home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Утром Эвелин проснулась оттого, что ворвавшееся в комнату солнце светило ей прямо в лицо. Она открыла глаза, но тут же снова закрыла и отвернулась.

Кто отодвинул меховую штору?

Кровать покачнулась, и Эвелин получила ответ на свой вопрос. Чуть приоткрыв один глаз, она увидела, что на уголке кровати сидит Рори и с нетерпением смотрит на нее.

— Наконец-то! — воскликнула подруга. — Ты спишь уже целую вечность. Я думала, ты никогда не проснешься.

Эвелин покраснела и плотнее закутала свое обнаженное тело в меховое покрывало. На самом деле она спала не так уж долго. Грэм почти всю ночь не давал ей заснуть. Она вздрогнула от сладких воспоминаний.

Над горизонтом уже появились первые лучи света, когда она наконец задремала. Грэм поцеловал ее и встал, чтобы одеться. Он даже не попытался уснуть. На рассвете его ждали на площадке для тренировок.

Овладев ею в первый раз, он заявил, что больше сегодня нельзя, потому что ей будет больно, но это не помешало ему ласкать ее всю ночь напролет.

Она столько раз достигала пика блаженства, что уснула раньше, чем Грэм ушел.

Зевая, Эвелин замоталась в покрывало и попыталась сесть.

— Ты пришла просто так? — спросила она.

Рори подпрыгнула на месте от нетерпения.

— Сегодня утром Грэм послал за отцом Драммондом.

Эвелин улыбнулась.

— Это замечательно. Я же знаю, что ты ужасно хочешь научиться читать и писать.

— Но ты ведь будешь учиться вместе со мной, правда?

Эвелин кивнула.

— Раз ты здесь, то помоги мне, пожалуйста, еще в одном деле.

Рори склонила голову.

— Ты хочешь, чтобы я тебе помогла? Значит, ты не сердишься из-за того, что было вчера? Я пришла из-за этого тоже. Хотела еще раз попросить прощения.

— Забудь об этом, — отозвалась Эвелин. — Да-да, мне нужна твоя помощь. Я должна поближе познакомиться с Норой. Грэм ведь хочет, чтобы все здесь приняли меня, несмотря даже на то что я из враждебного клана. Правда состоит в том, что мне придется многое сделать, чтобы завоевать их симпатию.

Рори нахмурилась.

— Они не имели права тебя оскорблять, — упрямо проговорила она.

— Конечно, нет, — согласилась Эвелин. — Но я больше не могу бродить по замку, как делала дома, изображать из себя дурочку, чтобы никто от меня ничего не ждал. Я жена лэрда и обязана надзирать за хозяйством.

На миг Рори задумалась, не зная, что на это сказать.

— Считается, что жена лэрда действительно должна заниматься хозяйством. Но мои братья вместе ведут дела клана. Ответственность за общее благополучие поровну лежит на всех троих. Может, будет лучше, если все так и останется?

— Значит, еще больше причин вмешаться, — настаивала Эвелин. — Грэму не подобает заниматься женскими делами. Боуэну и Тигу — тоже. У них есть дела поважнее. Ты поможешь мне?

Рори с сомнением помолчала, потом кивнула:

— Хорошо, помогу. Я не совсем понимаю, что нужно, но постараюсь любым способом помочь.

Лицо Эвелин просветлело.

— Чудесно. Твоя поддержка — это все, что мне нужно. Стыдно признаться, но я трусиха. В твоем присутствии мне будет легче разговаривать с Норой в кухне.

Рори спрыгнула с кровати.

— Отлично. Тогда вставай и оденься. Нельзя бегать по замку в таком виде.

Эвелин покраснела до корней волос и от смущения пробормотала что-то неразборчивое. Рори ухмыльнулась, подошла к одному из сундуков и стала в нем рыться, выискивая подходящий наряд, а через минуту вернулась к кровати с ворохом одежды.

— Давай! Сегодня я буду вместо горничной. Грэму пора прислать тебе какую-нибудь служанку для этих дел. Иначе будут говорить, что у леди Монтгомери нет даже горничной.

Похоже, ее нагота ничуть не смутила Рори, так что Эвелин быстро выскользнула из-под защиты меховых покрывал и торопливо натянула на себя то, что принесла Рори. Потом подруга помогла ей причесаться, и вот уже обе заспешили вниз по лестнице к главному залу.

Там почти никого не было. Решимость изменила Эвелин, и она позвала Рори гулять. Может быть, стоит пойти к реке и спокойно посидеть, греясь на солнышке? Но в глубине души Эвелин понимала, что трусит и что больше нельзя прятаться.

Никто не собирается предоставлять ей место в этом клане. Ей придется создать его для себя.

Оказалось, что именно совместной прогулкой к реке все и закончилось. Нора была там, следила за стиркой белья, которой занимались несколько женщин из замка.

Когда они заметили приближение Эвелин, работа прекратилась и все глаза устремились в ее сторону. Та застыла на месте и долго стояла, пока Рори не подтолкнула ее в спину. Эвелин споткнулась, но удержалась на ногах, изобразила на лице улыбку и решительно направилась к берегу.

— Ты Нора? — спросила она старшую из женщин, которая окинула ее хмурым взглядом.

Женщина кивнула и помрачнела еще больше.

— Нора. Вы разговариваете. Значит, вы совсем не помешанная?

Лицо Эвелин вспыхнуло. Она медленно покачала головой.

— Тогда что с вами не так? — потребовала ответа служанка.

Рука Эвелин непроизвольно коснулась уха, пальцы рассеянно подергали мочку.

— Я глухая.

— Что-что? Повторите, дитя мое, я вас не слышу.

Рори шагнула вперед и встала так, чтобы Эвелин видела ее губы.

— Нора, она не слышит, а потому не всегда знает, насколько громко произносит слова. Иногда ее трудно понять, тогда надо попросить, чтобы она говорила громче.

Нора недоверчиво прищурилась. Женщины за ее спиной окончательно бросили работу, сбились в кучу, издали наблюдая за тем, что происходит.

— Что ты имеешь в виду? Как это — она глухая? — спросила Нора. — Она же понимает, что мы говорим. Это всем ясно.

— Я могу читать слова по губам, — вмешалась Эвелин. На этот раз она постаралась говорить достаточно громко. Может быть, даже слишком громко, потому что Нора вдруг шагнула назад, глаза ее удивленно расширились.

— Как такое возможно? — сдвинув брови, спросила она.

Эвелин пожала плечами.

— Мне не хочется это объяснять. Могу только сказать, что я понимаю, что ты говоришь, если смотрю прямо тебе в лицо.

— А почему вы раньше не разговаривали? По слухам, вы молчали целых три года.

На сей раз Эвелин долго молчала, решая, следует ли рассказывать женщине всю правду. Едва ли есть смысл в дальнейшем обмане.

— Потому что боялась, — наконец проговорила она.

Такой ответ явно удивил Нору.

— Боялись? В своем собственном клане?

Женщины за ее спиной зашептались. Заявление госпожи их явно поразило. Некоторые даже посмотрели на нее с состраданием. Этого Эвелин не любила. Сострадание ранило гордость, но ей уже несколько лет приходилось с этим мириться. Однако сочувствие этих простых женщин было не так обидно. Их привела в ужас мысль, что даже среди родственников она не чувствовала себя в безопасности. Однако Эвелин не собиралась тратить время, пересказывая им всю историю и сообщая истинные причины собственных страхов.

Тут к Норе приблизилась еще одна служанка. Удивленно сдвинув брови, она вмешалась:

— Но у нас вы заговорили. Здесь, среди Монтгомери.

Эвелин улыбнулась и кивнула.

— Почему? — с недоумением спросила Нора.

— Здесь я чувствую себя в безопасности.

Женщины удивленно уставились на Эвелин. Рори, самая нетерпеливая, прервала эту сцену:

— Нора, Эвелин хотела тебя кое о чем попросить.

Нора бросила быстрый взгляд на новую хозяйку.

— Да, конечно. О чем вы хотели попросить?

Эвелин глубоко вдохнула утренний воздух.

— Нора, здесь у каждого есть обязанности… кроме меня. Рори объяснила, что лэрд и его братья сами надзирают за хозяйством в замке. А ведь это моя обязанность как жены лэрда, и я отношусь к ней очень серьезно. Мне требуется помощь человека, который хорошо знает эту работу и который сможет показать, как здесь все устроено.

Нора вскинула голову и приняла важный вид.

— Ну что же. Правду сказать, вы пришли туда, куда надо, миледи. Походите за мной целый день, и я вас мигом научу вести хозяйство.

Эвелин просияла и со счастливой улыбкой сказала:

— Благодарю, Нора.

Рори подняла глаза к небу.

— Что же, занимайтесь своими женскими делами. Я вас оставляю. Пойду в кабинет и приберусь там. Скоро приедет отец Драммонд.

Эвелин рассеянно махнула ей на прощание. Согласие Норы откликнуться на ее просьбу о помощи так взволновало ее, что она и не подумала сожалеть об утрате общества Рори.

Конечно, эти люди не скоро примут ее как свою. Ей предстоит долгий путь, но сейчас она сделала шаг в правильном направлении. Если здешние женщины увидят, что она желает освоить образ жизни Монтгомери, то, возможно, со временем сердца их смягчатся, они забудут, что она Эвелин Армстронг, и станут думать о ней как об Эвелин Монтгомери.


Глава 26 | Юная жена | Глава 28