home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Губы Эвелин сжались в тонкую линию. Ей захотелось отвести взгляд, сделать вид, что не поняла вопроса, но тогда Рори может обо всем догадаться. И разве сама Эвелин не решила, что теперь нет необходимости во лжи? Может быть, так будет легче войти в новую жизнь? Шаг за шагом, понемножку?

Эвелин сглотнула и медленно покачала головой.

— Что? Ты не чокнутая? Ну конечно, ты абсолютно нормальная. Ну что ты трясешь головой? — закричала Рори.

Эвелин расправила плечи, вздернула подбородок, а потом посмотрела Рори прямо в глаза. Сложила на груди руки и еще раз решительно покачала головой.

— Ты не чокнутая.

Эвелин еще раз утвердительно кивнула.

— Ты понимаешь, о чем я тебя спрашиваю?

Эвелин кивнула.

Рори резко выдохнула, плюхнулась в кресло и продолжила с недоверием разглядывать Эвелин.

— Тогда, черт подери, почему позволяешь людям считать, что ты ненормальная?

Эвелин развела руки в стороны, потом раскинула еще шире.

Рори приподняла бровь:

— Длинная история?

Эвелин закивала.

— Разумеется, я хочу ее услышать.

У Эвелин сделалось несчастное лицо. Она опять сложила на груди руки, как будто хотела защититься.

— Ты боишься, — заявила Рори.

Эвелин на мгновение задумалась, потом быстро кивнула. Ей не хотелось признаваться в подобной слабости. Но как она могла не бояться? Ее все здесь ненавидят.

Рори продолжала внимательно вглядываться в лицо Эвелин, как будто старалась проникнуть в ее мысли или по крайней мере понять, насколько они здравы.

— Я имею в виду, не только здесь. У тебя дома — тоже. Ты боялась.

На сей раз Эвелин молчала значительно дольше, не желая признаваться в том, что испытывала страх в единственном месте, где должна была чувствовать себя в полной безопасности.

— Расскажи мне все, — подавшись вперед, потребовала Рори. — Ты все время притворялась? После того несчастного случая? Но ведь это же было несколько лет назад!

Эвелин в первые дни после несчастья, вероятно, была действительно не в себе. Ее мир превратился в хаос, а она пыталась как-то примириться с тем, что произошло. Сейчас Эвелин понимала, почему люди ее клана пришли к таким выводам относительно нее. Она на самом деле вела себя как человек не в своем уме.

Рори распахнула глаза, как будто ей в голову пришла новая мысль.

— Так ты умеешь говорить?

Эвелин покачала головой. Она не соврала, потому что действительно не знала, может ли произнести хотя бы слово. Не слышала звуков и не могла их оценить. Не могла понять, насколько громко кто-то говорит. Часто ее губы пытались беззвучно сложить слова, но она не поддавалась искушению.

— Значит, ты притворялась немой, потому что чего-то испугалась и пыталась таким образом спрятаться от беды. — Рори задумчиво потерла подбородок и склонила голову набок. — Ну, не знаю… То ли ты правда такая дурочка, как про тебя говорят, то ли наоборот — чертовски умная. В любом случае причина должна быть действительно ужасной, раз ты пошла на такую крайность.

Губы Эвелин задрожали, она стиснула руки так, что побелели кончики пальцев.

— Я не хотела тебя расстраивать, — сказала Рори. — Я же вижу: что-то и сейчас до смерти пугает тебя. Грэм должен об этом знать. Он защитит тебя. Он благородный человек.

Эвелин с трудом сглотнула и покачала головой. Потом положила руку себе на грудь, слегка похлопала, затем прикоснулась пальцами к губам и снова к груди.

— И как, я тебя спрашиваю, ты ему расскажешь? — нетерпеливо воскликнула Рори.

Ладонью вверх Эвелин протянула руку к Рори и выразительно посмотрела ей в глаза.

— Ладно, согласна. Ты сумела передать свою мысль мне, хотя, должна сказать, это был самый односторонний разговор в моей жизни. Я просто измучилась.

Эвелин ответила ей улыбкой.

— А ведь я собиралась ненавидеть тебя.

Эвелин вздрогнула. Теперь ненависть уже не была для нее внове, но все равно вызывала чувство униженности.

— Но, как видишь, сама не знаю почему, не сумела этого сделать. Думаю, у тебя есть обаяние. И вот теперь, раз ты мне понравилась, я буду защищать тебя от остального клана. Правда, думаю, им это не очень понравится. — Рори пожала плечами. — Надо сказать, что они и вообще не очень-то меня любят. Да ты сама видела. Женщины считают, что я неисправима, а мужчины сердятся из-за того, что я лезу в дела, которые не должны интересовать девушку моего возраста. В основном меня просто игнорируют. Но если бы мой брат не был лэрдом, они бы всерьез невзлюбили меня.

Лицо Эвелин стало печальным. Она стиснула кулаки. Рори расхохоталась.

— Я тут сижу и обещаю, что буду тебя защищать, а на самом деле все может получиться наоборот.

Поймав взгляд Рори, Эвелин приложила палец к губам и долго его держала, чтобы Рори наверняка поняла ее просьбу.

Рори вздохнула.

— Ну конечно, я не выдам твою тайну, при условии, что это продлится недолго и никому не причинит вреда. Однако я не позволю тебе прятаться у себя в комнате. Сегодня будешь обедать в зале. Можешь сесть рядом со мной. Знаю, неприятно слушать, что говорят о тебе люди нашего клана, но если станешь трусить и прятаться, будет только хуже.

Эвелин знала, что сестра Грэма права. Более того, она сама не стремилась к одиночеству. Дома, в семье, ее окружали любящие родственники, тем не менее она и там была одинока. А здесь, в окружении враждебно настроенных чужаков, она нашла человека, с которым могла общаться. Рори узнала ее тайну. И это только начало. Со временем она сумеет сообщить обо всем Грэму, и, возможно, он поймет ее.

Вдруг Рори скорчила смешную рожицу.

— А, Грэм орет во всю глотку, ищет нас. Видно, давно не может найти. Скоро обед. Пошли, пока он нас не обнаружил.


Грэм как раз спустился с верхнего этажа, когда Рори и Эвелин вошли в главный зал.

— Где вы были? — требовательно воскликнул он, направляясь к ним.

Рори состроила недовольную гримасу.

— Тебе же известно, что я показывала ей крепость. Она должна познакомиться со своим новым домом.

— Где вы были? — нетерпеливо повторил он. — Вы давно вернулись в дом, но я не смог вас найти. И никто вас не видел.

— Я водила ее в комнату отца.

Грэм посмотрел на одну, потом на другую и с напором спросил:

— Зачем ты ее повела туда?

Рори пожала плечами:

— Это мое любимое место.

Грэм перевел взгляд на Эвелин.

— Ты голодна? Время садиться за стол, или ты предпочитаешь поесть у себя в комнате?

Лицо Эвелин помрачнело, но не успела она ответить, как вмешалась Рори:

— Сегодня она будет сидеть рядом со мной.

Эвелин придвинулась к ней поближе. Теперь они стояли бок о бок. Рори взяла Эвелин за руку.

Значит, Рори исполнила его просьбу и даже сделала намного больше. Рори из тех, кто предпочитает обходиться собственным обществом, и ее это устраивает. Но, похоже, сейчас она довольна, что получила подругу. Такое положение должно радовать Грэма и снимет бремя ответственности с его плеч. Эвелин подружилась с его сестрой, и теперь ему нечего беспокоиться о том, чем она занята.

Но тогда откуда у него возникло ощущение, что он знает далеко не все?

— Пойдемте обедать, — распорядился он.

Служанки начали подавать кушанья на столы. Многие уже расселись и ждали свою порцию.

Грэм шагал к столу на возвышении. Рори и Эвелин шли следом. Поднявшись на ступеньку, Грэм любезно подал руку Эвелин. Ее глаза распахнулись, она положила пальцы в его ладонь и пошла к столу.

Ее прикосновение привело его в трепет. Гром и молния! Пальцы Эвелин были гладкими и мягкими. Грэму было приятно коснуться их своей грубой ладонью. Нельзя так долго удерживать ее руку! Эти пальцы слишком нежные для его шершавых рук.

Когда Грэм усадил Эвелин рядом с собой, Рори хотела запротестовать, но Грэм ее успокоил:

— Сядь с другой стороны от Эвелин. Сегодня Боуэн может сесть дальше.

— Ему это не понравится, — пробормотала Рори. — Лучше бы посадил Эвелин с другой стороны от меня, подальше от Боуэна и Тига. Она им не нравится.

Грэм вздохнул.

— Думаешь, они решатся ее обидеть, когда я сижу рядом?

— Нет, но она все равно почувствует. Она же видит, как они на нее смотрят.

— Рори, я очень ценю, что ты пытаешься защищать Эвелин, но не считай, что я сам не могу защитить ее от тех, кто желает ей зла. Это мой долг, я ведь ее муж и серьезно отношусь к этому. Садитесь. Обе.

Эвелин опустилась на лавку. Рори села с другой стороны от нее. Грэм занял свое место во главе стола. В зал входили все новые люди. Наконец появились братья Грэма и Рори.

Когда Тиг увидел, что Эвелин заняла место Боуэна, то не сумел скрыть раздражения. Боуэн же ничего не видел, пока не подошел почти к самому столу. К его чести, надо сказать, что он сумел справиться с разочарованием.

— Сегодня сядь рядом с Рори.

Боуэн молча пошел к указанному месту. Тиг бросил на Эвелин угрюмый взгляд и сел напротив нее.

Грэм изумился, когда заметил, что его жена ответила Тигу столь же свирепым взглядом. Она не желала уступать. Тиг решил, что это вызов, и уставился ей прямо в глаза. В безмолвном поединке они сцепились взглядами.

С каждой секундой лицо Эвелин становилось все мрачнее, губы сжимались в решительную линию.

Как ни странно, Тиг первым отвел взгляд, потом быстро посмотрел на Грэма, как будто ожидая упрека. Упрек был получен в виде сурового взгляда старшего брата. Щеки Тига порозовели, и больше он не смотрел в сторону Эвелин.

— А теперь приступим к обеду, — бесстрастным тоном сказал Грэм.

Все принялись за тушеного ягненка. За столом царила непривычная тишина. Обычно братья обсуждали события дня, подготовку воинов, планы на следующий день.

Сейчас Боуэн вместо этого повернулся к командирам отрядов, которые каждый день обедали за столом лэрда, и принялся обсуждать с ними учебные схватки минувшего дня. Через некоторое время разговор зашел о мальчишках, которых Боуэн учил обращаться с луком и стрелами. Воины с ухмылкой отметили, что молодой поросли Монтгомери еще приходится после занятий вытаскивать стрелы из собственных задниц.

Грэм решил развеять мрачную атмосферу обеда и обратился к Эвелин:

— Что ты думаешь о нашей крепости?

Занятая едой, Эвелин ничего не ответила. Она прожевала кусочек хлеба, который отломила от каравая, потянулась к своему кубку с элем и тут поймала взгляд Грэма.

Ее лицо вспыхнуло. Щеки окрасились румянцем. Склонив голову, она смотрела на него с явным вопросом в глазах.

— Я спросил, что ты думаешь о нашей крепости.

Эвелин кивнула, подняла руки, а потом развела их так широко, что едва не чиркнула Рори по носу.

— Она не больше, чем ваш родовой замок? — предположил Грэм.

Эвелин отрицательно покачала головой и поджала губы. Обвела взглядом главный зал, указала на него пальцем, ткнула пальцем в стол. Потом снова развела руки, подчеркивая размеры помещения.

Грэм кивнул:

— Ну да. Наш зал больше, чем у вас. Но мне кажется, в нашем замке живет больше людей.

Эвелин кивнула в знак согласия.

Грэм собирался задать следующий вопрос, но заметил, что Эвелин вдруг насторожилась. Все тело ее напряглось. Она отложила вилку. Ничего особенного как будто не случилось, просто подошла Кирстен, служанка. В руках у нее был кувшин с элем, и она сначала направилась к Тигу, чтобы долить в его кубок. Потом подошла к Грэму, но встала между ним и Эвелин.

— Хочешь еще эля? — спросил Грэм, ясно давая понять, что его жену должны обслужить раньше его.

Кирстен неловко обернулась и пролила весь кувшин на Эвелин. Эль залил ей грудь, руки, намочил платье и стекал с подбородка в тарелку с едой.

Грэм был так поражен, что сначала не мог вымолвить ни слова. Вот криворукая!

Глаза Эвелин сверкнули обидой, но она взяла себя в руки и поднялась из-за стола.

— Простите меня, лэрд, — пролепетала Кирстен. — Я случайно.

— Тебе следует извиняться перед хозяйкой, — отрезал Грэм.

Кирстен не повернулась к Эвелин, а начала быстро вытирать жидкость, которая лужей растеклась по столу перед Грэмом, но скорее отгоняла ее в сторону Эвелин.

Эвелин все еще стояла рядом. От унижения ее лицо было напряженным и непроницаемым.

— Иди принеси что-нибудь и помоги хозяйке вытереться! — рассердился Грэм. — Ты не мне сейчас должна помогать, а ей. — Он встал и потянулся к руке Эвелин, но она, даже не взглянув в его сторону, прошла мимо и размеренным шагом направилась к выходу.

Рори вскочила с места и, как рассерженный котенок, выкрикнула:

— Сука!

— Рори! — Боуэн был явно шокирован. — Нельзя говорить таких слов, даже в адрес служанки.

— Она сделала это нарочно! — крикнула Рори. — Она весь день цеплялась к Эвелин. Точно вам говорю. Не упустила ни одной возможности обозвать Эвелин сукой. Я просто плачу ей той же монетой.

— Это правда? — зловеще произнес Грэм, поворачиваясь к Кирстен.

— Нет! Все вышло случайно, клянусь вам!

— А остальное? Ты действительно назвала свою госпожу сукой? Или еще как-нибудь ее оскорбила?

Лицо Кирстен сделалось злобным, глаза вызывающе сверкнули.

— Она не моя госпожа. Я не обзывала свою госпожу.

— Убирайся отсюда! — проревел Грэм. — И не показывайся мне на глаза. Ты больше не будешь прислуживать в главном зале.

Кирстен побледнела, хотела что-то ответить, но Грэм одним взглядом заставил ее умолкнуть.

— Вон отсюда! — приказал он.

Кирстен повернулась и выскочила из зала.

Рори все никак не могла успокоиться. С пылающим лицом и сжатыми кулаками она обратилась к брату:

— Ты слишком слабо ее наказал, Грэм.

— Хватит об этом, Рори. Не стоит продолжать. Наши люди должны привыкнуть к присутствию Эвелин.

— И ты будешь допускать такое неуважение до тех пор, пока они не привыкнут? — недоверчиво спросила Рори.

Глаза Грэма сузились.

— Ты меня спрашиваешь? Кирстен не останется безнаказанной. Но я не собираюсь переворачивать вверх дном весь замок и озлоблять клан, когда люди еще не успокоились. Ты принимаешь желание сгладить обиду за слабость, за знак того, что я позволю оскорблять Эвелин. Я думал, ты знаешь меня лучше.

Он повернулся и пошел к выходу. Рори спросила вслед:

— Ты куда?

Грэм остановился только у самой двери.

— Пойду к жене. Надо о ней позаботиться.

Эти слова почему-то обрадовали Рори. Она вернулась на свое место за столом.


Глава 15 | Юная жена | Глава 17