home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 2. Друзья и подруги

Ольга все время с кем-то дружила, ссорилась, мирилась, меняла парней, переписывалась, перезванивалась и вообще была в гуще событий.

Время от времени она вытаскивала на люди робкую Полину. Та слабо сопротивлялась. Но подруга умела уговаривать. Она приводила неопровержимые доказательства того, как Полине необходимо общение, что жить надо сегодня и сейчас, что новые люди и новые события дают толчок для творческой фантазии. Одним словом, у Ольги получалось убедительно.

Полина соглашалась. Отрывалась от своих красок, надевала что-нибудь эдакое, даже ресницы красила, приблизив лицо так близко к зеркалу, что касалась его носом. Красилась она очень тщательно. Нарисовать лицо так же сложно, как и написать картину. С той разницей, что картина пишется столько, сколько надо, а косметика наносится здесь и сейчас.

Ольга тоже серьезно относилась к процессу нанесения макияжа. Тут они были похожи. Но, пожалуй, только в этом. Ольга умела быть душой любой компании, если у нее было настроение. А Полина всегда держалась в тени, хотя ее очень любили те, кто был с ней близко знаком.

У Ольги день рождения – 31 декабря. Надо же, родилась на Новый год! Полина изучила и Ольгин гороскоп. Козероги – люди серьезные и обстоятельные. То есть обладают теми качествами, которых не хватает Рыбам. Конечно, Ольга порой держится отчужденно, бывает холодной и неприступной. Если честно, Полина даже побаивается ее немного. Но она очень любит подругу. Почему? Да потому что любит, и все. Необъяснимо. Конечно, можно сказать: Ольга удивительно красива, она умная, ироничная, с ней хорошо молчать. Она честная. Если ее что-то не устраивает, говорит прямо. И никогда-никогда не подличает! Еще она пишет песни и потрясающе поет!

Правда, Ольга не любит, когда с ней спорят. Но Полина и не спорит, просто делает то, что говорит подруга. Они прекрасно ладят.

Прошлым летом Ольга настояла на совместной поездке в лагерь. Полина последний раз была в лагере после пятого класса, и ей там ужасно не понравилось. Но ради подруги она скрепя сердце пошла на жертву.

Но на этот раз все было совсем по-другому. Они оказались в старшем отряде, где помимо воспитательницы были еще два вожатых – очень симпатичных. Все девчонки тут же в них влюбились. Вожатые водили их в поход с ночевкой в палатках и вообще устраивали всякие интересные мероприятия. Полина по привычке все время что-то делала: рисовала, шила, даже сочиняла. Ольга пела на концертах. Вдвоем подруги подготовили свою команду КВН, причем их отряд выиграл. Вместе с вожатыми девчонкам удалось подготовить «хор балалаечников» – весь отряд лихо сбацал «Светит месяц, светит ясный…» на балалайках, чем покорил строгое и беспристрастное жюри. В общем, Полина все время была на виду, ее все знали, все с ней советовались, к ней приходили, с ней знакомились. На дискотеках ее постоянно приглашали танцевать. У нее появились поклонники. А один из них, Лешка, даже в любви ей признался. Очень романтично. Он сказал:

– Я напишу что-то у тебя на спине, а ты угадай…

Полина уже и так знала, что он напишет, но притворилась, будто не понимает. Лешка водил пальцем по ее спине, а она поводила плечами и изображала полное неведение:

– Я-а-а, – тянула Полина. – Дальше не пойму. Буква «тэ»? А сейчас, кажется, «е»… Те-е-е… Ой, щекотно! А это что за буква?

Помучив мальчишку, Полина все-таки «догадалась».

– А ты? – спросил Лешка.

– Что? – переспросила Полина.

– Как ты ко мне относишься? Плюс или минус?

Это было очень смешно. И Полина ответила:

– Ноль!

На самом деле Лешка ей нравился. Они встречались до конца смены и даже целовались. Домой Полина вернулась окрыленная успехом.

Но в школе произошли большие перемены, классы объединили, и Полина с трудом привыкала к новым людям, новому классному руководителю, учителям. Да еще этот Мишка!

В декабре, кажется шестнадцатого, Ольга с трудом уговорила Полину пойти на день рождения к Мишке. Полина отнекивалась, но Ольга, зная ее, не отставала. К тому же Полине, если честно, ужасно хотелось пойти. Она и сама толком не знала, зачем. Что она надеялась там увидеть?

– Да брось ты, будут все свои, – пообещала Ольга, – ну, может, парочка незнакомых парней, так тебе это даже на пользу.

– Но Мишка меня не звал! – Фраза прозвучала как последний аргумент перед капитуляцией.

– Как не звал? – удивилась Ольга. – Он мне лично сказал: мол, приходите.

– Прямо так и сказал? – засомневалась Полина.

– Послушай, я не понимаю, что тебя беспокоит? – не унималась Ольга. – Мишка прекрасно знает о том, что мы подруги. Так?

Полина кивнула.

– Значит, он, естественно, приглашая меня, приглашал и тебя.

Как-то не слишком убедительно… Полина предпочла бы получить в руки красивую открытку с приглашением на свое имя. Но что делать, они же отправляются не на светский раут, а всего-навсего на день рождения к невоспитанному Мишке. Надо быть снисходительной. К тому же Полину снедало любопытство. И… любовь. Совсем немножко…

Да-да! Полина была влюблена в этого грубияна. Хотя он совсем ей не подходил. И в гороскопе то же самое написано: Стрельцы не самый подходящий знак для Рыб. Но ведь сердцу не прикажешь!

В любом случае к выбору подарка Полина отнеслась со всей серьезностью.

– Как ты думаешь, что бы Мишка хотел получить в подарок? – спросила она у подруги.

– Тут и думать нечего: футболку с твоим рисунком, – ответила та.

Полина задумалась. В голове возникли пока еще неясные картинки и образы. Ей виделся Стрелец, натягивающий лук, а еще дикие лошади с развевающимися гривами… Но Ольга быстренько вернула ее с небес на землю.

– Че Гевару! – заявила она.

– Что? – опешила Полина.

– Нарисуй Че Гевару, и дело с концом, – объяснила подруга. – Мишка мне все уши прожужжал: попроси у Полинки, да попроси у Полинки…

– А-а-а, – разочарованно протянула Полина. – Ладно.

Штампованный портрет кубинского революционера лично ее не впечатлял. Но раз Мишка хочет непременно команданте Че на футболку, что ж, она сделает.

– И ты, пожалуйста, не особенно усердствуй, – попросила Ольга, – изобрази стандартный портрет в беретке, чтоб сразу было понятно.

Полина сникла, вздохнула и согласилась.

Вдвоем они выбрали черную футболку. Дома Полина быстренько вырезала трафарет, нанесла краску, тяп-ляп и – готово.

– Отлично! – одобрила Ольга.

Мишка жил в частном доме, в старом центре, где еще сохранились такие дома. Очень красивое место, на спуске у реки. Повыше, на холме, полуразрушенный храм, сейчас стоявший в строительных лесах.

Полина иногда ходила в этот храм смотреть сохранившиеся фрески. Особенно ей запомнился лик Христа, вернее – глаза, само-то изображение почти не сохранилось. То ли из-за освещения, то ли неизвестный художник был уж очень талантлив, но взгляд этих глаз буквально заставлял остановиться и замереть. Полинина преподавательница объяснила, отчего получается такой эффект. Полина слушала ее, пыталась понять, соглашалась, но впечатление от взгляда не проходило, не становилось будничным.

При храме сохранилась колокольня. С винтовой, очень крутой лестницей. Полина, рискуя сломать себе шею, поднималась наверх и глядела на родной город. Старенькая колокольня в ее мечтах превращалась в Эйфелеву башню. Со всех сторон обдуваемая ветром, Полина закрывала глаза и, раскинув руки, стояла, замирая от страха и восторга. Она и Ольгу приводила смотреть взгляд Спаса. Фреска так и называлась – Спас Нерукотворный. И на колокольню они поднимались. Но, так как дело было днем, их заметил сторож и сердито прогнал «отчаянных девок».


Погода в декабре выдалась сырая, было хоть и тепло, но ветрено, и все время шел дождь. Полина с Ольгой шли привычной дорогой. Только у самого храма они свернули и спустились по узкой улочке вниз. Ольга по-хозяйски толкнула калитку. Полина вошла во двор следом за подругой.

Встретили их весело. Мишка, как обычно, разорался, будто его режут. В коридор вывалились одноклассники, подняли шум, стало тесно – не протолкнуться. Мишка тут же громогласно объявил, что дома никого нет. «Вот дурачок, а мы все?» – подумала Полина. Очевидно, Мишка имел в виду взрослых.

Ольга довольно быстро освоилась, а Полинка все никак не могла прийти в себя. Оказалось, помимо одноклассников, в компании были и совершенно незнакомые парни и девчонки.

Полина вручила Мишке красивый сверток: блестящая бумага, ленточка с розочкой, все как положено. Мишка бесцеремонно разодрал бумагу, извлек футболку и с криком:

– О! Че Гевара! – сбросил рубашку и натянул футболку.

Полина смутилась.

А Мишка, как заведенный, стал приставать ко всем, показывая команданте так и эдак:

– Видали? Это Полинище нарисовала!

Народ хвалил. Все смеялись то ли над Мишкой, то ли над Че Геварой…

Полинка была очень довольна и в то же время страшно смущалась. Неугомонный Мишка мог бы быть повежливее.

Ответив на вопросы, как она это делает, и пообещав всем нарисовать что-нибудь, Полина забилась в угол в надежде, что там она будет не слишком бросаться в глаза. Оттуда наблюдала за прыжками и ужимками Мишки, а тот ни минуты не мог усидеть на месте. Мишка танцевал со всеми девчонками, бегал на кухню, выскакивал на улицу. Он был одновременно повсюду! Полина пыталась понять, которая из девчонок ему нравится, но не смогла. В случае с Мишкой это совершенно невозможно. Зато Полинка заметила, как один из незнакомых парней, кажется Влад, очень уж увивается вокруг Ольги.

«Странный парень», – отметила Полина, разглядывая Влада.

Еще бы! В рубахе навыпуск, цвета некрашеного полотна, на груди – солнце, а по подолу и рукавам петроглифы[5]. На шее – кожаный шнурок с керамическим диском, на запястье фенечка. Полина такие и сама умела плести. Светлые волосы с длинной челкой, падающей на глаза, он то и дело отбрасывал ее назад. Острый взгляд серых глаз. И еще он улыбался с этакой легкой иронией, будто знал нечто такое, чего не знали все остальные, и Полина в том числе.

Так вот, Влад все время присаживался рядом с Ольгой, танцевал с ней, говорил о чем-то. Полинка не удивилась такому вниманию незнакомца. Ольга действительно очень красивая девушка. Высокая, даже немного выше Влада, длинные золотые волосы кольцами, фарфоровая кожа и зеленые кошачьи глаза. К тому же Ольга одевается очень броско, даже вызывающе. Сейчас, например, ее платье облегало тело, как узкая перчатка руку. Полина ни за то бы не рискнула надеть такое.

Родители у Ольги – музыканты. И сама она неплохо играет на гитаре, даже пробует писать песни. Мишка, естественно, знал об этом. Он приберег Ольгу, что называется, на десерт. В какой-то момент они пошептались, Мишка исчез, но вскоре появился с гитарой. Ольга поморщила носик:

– Ой, какие дрова: невозможно же играть! И кто ее настраивал?

Она уселась на стул, предусмотрительно установленный Мишкой посреди комнаты, склонила голову, пробежала длинными пальцами по струнам, подкрутила колки, прислушалась к звуку. Кивнула сама себе и запела:

Стук по крыше,

Слышишь,

как движется свет?

Выше, все выше

ведет этот след.

Там над миром сонным

Бездонные ветры поют.

Ночью темной

С собой позовут.

Вестовой мой мчится

Птицей,

Йо, хей! Йо, хей!

Пусть приснится

Тебе храп коней,

Эй, поскорей,

Эй, хей, хей![6]

У Ольги был великолепный голос, сильный и довольно низкий. Полина любила слушать подругу. Что и говорить: Ольга пела как настоящая певица.

Вот и на дне рождения она произвела впечатление. Свои-то привыкли, а вот новенькие, конечно, рты пооткрывали. Мишка стоял у стены и посматривал на Ольгу с гордостью. А Влад вдруг вскочил, попросил гитару и, резко ударяя по струнам, оглушительно заорал что-то, видимо, тоже собственного сочинения. У Полинки уши заложило. Ольга засмеялась и остановила Влада:

– Хватит, хватит, оглушил!

Его, казалось, ничуть не смутил Ольгин смех. Правда, гитару он отложил. Но долго еще распространялся о том, какой у Ольги талант. И какие горы можно свернуть с таким талантом.

Мишка, естественно, тут же раскрыл тайну самого Влада. Мол, он тоже не лыком шит – между прочим, поэт, посещает литературный клуб и учится на подготовительных курсах в институте искусств.

«Вот это да! – подумала Полина. – Настоящий поэт!» Ей захотелось немедленно подойти к Владу, расспросить. Но еще подумает, что она навязывается. Нет, может быть, в другой раз. А еще лучше будет – расспросить потом Ольгу. Ведь Влад наверняка что-нибудь рассказал ей о себе.

Влада попросили что-нибудь прочитать. А тот заявил, что своих стихов не читает. Он их поет.

– Но рядом с Ольгой я бессилен, – пошутил Влад, отбрасывая назад челку.

Мишка был страшно доволен. День рождения явно удался.

Просидев весь вечер в уголке, Полина встрепенулась, только когда Ольга собралась домой. Влад тут же вызвался ее проводить. Мишка заявил:

– Ты что, всех девчонок решил увести? Я тоже иду!

Полина видела: Влад не особенно обрадовался. Но заставил себя улыбнуться, чтобы не показать своего недовольства. Он, видимо, рассчитывал побыть с Ольгой наедине, а теперь ему придется терпеть неугомонного Мишку, да еще и Полину в придачу.

Мишка всю дорогу балагурил. Он не мог вести себя спокойно. Мишка постоянно бежал. Он и друзей своих заставил нестись по темным улицам, так что брызги летели из-под ног и ветер бил в лицо. Ольга была на каблуках, а в такой обуви не очень-то побегаешь. Полинина длинная юбка тоже не способствовала скорости передвижения. Полина могла широко, по-мужски, шагать. Она вообще ходила очень быстро. Но ходить – не бегать.

Однако настроение Мишки быстро передалось остальным. Девчонки забыли о каблуках и длине юбок, с визгом носились за Мишкой, он хватал их за руки и тащил вперед, стараясь обогнать Влада. Даже Влад, до того державший себя несколько манерно, и тот разошелся, скакал и орал вместе со всеми.

Компания распалась на площади. Ребята разошлись в разные стороны.

Полина была счастлива. У нее кружилась голова от прикосновений горячей Мишкиной руки к ее руке. Правда, Мишкина медвежья хватка и сила, с которой он дергал Полину, способна была сломать тонкое Полинино запястье. Временами ей даже казалось, что Мишка вывернет ей руку, то есть в прямом смысле вырвет руку из сустава, завтра она наверняка обнаружит несколько внушительных синяков, оставленных Мишкиными пальцами. Но ее это не волновало. Ведь это Мишкины пальцы, Мишкины руки, это сам Мишка! Он пригласил ее на день рождения (Полина уже убедила себя, что так и было), Мишка разговаривал с ней, смотрел на нее и держал за руку. Он даже пошел провожать ее домой! Стало быть, она ему небезразлична! И Полинка потихоньку заливалась смехом, поглядывала на Мишку и ждала… Но на сегодня, видимо, чудеса закончились.

В конце концов Мишка и Влад благополучно доставили девчонок по домам.

День рождения остался в прошлом. В жизни Полины мало что изменилось. Все осталось по-прежнему: школа, дом, Мишка… Вот разве что Ольга, кажется, приобрела нового парня. Во всяком случае, Полина знала, что Ольга с Владом стали встречаться.

Полина с нетерпением ждала Нового года. Во-первых, Мишка. Почему после того, что было на дне рождения, он ведет себя с ней по-прежнему? Разве он не должен был написать ей записку или пригласить на свидание? Ну, хоть как-то намекнуть, дать ей понять, что она ему нравится, что он тоже ждет Нового года.

Но Мишка вместо того, чтобы нежно держать ее за руку на переменах, говорить о своих чувствах, вздыхать, смотреть влюбленными глазами, – вместо всего этого он бесшабашно носился по школе, обнимался со всеми девчонками, орал и резвился.

«Нет, все же он не мой герой», – с сожалением думала Полина.


Глава 1. В школе и дома | Весна для влюбленных. Большая книга романов для девочек (сборник) | Глава 3. Парень ее мечты







Loading...