home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОСЛЕДНИЕ НА ЛУНЕ

На заключительную миссию "Apollo 17" легла ответственность за общий итог первых межпланетных полетов землян. Ей предстояло стать самой продолжительной и самой дорогой лунной экспедицией.

"Apollo 17", третий корабль типа "J", состоял из командно-служебного модуля CSM № 114 ("America") и лунного модуля LM-12 ("Challenger").

Место прилунения "Challenger" выбрали к северу от кратера Литтров в горах Тавр на юго-восточном краю лунного Моря Ясности. Район посадки представлял собой долину шириной примерно 7 км между горными массивами — Семейная гора на западе, Южный, Северный, Восточный и Скульптурные холмы — на северо-востоке. Нашел и отснял этот уголок Альфред Уорден с борта "Apollo 15". Его отличало сочетание темного и светлого материала поверхности. В долине надеялись найти материалы древнее 4,2 миллиарда лет, а также признаки вулканизма — конусы пепла и ксенолиты.

Расчетное время пребывания LM на Луне удалось довести до 75 часов. "Challenger" нес комплект научных приборов ALSEP № 6 (пять инструментов, причем все, кроме измерителя тепловых потоков, — новые) и еще несколько приборов: детектор космических лучей, гравиметр, нейтронный зонд, аппаратура для изучения механики и электрических свойств грунта.

Было запланировано три выхода по 7 часов каждый с тремя поездками общей протяженностью 37 км для исследования поверхности и сбора 95 кг образцов. Доработанный ровер мог везти на 27 кг больше груза, чем в "Apollo 16".

"Saturn V" (SA-512) с "Apollo 17" стартовал 7 декабря 1972 года. На борту корабля находились астронавты: Юджин Эндрю Сернан (р. 1934), Роналд Эллвин Эванс (1933–1990) и Гаррисон Хейган "Джек" Шмитт (р. 1935).

Чтобы скомпенсировать задержку при подготовке старта, при втором включении 3-й ступени была достигнута скорость 10 837 м/с — несколько больше запланированной.

При перестроении отсеков не сработали три из двенадцати замков стыковочного агрегата, и их пришлось закрыть вручную. Однако в дальнейшем все шло по плану.

И декабря 1972 года в 19 часов 54 минуты 57 секунд по времени Гринвича лунный модуль "Challenger" совершил мягкую посадку в точке с координатами 20°9'55'' с. ш. 30°45'57'' в. д., примерно в 250 м к востоку от расчетного места.

Когда Сернан радостно докладывал: "О’кей, Хьюстон, "Челленджер" прилунился!" — Шмитт читал строки инструкции и щелкал выключателями. Позже он пожаловался, что пропустил сам момент прилунения…

Люк открыли на 115-м часу миссии, а еще через семь минут Сернан вышел на Луну: "Хьюстон, ступая на поверхности у Тавр-Литтрова, я посвящаю первый шаг "Аполлона-17" тем, кто сделал его возможным. — И через несколько секунд, сраженный лунной красотой, добавил: — Ей-богу! Невероятно! Как ярко на Солнце…"

Поверхностный слой пыли в месте прилунения был тонкий, но фунт — "рыхлый". Сернан легко расковырял его ногой.

"Здесь столько кратеров, что куда ни ступи, нога обязательно окажется в одном из них", — заметил он.

Астронавт-геолог Шмитт выбрался из LM со словами: "Эй, кто топчет мою лунную поверхность?" Какое-то время он изучал неземной пейзаж, потом заключил: "Рай для геолога, если я, конечно, знаю, как он должен выглядеть".

Астронавты развернули ровер, навели остронаправленную антенну ровера на Землю и начали телепередачу. "Теперь-то вы верите, что мы здесь, а?" — шутил Сернан. Хьюстон отреагировал мгновенно: "Теперь верим. Видели тебя лично".

А руководство НАСА с нетерпением ждало появления на экранах "звездно-полосатого". Шмитт пошутил: а может, установить флаг повыше, скажем на вершине Северного массива? Сернан же не скрывал торжества: "Это один из самых великих моментов моей жизни". Вбив в грунт трубу, они воткнули в нее флагшток, расправили полотнище и четыре минуты с нескрываемой радостью фотографировались на фоне американского флага.

Переноска аппаратуры заняла 15 минут. Комплект № 6 был тяжелее предыдущих — 159 "земных" килограммов, или 26 лунных. Сначала Шмитт нес штангу с двумя объемными блоками на концах перед собой, на ходу он перехватил ее уставшими руками снизу, потом поднял на согнутых в локтях руках выше пояса и так бодро пробежал 50–60 м. Не выдержал, опустил штангу на фунт и дальше нес ее по старинке, часто отдыхая. После десяти минут ходьбы он нашел площадку в 185 м к западу от LM и невдалеке от трехметрового камня, которая казалась единственным ровным местом в округе. Вскоре к нему приехал Сернан.

Основной трудностью первого выхода стало опять же бурение. Сравнительно легко Сернану дались две скважины глубиной по 2,5 м, в которые он заложил датчики тепловых потоков. С третьего раза — после неисправности бурового оборудования в миссии "Apollo 15" и обрыва кабеля в "Apollo 16" — этот эксперимент наконец-то удалось запустить. За 22 минуты Джин прошел третью скважину для взятия колонки фунта в 40 м к северу от центральной станции ALSEP. Но выходить колонка не захотела — пятка домкрата вязла в мягком реголите, труба поднималась еле-еле…

Земля занервничала. Навалились вдвоем. Наконец хватка грунта ослабла, и труба пошла. Шмитт отнес разобранные секции колонки к LM, вытащил из грузовой секции передатчик для эксперимента по электрическому зондированию фунта SEP и направился с ним на место установки — 140 м на восток. Туда же вскоре подъехал и Сернан на ровере.

Наконец, закончив с оборудованием, астронавты отправились в поездку на юг. По плану предстояло пройти чуть больше 2 км — вдоль западного вала кратера Стено к восточному валу Эмори. Но Сернан и Шмитт уже отставали от графика на 40 минут, а запас кислорода у Сернана заставил сократить выход с 7 часов до 6 часов 45 минут. Земля распорядилась идти только до западного склона Стено.

Против Солнца ехать было трудно, сопоставить местность с орбитальной фотокартой — еще труднее.

Шмитт пытался опознавать кратеры, но издали их было трудно отличить друг от друга. Судя по показаниям навигационной системы, они как раз должны были быть у западного вала Стено. Сернан припарковал ровер у кратера диаметром в 20 м. "Заряд закладывать здесь?" — деловито спросил Шмитт. Они везли с собой два заряда для сейсмозондирования грунта: "ЕР6", который нужно было установить у Стено, и "ЕР7" — на полпути назад.

"Возьми молоток, — сказал Шмитт, — он нам пригодится". Сернан давно держал молоток наготове: он был доволен ролью полевого ассистента доктора геологии Шмитта.

Быстро установили заряд, сняли очередное показание переносного гравиметра и приступили к сколу образцов с камней у края кратера. Сернан нанес серию сильных ударов по месту, которое казалось слабым, но его старания оказались безрезультатными. Пришлось обойти камень и ударить с другой стороны, отколов большую угловатую пластину.

Обязанности разделили так: Сернан стучал молотком, а когда не мог найти удобную позицию — подключался Шмитт.

Отсняли панораму стоянки, и фотокассета камеры Шмитта запечатлела столь долгожданный для земных уфологов артефакт — ни много ни мало "череп инопланетянина".

Вскоре астронавты отправились в обратный путь, через пять минут остановились и заложили заряд "ЕР7". Затем они вернулись к месту установки передатчика SEP, развернули антенны и настроили аппаратуру. Суть эксперимента состояла в том, что передатчик SEP излучает сигналы на пяти частотах, а установленный на ровере приемник их регистрирует. На линию передачи сигнала влияет электропроводность грунта и камней, и из принятого сигнала можно извлечь информацию о структуре подповерхностного слоя Луны глубиной от ОД до 10 км.

Шмитт вернулся к "Challenger" пешком, по пути подобрав камень размером с футбольный мяч. Сернан прибыл на ровере. Они были очень грязные и 15 минут чистили друг друга, радуясь, что план первого выхода успешно выполнен.

День оказался труднее, чем предполагали: продолжительность выхода составила 7 часов 12 минут, из них — 6 часов 55 минут непосредственно на поверхности, на ровере проехали 3,3 км, собрали 14,3 кг грунта.

Астронавты попросили дать им еще час на то, чтобы привести в порядок материалы, принесенные в LM. Шмитт увлеченно беседовал с геологами на Земле, разглядывая лунные образцы в лупу. Но усталость брала свое — и скоро их оставили в покое.

Программа второго дня предусматривала поездку к подошве Южного горного массива и изучение таинственного 80-метрового скоса, замеченного с орбиты.

Сернан и Шмитт погрузили в ровер три сейсмических заряда и разместили в "багажнике" приемник для эксперимента SEP.

От LM до подножия массива по прямой было 7,4 км — самый длинный маршрут в программе "Apollo"; на него отводили 64 минуты, на деле же до самой удаленной точки маршрута астронавты добирались за 73 минуты.

Обычный набор геологических инструментов (совки, молотки, клещи, грабли, керны) в "Apollo 17" дополнили модернизированный пенетрометр и специальный грунтозаборник — сачок на длинной ручке, позволяющий брать пробы грунта не сходя с ровера. Первая такая проба планировалась после 4,2 км пути, но Шмитт не удержался и выпросил у Хьюстона разрешение на еще одну на удалении в 2,6 км.

В дороге они объехали несколько крупных кратеров, пересекли границу двух типов грунта — темного и светлого. После сбора образцов повернули на юго-запад. Начался медленный подъем по равнине Тортилья в сторону "Дыры в стене" — сравнительно пологой части уступа, где можно было подняться наверх. По крайней мере, по снимкам с орбиты это казалось возможным. На отметке 6,6 км начали подъем через "Дыру в стене". Склон оказался свободен от крупных камней, и ровер полез вверх, все еще делая 8 км/ч. Некоторые отрезки подъема были очень круты, скорость приходилось замедлять до 5 км/ч и идти галсами.

После шести минут подъема они выбрались на уступ и оказались на 80 м выше равнины Тортилья. Ровер по-прежнему бежал на юго-запад. Они перевалили через пологое возвышение и спустились в широкий трог — впадину у подножия Южного массива. Самое глубокое место трога — углубление странной продолговатой формы, почти в виде полумесяца, — на фотокартах значилось как кратер Нансен.

Сернан остановился у южной оконечности Нансена, перед ним уходил вверх крутой склон Южного массива. Новая остановка находилась в 7,6 км от лунного модуля по прямой, а пройденное расстояние достигло 9.1 км. Теоретически астронавты находились на границе "зоны возврата" — при отказе ровера они могли, развивая среднюю скорость 2,7 км/ч и расходуя на 25 % больше охлаждающей воды, чем обычно, успеть добраться до модуля. Но это — при двух исправных ранцах системы жизнеобеспечения. Если бы к аварии ровера добавилась неисправность одного из скафандров, астронавты уже не имели бы шанса спастись.

Окрестности Нансена напомнили Шмитту альпийскую долину: детали рельефа были сглажены покровом пыли, отражающей солнечный свет не хуже свежего снега. Там и тут валялись сотни валунов размером от метра и более. Главное было выбрать те камни, что сорвались и скатились с горы, с обнажений коренной породы.

Затем Шмитт прочесал граблями осыпь, а Сернан сделал панораму. Спускаясь со склона, Шмитт посмотрел на валун, мимо которого до этого шел вверх, — невзрачная серая брекчия, и решил взять скол только что замеченного специфического белого включения. Сернан нанес ряд ударов молотком, но безрезультатно: камень сдвигался, энергия ударов рассеивалась. Шмитт внимательно осмотрел блок и показал, куда бить. Сернан ударил — осколок отлетел, задел руку Шмитта и упал выше по склону

Анализ на Земле показал, что именно этот нечаянный образец оказался почти чистым оливином с возрастом 4,5 миллиарда лет — самым старым из привезенных с Луны.

На обратном пути астронавты дважды останавливались, чтоб взять образцы. Пытаясь убрать очередной мешочек с образцом в сумку, Шмитт уронил ее, вывалив уже собранные образцы, и упал на четвереньки. Запихнул все обратно, вскочил — и вновь задел сумку, она упала набок. Встал на колено, пытаясь поднять сумку, и упал сам. Понаблюдав за его мучениями, Хьюстон радировал: "Джек, тут уже все телефоны оборвали:

Хьюстонский фонд балета хочет пригласить тебя в труппу на следующий сезон". В ответ Шмитт сделал два подскока на правой ноге, лихо закидывая назад левую, и свалился еще раз. Маленький безымянный лунный кратер с тех пор получил название "Балет"…

Следующую остановку предполагалось сделать у кратера Короткий, подозрительно похожего на жерло старого вулкана. Путь занял 17 минут, по дороге дважды "черпанули" грунт. Не сразу Шмитт заметил необычный цвет грунта: вокруг него все было оранжевым! "Эй! — возбужденно окликнул он напарника. — Это оранжевая почва!" — "Так не трогай ее, пока я не увижу", — ответил Сернан. "Тут все вокруг оранжевое! Я мешаю ее ногами!" — воскликнул Шмитг. Сернан наконец поднял голову: "Э, точно! Я отсюда вижу!.. Погоди минуту, я подниму щиток. Все равно оранжевая!"

Шмитт принялся возбужденно рыть траншею, гадая вслух, что им встретилось: окисленная почва или результат воздействия вулканических газов. Джин чистил объектив телекамеры, чтобы Хьюстон мог все это увидеть. ЦУП заказал двойной керн. "В оранжевой почве?" — волнуясь, переспросил Шмитт. "В серой мы можем взять в любое время", — съязвил Хьюстон. Оранжевый слой оказался довольно тонким…

Конечно, кратер Короткий заслуживал подробного исследования, но еще когда Сернан вбивал первый керн, ЦУП предупредил, что у них осталось всего 20 минут. Поэтому успели только взять образцы на валу и снять панораму кратера. На западной и северной стенах кратера тоже оказалось много оранжевого вещества — оно радиально опускалось в жерло.

Позднее, уже на Земле, было высказано предположение, что оранжевый грунт образовался под воздействием вулканических газов. На вулканическое происхождение кратера Короткий указывала и его овальная форма — кратеры ударного происхождения имеют круглую форму. Ученые уверены: если когда-нибудь подтвердится вулканическое происхождение кратера Короткий, это заставит отказаться от распространенной гипотезы, утверждающей, что последние три миллиарда лет Луна была мертвым небесным телом. Считается, что черный мелкозернистый рыхлый поверхностный слой в районе посадки "Apollo 17" похож на вулканический пепел и возраст его может оказаться всего один миллиард лет.

Приближаясь к LM, астронавты сделали еще три короткие остановки. Выход получился рекордный по всем показателям: он продолжался 7 часов 36 минут и 56 секунд, астронавты проехали 20,4 км и собрали 56 образцов общей массой 34,1 кг.

Они поднялись в LM, отрегулировали подачу кислорода, поужинали, пообщались с Землей и собрались на отдых. Посмотрев в иллюминатор на Землю, Шмитт сказал: "Завтра мы ответим на все оставшиеся вопросы…"

Третий день начался спокойно. Кольцевой семичасовой маршрут имел своей целью исследование северо-восточного угла долины Тавр-Литтров. Северный массив надо было сравнить с Южным и с куполами Скульптурных холмов. Полчаса астронавты готовили ровер, погрузили в багажник два последних заряда "ЕР2" и "ЕР5". Шмитт сходил включить передатчик SEP и установить заряд "ЕРЗ", а по пути подобрал кусок, показавшийся ему мелкозернистым базальтом.

Затем астронавты оседлали ровер и бодро покатили на север. Первую большую остановку запланировали у склона Северного массива рядом с огромным валуном, скатившимся с горы, — след его был найден еще на снимках с орбиты.

На расстоянии 1,6 км от модуля взяли сачком образец равнинного грунта, а затем подъехали к большому кратеру Генри, названному в честь португальского принца Генриха Мореплавателя. Обойдя его по западному валу, прошли мимо кратера Локка и дальше — еще 300 м по прямой, до Камня Поворота, валуна шестиметровой высоты. Встали, осмотрели глыбу, Шмитт подцепил очередной образец грунта. Объехали камень, повернули на северо-восток и добрались до первой цели своего путешествия — до огромного темного камня, который лежал чуть ниже склона и был расколот на пять больших кусков. Шмитт рассмотрел цепочку фрагментов 25 м длиной, осмотрел следы камня на склоне и подошел к теневой стороне валуна: "Крупнопористый мелкокристаллический… Пузырьки сплющены…" На изучение камня Хьюстон щедро отвел 80 минут, но уже через 36 минут Шмитт подвел черту: "Я думаю, я сделал все, что мог". Взятых ими образцов хватило на долгие годы работы…

Сернан лихо запрыгал со склона и, не рассчитав толчок, начал медленно и театрально падать. На экране падение выглядело страшнее, чем на самом деле, ведь слой пыли был толстым и мягким и из него не торчали камни. Операторы ЦУПа и через 30 лет вспоминали этот инцидент с замиранием сердца, а Сернан забыл о нем уже через минуту.

Проехав 800 м на восток вдоль подножия массива, астронавты остановились около двухметрового валуна. Полагая, что тип камней вряд ли резко изменится, здесь решили сделать только панораму и собрать "максимум образцов с минимальным документированием".

Сернан осмотрел большой серо-голубой валун: "Содержит светлый фрагмент, он проходит по всей высоте…" Такая жила показывала, что расплав был горячим и проник в щели под давлением, то есть минералы слились в недрах Луны, а не на выплеске магмы на поверхность. Легко отбили молотком соседний обломок, но пришлось поработать, чтобы получить кусок самой жилы.

Следующие 2,5 км прошли, вопреки опасениям, легко, за 15 минут. Отъехали от склона Северного массива, срезали угол Уэссекской расселины, объехали с юга небольшой кратер SWP (назван в честь Научной рабочей группы — Science Working Panel, разработавшей программу работ на Луне), взяли на ходу образец, повернули на 90° на северо-восток, поднялись на холм с мелким кратером в центре, усыпанный осколками камня, и через 150–200 м уткнулись в практически чистый склон Скульптурных холмов.

Шмитт сразу ушел вверх по склону на 100 м, чтобы посмотреть глубокий кратер с черным валуном на бровке. Камень оказался анортозитом — необыкновенно твердым куском лунной коры, покрытым стеклом и явно откуда-то заброшенным на склон. С него взяли сколы.

Двинулись на полной скорости к кратеру Ван-Серж — внешне он был похож на кратер Короткий с его оранжевым грунтом… Однако вулканическую версию Шмитт отверг почти сразу: "Напоминает свежий ударный кратер с камнями на валу… Пойду на вал и посмотрю, что мы имеем". На валу хаотично торчали сильно разрушенные блоки под толстым покровом реголита — и никакого оранжевого фунта.

Фотографируя на валу, Сернан обнаружил фрагменты с толстым стеклянным покрытием. А Шмитт углядел "коровью лепешку": несколько лужиц вязкого стекла затвердели, не разгладившись.

Геологи ЦУПа предложили взять у Ван-Сержа двойной керн. Шмитт засомневался: грунт с камнями, Сернану будет трудно вбить трубу. "Давай попробуем", — сказал командир. Вначале трубка остановилась, но после нескольких мощных ударов поддалась, погрузилась полностью и еще легче вышла.

Готовя ровер к последнему броску, Сернан пожаловался, что после такой убийственной дороги многие вращающиеся детали уже стали заедать. Лунная пыль разъела перчатки Шмитта и стерла до металла резину на ручке геологического молотка.

Астронавты выложили на грунт заряд "ЕР5" и тронулись обратно. По дороге останавливались дважды: взять образец и оставить заряд "ЕР2".

Вернувшись к LM, решили провести официальную церемонию для публики. Астронавты стояли перед телекамерой, и Сернан, держа в руке камень, объяснял: "Он состоит из многих фрагментов разного размера и формы изо всех частей Луны, быть может, возрастом в миллиарды лет… Фрагменты срослись вместе и стали прочным камнем, выдерживающим космические силы…"

Командир указал на мемориальную пластину на опоре модуля и прочел: "Здесь человек закончил первый этап исследования Луны. Декабрь, год 1972 от Рождества Христова. Пусть дух мира, с которым мы прибыли сюда, найдет свое отражение в жизни всего человечества… " И, сильно волнуясь и запинаясь, закончил: "Кто-нибудь из вас… возвратится… прочитать это и продолжить исследование "Аполлона"…"

Третий выход продолжался 7 часов 15 минут. Астронавты проехали 12,1 км, взяв 62 кг лунных пород. Всего же на счету "Apollo 17" — 35,7 км маршрутов, 110,5 кг образцов и более 2100 качественных снимков.

На исходе 14 декабря 1972 года взлетная ступень "Challenger" стартовала с Луны и через два часа приблизилась к "America". При первой попытке стыковки Рон Эванс промахнулся: штырь стыковочного узла не попал в воронку. При второй — не сработали замки. Стыковка получилась лишь с третьего раза. В этот момент на связь вышел Хьюстон со специальным сообщением: "Мы хотели бы занять минуту вашего времени и прочитать заявление президента США. "Покидая поверхность Луны, мы осознаем не то, что оставляем позади, а то, что лежит впереди. Мечты, которые ведут человечество вперед. Возможно, люди ходили по Луне последний раз в этом столетии, но исследование космоса будет продолжаться… 1" Это были слова президента, сознательно закрывшего программу "Apollo".

После перехода астронавтов в "America" было произведено отделение взлетной ступени от CSM — по команде с Земли был включен двигатель, и ступень перешла на траекторию столкновения с Луной, упав в горах Южного массива, в 9 км от места посадки корабля "Apollo 17". Удар ступени был зарегистрирован сейсмометрами, установленными предыдущими экспедициями.

"Apollo 17" продолжал полет по окололунной орбите, продолжая изучение Луны. Так, астронавты обнаружили еще несколько участков оранжевого цвета. Осуществлялась телевизионная передача лунной поверхности.

17 декабря включением двигателя корабль был переведен на траекторию возвращения к Земле.

В Центре управления полетом в Хьюстоне была организована пресс-конференция ученых, руководящих научными исследованиями Луны. Они высказали некоторые предварительные соображения" основанные на данных, полученных экипажем корабля "Apollo 17".

По их мнению, обнаружение оранжевого грунта может указывать на то, что после прекращения деятельности больших вулканов сохранилась остаточная активность и вулканические газы выходили в недавнее время, а может быть выходят еще и сейчас. Ученые напоминали о вспышках, которые наблюдались астрономами с Земли у кратера Аристарх, а также о горячих участках Луны, обнаруженных с селеноцентрической орбиты инфракрасным радиометром корабля "Apollo 17". Если происходит выход газов, то недра Луны имеют достаточно высокую температуру. Это может свидетельствовать в пользу гипотезы о том, что у Луны частично расплавленное ядро. Зондирование показало, что толщина лунной коры составляет не 65 км, как считали раньше, основываясь на результатах прежних зондирований, а всего лишь 25 км; толщина мантии тоже значительно меньше, чем предполагали. Новые данные заставляют пересмотреть всю модель Луны, составленную на базе прежних измерений.

По дороге домой Эванс вышел в открытый космос, чтобы забрать из служебного модуля кассеты со снимками Луны, рулон магнитной пленки с записью показаний импульсного радиолокатора и контейнер с пятью мышами, которые подвергались воздействию космического излучения.

19 декабря состоялась телевизионная пресс-конференция астронавтов, продолжавшаяся полчаса. Корабль в это время находился на расстоянии 180 000 км от Земли.

Сернан на вопрос о его отношении к тому, что полеты по программе "Apollo" прекращаются, ответил: "Прекращение полетов по программе "Аполлон" — это ненормальное сдерживание человеческого стремления к знанию. Уже доказано, что человек может использовать те возможности, которые ему представляет техника. Он будет доказывать это и в дальнейшем. Полеты "Аполлон" — это только начало, а там, где есть начало, должно быть и продолжение. Я верю, что будут еще экспедиции на Луну, на Марс и дальше в просторы Вселенной".

Шмитт на такой же вопрос, заданный ему, сказал: "США слишком долго начинали полеты в космическое пространство, и теперь я боюсь, что возобновление их будет очень длительным процессом".

В тот же день командный модуль корабля "Apollo 17" совершил посадку на парашютах в Тихом океане, примерно в 500 км к югу от острова Самоа. Продолжительность последней лунной миссии составила 12 суток 13 часов 51 минуту и 59 секунд.

Величайшее приключение в истории человечества завершилось.


ЛУННЫЕ КАМНИ | Битва за Луну: правда и ложь о лунной гонке | ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОГРАММЫ "APOLLO"