home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

На следующий день сестры Баскомб вместе с мисс Далримпл, сидя в музыкальной комнате, вели тяжелую борьбу за освоение нот и аккордов.

– Леди Сабрина! – возвестил вошедший дворецкий.

– Леди Сабрина! – Мисс Далримпл вскочила с удивительной проворностью и поспешила навстречу. – Какая неожиданная радость! Девушки, девушки, идете скорее сюда и поздоровайтесь.

Ее последние слова были излишними, поскольку сестры уже вскочили, чтобы поприветствовать гостью.

– Надеюсь, я не прервала ничего важного? – вежливо поинтересовалась вошедшая.

– Конечно же, нет, – за всех ответила мисс Далримпл, – девушки лишь совершенствовали навыки игры на фортепиано.

Сестры обменялись вопросительными взглядами, но леди Сабрина, лишь улыбнувшись, кивнула, видимо, соглашаясь со словами мисс Далримпл. Очевидно, она не знала об отношении Камелии к бряцанию по клавишам.

– Надеюсь, никто не будет против, если я украду вас отсюда на часок-другой?

– Нет, – хором ответили сестры с таким нетерпением, что леди Сабрина не могла сдержать смеха.

– Но только боюсь, что эта экспедиция может оказаться не так увлекательна, как вы ожидаете. Она может не оправдать ваших надежд, – предупредила леди Сабрина.

– Боязнь – очень субъективное понятие, – мудро ответила Мэри. – Почему-то я уверена, что мы получим удовольствие.

– Я предпочла бы сегодня отправиться с визитом к жене местного викария, и тут мне пришло в голову – почему бы вам не присоединиться? Это было бы гораздо приятнее и мне, а у вас бы появилась возможность познакомиться с некоторыми соседями. С женой местного сквайра, например. Я часто приглашаю к себе миссис Мартин на вторничные посиделки. Если все пойдет по моему плану, вы с ней познакомитесь.

– Какая чудесная мысль, миледи. – Улыбка мисс Далримпл стала еще шире. – Действительно чудесная. Как замечательно, что вы заботитесь о девушках. – Она отвернулась, явно скрывая недовольный взгляд. – Я уверена, что они очень благодарны.

Впрочем, мисс Далримпл легко можно было понять – и особенно это было понятно для Мэри: поездка лишала гувернантку возможности помучить сестер уроком танцев. Зато у самой Мэри не было никакого желания провести вечерний урок рядом с сэром Ройсом и видеть тот ледяной взгляд, каким он награждал ее утром за завтраком.

Девушки убежали за капорами и перчатками, радуясь, что по крайней мере эти предметы соответствуют моде, хотя, конечно, недотягивают до стандартов леди Сабрины. Спускаясь обратно вниз по лестнице, сестры увидели, как во входных дверях навстречу им появился сэр Ройс.

Увидев леди Сабрину, сэр Ройс на мгновение замешкался, но быстро пришел в себя, сделал шаг вперед и отвесил учтивый поклон:

– Леди Сабрина. Не ожидал вас увидеть здесь.

– Привет, Ройс, – ответила леди Сабрина, протягивая руку, – что это вы так официально сегодня? Когда-то вы называли меня просто Сабриной.

– Это было слишком давно, миледи. – Выражение его лица стало еще более отстраненным, чем при последнем разговоре с Мэри накануне. – Еще до того, как вы вышли замуж.

– Уверяю, я ничуть не изменилась. – Голубые глаза Сабрины весело заискрились.

– Боюсь, что изменился я.

Короткий ответ сэра Ройса прозвучал почти грубо, и Мэри с Роуз переглянулись, но повисшее неловкое молчание спасла Лили:

– Леди Сабрина любезно предложила отвезти нас в гости к миссис Мартин.

– В самом деле? – Ройс стрельнул взглядом по сестрам, которые уже успели надеть перчатки и капоры. – А как же наши занятия?

– Я убеждена, что вы сами не против освободиться от этого занятия, – ответила ему Мэри. – После обеда у вас будет свободное время.

– Сэр Ройс обучает нас танцам, – пояснила Лили леди Сабрине.

– Тогда, быть может, я действительно зря прервала ваши занятия? – Глаза леди Сабрины сверкнули. – Возможно, я могла бы остаться и чем-нибудь помочь.

Предложение вызвало такую бурю протеста, что леди Сабрина, не в силах сдержать смех, была вынуждена согласиться с предыдущим планом. Она повернулась к сэру Ройсу.

– Итак, вы убегаете… Но обязана предупредить: я пришлю вам и вашим кузинам приглашения.

– Они не мои кузины.

– Неужели на бал? – воскликнула Лили, игнорируя поправку Ройса.

– Вовсе нет. До балов отсюда слишком долго добираться. Я долго думала, но на следующей неделе я решила пригласить вас в Холстед-Хаус на ужин. Надеюсь, что вы не откажетесь.

– Уверена, что это должно нам понравиться, – согласилась Мэри.

– Но я не уверен, буду ли свободен, – парировал Ройс.

Сабрина прервала его серебристым смехом:

– Но я еще даже дня не назвала!

– Полагаю, девушки будут в восторге, – поджал губы Ройс.

– Но вы тоже должны приехать. Иначе Хэмфри будет крайне разочарован, да и девушек должен кто-то сопровождать.

– О да, вы, конечно, правы. – Сэр Ройс поклонился леди Сабрине и повернулся к Мэри и ее сестрам. – А если вы согласитесь подождать до завтра, я и сам могу познакомить вас с миссис Мартин. Тогда вам не придется навязывать себя леди Сабрине.

– О каком навязывании может идти речь? – Взгляд Сабрины стал озабоченным. – Мне нравится компания.

– Я бы предпочел второе, – Ройс выразительно взглянул на Мэри, – так было бы безопаснее.

– Безопаснее? – снова рассмеялась леди Сабрина. – В самом деле, Ройс, вы всерьез полагаете, что может произойти что-то серьезное? Разбойники с большой дороги здесь не водятся.

– Я уверена, что в карете леди Сабрины мы будем чувствовать себя в полной безопасности, – заявила Мэри.

Она раздраженно поджала губы, однако Ройс лишь ответил:

– Очень хорошо. Тем не менее, если вы не возражаете, я все-таки пошлю с вами одного из моих конюхов.

Ройс зашагал прочь, оставив леди Сабрину в полном изумлении.

– Сэру Ройсу не стоило бы так беспокоиться, – заметила Лили.

– Это верно, – добавила Камелия, – но в последние два дня он ходит злой как черт.

– О! – Сабрина элегантно взмахнула рукой в перчатке. – Я вовсе не обращаю на Ройса никакого внимания. Просто знакома с ним с того времени, когда носила косички и бегала в коротких юбочках.

Когда они усаживались в карету, конюх Ройса уже сидел на высоком сиденье рядом с кучером. Сабрина, улыбнувшись, повернулась к сестрам и призналась:

– А ведь я неспроста пригласила вас с собой. Миссис Мартин смертельно скучна, и мне подумалось, что ваше присутствие сделает нашу встречу более оживленной. Надеюсь, вы простите меня за эту маленькую хитрость.

Сестры заверили Сабрину, что, наоборот, счастливы хоть немного развеять свою скуку, особенно ту, которая наступила после ее отъезда.

– Но согласитесь, что моя цель не была полностью эгоистична, – заметила Сабрина. – Знакомство с женой местного сквайра может значительно облегчить вам жизнь в случае чего. Что же касается миссис Мартин, то она добрая женщина и весьма интеллигентна. Ее отец, кстати, тоже был священником, к тому же известным ученым. Поэтому и она сама вполне образованна. Говорит на трех языках, кроме того, знает латынь и древнегреческий. Ведет философские беседы с графом и лордом Хэмфри. Клянусь, что порой, разговаривая с мистером Мартином, чувствую, что присутствую на научной лекции.

– О Боже мой, – не совсем адекватно среагировала Лили.

– Вы не должны дать ей себя запугать. Она совсем не злая, но не всегда понимает, что собеседники не имеют классических знаний, которыми владеет она сама. Это, кстати, еще одна причина, почему я взяла вас с собой. Знакомство пройдет легче. Я-то уж сама давно к ней привыкла, и она меня вовсе не пугает.

– А другая женщина, та, что жена сквайра? – спросила Роуз приглушенным голосом.

– Ах да, миссис Бэгнолд, – сверкнула глазами Сабрина. – Она явно чувствует, что находится чуть выше окружающих. Она любит упоминать, что ее дед был графом, хотя ее отец был всего лишь младшим из пяти сыновей, и прекрасно осознает, что в ней течет благородная кровь. На меня она смотрит с мелкой завистью, поскольку брат лорда Хэмфри – герцог, а на миссис Мартин поглядывает свысока, поскольку та находится ниже на социальной лестнице. Но поскольку вы-то сами графские кузины, никаких проблем не будет.

Мэри покосилась на Роуз – похоже, им предстояла встреча еще с одной парой «тетушек».

– Миледи, я так рада, что вы будете рядом с нами.

– Пожалуйста, называй меня просто Сабриной. Я уверена, что мы станем большими подругами. Не беспокойся ни о чем, обещаю, что надолго мы там не задержимся. Помните об этом, и не стоит нервничать. Они не кусаются, а если и попытаются это сделать, я буду начеку.

Энтузиазм, с которым Мэри восприняла эту поездку, заметно угас, и между сестрами воцарилось непривычное молчание, особенно когда они остановились перед домом викария, двухэтажным, сложенным из коричневого кирпича. Самого мрачного вида, темный, заросший плющом и кустарником, он располагался возле площади, на которой возвышалась местная церковь. Мэри подозревала, что Лили скорее всего уже сочиняет о нем страшные истории.

В гостиной, куда их провела служанка, расположились две разительно отличающиеся друг от друга женщины средних лет: в то время как одна была высока и тоща, ее соседку отличали полнота и маленький рост. Высокой оказалась миссис Мартин, почти изможденного вида, слегка сутулая, с рыжеватыми, уже начинающими седеть волосами. Лоб, изборожденный ранними морщинами, украшал вытянутое тонкое лицо, а свет, отражающийся от стекол очков в металлической оправе, скрывал глаза, отчего невозможно было прочитать их выражение. Жена сквайра, выглядевшая старше, обладала волосами серо-стального цвета, которые, казалось, полностью подходили ее округлой фигуре, именно такой, какую полагалось иметь почтенной матроне. Круглое лицо с коротким носом и большими круглыми глазами придавало ей какой-то неуместный ребяческий вид.

Женщины одарили вошедших бесхитростными улыбками, но при этом взгляд миссис Бэгнолд, казалось, остался настороженным. Представляя сестер Баскомб, леди Сабрина добавила:

– Все они дочери леди Флоры – тетки настоящего графа. Возможно, вы ее помните.

– Я помню! – оживилась миссис Бэгнолд, весьма довольная своей памятью. – Очень милая молодая женщина. Лорд Реджинальд был к ней крайне привязан, я всегда находила его прекрасным человеком, покойного графа. Он напоминал мне моего родного деда, графа Пенстоуна.

Сабрина кинула на Мэри насмешливый взгляд, и той пришлось с усилием сжать губы, чтобы не улыбнуться в ответ, – действительно, Сабрина прекрасно знала своих соседей.

– Не то чтобы граф Оливер плохой человек, – продолжала жена сквайра, – но не такой, каким был старый граф, да и мой дед тоже.

– Действительно, – согласилась Сабрина с самым приятным выражением лица.

Разговор продолжался и дальше в таком же духе, но ни Баскомбы, ни миссис Мартин в нем почти не участвовали. Речь по большей мере шла о местах и людях, совершенно незнакомых сестрам, но леди Сабрина продолжала его.

– Ах да! – произнесла она с извиняющейся улыбкой. – Мы же совсем забыли, что наши гостьи прибыли из Америки. Им же совершенно ничего не известно ни про лорда Келтона, ни про миссис Харгривз, графиню Брэкстоун… Они с ними просто никогда не встречались.

Наконец миссис Мартин послала служанку за чаем и печеньем, и Мэри ощутила громадное облегчение, поскольку теперь у нее появился шанс не отвечать и занять чем-нибудь руки, когда реплику бросали ей. Она уже начинала беспокоиться, что может совершить какую-нибудь жуткую оплошность, пролив чай на ковер или откусив слишком большой кусок от маленького пирожного. Никогда не скованная страхами подобного рода, теперь, получив некоторые понятия от мисс Далримпл, она представляла, насколько вопиюще невежественна во всех вопросах светского этикета.

Показать свое невежество и поставить этим в неловкое положение леди Сабрину ей совершенно не хотелось.

По прошествии некоторого времени, когда даже леди Сабрина замолкла, над столом повисло долгое молчание, и Мэри ощутила, как ее напряжение передается Роуз. Кому-кому, а уж ей было прекрасно известно, что чем дольше это молчание длится, тем более возрастает вероятность того, что нарушить ее решат Камелия или Лили, ляпнув такое… В последней отчаянной попытке не допустить этого, она прикидывала, что бы такое сказать, но ничего не приходило на ум.

– А кто из вас, мисс Баскомб, интересуется чтением? – вдруг спросила миссис Мартин.

– Лили, – пропела Камелия.

– В самом деле? – Из-за очков трудно было сказать точно, но Мэри показалось, что глаза миссис Мартин слегка потеплели. – Тогда, должно быть, вам приятно проводить свободное время в Уиллмере, там довольно обширная библиотека.

– Да, это так, – согласилась Лили, внезапно занервничав.

– И какого рода литературу вы предпочитаете?

Мэри сжала кулаки так, что ногти впились в кожу. Если эти высокообразованные женщины узнают о литературных пристрастиях Лили, в их глазах, несомненно, застынет тот самый морозный ужас, изображать который была большой мастерицей тетушка Эфрония. Камелия, да и Мэри, конечно, придут сестре на помощь, защищая ее от собеседниц, но тогда их визит превратится в очередное бедствие. Но втягивать в это леди Сабрину после всей проявленной к ним доброты…

– Гм… Романы, – мягко ответила Лили.

– Неужели? – приподняла брови миссис Мартин. – Как интересно… Я их тоже очень люблю.

– Да, они мне очень нравятся, – оживилась Лили. – Кузина Шарлотта водила нас в книжный магазин «Хэтчардс».

– Такое прекрасное место! – Теперь уже в голосе женщины проявилась явная теплота, и Мэри ощутила, как сведенный до предела желудок начало отпускать.

– Я купила там «Маску Корсара» миссис Престон.

При этих словах лицо Лили пошло розовыми пятнами. Бросив виноватый взгляд на Мэри, она снова опустила глаза. По ее смущению старшая сестра поняла, что Лили сказала что-то не так, и в ней стал закипать гнев.

– Я не читала «Маску Корсара», – нарушила молчание миссис Мартин. – Лично я не встречала ничего более захватывающего, чем «Леди Мирабелла», – это у миссис Престон второй роман. На мой взгляд, это лучшее, что у нее есть.

В голове Лили что-то щелкнуло, рот расплылся в широчайшей улыбке:

– О-о! Тут я с вами вполне согласна, это моя любимая книга. А нравится ли вам миссис Рэдклифф?

– Конечно, – улыбнулась миссис Мартин, и ее щеки порозовели от волнения. – Возможно, вам будет интересно взглянуть на мою библиотеку. Конечно, она не такая роскошная, как в Уиллмере, но у меня есть книги, которые, полагаю, будут вам интересны.

– О да, благодарю вас. Я бы хотела на них взглянуть! – Лили вскочила, едва успев поставить на низкий столик чашку с чаем.

Поднявшись, миссис Мартин взяла Лили под руку, и они покинули комнату, оживленно беседуя о чем-то. Мэри украдкой посмотрела на Роуз, Камелию, затем на леди Сабрину. На всех трех лицах застыло одинаковое выражение крайнего удивления, и Мэри прыснула.

– Как я рада, что Мириам наконец-то нашла родственную душу, любящую читать такие книги, – сказала миссис Бэгнолд. – Я сама вообще-то небольшая поклонница этого занятия, но уж если приходится, то предпочитаю что-нибудь практическое. Сквайр-то, конечно, порой и читает.

– Как сквайр? – потрясенно спросила Сабрина. – Верхом я его давно не видела [12].

– Его опять спина беспокоит, беднягу. – В голосе миссис Бэгнолд впервые послышались нотки сочувствия. – Боль всю поясницу простреливает. Едва сидит, едва ходит. Какая уж тут верховая езда?

– Мне очень жаль. Так, быть может, его доктор Берри посмотрит? – спросила Сабрина.

– От этого человека никакого толку. Он может только лекарства накапать да, прошу прощения, поставить клизму. – Миссис Бэгнолд презрительно скривила рот. – Убеждена, что именно эти средства и убили моего деда.

Возможно, осмелев от успеха Лили с миссис Мартин, в разговор вступила Камелия:

– Тут, может быть, ты, Мэри, поможешь? – Она повернулась к жене сквайра. – Моя сестра очень хорошо разбирается в травах и во всем таком прочем…

– В самом деле? – Миссис Бэгнолд окинула Мэри почти что повелительным взглядом. – Это правда, юная леди?

– Ну… Наверное, да. Когда мои сестры заболевали, я всегда занималась их лечением. Мне неплохо знакомы некоторые народные средства.

К ее удивлению, миссис Бэгнолд согласно кивнула:

– Ну да, помнится, моя нянька была прекрасной целительницей. Находились и такие, которые шептались, что она – ведьма, но это, конечно, ерунда. Она всегда могла сделать настойку от головной боли или от боли в животе. – Жена сквайра подумала немного и спросила: – Ну а вы что можете посоветовать?

– А боль простреливает спину сверху вниз и дальше в ногу? Или только спину?

– В точности как вы сказали. По спине сверху вниз – и в ногу.

– Передайте старому мистеру Бентону, чтобы он делал припарки из душистого горицвета. Его еще иногда называют дурным табаком. Просто отварите листья, заверните их в полотенце и положите на спину. Только остудите слегка, конечно, чтобы поясницу не обжечь.

Женщина окинула Мэри долгим взглядом.

– Представьте себе, душистый горицвет, кто бы мог подумать…

– Да, мэм.

– Ну, кажется, у вас есть голова на плечах. В вас, видно, есть что-то от старого графа.

– О, благодарю вас за такой комплимент. – По правде говоря, Мэри не знала, как реагировать на последнее замечание жены сквайра, но, кажется, леди была удовлетворена таким ответом. Отвернувшись, она принялась обсуждать с Сабриной лошадей лорда Хамфри, оставив наконец Мэри в покое, и вскоре довела собеседницу до того, что на ее гладком лбу появились едва заметные морщинки, выражавшие крайнее раздражение.

Прошло еще некоторое время, прежде чем вернулись миссис Мартин и Лили, счастливо прижимающая к себе несколько книг. Почти сразу вскочив и попрощавшись, Сабрина увела сестер к своей карете.

– Представляете? – Возбужденная Лили почти кричала от волнения. – Миссис Мартин дала мне сразу три книги и сказала, что я могу брать еще, когда прочитаю эти. У нее все книги миссис Рэдклифф, там даже есть и такие, о которых я никогда не слышала. Я сказала, что принесу ей те две, которые купила в Лондоне, а миссис Мартин оказала мне такую любезность.

– Мне и в голову не могло прийти, чтобы жена викария любила читать книги подобного рода, – произнесла Камелия удивленным тоном.

– Мне тоже, – довольно кисло заметила леди Сабрина.

Лили и остальные сестры удивленно посмотрели на нее.

– Я просто сожалею о том, – пояснила она свое раздражение, – что сидела и слушала ее рассказы об Аристотеле, Чосере и Гомере, а она, оказывается, читает женские романы. Вот, поди, и разберись тут.

Откинув голову на роскошную кожаную обивку спинки, она прикрыла глаза.

– С вами все в порядке, миледи? Ой, я хотела сказать – Сабрина, – спросила Мэри.

– Да, моя дорогая. – Она открыла глаза и улыбнулась. – Кажется, мне стоит извиниться, нужно было привезти вас сюда, чтобы познакомить и с миссис Мартин, и с самим викарием в какой-нибудь другой день. А сразу от двух собеседниц у меня даже голова заболела. Надеюсь, что в этом случае миссис Бэгнолд не была бы столь назойлива.

– Ну, по сравнению с нашими тетями она – просто ангел, – откровенно сказала Камелия.

– И похоже, она любит своего мужа, – добавила Роуз.

– Да, миссис Мартин показалась мне душевной женщиной, – сказала Лили, – просто она слишком застенчива, вот и предпочитает больше помалкивать. Но как только мы остались в библиотеке с глазу на глаз, она сразу переменилась и стала очень приятной.

– Это очень хорошо, что вы способны видеть светлые стороны в людях, – весело проговорила Сабрина, но Мэри сумела расслышать в ее голосе некоторую напряженность и поняла, что ее, должно быть, все еще мучает головная боль.

Непроизвольно ее рука опустилась на руку Сабрины.

– Ты правильно поступила, познакомив нас с этими женщинами. С тобой это оказалось сделать значительно проще, нежели мы бы отправились к ним с визитом самостоятельно.

– Что ж, я весьма рада, – слабо улыбнулась Сабрина в ответ.

Понимая, что их новая знакомая слишком устала, Мэри с сестрами вышли из кареты и вошли в дом. За ужином она потчевала сэра Ройса подробным рассказом об их визите, откровенно заявив, что никогда бы не подумала, что жена священника может оказаться такой приятной дамой.

Губы сэра Ройса слегка изогнулись, но он ответил, сохраняя серьезность:

– Действительно, мне никогда у них не было страшно.

– Леди Сабрина очень хорошо поступила, решив нас познакомить, – добавила Роуз.

– В самом деле? – сардонически улыбнулся Ройс.

– Вне всякого сомнения, – с некоторым вызовом вскинула подбородок Мэри. Ей показалось, что сэру Ройсу очень хочется помешать их завязавшейся дружбе. Но поскольку это было лишено всякого смысла, она оставила эту мысль, списав ее на плохое настроение в последние несколько дней. – И это знакомство может оказаться для нас полезным, – разумно продолжила Мэри. – Они отнеслись к нам весьма благожелательно, а как вам хорошо известно, мы не всегда производили лучшее впечатление на людей, с которыми встречались в Англии.

– Кажется, вы готовы завести дружбу с леди Сабриной? – язвительно заметил Ройс.

– Я не совсем понимаю, с какой стати это должно быть вашим делом? – огрызнулась Мэри.

– Конечно же – нет. – Он резко поставил стакан на стол. – Я лишь забочусь о вашей безопасности, да и вам самим следовало бы о ней не забывать.

На лицах сестер, сидящих вокруг стола, отразилось изумление.

– Прошу прощения, но я не вижу связи между леди Сабриной и нашей безопасностью. Думаю, что и вы тоже.

Усмехнувшись, Ройс проворчал:

– Да, вы не видите. – Он оглядел сидящих за столом, вздохнул и встал, отбрасывая салфетку. – Черт побери, я должен попросить у вас прощения, но сегодня вечером мне не удастся развлечь компанию.

Ройс направился к двери, но затем обернулся.

– Прошу вас в следующий раз, когда вы решите совершить прогулку за пределами Уиллмера, сообщать об этом мне.

Ройс вышел, а сестры молча смотрели ему вслед.

– Итак, – приподняла бровь Камелия, – хотелось бы все-таки знать, что его так беспокоит.

– Вам не следует обсуждать поведение сэра Ройса, – наставительно начала мисс Далримпл, и Камелия, взглянув на Мэри, страдальчески закатила глаза. – Но мне представляется, молодого джентльмена безвылазное пребывание в деревне, вдали от современной кипучей жизни начинает раздражать.

– Ну и ехал бы себе, если ему здесь так скучно, – фыркнула Мэри.

Казалось, гувернантка сейчас задохнется от негодования.

– Он не может этого сделать. Настоящий джентльмен никогда не покинет четырех беззащитных девушек, его долг – дождаться приезда мистера Фицхью или графа.

– Мы не дети, и нам не нужен надсмотрщик, – оглянулась на сестер Мэри. – До этого времени мы сами хорошо справлялись.

– Боюсь, что именно замечания подобного рода помешают вам найти подходящую партию, – вздохнула мисс Далримпл.

– Может, мы и не нуждаемся в «подходящих», как вы выразились, партиях? – нахмурилась Камелия.

– Вряд ли меня это удивляет. Но для девушек, в жилах которых течет графская кровь, – это обязанность.

Явно удовлетворенная тем, что подавила восстание в самом зародыше, мисс Далримпл переключила внимание на блюдо с выпечкой.

Увидев, что в глазах сестры вспыхнул огонь, Мэри пнула ее ногой под столом.

– Ой! – обиженно воскликнула Камелия, но утихла.

Дальнейшая трапеза проходила в полном молчании.

На следующее утро мисс Далримпл прислала им записку, в которой сообщала, что чувствует себя слишком плохо, чтобы вести уроки, и дает сестрам выходной.

– Надеюсь, что ей не слишком плохо… – Роуз виновато взглянула на Мэри. – Но, с другой стороны, не могу сказать, что буду расстроена, если не увижу ее целый день.

Камелия оказалась менее сочувствующей:

– Черта с два она бы заболела. Это все рыба, ветчина и ростбиф за вчерашним ужином, не говоря уже о трех пирожных и двух порциях желе.

– Вопрос заключается в другом. Чем мы займемся в свободный день? – спросила Лили.

Проведя утро на чердаке, они наскоро перекусили холодной говядиной с сыром и, снова поднявшись наверх, обнаружили два сундука, набитых вещами Флоры. Само собой, они перенесли их в гостиную, но после обеда Камелия заявила, что теперь им просто необходимо отправиться в путешествие.

– Я могла бы показать вам лабиринт, – предложила Мэри. Правда, Ройс предупреждал, чтобы она не брала туда сестер, но сейчас Мэри не была склонна следовать его указаниям. – Только я боюсь, что мы сами в нем заблудимся.

– Лабиринт? – презрительно скривилась Камелия. – Это где-то за нижним садом? – Прислонившись к оконной раме, она посмотрела вдаль. – Знаю! Давайте пойдем к маленькому озеру.

– К каровому?

– Да, за пределами сада. Это могло бы стать приятной прогулкой. И там есть какой-то маленький домик.

– А, беседка, – кивнула Мэри, – я ее тоже видела. – Она подошла к окну, чтобы взглянуть на небольшое иссиня-черное озерцо и маленькое подобие круглого домика.

– Можно бы было устроить пикник, – предложила Лили, – взяли бы с собой еды, маленький чайник, положили бы в корзину печенья и попили чая прямо на берегу.

– А что скажет на этот счет сэр Ройс? – встряла Роуз. – Он ведь просил предупредить, если мы захотим уйти.

– Только не нужно говорить, что мы не имеем права принять решение самостоятельно. – В реплике Камелии явно сквозило отвращение.

– Нет, конечно, мы имеем право, но…

– Вот и хорошо! – воскликнула Мэри. – Если мы скажем Ройсу, он будет настаивать, чтобы нас сопровождала армия конюхов и слуг, а это испортит все дело.

– Это точно, – согласилась Роуз, тоскливо поглядывая в окно. – Только вы помните про человека с постоялого двора?

– Что-то сомневаюсь я, что он нас все еще преследует.

– Но в саду-то ведь кто-то был в свое время?

– Да ведь Мэри даже не видела никого! – запротестовала Камелия. – Нашли какой-то след! И что это доказывает? Она ведь только сказала, что ей почудился запах Космо, а уж вчетвером мы его в бараний рог согнем!

– Конечно, мы с ним справимся, вне всякого сомнения, – согласилась Мэри. – А тот тип из гостиницы убежал, когда я заорала что есть мочи.

– Можем взять отцовские пистолеты, – вмешалась Лили, – Камелия может захватить свой нож. Может быть, еще и винтовку с собой прихватим?

Немного посовещавшись, сестры пришли к выводу, что винтовка будет совершенно лишней, так как они возьмут с собой иное оружие, которое тяжело само по себе. Выкопанные из земли два заветных пистолета отправились в потайные карманы Камелии и Лили, в старое крепкое одеяло – такие же старые ботинки и капоры. Подняв свой груз, сестры направились вниз по лестнице. Выпросить у поварихи небольшую корзинку с пирожными и кувшин с водой оказалось несложным делом, а вот убедить ее, что лакей для переноски корзины и груза им вовсе не нужен, было значительно сложнее.

Тем не менее Мэри ощутила некоторую растерянность, когда, выйдя через боковую дверь с кувшином, одеялом и корзинкой, она осознала, что сама вовлекла сестер в эту авантюру, заведомо зная, как разгневается сэр Ройс. С другой стороны, находиться в Уиллмере с раннего утра до позднего вечера, выполняя при этом множество совершенно бессмысленных действий, тоже становилось невозможным. Хотелось ненадолго вырваться из этой золотой клетки и заняться чем-нибудь новым.

Когда же Ройс начнет читать им нотацию – а он непременно начнет, – она возьмет на себя полную ответственность за эту запрещенную экспедицию, и весь гнев Ройса падет только на ее голову, а не на сестер.

Они пошли к западу от дома, минуя сады и цепляющиеся за плечи ветки подстриженных кустарников, которые по мере продвижения становились все гуще и гуще. Наконец заросли закончились, сестры, повернув теперь к югу, пересекли пологий склон и оказались у цели.

Иссиня-черный тарн [13]представлял собой потрясающее мрачно-красивое зрелище.

Первым делом сестры обследовали беседку, к которой был перекинут узенький мостик. Она напоминала небольшую круглую комнатку, по периметру которой шла скамейка. Вся внутренняя меблировка – если, конечно, таковая там когда-то была – отсутствовала, а арки, закрытые и даже забитые ставнями, не позволяли любоваться озером изнутри самой постройки: открытым оставался только входной проем.

Посовещавшись, компания решила расстелить одеяло в непосредственной близости от озера. Болтая и смеясь, сестры быстро расправились с едой и, сложив вещи в опустевшую корзиночку, стряхнули с себя крошки и легли на спины. Продолжая вести разговоры ни о чем, они рассматривали пенящиеся облака, лениво проплывающие над головами, и слушали мягкий плеск воды, ласкающий слух.

Это умиротворение навевало сон, и Мэри почувствовала себя кораблем, покачивающимся в дрейфе, как вдруг непонятный треск и сдавленный вопль Лили заставили ее глаза распахнуться. Она еще только сидела, не успев вскочить, а мужчина, вырвавшийся из самого ближнего кустарника, уже несся прямо на них.


Глава 17 | Невеста джентльмена | Глава 19