home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Империя Оствер. ГрассАнхо. 8.02.1406

После успешной во всех отношениях экспедиции в болота герцогства Мариенского я снова оказался в блистательном ГрассАнхо. Однако задерживаться здесь не собирался. По понятным причинам я торопился домой, а потому решил: как только получу причитающиеся мне от культа Сигманта Теневика деньги, которые будут перечислены на мой счёт в банке Канимов, так сразу вернусь в герцогство КуэхоКавейр. А пока было время, я занимался текучкой, разгребал дела, принимал доклады своих опричников и ждал, когда же меня навестит настоятельница столичного храма Улле Ракойны.

С делами всё было достаточно просто. Построенная мной система работала без сбоев, и в моих ценных указаниях никто пока особо не нуждался. Бала Керн, который недавно увеличил численность своих подчинённых до девяти человек, кратко отчитался о проделанной работе и предоставил информацию на госпожу Кэрри Ириф. Дэго Дайирин доложил о делах в столице и переброске рабов из ГрассАнхо на север. А его старший брат сообщил, что отряд «Шептуны», который пока находится вблизи Изнара, готов отправиться в графство Ройхо.

В общем, всё было достаточно неплохо. Прошёл день. За ним второй. Сегодня ночью я намеревался покинуть столичный особняк и отправиться на малую родину. Своих планов я ни от кого не скрывал, даже ещё вчера сообщил об отбытии баронессе Ивэр, которую навестил в её салоне вместе с Дэго, а раз это знает она и её девочки, значит, об этом узнают жрицы. Следовательно, увидев, что сам я в святилище богини Улле Ракойны не тороплюсь, госпожа Ириф должна будет сделать шаг мне навстречу, а я посмотрю, насколько нужен жрицам. Наверняка настоятельница навестит меня лично. Ведь если она не погнушалась какогото шевалье посетить, чтобы через него мне свои слова передать, то к графу, который, как я предполагаю, интересен её богине, на огонёк в любом случае заглянет.

Так я рассудил. И сегодня в полдень, отправив младшего Дайирина в храм Сигманта, чтобы он отследил движение причитающейся мне денежной суммы, я затянул своё тело в пошитый на заказ чёрный полувоенный мундир с нарукавной нашивкой герба Ройхо на левом предплечье и приготовился достойно встретить гостей. Возможно, госпожу Ириф или же книжника Тима Теттау, который собирал для меня информацию о ламиях и попросил пару дней отсрочки. Пока никого не было, я расположился в своём кабинете, присел у окна и стал читать книгу неизвестного автора под названием «Старая кровь».

В трактате, который насчитывал двести пятьдесят листов, безымянный жрец Самура Пахаря писал о том, что остверы – на самом деле нанхасы, только из другой ветки. Доводы он приводил достаточно убедительные и простые, здравое зерно в его рассуждениях имелось, тем более что о чёмто подобном я слышал от сотника Океанских Ястребов Мака Ойкерена, да и сны, которые посещали меня в родовом замке, являлись косвенным подтверждением данной теории. Но меня интересовали наши северные противники, а совсем не то, от кого мы произошли и почему стали называться остверами. Видимо, у правителей древности были веские причины, чтобы отречься от родства с жителями Форкума. Поэтому книга мне быстро наскучила. Сделав себе отметку, что при случае надо бы покопаться в своей родословной и выяснить, что это за Рунные роды, которые поминал автор книги, я отложил фолиант в сторону и взялся за труд графа Кемета о партизанской войне.

Однако меня прервали. В дверь кабинета постучались. Это был один из пяти слуг особняка, которых сюда откомандировали из замка Ройхо. Они люди не местные, типичные провинциалы, которые не имеют в ГрассАнхо никаких знакомых, а значит, за ними легко следить. По этой причине именно они находятся в столице, а те, кто работал здесь ранее, отправлены в Изнар и замок.

– Господин, – слуга, пожилой седоусый дядька, который помнил ещё прошлого графа Ройхо, вошёл и поклонился, – к вам гость.

– Кто?

– Некто барон Анат Каир.

«Надо же, – подумал я, – сам начальник Тайной стражи Канимов пожаловал. Ох, не к добру это. Хотя мне бояться нечего».

– Где он? – вставая, спросил я.

– Во дворе. В дом не заходит. Ждёт вас.

Слуга вышел, а я прицепил на пояс ножны с мечом, накинул на плечи плащ и спустился вниз.

Анат Каир, приземистый и внешне мало чем примечательный человек в надвинутой на глаза длиннополой темнокоричневой шляпе с кокардой в виде скорпиона и плаще с такой же эмблемой, прохаживался перед входом, между ступенями крыльца и закрытой чёрной каретой, на которой приехал. У ворот особняка находилось около десяти всадников в зелёном – егери Канимов из охраны барона. Угрозы я не чувствовал и ничего не опасался, в особняке тридцать пять воинов, и рядом Верек, которого наверняка уже известили, что у нас нежданный гость с вооружённым эскортом. Да и сам я коечто могу, а мои кмиты всегда готовы к бою. Ну и кроме того, Каир мне не враг. Поэтому я широко улыбнулся и, спускаясь по ступеням навстречу одному из самых серьёзных мастеров тайной войны в империи, радушно поприветствовал моего гостя:

– Здравствуйте, уважаемый барон! Давно вас не видел! Проходите в дом. Вина выпьем и поговорим.

– Здравствуйте, граф Ройхо. – Голос Каира, который остановился и посмотрел на меня, был сух и официален. – Был бы рад принять ваше приглашение, но, к сожалению, мой день загружен. Так что давайте немного прогуляемся по вашему саду и просто пообщаемся.

– Я не против, барон. – С моей стороны последовал короткий дежурный кивок, и правой рукой я указал на припорошенную чистым свежим снежком примыкающую к основному зданию парковую зону. – Пройдёмте.

Мы двинулись по широкой тропинке в сторону беседки, которая находилась вблизи алтарного камня рода Ройхо. Начиная разговор, барон перешёл на неофициальный тон:

– Красиво у тебя здесь, Уркварт. Тихо. Спокойно. Хорошо. Настоящий родовой особняк старого остверского рода. Таких сейчас в ГрассАнхо немного.

– Да, – согласился я, – немного. Однако, барон, вы ведь меня навестили не для того, чтобы на сад посмотреть. Наверняка такой чрезвычайно занятой человек, как вы, заехал ко мне не просто так.

– Это само собой. У меня к тебе накопилось несколько вопросов, Уркварт. Памятуя, что в прошлом ты поставлял Тайной страже Канимов некоторые сведения и можешь быть полезен в будущем, ну и к тому же являешься вассалом Гая КуэхоКавейра, я решил задать их тебе лично.

– Вы меня знаете, барон. От вас у меня секретов практически нет, так как от сотрудничества с вами я не отрекался и делать этого не собираюсь. Задавайте свои вопросы, я на них отвечу.

– Молодец! Не юлишь! – Барон остановился, носком сапога пнул покрытый льдом камешек, который лежал на дорожке, посмотрел, как он улетел в вечнозелёный кустарник, и перешёл к тому, ради чего навестил меня: – Вопрос первый. Какие у тебя дела со священнослужителями Сигманта Теневика?

– Дела простые, господин барон. Во время своего обучения в военном лицее я принимал участие в походе графа Тормана Сараны в герцогство Мариенское, где помог ему обуздать обнаглевших местных феодалов. Вы про это знаете. Когда я собирал трофеи в усадьбе барона Пертака, узнал, что невдалеке находится древнее святилище народа най, где, возможно, имеются некоторые материальные ценности. Поэтому, когда я более или менее твёрдо встал на ноги и нашёл человека, который мог бы одолеть охранявших этот храм призраков, то незамедлительно отправился в поход за сокровищами. Вместе со мной был известный вам Алай Грач и два его ученика. В итоге призраки были уничтожены, мы коечто нашли, и теперь служители Сигманта Теневика должны мне денег. Вот и всё. Если сомневаетесь, то мои слова легко проверить. Для этого достаточно расспросить вашу невестку Инну, барона Калька, графа Сарану, капитана гвардии Вирана Альеру, Алая Грача и любого из моих воинов.

– Некоторых уже расспросили. – Барон мотнул головой, и немного обвисшие поля его шляпы забавно качнулись. – Ты не лжёшь. Но почему мне про святилище сразу не рассказал?

– А я не видел в этом смысла, господин барон. Наших с вами взаимоотношений и «Имперского союза», который вас интересовал, это никак не касалось.

– Ладно. Продолжаем. Вопрос второй. Почему ты промолчал о том, что в Северных пустошах добыл золото?

– Ответ опять прост. И я отвечу вам словами поэта, господин барон: «И что бы кто ни говорил, я сам добыл и сам пропил. И дальше буду делать точно так». Про тайник с золотом я узнал случайно. Никто, кроме меня, на него не претендовал, так что это моя добыча и больше ничья.

– Но ты даже своему сюзерену об этом ничего не сообщил.

– Да, Гай КуэхоКавейр про это не знал. Но о походе в Северные пустоши и его результатах вы, господин барон, были в курсе, и это главное. Ведь молодой герцог Гай не сам по себе самовластный правитель Севера, а находится под опекой своего отца, а значит, и вашей. Ну а вы наверняка знаете, что было и откуда у меня деньги, ведь они прошли через банк Канимов, и этого достаточно. Так что со мной всё просто: меня спросили – я ответил. А если нет вопроса, то я промолчу.

– Допустим, ты говоришь правду. В самом деле, эта тема всплыла, только когда на твой банковский счёт поступила крупная сумма. Так что переходим к третьему вопросу. Почему на тебя точат зубы Умесы?

– Это давняя история. Во время подавления гвардейского мятежа я прикончил человека из этого клана, не пешку, а командира отряда, и теперь республиканцы жаждут моей крови. К счастью, сейчас война, а я не настолько важная птица, чтобы бросать на моё уничтожение хорошо подготовленную диверсионную группу. Поэтому я пока жив, хотя мелкие агенты республиканцев за мной приглядывают и собирают на меня данные.

– Хм!

Барон резко дёрнул головой и вновь двинулся по саду. Я последовал за ним. Дойдя до беседки, Каир продолжил нашу игру «вопрос – ответ»:

– Както ты всё складно излагаешь, граф Ройхо. Одно к другому всё складывается, и выходит, что кругом ты не виноват и всюду прав. Так не бывает. Неизвестно откуда и непонятно от кого ты получаешь деньги. Но ты не прячешься и свои доходы, как и расходы, не скрываешь. Ты всего лишь провинциальный граф из старого рода, таких в империи пока ещё хватает. И похорошему, ты должен быть нищим воякой, у которого небольшая дружина и который готов на любую авантюру. Однако всего за полгода твоя дружина выросла до четырёх сотен отличных воинов, хорошо вооружённых и экипированных. У тебя есть маг и друзья в столице. Это несколько странно и вызывает моё недоумение. Слишком быстрый подъём.

– Вам виднее, господин барон.

– Ну да, ну да. – Каир сдвинул набок свою шляпу, поймал мой взгляд и задал последний вопрос, ради которого, видимо, и заехал ко мне: – Ройхо, а зачем тебе секретная информация из имперских архивов?

В душе у меня чтото дёрнулось, и я подумал, что Жало Канимов какимто образом узнал, что у меня хранится документация Чёрной Свиты времён свергнутого императора Квинта Первого. Но внешне я остался совершенно спокоен и спросил:

– Какие имперские архивы? Не понимаю вас.

– Ну как же? Вчера в одном из старых архивов Генштаба благодаря бдительности стражников был задержан шпион, который маскировался под книжника и букиниста. Этот человек при первичном допросе показал, что он работает на графа Уркварта Ройхо и собирает для него информацию, которая является секретной, к ней имеет допуск весьма ограниченный круг лиц.

Хууух! У меня отлегло от сердца. Про документы Чёрной Свиты Каир ничего не знал. Усмехнувшись, я сказал:

– Вы не там шпионов ищете. Действительно, я поручил известному в букинистических столичных кругах человеку, которого зовут Тим Теттау, собрать для меня некоторые сведения. При этом я не знал, что он имеет допуск в архивы имперского Генштаба. Так ситуация выглядит с моей стороны. И честное слово, господин барон, я считаю, что Теттау никакой не шпион. Поэтому прошу вас взять его дело под особый контроль. Вы и я прекрасно знаем, какими методами порой из попавших в пыточные подвалы секретных служб людей выбиваются признания. А этот книжник – обычный гражданин.

– Обычные люди не лезут в хранилища Генштаба, – парировал барон. – Но дело Теттау действительно будет взято мной и агентами «Имперского союза» под особый контроль. А то нехорошо, что каждый, кому заблагорассудится, может при помощи связей и знакомств, без допуска проникать в архивы и ворошить секретные документы.

– Полностью с вами согласен. Это ни в какие ворота не лезет. Но можно посмотреть на ситуацию с другой стороны. И я могу задать вам, господин барон, некоторые вопросы. Кто даёт разрешения и допуски на ознакомление с секретными документами, которым несколько сотен лет? Как зовут этого человека? Почему никто ни за что не отвечает? По какой причине я, граф Ройхо, человек преданный императору и интересам государства, должен довольствоваться недостоверными сведениями? Идёт война, а мы про своих противников нанхасов ничего не знаем. Человек же, который собирает для меня информацию, задержан и обвинён в шпионаже. Так, может, всё наоборот? Имперские патриоты и защитники своей родины делают благое дело, а окопавшиеся на тёплых местах в столице бюрократы, мелкие людишки, продажные шкуры и агенты врага мешают нам? Как вы думаете, барон? Может быть так?

– Не передергивай, граф. – В глазах Каира мелькнули весёлые искорки. – Я смотрю на факты, а они против твоего букиниста, который назвал твое имя. Однако во многом ты прав. Сейчас в империи никто ни за что не отвечает. И для того чтобы получить допуск в архивы Генштаба или другие хранилища древних знаний, которые пока ещё не разграблены магами и жрецами и не разошлись по частным библиотекам, необходимо пожертвовать на благо столичных чиновников круглую сумму денег либо обладать большими связями. Кстати, что конкретно тебя интересовало и что искал твой… – Анат Каир сделал паузу, – незадачливый шпион?

– Хочу побольше узнать о ламиях.

– Зачем?

– Как это «зачем»? Каждая ламия – это мощная боевая единица, которая может оказать помощь нашим врагам. Однако при налёте на противника, участником которого я был, ламия себя никак не проявила, и это вызывает мои опасения. Кроме того, я не забываю, что за Океанскими Ястребами идут другие роды племенного сообщества Десять Птиц, и там могут оказаться ещё три или четыре ведьмы. Поэтому я пытаюсь подготовиться к встрече с ними. Впрочем, для вас всё это может быть не важно и мелко. Вы – начальник Тайной стражи Канимов, и такого человека, как вы, больше заботит война на востоке, а не мелкие стычки на севере.

– Ошибаешься, северное направление для меня не менее важно, чем восточное. Просто оно пока не основное. – Жало Канимов помедлил, развернулся в сторону дома и своей кареты и начал движение обратно. – В общем, так, Уркварт, с книжником твоим разберёмся и, если он не шпион, отпустим. А за информацией обращайся напрямую в Йонарскую канцелярию Тайной стражи. Я дам распоряжение, и тебе окажут всемерное содействие в сборе интересующих тебя сведений. А позже, глядишь, после того как император за среднее звено чиновников возьмётся, и в столичные архивы допуск получишь.

– Ну, самто я не смогу тратить драгоценное время на то, чтобы в подвалах хранилищ пыль глотать. Так что пришлю всё того же Теттау.

– Если он не шпион, – уточнил Каир.

– Нет, книжник не вражеский агент. Ручаюсь в этом.

– Не торопись, граф. Порой шпионы сидят настолько глубоко и легенда у них настолько хорошая, что не подкопаешься.

– Всё может быть. – Спорить с бароном по этому поводу смысла не было. – Ещё вопросы ко мне есть?

– Пока, – это слово Каир выделил особо, – нет. Что хотел, я узнал.

– В таком случае позвольте мне задать вам пару вопросов и попросить вас об одной услуге.

– Попробуй.

– Каковы планы великого герцога относительно имперского Севера?

– А ты не знаешь?

– Мне известны планы его сына и моего сюзерена, а я спросил о намерениях самого Ферро Канима, вашего сюзерена. Это две большие разницы.

– Да ты, как я посмотрю, софист.

– Уходите от ответа?

– Нет. Констатирую факт. И если кратко, то Север останется имперским в любом случае. Таково мнение и желание великого герцога Канима. Мы наши территории не отдадим. Так что крепи оборону, граф Ройхо, и про отступление не думай.

– Какое уж тут отступление! Мне после того, как звание протектора дали, дороги назад нет. И я хотел бы узнать ещё одну вещь: помощь воинскими контингентами нам будет?

– Будет, не переживай. Такая помощь придёт – не люди, а звери! Говори, о чём попросить хотел.

– Мне нужны два баронских титула.

– Обратись к своему сюзерену.

– Мне нужны не «домашние» титулы, а настоящие.

– Для кого?

– Для братьев Дайирин.

– А почему ты решил, что я могу тебе в этом помочь?

– Слышал, что это в вашей власти.

– Хорошо. Будут два баронских титула. Через пару недель пришлёшь ко мне своих Дайиринов, и мы с ними всё обговорим.

– Сколько это будет стоить?

– Пять тысяч с каждого. Слишком дело беспокойное, придётся великого герцога тревожить, а затем канцелярию императорского двора. Устраивает?

– Полностью.

– Вот и замечательно.

Разговор был окончен. Мы вернулись к карете барона, раскланялись друг с другом и расстались. Карета выкатилась за ворота, я проводил её взглядом и постарался проанализировать нашу беседу, придя к выводу, что так и не понял, зачем, собственно, приезжал тайный стражник. Вопросы он задавал по делу. Но всё это по большому счёту мелочь, с которой могли бы разобраться рядовые дознаватели Каира. Впрочем, это сейчас я отношусь к подобным встречам с лёгкостью, а ещё год назад после такого разговора, да ещё с таким человеком волновался бы и искал во всём второе дно. А на данный момент, после всех тех испытаний, которые выпали на мою долю, когда за моей спиной четыре сотни клинков, всё както проще. Ну Каир. Ну Анат. Ну начальник Тайной стражи Канимов. Ну и что? Да ничего. Приехал. Поговорили. Решили мелкий вопрос относительно Теттау, который с помощью своих знакомых архивариусов собирал материалы на ламий в одном из государственных хранилищ и попался чрезвычайно бдительной охране. Вот и всё.

– Да уж… – протянул я. – Похоже, книжника я сегодня не дождусь.

Я повернулся к входу в особняк, и в этот момент во двор въехала ещё одна карета. Я было подумал, что по какойто причине вернулся Каир или спешит на доклад Дэго Дайирин. Но, обернувшись, увидел, что транспортное средство серого цвета имеет на дверце один из опознавательных знаков богини Улле Ракойны – стилизованное изображение планеты, шар с контурами материка Эранга и синевой окружающих его океанов.

А вот и жрица пожаловала. Я дождался, пока карета остановится, подошёл к дверце, открыл её и как учтивый и воспитанный человек подал руку той, кто сидел внутри. А в карете, как не сложно было догадаться, находилась сама госпожа Кэрри Ириф собственной персоной. Моложавая блондинка в сером балахоне и синей косынке на голове. Ни дать ни взять обычная симпатичная горожанка лет тридцати пяти – сорока. Но достаточно было поймать взгляд карих глаз этой женщины, как становилось понятно, что Ириф минимум вдвое старше, чем кажется, и она никакая не простолюдинка, а наверняка представительница одной из старых остверских фамилий. Впрочем, это я знал и так. Про семью графов Ирифов, которые имеют обширные владения на архипелаге ГириНар, я коечто и раньше слышал. А биографию настоятельницы столичного храма Улле Ракойны, как я уже говорил, мне предоставил Керн.

Я поприветствовал жрицу и пригласил её в дом. Мы разместились в гостиной, слуги принесли горячий взвар, Ириф сделала глоток из большой расписной кружки, одобрительно кивнула, и после того, как все приличия были соблюдены, пришёл черед беседы, второй серьёзной, которая состоялась у меня в этот день. Жрица смерила меня долгим оценивающим взглядом, словно я какаято ценная вещь, а она – антиквар, и спросила:

– Граф, вам передавали мои слова о том, что я желаю встретиться с вами?

– Да, госпожа Ириф, передавали.

– И почему же вы не посетили храм нашей богини в минувшие два дня?

– Дела, заботы, проблемы. Времени мало. Вот и не успел. Думал, сегодня к вам заехать, но меня навестил барон Анат Каир, карета которого выехала со двора перед вашим появлением. Сами понимаете, я же не могу выпроводить такого человека.

– То есть вы хотите сказать, что хотели побывать в храме, но не смогли этого сделать?

– Точно так, госпожа Ириф. Хотел, но не смог. Очень точно подмечено.

– А если серьёзно?

Настоятельница еле заметно подалась вперёд, поймала мой взгляд и попыталась прощупать мои чувства, а возможно, и мысли. Но я был спокоен, словно змея на отдыхе. В душе ничего не дёргалось. А голова была прикрыта магической защитой. В общем, ей ничего не светило. Однако я решил ответить честно, ведь передо мной не враг, в самом деле, а жрица уважаемой в империи богини, которая отметила меня своим знаком и посылала мне видения.

– Если серьёзно, госпожа Ириф, то мне не нравятся странности, и я с опаской отношусь ко всему, чего не понимаю. А ваше приглашение, появление в моём доме и попытки жриц Улле Ракойны собрать обо мне сведения личного характера – это странность, которую я не понимаю. Поэтому я занял выжидательную позицию. И сейчас надеюсь получить разъяснения относительно вашего ко мне интереса, а иначе разговора у нас не получится.

– Хочешь быть самым хитрым и умным, граф Ройхо? – Жрица перешла на «ты».

– Пытаюсь, а иначе не выжить. – Я пожал плечами. – Так в чём ваш интерес, госпожа Ириф?

Женщина повертела в ладонях кружку, согрела ладони, как хорошая актриса, потянула паузу – и сказала:

– Три недели назад одна из наших провидиц увидела вещий сон, послание от той, кому мы служим. Улле Ракойна явилась к ней в одной из своих ипостасей, в образе матери, и поведала юной девушке, что на север империи надвигается беда и будет много крови. Однако во главе имперских воинов встанет граф Ройхо, который защитит эти земли от страшного врага, который ненавидит всех людей, и мы, жрицы Улле, должны ему в этом помочь. И первым нашим шагом будет основание вблизи родового замка Ройхо храма в её честь, который должен быть воздвигнут уже в этом году.

– И после этого вы начали собирать обо мне сведения?

– Разумеется.

– Ну и что теперь? Вы хотите разрешения на постройку храма?

– Да.

Я озадачился, поскольку постройка храма на земле графства Ройхо дело вроде бы простое, но одновременно с этим и чрезвычайно сложное. Сначала о хорошем. Храм одной из имперских богинь – это десять – двадцать жриц, которые обладают способностями к магии. Кроме того, святилище повышает статус феодала, а местные жители могут проводить в нём свои религиозные обряды. Но помимо этого на мне знак КамаНио, а Улле Ракойна одна из её ипостасей. И всё это дополняется тем фактом, что КамаНио – основная богиня нанхасов, с которыми мы воюем. Так что прежде чем сказать госпоже Ириф своё «да», я нуждался в ответах на некоторые вопросы.

Жрица ждала моего решения, но теперь уже я стал тянуть паузу. Смотрел в потолок, думал о своём, и наконец госпожа Ириф не выдержала. Она несколько нервно повела плечами и спросила:

– Итак, граф Ройхо, каково твоё слово?

– Подумать надо.

– Чего тут думать?! – вскипела настоятельница. – Сама богиня заинтересована в тебе! Да что ты о себе возомнил?! Или ты не понимаешь, что храм в твоём графстве – это благо?!

– Есть некоторые моменты, которые меня смущают. Поэтому над вашим предложением, бесспорно выгодным для меня, стоит хорошенько поразмыслить.

– И что тебя беспокоит?

– Вопервых, я в курсе того, что Улле Ракойна и КамаНио это одно лицо. Это ведь так?

– Да. Всё так и есть. В империи Добрую Мать принято называть Улле Ракойна.

– А раз так, то почему КамаНио называет врагами своих верных сторонников нанхасов? Обычно в таких случаях боги и богини занимают нейтральную позицию. То есть если мы воюем с республиканцами, которые, так же как и остверы, веруют в Самура Пахаря, Ярина Воина и Бойру Целительницу, боги не запрещают своим служителям участвовать в боях, но никому не помогают. А тут странность.

Госпожа Ириф удовлетворённо кивнула – этот жест напомнил мне движение Алая Грача – и ответила:

– Ты прав и не прав, граф. В своём послании богиня сказала: враг всех людей, а нанхасы тоже люди. Значит, речь шла не о северянах. Понимаешь, о чём я?

– Кажется, да. Но тогда непонятно, что это за новый враг и откуда он.

– Эх! – вздохнула Ириф. – Если бы всё знать, как бы нам тогда проще жилось! У богов своя логика, которую нам понять очень трудно, а зачастую даже невозможно. Поэтому мы не ведаем, кого богиня определила как врага людей. Может, это какойто демон, сумасшедший еретик, мутанты или нечеловеческая раса. Нам неизвестно, когда и откуда придёт этот противник, да и появится ли он вообще, ибо надвигается – это не значит, что враг рядом. И всё, что нам остаётся, – это верить богине и выполнять её волю.

– Ну, раз так, – я встал и поклонился жрице, – я готов оказать вам и вашим жрицам всемерное содействие.

– Отлично! – Ириф продолжала сидеть. – Мы пришлём своих строителей и представительниц в ваш замок уже через несколько дней. Они выберут место, где будет воздвигнуто святилище, и мы более подробно обговорим наши дальнейшие совместные действия.

– Да будет так!

Мы беседовали с госпожой Ириф ещё около часа, и в основном разговор шёл на нейтральные темы. Она пыталась составить мой психологический портрет и словно тестировала меня, а я старался выудить из неё дополнительную информацию о богине и планах жриц Улле Ракойны на будущее. Время пролетело незаметно, собеседница у меня была интересная, и вот наступил вечер. За окном стало смеркаться, и с ночных небес посыпал снежок. Я проводил настоятельницу к карете, и мы расстались добрыми приятелями, если можно так сказать о молодом дворянине и женщине, которая вчетверо его старше. После этой встречи, вновь оставшись в одиночестве, я мог сказать, что день удался. Но он ещё не закончился.

Сначала появился Дэго Дайирин, который обрадовал меня известием, что деньги от последнего похода получены. А затем примчался гонец с гербом КуэхоКавейра на плаще и сообщил, что на границе нашего герцогства замечены нанхасы, боевой отряд в тысячу воинов с парой десятков шаманов. Поэтому мне снова пришлось ломать все свои планы. Отдав Дэго приказ позаботиться о Тиме Теттау, которого наверняка скоро выпустят из застенков Тайной стражи, во главе трёх десятков своих воинов и с верным магом я направился к городскому телепорту. Впереди был очередной бой, горячая схватка с сильным противником, свист клинков и смертельные заклинания из раздела боевой магии. Только на этот раз не мы пришли к врагу, а он к нам, и северяне в средствах стесняться не станут. Но ничего, нам есть чем их встретить, а одна тысяча северян – это не пять, которые могли бы нас навестить, если бы не было рейда к горе Анхат, так что мы выстоим.


Глава 14 | Империя Оствер. Пенталогия | Глава 16