеты и набрать свою дружину, которая станет за него драться и охранять его земли. Поэтому предлагаю не церемониться и не играть с баронами в поддавки, а набрать дружину в тридцать – сорок лихих наёмных клинков и самим разорить земли баронов. Ну а когда они выползут за стены своих замков, прикончить этих наглых уродов.

– А если бароны успеют герцогу пожаловаться? – спросил Торман.

– Наивный ты. – Кальк недобро улыбнулся и сам задал Саране вопрос: – Твой отец, когда герцогу на свои беды жаловался, какой ответ получал?

– Ему говорили, что это дело рук лесных разбойников, которых никак не удаётся поймать.

– Правильно. В таких случаях, когда дворяне враждуют, крайними именно разбойников делают. Вот и мы на них сошлёмся, если нас спросят. Знать ничего не знаем, видеть ничего не видели, приехали в гости к своему сокурснику благородному графу Саране, едим курочку, пьём вино, сидим за стенами замка и опасаемся лесных татей. – Кричард посмотрел на меня: – Ты как, Уркварт, с нами?

– Да, – согласился я. – Но имеется несколько вопросов. Главный: где взять наёмников, таких, чтобы люди были не болтливые, и кто оплатит их наём и переход через транспортный телепорт на расстояние в полторы тысячи километров?

– Всё предприятие оплачиваю я, и люди надёжные найдутся, – ответил Кальк. – Я когда в прошлый отпуск родственников из своего замка выгонял, наёмников в помощь брал, так что связь с ними есть.

– Понятно. Тогда другой вопрос. С чего ты такой щедрый?

– Хочу Торману помочь, себя в деле проверить и тактику разбойничьей войны обкатать, а то чую, мне после выпуска из лицея снова придётся с роднёй сцепиться.

– А ты с чего решил в драку полезть? – Я повернулся к Альере.

Друг расплылся в улыбке:

– У баронов должны быть денежки, и помимо того, что мы устраним этих подлецов и товарищу поможем, можно одиндва замка почистить. Поэтому я за предложение Калька.

– Ну что же, можно попробовать поговорить с баронами на их языке. Кальк занимается наёмными бойцами, а мы с Вираном сейчас отправимся в библиотеку, поищем карты графства Сарана и прилегающих к нему владений с описанием замков. Наверняка подобная информация имеется, и, опираясь на неё, нам будет легче планировать свои атаки на противника.

– Значит, вы со мной? – Сарана оглядел каждого из нас.

– Так точно, господин граф. – Кальк шутливо козырнул.

– Да, – кивнул Альера.

– Мы с тобой, Торман, – добавил я.

На этом наша четвёрка рассталась. Кальк пошёл писать письмо своим знакомым наёмникам, которые находились в Йонаре. А мы с Альерой направились добывать информацию, и по пути я спросил Вирана:

– Ты на это дело только изза денег решил пойти?

– Нет. В основном изза того, что Тормана стало жаль.

– И как ты оцениваешь наши шансы?

– Если будут наёмные клинки, то всё сладится. Места в землях герцога Мариена дикие, хотя и числятся за Канимами, и законов там практически нет, поэтому наш риск не очень велик.

– А Кальку веришь?

– Ты имеешь в виду, что он может припомнить нам драку в гостинице?

– Да.

– Нет, с той поры два года минуло, и он стал другим человеком. Если бы подобное происходило год назад, то я бы ему не доверился, а теперь к нему можно спиной повернуться. К тому же мы ему нужны.

– Зачем? Он мог бы и сам всё сделать.

– Он не командир и в крови пока не замарался. Поэтому Кричард не сможет на пару с Сараной наёмников под контролем держать, а с нами ему спокойней.

– В общемто ты прав. Но всё равно, надо быть настороже.

– Это само собой.

За разговором мы вошли в третий учебный корпус, поднялись на второй этаж и направились к дверям библиотеки. Но, проходя по коридору, в одной из аудиторий мы услышали чьито голоса и остановились.

– Тссс!

Альера прижал к губам указательный палец, и я согласно кивнул, странно, что в выходной день ктото находится в учебном классе, так что лучше не шуметь. Подгоняемые любопытством, мы вплотную приблизились к неплотно прикрытой двери и прислушались к разговору двух человек внутри помещения. Это были офицернаставник Свен Нитра и командир нашего второго десятка сержант Конрад Сантина, а говорили они о том же самом, что и мы, то есть строили планы на предстоящий отпуск.

– Эх, – вздохнул капитан, – скорее бы наших кадетов за ворота отправить и отдохнуть.

– И чем ты займёшься? – Сержант обратился к офицеру на «ты», словно для них это естественно.

– С женой и детьми хочу к Керийскому океану отправиться. Снимем домик, и три недели я буду лежать на белом песке, загорать и ловить рыбу. А ты, Конрад, куданибудь поедешь?

– Нет, буду дома на огороде грядки вскапывать.

– А что так? Платят тебе столько же, сколько и мне, а значит, деньги в твоём кошельке водятся. Мог бы не жадничать и тоже хорошо отдохнуть.

– Ага! – усмехнулся сержант. – У тебя трое детей, а у меня шестеро. Особо не разгуляешься, тем более что мой старший хочет пойти учиться на стеклодува или на рудничного мастера, а это траты.

– Дааа, – протянул Нитра, помолчал и спросил Сантина: – Как считаешь, когда Большая война начнётся?

– Через два, максимум три года. – Голос сержанта резко стал сухим и жёстким. – Как только Ассир и Асилк будут готовы, так и польётся кровушка реками.

– И что, попросишься на фронт?

– Обязательно. А ты?

– Меня никто не отпустит, профессиональные офицерыпсихологи нужны в лицеях, нас мало осталось. Хотя хотелось бы молодость вспомнить, мчаться по полю на горячем коне и не думать о том, что этот бой может принести смерть. Романтика, мать её так и разэдак!

Короткое молчание, шуршание листов бумаги, и новый вопрос сержанта:

– Как думаешь, почему Верховный имперский совет на приготовления соседей никак не реагирует?

– Почему не реагирует? Великие герцоги готовятся, только мы этого не видим. У одного только Канима уже двадцать пять регулярных полков, а скоро их будет ещё больше. И все они по выучке мало чем уступают имперским регулярам.

– Тогда я не понимаю, почему не увеличивают набор кадетов, а требования к уровню их подготовки для скорости обучения не снижают.

– А зачем герцогам суетиться, тому же Каниму, например? Наша программа подготовки сначала ломает человека, а затем делает из него профессионала высокого уровня, который может не только мечом махать, но и думать. А понимающие подоплёку тех или иных событий офицеры в наше время не всегда и не везде нужны.

– Странно. Почему так?

– Всё просто. Представь, что начинается война, такая, какая вскоре случится. Нашествие врагов, кровь, битвы, звон клинков, боевые монстры школы «Трансформ» и взрывы магических энергокапсул. Атаки. Осады. Наступления противника и наши контрнаступления. Командующий армией, допустим великий герцог, отдаёт приказ наступать в лоб, а наш выпускник, который соображает лучше своего непосредственного начальника, совершает фланговый обход и побеждает без потерь. С одной стороны – это успех, а с другой – невыполнение приказа. Кто прав? Разумеется, старший по званию. Сейчас нужны не умные и инициативные офицеры, а преданные тому или иному феодалу вассалы. Поэтому наши выпускники ценятся, они нарасхват. Но в частных и наёмных армиях молодых офицеров используют в разведке, потому что они слишком самостоятельны, способны сами ставить перед собой тактические задачи и решать их без привлечения дополнительных сил.

– А чем Каним будет забивать вакансии в своих линейных полках?

– Вассалами, конечно.

– Но они же неучи!

– Ну и что? Зато они верные неучи и боевитые, такие, которые готовы выступить против любого, кого великий герцог сочтёт врагом.

Снова молчание, шуршание бумаг и опять голос сержанта:

– Ну что, вроде бы закончили?

– Да, – откликнулся Нитра. – Теперь пошли наших кадетов проверим, посмотрим, как они выходной проводят, и по домам.

Услышав это, мы с Альерой осторожно отошли от дверей и направились туда, куда и собирались, то есть в библиотеку за картами. Разговор Сантина и Нитры при этом мы не обсуждали. Информация была услышана и зафиксирована. Этого достаточно. А выводы из слов наших начальников каждый сделает свои.


Глава 12 | Империя Оствер. Пенталогия | Глава 14