home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4 Триумф ее светлости

Альмина прибыла в Хайклир как пришелица со стороны, но охваченная сильнейшим возбуждением и уверенностью в себе. А разве могло быть иначе, если, судя по последним событиям, ей в конце концов удалось объединить общественный престиж, обретенный в замужестве, со сказочным богатством своего отца? Теперь впервые в жизни она испытывала уверенность и в своем положении, и в своей роли. Новобрачная обладала титулом, говорившем ей, кем она является: теперь Альмина Вумвелл стала пятой графиней Карнарвон.

Но в девятнадцать лет и эта роль, и этот титул были ей не по плечу. Она носила титул графини, но оставалась также и девушкой, то уверенной в себе, то вновь сомневающейся. Переезд в Хайклир если и не побуждал к смирению (Альмина никогда в жизни не испытывала тяги к смирению), то определенно ошеломлял. Следы желания Альмины утвердиться в этом месте буквально видны по всему замку. Она приказала выгравировать и вытиснить свои новые инициалы и корону Карнарвонов на бесчисленных предметах домашнего обихода, от книг для посетителей до писчебумажных принадлежностей, дорожных сундуков, белья, обеденных меню и визитных карточек.

Прибыли ее дорожные сундуки, набитые одеждой, и новобрачная занялась размещением вещей в шкафах и комодах Хайклира. Она привезла с собой доверенную служанку, мисс Мэри Адамс, свою камеристку, которая помогла ей распаковать багаж и устроиться на новом месте. Ей, единственной из всей челяди, было дозволено спать на том же этаже, что и хозяйка. Мэри была союзницей и подругой, еще одной пришелицей в Хайклире, ставшей ушами и глазами ее светлости в людской, связующим звеном между челядью и новой хозяйкой. В первые недели после свадьбы, объезжая поместье, встречаясь с местным дворянством и арендаторами, пытаясь утвердиться на новом месте, Альмина привыкла полностью полагаться на Мэри.

Альмина всегда была особым ребенком, которому потакали; на нее изливался поток материнской любви и деньги отца. Замужество пробудило в ней чувство собственной значимости. Но, став графиней Карнарвон, девушке пришлось приноравливаться к миру, в котором она отнюдь не являлась центром вселенной. Мебель и великолепные картины принадлежали не ей и даже не ее мужу, но самому замку, Хайклиру, как полноправному хозяину. Жизнь этого семейного гнезда, где в течение многих лет одно убранство накладывалось на другое, отражавшее вкусы его обитателей, должна была поддерживаться из поколения в поколение. Когда сюда прибыла Альмина, гостиная нуждалась в обновлении. Среди прочих свадебных подарков Альфред де Ротшильд преподнес ей несколько штук зеленого шелка, и новобрачная использовала их для драпировки стен. Руководствуясь вкусом отца, она переоборудовала помещение в стиле ancien regime [17] , с позолоченными потолками и дверьми. Зеленый шелковый дамаск [18] был подсмотрен в гостиной Марии Антуанетты в Версале. На мебели восемнадцатого века, так любимой Альминой, выставили мейсенский фарфор.

Через шесть недель после свадьбы лорд Карнарвон оставил Хайклир и отправился в Шотландию, чтобы пострелять дичь, как это вошло у него обычай, когда 12 августа открывался сезон охоты на куропаток. С учетом поправившихся денежных обстоятельств он решил посвятить этому занятию целый месяц, охотясь за куропатками в болотистом месте близ Балморала. Альмина могла поехать с ним, могла не ехать, но не было ни малейшей вероятности, что ради нее он изменит своим привычкам.

Новобрачная же была чрезвычайно настроена ехать с Карнарвоном в Шотландию ради его охотничьих забав. В обычаи дам не входило сопровождать джентльменов, к тому же Альмина не особенно увлекалась верховой ездой, но она наслаждалась пребыванием с мужем и начала ближе знакомиться с его друзьями. Лорд Карнарвон, отличный стрелок, привез с собой множество близких друзей: их королевских высочеств принца Виктора и принца Фредди Далипа Сингха и, среди всех прочих, Джеймса Резерфорда, своего управляющего Хайклиром. Общество было явно мужским, и Альмина, вероятно, чувствовала себя скорее украшением, нежели участницей, но вокруг расстилался великолепный пейзаж, место было чрезвычайно популярным и модным, учитывая близость к Балморалу, который обожала королева Виктория.

Тем временем Альфред де Ротшильд вел искусную закулисную работу в Лондоне. Он надеялся устроить посещение замка Хайклир принцем Уэльским. Это засвидетельствовало бы воцарение Альмины и наложило печать королевского одобрения. Хайклир славился как одно из наиболее увлекательных мест для охоты в Англии, принц же мог не сомневаться, что угощение будет изысканным и обильным, а вина – наилучшими, которые только смог раздобыть Альфред де Ротшильд. Личный секретарь наследника королевы подтвердил даты визита.

Королевская персона приняла приглашение на середину декабря, и Альмина с головой погрузилась в приготовления. Карнарвон продолжал переезжать из одного поместья в другое с теми же друзьями. Он поехал в Бретби, в свой особняк в Ноттингемшире и в Шелфорд для охоты на болотах. Фактически к первому декабря лорд Карнарвон занимался стрельбой уже более шестидесяти дней.

Возвратившись в Хайклир, Альмина потратила огромные суммы на перемену обстановки, наем дополнительного персонала и закупку провизии. Непохоже, что она встречалась с принцем ранее: хотя королевская особа был другом Альфреда, он не навещал Хэлтон-Хаус одновременно с ней. Советы Альфреда по деликатным вопросам, гарантировавшие успешный прием, пришлись как нельзя более кстати. Эти два человека общались друг с другом в течение многих лет либо в Мальборо-Хаус, лондонском доме принца, либо в Хэлтон-Хаус или Симор-плейс, лондонском особняке Альфреда, где принц наслаждался интимными ужинами, устраивать которые доставляло такое наслаждение Альфреду. Принц Уэльский был гурманом и, как будущий король и император, чрезвычайно величавым. Альмина хотела продумать самые незначительные удобства, чтобы все было обильным и идеально восхитительным, именно таким, каким и должно быть, и соответствовало привычкам вельможного гостя. Она израсходовала кучу денег на эту затею, потратив по сегодняшним меркам триста шестьдесят тысяч фунтов на трехдневный визит.

Первой задачей было переоборудовать спальню для принца Уэльского. Заказали большую кровать (сократить количество потребляемой пищи было выше сил наследника короны, и его талия достигала в окружности около четырех футов), и новая французская мебель, вазы и часы заполонили помещение, обитое красным шелковым дамастом [19] . Таким же образом отделали соседнюю комнату для переодевания.

Альмина заплатила восемьсот пятьдесят шесть фунтов тринадцать шиллингов компании «У. Тернер Ллойд и К», специализированному подрядчику по отделке, расположенному на Маунт-стрит, Мейфэр. Ковры поставила фирма «Тербевилль Смит и К» за триста двенадцать фунтов тринадцать шиллингов два пенса. Фарфор, лампы и занавеси приобретались и брались напрокат. На бильярдных столах перетянули сукно; закупили сотни наилучших восковых свечей.

Были взяты напрокат дополнительные экипажи и лошади, а также заказаны железнодорожные вагоны для доставки всего и всех в Хайклир. Перечень различных подарков дает представление о размахе подготовки. В ноябре были сделаны подношения четырем инспекторам на вокзале Пэддингтон, и все начальники станций от Рединга до Уитчерча, Ньюбери, Хайклира и Бургклира поживились от твердого намерения Альмины не упустить ни одну мелочь, чтобы все прошло без сучка и задоринки. Подарки получили также почтмейстеры, полицейские надзиратели и все фермеры – арендаторы поместья.

Что касается еды, которой предстояло стать центром событий, то хозяйку не остановили никакие расходы ни на провизию, ни на кухонный персонал. Приемы пищи строго планировались заранее, и Альмина отрядила Стритфилда в Лондон для найма шеф-поваров и официантов из ресторана «Савой», заказа цветов от «Вейча» в Челси и закупки невероятного количества припасов, вина и шампанского. Стритфилд израсходовал двести пятнадцать фунтов четыре шиллинга четыре пенса (примерно двадцать две тысячи фунтов по нынешним ценам) на мясо, цыплят, яйца, фрукты и шоколад от «Шарбонеля».

Стоический Стритфилд был доверенным лицом в постоянном услужении у семьи и привык выполнять указания не моргнув глазом. В душе он тем не менее смотрел на все это мотовство неодобрительно. Стритфилд служил кастеляном Хайклира восемь лет и в свое время был свидетелем довольно многих увеселений для сильных мира сего, но вкусы четвертого эрла в устройстве развлечений явно не поднимались до размаха Альмины. И, конечно, счет на покупки для этого уик-энда более чем в четыре раза превышал его годовое жалованье, что явно не ускользнуло от его глаз.

Когда наконец наступил день визита, Альмина собственноручно написала карточки с меню на этот вечер, как всегда, по-французски. Некоторое время заняла подготовка размещения гостей за ужином, ее туалеты были заранее заказаны у Эдамса. Для каждого дня требовались пять или шесть перемен. Необходимым минимумом для того времени был утренний туалет, еще один для прогулки после полудня, пятичасового чая, а затем вечерние платья.

Альмина стояла рядом с мужем подле окованной железом двери из дерева грецкого ореха замка Хайклир, дабы приветствовать принца Уэльского, когда тот сойдет с экипажа. Опускаясь в глубоком реверансе, Альмина лелеяла надежду, что сделала все возможное, чтобы обеспечить развлечение и достойный прием королевской персоны. Громада замка нависала над ними в тусклом свете зимнего дня, освещенная ста пятьюдесятью масляными лампами, а свечи обеспечивали мягкую подсветку галерей и новой гостиной.

Эрл и графиня Карнарвон приложили немало усилий, продумывая выбор гостей. По обычаю приглашались также близкие друзья принца Уэльского и некоторые знакомые из его постоянного окружения в Мальборо-Хаус, чье общество явно доставляло ему удовольствие. В итоге собралось большое общество, включавшее членов семьи, лорда и леди Бургклир и друзей: среди них эрл и графиня Уэстморленд, лорд Эшбертон, лорд и леди Челси, Невилли и Коулбруки. Пригласили также русского посла, друга принца Уэльского. Конечно, эта толпа присутствовала там частично для собственного удовольствия, но ее также позвали для развлечения принца, подобрав гостей с учетом его интересов.

Ужин в тот вечер превратился в эпикурейский пир, и принц воздал ему должное. Альмина уже получила многочисленные комплименты своему изысканному вкусу, красоте гостиной, которую обставила сама, и удобной спальне, предоставленной в его распоряжение. Принцу нравилось все, и ужин не должен был разочаровать его. Он начался супом, консоме, затем подали рыбное блюдо: тюрбо на гриле а-ля Дюглер (Адольф Дюглер был одним из самых знаменитых парижских шеф-поваров девятнадцатого века и в течение многих лет готовил для семьи Ротшильдов). Затем последовали блюда, сервируемые перед основным: паштеты и цыпленок. Далее подали различные виды жаркого, большое количество дичи, начиненной паштетом из гусиной печенки, сопровождаемые овощными гарнирами. Все завершилось апельсиновым суфле и разнообразными сортами мороженого.

После развлечений (как следует из учета расходов, в музыкальной комнате для гостей играл оркестр) подали небольшой легкий ужин из холодной говядины и мяса фазана. Совершенно неудивительно, что принц полностью насытился и отошел ко сну в отличном расположении духа. Альмина, надо полагать, вздохнула с облегчением.

Охота состоялась на следующий день, и уж это было заботой Карнарвона. Поместье Хайклир насчитывало два охотничьих угодья: Биггз и Уоррен. Более высокая меловая пустошь была, собственно говоря, кроличьим заповедником и не возделывалась, чтобы обеспечить отличное место для охоты. Сановных охотников набралось восемь: его королевское высочество принц Уэльский, лорд Уэстморленд, лорд Бургклир, лорд Челси, достопочтенный Сеймур Фортескью, сэр Эдвард Коулбрук, М. Булатселл и лорд Карнарвон. Совместно они настреляли огромное количество птиц и кроликов – это была скорее эпоха количества, нежели качества.

Книга замка по учету дичи повествует об использовании всей добычи, настрелянной в Хайклире, – ничто не пропало даром. Она велась на основании цифр, предоставляемых эконому главным егерем, которым во время посещения принца Уэльского являлся человек по имени Кросс, его вскоре заменил долго находившийся в услужении Генри Мейбер. Просматривая ее страницы, можно проследить светскую жизнь замка из года в год, и в основном там фигурируют относительно скромные перечни дичи, подаваемой гостям на вечерах в доме во время уик-энда. Но на страницах, учитывающих охоту принца, колонки заполнены, списку не видно конца. Как и все остальное, связанное с этим трехдневным посещением, экстравагантность изумляет.

Обычно стрелкам полагалось по шесть фазанов, но принцу отдали двенадцать. Длинный перечень получателей свидетельствует о широких светских связях принца: дичь отправили в подарок российскому послу и Нелли Мельбе [20] , а также мистеру Хорэсу Вулсу, издателю журнала «Истина», хорошо известному исследовательскому изданию. (Возникает искушение представить это тонкой взяткой прародителю папарацци – принц часто становился объектом сплетен в средствах массовой информации, что совершенно неудивительно, поскольку он весь свой век был страстным прожигателем жизни.) Пару птиц отослали Мари Вумвелл, матери Альмины, некоторые пожертвовали в больницу Ньюбери, даже официанты, оркестр и наемные лакеи получили фазанов. Осветителям, однако, выдали кроликов.

Визит был отмечен огромным успехом. Он не мог пройти более безупречно, и Карнарвон, надо полагать, был восхищен, что его жена так хорошо справилась со всей этой затеей. Она ослепила гостей и надзирала за целой серией изысканных ужинов и развлечений. Воспитание Альмины «для гостиной», несомненно, обеспечило рождение отличного организатора и талантливой хозяйки – она блеснула в роли графини Карнарвон.

Миниатюрная девятнадцатилетняя женщина уже больше не была наивной барышней, как заметил шесть месяцев назад лорд Бургклир, отчаянно стремившейся обрести приличную семью и испытывавшей головокружение от восторга по поводу своего будущего. Она стала женой, великосветской дамой. Она одержала триумфальную победу.


3 Альмина-дебютантка | Леди Альмина и аббатство Даунтон | 5 Жизнь в людской