на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Маргинал Каменский маньяк Игорь Чернат

Маргинал (лат.) – находящийся на краю.

1. Тот, кто утратил прежние социальные связи и не приспособился к новым условиям жизни.

2. Тот, кто не признает общепринятых норм и правил поведения.

Большой толковый словарь

Рассказ о расследовании серии убийств женщин в поселке Каменка Ленинградской области в 1986 году в изложении одного из участников этой масштабной операции, члена совета ветеранов

Управления уголовного розыска Алексея Викторовича Лабухина, приводится лишь с изменением некоторых фамилий.

В гарнизонном клубе собрали тогда человек тридцать командированных из Ленинграда – оперативников, кинологов, криминалистов, опертехников. Вводную давал начальник областного отдела УУР ГУВД Юрий Иванович Соболев:

– Кто с ориентировкой незнаком – напоминаю. Имеем пропажу трех женщин. 28 апреля 1986 года Урываева Дина, двадцати лет, иногородняя, выехала сюда встретиться с мужем-солдатом. Провожал ее до автовокзала дядя, сам городской. На окраине военного городка ее встретил боец, сказал, что земляк ее мужа и что муж в санчасти. Показал ей дорогу до КПП, где располагались казармы и санчасть, но говорит, что не провожал. Муж утверждает, что до него она не дошла. На КПП ее не видели. Сам муж и его «зёма» из части в тот день не отлучались.

А 14 мая в линейный отдел поступило заявление от мужа Песоцкой Ангелины Степановны, сорока пяти лет от роду, тоже иногородней. Та уехала к сыну на присягу. Звонила мужу с автовокзала, сказала, что первым же автобусом выезжает в городок. Ну, эта, предположим, могла где-то гульнуть. Но третья… У нее уже муж с катушек съехал, дезертировал фактически из части в ее поисках. Она ему лично дозвонилась, что выедет конкретно 20 мая. Электричкой, а потом местным автобусом до части. Она здешняя, городская. Он подробно ей расписал маршрут в письме. Установлены два свидетеля, видевшие ее в электричке и автобусе. Короче, трупов нет, но и живых нет. Надо искать. Все версии невеселые. Военные могли запросто измочалить. Местные могли, тут народ лихой. Ну и родню нельзя исключать. Так что арбайтен… Дело на контроле у первого секретаря обкома…

По обыкновению сыщики начали с обхода жилого массива.

«Милиция!» – представился Владимир Шитов через обшарпанную дверь одной из заданных квартир.

«А шли бы вы на!..» – последовало любезное предложение. Стерпеть такое оперативники не смогли. На их напор дверь все же открыли. На кухне в посуду мало-помалу капала сивушно-ароматная жидкость. Две тетки, находившиеся в квартире, явно уже напробовались. Опрашивать их не имело смысла.

«Опечатав» трехлитровку самогона и составив подобающий акт, оперативники удалились. Банку доставили Соболеву. У того как раз находился курирующий ход расследования заместитель начальника ГУВД генерал-майор милиции М. И. Михайлов.

– Поступил сигнал. Возьмите мою машину и съездите, местные покажут, там от земли тухлятиной несет…

Отрыли картонную коробку действительно с тухлым мясом…

Поступил обнадеживающий сигнал: солдаты в кочегарке держали двух беспризорниц-малолеток и гоняли их по полной программе. Служивых кинули на гауптвахту, возбудили уголовное дело, а пепел из кочегарки отправили на исследование.

Район, многократно проутюженный лесной группой, решили протралить войсковой операцией. Семьдесят квадратных километров, полигон для стрельб, автодром, капониры, землянки, доты… Гарнизон численностью семь тысяч человек. Тринадцать воинских частей. Шеренги солдат со щупами в руках, расстояние между бойцами – полтора-два метра. Каждую ямку, кустик обследовали.

Озеро длиной семнадцать километров протралили у берегов, камыши осмотрели с плавсредств. До полутысячи бойцов за день иногда было втянуто в это масштабное мероприятие. Собаки обегали всю округу и по вечерам в казарме уставали клацать зубами от лосиных вшей.

Сыщики пришли к выводу, что все пропавшие женщины искали солдат, проходивших службу за бетонным забором, где находились штаб, клуб, плац, медчасть и КПП с залом ожидания. Вот от КПП и следовало плясать. Он находился в центре городка недалеко от остановок автобусов, прибывавших из города и других населенных пунктов. Видимо, кто-то встречал женщин у КПП и, пользуясь их доверчивостью, уводил к месту совершения преступления. Нужно было установить всех солдат, дежуривших у КПП в тот период, и допросить их. Но списки нарядов оказались уничтожены.

Постоянно наезжал контролировавший расследование начальник Управления угрозыска Виктор Михайлович Егоршин. Слались телетайпограммы: опросить родственниц, приезжавших ко всем солдатам, на предмет выяснения, были ли к ним случаи сексуального домогательства.

Участковый из Выборгского РУВД был волевым порядком отправлен в лесную группу. В первый же свой выход с группой в район танкового полигона, многократно прошаренного с собаками, он сунул руку в завал из довольно крупных валунов. Руку вынул всю в слизи…

Это был первый труп. Судя по телосложению – мать солдата. Рядом лежали трусы, все в бурых обильных пятнах. Неподалеку, метрах в двухстах, нашли заваленные землей сумки и странички от паспорта Песоцкой. А под трупом обнаружилась солдатская пуговица.

«Это групповуха! – заявил утром Соболев на оперативном совещании. – Одиночка такие валуны не поднимет».

И тут поступил анонимный сигнал, что рядовые Карозия и Манукян пытались угнать из автопарка грузовик и уговаривали караульного под предлогом того, что от этого зависит их жизнь или смерть. При повторной попытке угона караульному пришлось выпустить очередь в воздух. Это произошло на следующий день после пропажи третьей девушки. Возможно, они хотели вывезти труп?

Наутро командир взвода спровоцировал Карозию и Манукяна на конфликт, после чего за неуставные отношения комполка выписал им по десять суток «губы». Оба недоумевали, почему их «колют» на убийства. Из их разговоров вырисовывались интересные для расследования факты и люди.

– И чего они достают этой машиной?! – горячился Карозия. – У меня брат на танке по бабам ездил. Вон Чернат всю БМП разворовал: куртку меховую из «НЗ» украл, прибор ночного видения – и ничего! Вот что значит водитель!..

Чернат был приглашен на беседу в штаб вечером того же дня. Это был плотного телосложения рослый парень располагающей к себе внешности, с покатыми плечами, инфантильным рыхлым лицом и живыми темными глазами. Он оказался на редкость контактен, охотно признал хищение комбинезона на меху и неисправного прибора ночного видения.

Черната отпустили в казарму, а оперативники вместе с особистом стали готовить документы для помещения его на гауптвахту. Но утром Черната на поверке не оказалось – он подался в бега.

В ленинской комнате клуба Соболев допрашивал худого бледного паренька, земляка Черната. Тот рассказал, что Чернат уговаривал его ночью бежать с ним, мол, все равно здесь загоняют.

– Да, а если он женщину убил? Он бы тебя заставил покаянную записку написать, а потом тебя суицидником бы изобразил. А?

Самым несчастным выглядел особист, проспавший такую рыбину.

На танковом полигоне отловили только что демобилизовавшегося парня, которого из-за внематочной беременности жены, живущей в соседней деревеньке, тесть и теща выгнали из дома. «Бракодел» оборудовал шалаш и кормился при полевой кухне. Он вспомнил, что у Черната в том же селе живет подружка, у которой они как-то раз были вместе. Что Чернат в подходящий период приносил в казарму самогон, апельсины и что у него тогда же была оторвана на гимнастерке пуговица.

Из личного дела Черната следовало, что призывался он из-под Одессы, до призыва окончил автошколу ДОСААФ. В октябре в учебном подразделении готовился на механика-водителя. Через восемь месяцев самовольно оставил часть и десять дней проживал у себя дома. Вернувшись, внес в военный билет ложные сведения о присвоении ему воинского звания «старший сержант». За рукоприкладство был переведен из учебного подразделения в местный гарнизон.

По характеру общительный, лживый. Регулярно бывал в самовольных отлучках, употреблял спиртные напитки, заводил быстрые знакомства с женщинами.

В период исчезновения женщин командованием не контролировался, так как занимался в ремзоне техническим обслуживанием боевой машины.

По показаниям солдат Чернат в апреле – мае почти ежедневно приходил на КПП под предлогом встречи родителей и жен своих сослуживцев, находившихся в это время якобы в летнем лагере.

Один из солдат по анонимному каналу сообщил, что Чернат показывал ему сережки из золота в форме кленового листа. Другой пояснил, что в магазине соседнего поселка тот купил джинсы и кроссовки, хотя переводов ему не поступало (у матери солдата пропало около 300 рублей). В коллективном пользовании малолетками в кочегарке не участвовал, по повадкам одиночка.

Последней каплей стали сигналы о том, что в подходящие даты Чернат уводил от КПП женщин, схожих по приметам с Урываевой и Песоцкой. Позже рассказал одному из бойцов, что совершил с девушкой половой акт, сам снимал с нее джинсы. Его одежда и обувь были испачканы грязью.

Короче, после его бегства сигналы на Черната посыпались обильно. Осталось его задержать.

Около шести утра в окно подружки постучался Чернат, сказал, что ему дали отпуск по болезни матери, но он в форме не поедет. Он переоделся в купленные в прошлом месяце джинсы и кроссовки, взял ее майку, свитер и попрощался. Денег не просил. Получал ли он переводы из дома? Кажется, нет. Но подарил ей золотые сережки в виде листика клена. Велел до их свадьбы никому не показывать. Это рассказала подружка беглеца.

Сережки удалось изъять. Они принадлежали одной из пропавших женщин.

Пока перекрывались сто шестьдесят адресов в пяти областях СССР, Чернат благополучно прибыл в родные края. Взятый на оперативный контакт его приятель внушал явиться с повинной. Чернат просил того сделать ему «левые» документы. Но психика разрабатываемого не сдюжила: опергруппа только влетела в адрес пребывания объекта, как он сам открыл дверь горотдела милиции. На «уличной» операции он подтвердил показания явки с повинной и привел к местам сокрытия трупов.

…Объектив видеокамеры скользит по помещениям пропускного пункта в военный городок, комнаты свиданий. Выхватывает доставленного убийцу. Звучит голос прокурора-криминалиста, проводящего закрепление показаний на местности. Перечисляются фамилии представителя военной прокуратуры, судмедэксперта, специалиста видеозаписи и солдата-статиста. Понятым разъясняют их обязанность удостоверить результаты осмотра-эксперимента. Уточняется время начала записи.

Убийца кратко объясняет суть того, что в дальнейшем покажет на маршруте. С двух сторон он пристегнут наручниками к оперативникам.

Запись возобновляется. На пленке – вид танковой колеи, лес, мелкий и густой березняк. Слышны звуки артиллерийских стрельб. Убийца указывает на камень-ориентир в человеческий рост. Рассказывает, что 28 апреля подошел к КПП. Урываева спросила, где расположена санчасть. Он обманным путем повел ее, выяснив у капитана, что Урываев в санчасти не находится. Для порядка привел ее к казарме возле штаба дивизии, спросил там, сказал ей, что муж работает на полигоне.

По пути у нее подозрений не возникало. Прижал ее к дереву. Сказал, что убьет, если не согласится… Изнасиловал и утопил в ручье. Держал под водой голову минут пять. Принес ее одежду (называет какую), бросил на нее. Сверху забросал камнями и ветками. Забрал обручальное кольцо.

Оперативник поясняет, что ранее этот завал был разобран, и под ним обнаружен труп женщины.

Видеосъемка возобновляется. 9 мая находился в патруле с прапорщиком и младшим сержантом. Из автобуса вышла женщина. Увидел на ней золотые изделия. Ее направили на КПП. Он пожаловался на больной зуб и отпросился. Догнал ее у КПП. Сказал, что знает ее сына и что тот сейчас на полигоне. Поднес сумки. По дороге употребил седуксен. У поста ВАИ свернули на танковую дорогу. Показывает на ориентиры: ограждение полигона колючей проволокой, бетонную будку со шлагбаумом, деревянную пирамиду. Поставил сумки на землю. Сделал ей подножку, заломил руку, вторую руку тоже держал. Женщина вырвалась, сказала, что заявит. Но он подавил ее сопротивление и изнасиловал… Увидел крупный камень килограммов на пять. Взял его двумя руками, ударил ее по голове сзади. После первого удара была жива, дергалась, на лице и изо рта выступила кровь. Продолжал наносить удары по голове. Хотел добить. Взял тело за руку и ногу, отволок в ямку. Лежала на правом боку. Накрыл ветками. Со всей местности собрал камни и завалил тело. Накатывал громадные валуны. Забрал сумки, по пути спрятал в окопе, завалил ветками. Унес в часть пластмассовую фляжку с самогоном, коробку конфет. Взял 300 рублей, золотые перстень и кольцо. Паспорт по пути рвал и выбрасывал листки.

Труп был обнаружен при обследовании лесного массива оперативной группой.

Видеосъемка возобновляется. 20 мая ремонтировал машину. Пошел в соседние мастерские сменить трубку. На КПП девушка спросила местонахождение его части. Те были в лагерях. Провел ее на остановку автобуса, соврал своим, что ему нужно взять ключи и снять броневой лист для быстрой замены трубки. Повел девушку левее дороги на Кириллово, возле карьера перешли щебенчатую дорогу. В пути их видели солдаты.

Вошли в лес. Показывает на высокие косогоры и знак «Поворот». Сломанная деревянная вышка. Болото. Девушка была светловолосая, высокого роста, в джинсах, на вид лет двадцати. При ней был полиэтиленовый пакет и дамская сумочка. Присели отдохнуть на поваленное дерево. Сказал, что убьет ее, если не даст. Крики никто не услышит. Та отталкивала, сказала, что заявит. Но несмотря на это, он совершил с ней насильственный половой акт.

На обратном пути он признался, что вел ее, чтоб изнасиловать. Она стала говорить, что заявит командиру. Что беременна – не говорила. Чтобы сократить путь, предложил ей войти в лес. В лощине увидел яму. Накинул ей сзади на горло кожаный ремешок от ключей длиной около сорока сантиметров и удушил. Судороги длились минут пять. Перенес тело в яму, положил на живот, забросал ветками и землей. Забрал золотые серьги и обручальное кольцо. Отдал серьги знакомой, кольцо продал.

Крупные планы съемки давали понять, что убийца ведет себя открыто, осмысленно поясняет свои действия. Чернат дал явку с повинной на такое же убийство в учебной воинской части. При проверке показаний на местности он таскал за собой конвой в метровой грязи, показывал одно место, тут же срывался к другому. Он явно хотел совершить побег. Но рычали собаки, шел снег, и он прекратил борьбу…

Военный трибунал приговорил Черната к исключительной мере наказания – расстрелу.

Активными участниками этого раскрытия были оперативники Главка и районных подразделений Владимир Мищенко, Александр Богомольников, Иван Жебрак, Василий Смирнов, Виталий Омельчук, Юрий Терентьев. И, конечно же, Александр Валентинович Холявко, заместитель Соболева, тонкий, интеллигентный человек.


«Предчувствие большой крови…» Уголовный розыск в 1985–1991 годах | Уголовный розыск. Петроград – Ленинград – Петербург | «Тысяча и одна ночь»… с продолжением