home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Новый виток холодной войны

В январе 1981 г. «демократическую» администрацию США в Белом доме сменил республиканец Рональд Рейган.

По мнению его ближайших сотрудников, в том числе помощников по национальной безопасности Роберта Макфарлейна, а затем Ричарда Алена, Рейган был убежден в своем «мессианском предназначении стать могильщиком коммунизма», о чем были осведомлены в Москве, и прежде всего председатель КГБ СССР Андропов.

В изданном в 2006 г. справочнике для школьников «Кто есть кто» отмечалось, что «когда Р. Рейган (1911–2004) стал президентом США, многие отнеслись к этому с иронией, полагая, что для известного голливудского актера… это просто очередная престижная роль и управление таким сильным государством он практически пустит на самотек. Однако Рейган доказал, что бывший актер ничуть не хуже других и может быть умным и достойным президентом. Он оказался не только одним из самых популярных президентов-республиканцев. При нем основой экономической политики («рейганомики») стал рост военных ассигнований и сокращение социальных расходов… Рейган был одним из первых, кто поддержал реформы М. С. Горбачева и подружился с первым советским президентом…»

20 января 1981 г., выступая с амбициозной инаугурационной речью «Мы слишком великий народ, чтобы ограничивать себя в целях», Рейган заявлял:

– Мы по-прежнему будем образцом свободы и путеводной звездой надежды для тех, у кого сейчас нет свободы. Что же касается врагов свободы, то им, потенциальным врагам, напомним, что мир на земле – величайшее стремление американского народа… Быть сильным – значит иметь лучший шанс никогда не прибегать к силе![227].

А на пресс-конференции 29 января 1981 г. Рейган так определил свое отношение к американо-советским отношениям:

– До сих пор детант представлял собой улицу с односторонним движением: Советский Союз использовал его для достижения собственных целей.

Хотя для объективного читателя абсолютно очевидно, что в этом несуразном обвинении в адрес СССР – стремлении максимально использовать международные договоренности для достижения собственных интересов, – нет ничего предосудительного. А реальное американское вмешательство в процесс борьбы с неугодным политическим режимом в Кабуле лишало администрацию США каких-либо, в том числе и моральных, оснований говорить о «попрании народных волеизъявлений» в этой стране.

Американский исследователь П. Швейцер остроумно замечал, что «анализ причин развала Советского Союза вне контекста американской политики напоминает расследование по делу о внезапной и таинственной смерти, где не берется во внимание возможность убийства и даже не делаются попытки изучить обстоятельства данной смерти»[228].

Для понимания сущности последующих событий следует принять во внимание тот факт, что новые планы «тайной войны» против СССР начали разрабатываться уже 30 января 1981 г. особой Рабочей группой по национальной безопасности США (National Security Planning Group, NSPG), в которую входили наиболее доверенные помощники и советники Р. Рейгана, в том числе вице-президент Джордж Буш-старший, с января 1976 по январь 1977 г. возглавлявший ЦРУ. Он же, как известно, станет преемником и «продолжателем» политики Рейгана на посту президента США в 1989–1993 гг.

Целью деятельности этой группы была выработка совместной с участниками международной антикабульской военной коалиции и другими союзниками США стратегии подрыва, или хотя бы значительного ослабления, советской политической и экономической систем.

Новым директором ЦРУ в январе 1981 г. Рейган назначил ветерана разведки Уильяма Кейси, принимавшего участие в разведывательных операциях в Европе еще в 1943–1945 гг., предоставив ему как широчайшие полномочия в проведении спецопераций, так и право беспрепятственного личного доклада президенту по всем вопросам. Рейган также предоставил ему ранг министра, чего не имел ни один из его десяти предшественников на этом посту. Вследствие этого У. Кейси считается самым влиятельным руководителем американской разведки с момента образования ЦРУ в 1947 г.

В том же 1981 г. на официальном уровне уточняется понятие тайных разведывательных операций, которые «проводятся для поддержки внешней политики; планируются и выполняются таким образом, чтобы роль правительства США не была явной и открыто признанной…» Для государственных чиновников уточнялось: «Они не включают в себя дипломатические действия и отличаются от сбора и выпуска разведывательной информации»[229].

А свое политическое кредо Рейган провозгласил перед выпускниками элитного частного университета Нотр-Дам (штат Индиана) 18 мая 1981 г.:

– Грядущие годы будут годами возрождения нашей страны, дела свободы и распространения цивилизации. Запад не будет сдерживать коммунизм. Запад просто переживет коммунизм. Мы не будем утруждать себя критикой в его адрес, мы отмахнемся от него, как от печальной и жуткой главы в истории человечества, в которой уже сейчас дописываются последние строки.

Девизом Рейгана стало «Ни дня покоя Советскому Союзу!».

По свидетельству Петера Швейцера, автора документальной книги «Победа: Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря», парадоксальным образом не получившей должного общественного резонанса в нашей стране, политика Рейгана в отношении СССР радикально отличалась от политики предыдущей администрации Дж. Картера.

В принципе, подобные откровения не содержат ничего нового. Но здесь важно другое: ЦРУ и его союзники по холодной войне, отказавшись от «ложной скромности», открыто заявляли о своей роли в сокрушении неугодных им режимов в суверенных государствах мира.

В новой стратегии ставка делалась на провоцирование и обострение кризисов внутри СССР и других государств социалистического содружества. При этом первоочередное внимание США было уделено Польше, где уже не один месяц – с августа 1980 г., росло противостояние между властями, Польской объединенной рабочей партией (ПОРП) и «независимым» профсоюзом «Солидарность».

«Новая» стратегия США в отношении стран социализма должна была реализовываться с помощью как «тайных операций» ЦРУ, так и закулисных дипломатических приемов, тайных сделок, гонки вооружений, в ходе которой достигался все более высокий технический прогресс.

Ведущий научный сотрудник Архива национальной безопасности США, признанный международный эксперт в области разведки Джеффри Ричелсон к содержанию тайных операций относил:

1. Оказание влияния на политических, государственных и общественных деятелей зарубежных стран.

2. Создание выгодной для США ориентации общественного мнения в зарубежных странах.

3. Оказание финансовой поддержки и материально-технической помощи – включая снабжение оружием и боеприпасами, – политическим партиям, группам, фирмам, организациям и отдельным лицам, «деятельность которых отвечает государственным интересам США».

4. Пропагандистские мероприятия.

5. Экономические мероприятия.

6. Политические и полувоенные акции с целью поддержки или свержения существующих в зарубежных странах режимов.

7. Физическую ликвидацию отдельных лиц.

Как свидетельствовал бывший заместитель начальника Генерального штаба СССР генерал армии М. А. Гареев, Москву очень беспокоило то, что рост вооружений «неожиданно стал интенсивнее в доселе невиданных темпах и формах».

Непосредственно проведением тайных политических операций в структуре ЦРУ США занималось Управление специальных операций, насчитывавшее 1200 оперативных сотрудников, хотя к их осуществлению привлекались также и другие подразделения ЦРУ и сотрудники его зарубежных резидентур[230].

Причем планировавшиеся операции ЦРУ географически охватывали регионы от Афганистана и Пакистана до Саудовской Аравии, Египта, Израиля, Польши и Чехословакии.

Ричард Аллен, советник президента США по национальной безопасности, вспоминал, что советское руководство считало, «что имеет дело с первоклассным сумасшедшим. И они были смертельно испуганы»[231].

Возможно, что бывший голливудский актер Рейган вполне осознанно и увлеченно принял на себя эту новую и самую главную в его жизни роль: за эксцентричным поведением голливудского «ковбоя» скрывая хладнокровный расчет, призванный нанести смертельный удар геополитическому конкуренту США на мировой арене – Союзу Советских Социалистических Республик.

Понятно, что стратегия США, основанная на привлечении к ее реализации союзников – от НАТО до Пакистана и от Саудовской Аравии до Израиля и Китая, – оказала самое непосредственное негативное воздействие на оперативную обстановку в мире, на всю систему международных отношений.

В мае 1981 г. в Клубе имени Ф. Э. Дзержинского в Москве прошло совещание руководящего состава органов и войск КГБ СССР.

Вот как об этом сообщает один зарубежный источник.

«Такие совещания проводились регулярно и являлись важным источником информации для партийного руководства. На основании их определялась текущая политика КПСС, готовились документы по важным проблемам, связанным с международной ситуацией, возникавшим перед Советским Союзом.

Генеральный секретарь Л. И. Брежнев усталым шагом первым поднялся на трибуну. Он говорил о том, что новое правительство в Вашингтоне «проявляет крайне реваншистские тенденции», ведет дело к «опасной дестабилизации в мире», проводит политику «дальнейшей эскалации гонки вооружений и стремится к подрыву советской экономики». Президент Рейган «не заметил, что общая расстановка сил в мире не благоприятствует капитализму». Он хочет «нивелировать достижения международного социализма, используя методы провокации… И экономической войны». Речь длилась 45 минут.

Когда закончил, было видно, как он устал. Его тут же повезли домой.

На трибуну поднялся Андропов. Он сам был не намного моложе Брежнева, но был в лучшей форме, решителен, уверен в себе.

Андропов показал образ США в еще более зловещих красках.

Андропов предполагал, что после появления в Белом доме Рейган откажется от антисоветской риторики, но она продолжалась. Он процитировал слова Рейгана во время первой пресс-конференции: «Они (Советский Союз) присвоили себе право совершать любые преступления, лишь бы достичь своей цели… Таким образом, разрядка действует лишь односторонне, является дорогой с односторонним движением, которую Советский Союз использует в своих целях».

По мнению Андропова, «настали опасные времена: Запад организует структуры с целью провокаций против социализма».

На этом совещании председатель КГБ подчеркивал, что «военные контрразведчики, проходя службу в войсках в Афганистане, получают боевой опыт, настоящую боевую закалку. Использовать этот опыт в интересах общего дела – значит существенно повысить уровень нашей работы, сделать новый необходимый шаг в повышении мобилизационной и оперативной готовности органов госбезопасности».

Следует отметить, что только в 1981–1982 гг. 40 оперативных сотрудников особого отдела ОКСВА были удостоены государственных наград СССР. А всего в боевых операциях участие приняли 346 военных контрразведчиков, то есть почти весь личный состав особых отделов 40-й армии.

Западный же источник, рассказывавший об этом совещании, выделял слова Ю. В. Андропова о том, что «Вашингтон готовится к первому атомному удару. Со времен Кубинского кризиса советские руководители не высказывались так агрессивно и не рисовали таких ужасающих картин».

Андропов был неправ, утверждая, что Рейган готовится к первому ядерному удару, – подчеркивал американский историк. – Но ведение экономической войны было как раз в намерениях Уильяма Кейси (директора ЦРУ) и Каспара Уайнбергера (министр обороны США)»[232].

Впрочем, эта версия о «превентивном ядерном ударе» вполне могла быть частью дезинформационной кампании США, направленной на введение СССР в заблуждение, на вовлечение его в разорительную гонку вооружений. По крайней мере, эта версия вполне логично вписывается в русло последующих событий.

Создатель документального сериала Би-би-си «Шпионские страсти» Дэвид Роуз впервые показал, что «тайная война» Запада против стран социалистического содружества с 1981 г. значительно активизировалась.

Следствием этого, подчеркивал Д. Роуз, стали массовые поставки прозападной «оппозиции» в Польше в лице созданного в августе 1980 г. «независимого профсоюза «Солидарность», объединившего под «одной крышей» антисоциалистические группы, ксероксов, компьютеров, принтеров, мини-типографий для издания нелегальной прессы и даже средств радиосвязи.

Вполне закономерно, что события в соседней Польской Народной Республике не могли не интересовать и не волновать Ю. В. Андропова, который помнил венгерские (1956 г.) и чехословацкие (1968 г.) кризисы.

Своих коллег по Политбюро ЦК КПСС Ю. В. Андропов предупреждал, что спецслужбы США попытаются «сделать «польский опыт» универсальным, перенести его в другие социалистические страны».

Ему, как и многим другим честным людям, не давал покоя продиктованный самой жизнью вопрос: как могло случиться, что стало возможным развитие событий по формуле «форма пока может оставаться прежней, а содержание – антисоциалистическим»? И почему он в меньшей степени волнует самих польских трудящихся, многие из которых поддерживали антисоциалистические призывы и лозунги лидеров «Солидарности»?

Почему руководство Польши своевременно не среагировало на изменение настроений масс, не проявило настойчивости в пресечении подрывной деятельности антисоциалистических сил?

Причины этого член Политбюро ЦК КПСС Ю. В. Андропов видел в том, что партийное руководство Польши утратило доверие значительной части населения.

– Бывшее руководство ПОРП, – с горечью и тревогой говорил он как членам Политбюро и Секретарям ЦК КПСС, так и членам Коллегии КГБ, – не смогло ни правильно понять настроения масс, ни оказать на них необходимого влияния… Образовался вакуум в политико-идеологической области, который быстро заполнился церковью, различными оппозиционными группками антисоциалистического толка. Оппозиционные силы, закоперщики акций неповиновения властям – воспользовались недовольством в рабочей среде, возникшим на почве неудовлетворенности решением социально-экономических проблем, толкнули рабочих на забастовки.

Таким образом, предостерегая своих коллег по партийному ареопагу об опасности повторения подобных ошибок, отнюдь и не пытался всю вину за подобное развитие событий возлагать исключительно на иностранные спецслужбы. Однако находившийся там же секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев вряд ли усвоил эту банальную истину.

С горечью и тревогой он говорил и о том, что «руководство МВД Польши проявило явную беспечность перед лицом возникших в разных местах антисоциалистических формирований, исходя из принципа «если мы их не тронем, то и они нас не тронут».

«Все это сказано не в упрек нашим польским товарищам, – подчеркивал Андропов, – а для того, чтобы мы сами отчетливо увидели явления, мириться с которыми нельзя.

Мы должны остро, своевременно и, я бы сказал, жестко реагировать на всякого рода антиобщественные проявления, возникающие в нашей стране.

Это, разумеется, не следует воспринимать как призыв применять уголовные меры налево и направо, но действовать надо строго, помня об интересах всего общества».

Таким образом, для себя и для своих коллег в КГБ СССР Андропов выводы сделал.

Да вот только был ли он понят «коллегами по ЦК КПСС» на Старой площади? Запомнили ли они это продиктованное жизнью предупреждение? И не поэтому ли Андропов объявил безжалостную войну расхитителям народной собственности, спекулянтам, «теневой экономике», зарождающейся мафии. И эти его шаги были с радостью и энтузиазмом поддержаны широкими слоями трудящихся.

Бывший начальник 11-го отдела польской контрразведки Александр Маковский заявлял создателям сериала Би-би-си, посвященного забытой, а кое-кому из современных читателей – и вовсе неизвестной холодной войны, что уже к декабрю 1981 г. МВД Польской Народной Республики были вскрыты подлинные масштабы вмешательства ЦРУ США в управление деятельностью «Солидарности». Хотя, для придания видимости «дистанцирования» от польской оппозиции, ЦРУ использовало для проведения операций прикрытие американских, прежде всего АФТ-КПП, европейских и британских профсоюзов.

После интернирования 28–29 декабря властями ПНР около 1,7 тысячи активистов антисоциалистической «оппозиции», ЦРУ организовало в марте – апреле 1982 г. вещание на Польшу нелегальной радиостанции «Солидарность», придавая ему видимость вещания с самой польской территории. Хотя в действительности передачи велись или с судов в Балтийском море, или с территорий сопредельных государств.

Принципиальным историкам и честным людям еще предстоит дать объективный ответ на вопрос о том, насколько такая деятельность соответствовала (и соответствует) принципу невмешательства во внутренние дела суверенных государств. Подчеркнем, однако, что авторы названного британского документального сериала с гордостью констатировали, что «Запад выиграл идеологическую войну у Востока».

Первой реакцией США на введение президентом Польской Народной Республики В. Ярузельским военного положения в стране стало объявление 30 декабря 1981 г. Рейганом… «экономических санкций в отношении СССР». Конкретно санкции касались эмбарго (запрета) на поставку в Советский Союз труб большого диаметра и большого давления для строившегося газопровода «Западная Сибирь – Европа».

Введение эмбарго США на торговлю с Советским Союзом в Европе было оценено однозначно как объявление экономической войны. И, несмотря на то что это заокеанское решение наносило явный и ощутимый удар по национальным интересам европейских стран, их руководители были вынуждены подчиниться диктату Вашингтона.

Для этого предполагалось, откровенничали впоследствии перед Петером Швейцером ведущие сотрудники администрации Рейгана, начать новую интенсивную атаку на политическую и экономическую системы СССР, и для этого была выработана широкая стратегия, включавшая в себя как экономическую войну, так и попытки подрыва финансовой системы СССР.

Первым этапом предусматривалось создание «для Советов» двух фронтов: в Афганистане и Польше. Но, как писал П. Швейцер, не ограничиваясь этим, «доктрина Рейгана» включала финансирование и поддержку антикоммунистических восстаний во всем мире».

А между тем в начале января 1981 г. в Москве разворачивалась еще одна серия драматических событий, имевших в дальнейшем самые серьезные последствия для будущего страны.

27 декабря 1980 г. Ю. В. Андропову доложили о пропаже заместителя начальника секретариата КГБ СССР майора Вячеслава Васильевича Афанасьева. Чуть позже поступило сообщение, что Афанасьев в бессознательном состоянии был обнаружен в районе дачного поселка Пехорка. 29 декабря 1980 г. уголовное дело по факту причинения тяжких телесных повреждений гражданину В. В. Афанасьеву было принято к производству следственным управлением КГБ СССР. Однако 1 января 1981 г. майор Афанасьев скончался, так и не приходя в сознание.

Следователи КГБ быстро установили страшную правду – подозреваемыми в преступлении являются… дежурные 5-го отделения ГУВД Москвы на метрополитене. Всего – 8 сотрудников милиции…

Чтобы избежать обвинений в «необъективном» ведении следствия сотрудниками КГБ, уже 12 января 1981 г., на личной встрече Ю. В. Андропова с генеральным прокурором СССР А. М. Рекунковым был согласован вопрос о создании специальной следственной бригады для расследования этого преступления, совершенного, как оказалось впоследствии, по корыстно-хулиганским мотивам. В ходе следствия, помимо других многочисленных преступлений, были раскрыты еще три убийства, совершенных теми же лицами…

Несколько забегая вперед, подчеркнем, что в июле 1982 г. 4 из 8 обвиняемых, включая и непосредственно принимавшего участие в убийстве бывшего начальника 5-го отделения майора милиции Б. Барышева, были приговорены к высшей мере наказания (расстрелу).

Известно также, что в 1989 г. по данному уголовному делу был создан известный художественный фильм «Убийство на Ждановской». Зададимся, однако, вопросом: а для чего же его авторы, вопреки известным им фактам, создали легенду о бессудной расправе чекистов над милиционерами-убийцами? Добавив еще в число жертв «произвола КГБ» и «несговорчивого» следователя прокуратуры? (В действительности же старшего следователя по особо важным делам при генеральном прокуроре СССР Владимира Ивановича Калиниченко от возможных покушений охраняли именно сотрудники группы «Альфа» КГБ СССР). Видимо, именно таким был «социальный заказ» спонсоров фильма?

Проведенная прокуратурой СССР проверка работы Главного управления внутренних дел (ГУВД) столицы выявила и другие многочисленные преступления, совершенные сотрудниками милиции…

Через несколько дней после завершения суда над убийцами В. В. Афанасьева министр внутренних дел СССР Н. А. Щелоков был ознакомлен государственным обвинителем на этом процессе со справкой прокуратуры о выявленных иных противоправных деяниях сотрудников московской милиции – в ближайшем будущем еще более 80 ее сотрудников предстанут перед судом, а несколько сотен из них будут уволены из органов МВД.

Эти события обострили застарелый конфликт между Щелоковым и Андроповым. Как нам представляется, этот длительный личный конфликт между председателем КГБ и министром внутренних дел в конечном счете родился из амбициозности и чувства уязвленного самолюбия последнего: несмотря на многочисленные правительственные награды, он не имел партийного «роста», оставаясь лишь «рядовым» членом ЦК КПСС.

По сути дела, на личностном же уровне мы имеем дело с конфликтом двух жизненных, мировоззренческих позиций, двух жизненных стратегий: бескорыстного и беззаветного служения Делу, Долгу у Андропова и синекуры, карьерных устремлений в целях достижения максимального личного комфорта и достатка у Щелокова. А еще – забвения и предательства провозглашаемых высоких идеалов и целей, пренебрежения к законным правам, интересам и нуждам наших сограждан, то самое «комчванство», за которое в свое время В. И. Ленин предлагал «вешать на вонючих веревках».

Персонифицированный в лице своих первых руководителей, – Андропов отнюдь не случайно в кругу ближайших сотрудников называл Н. А. Щелокова «жуликом и проходимцем», – едва заметный на поверхности конфликт между двумя ведомствами получил свое логическое завершение в ноябре 1982 г.

А весной 1982 г. за рубежом началась очередная антисоветская кампания, связанная с высылкой из Франции 5 апреля 47 советских дипломатов, обвиненных в шпионаже. Это стало триумфальным пропагандистским завершением французской разведкой операции с предателем «Farewell» (О. Ветровым, арестованным в феврале 1982 г. в Москве первоначально по обвинению в предумышленном убийстве). Однако в процессе расследования данного преступления был установлен факт его сотрудничества с французской разведкой. Материалы, полученные от предателя, считались настолько ценными, что французы предоставили копию досье «Farewell» ФБР США, удостоившись благодарности «за оказанную помощь». Высылке дипломатов из Парижа предшествовали аресты подозреваемых «в советском шпионаже».

На фоне поднятой по этому поводу антисоветской кампании президент США Р. Рейган, в соответствии с провозглашенной внешнеполитической стратегией (и стратегией тайной войны), объявляет решение о развертывании американских ракет «Першинг» в Европе и начале работ по созданию системы стратегической противоракетной обороны (программа «Стратегическая оборонная инициатива», СОИ, броско названная журналистами «Звездными войнами»). Что ломало сложившуюся систему военно-стратегического паритета, требовало от Советского Союза и Организации Варшавского Договора принятия ответных мер.

8 июня 1982 г., в начале своего европейского турне, Рейган выступил в британском парламенте с речью «Демократия и тоталитаризм», которая очень скоро получила название призыва к «новому крестовому походу против коммунизма». Она стала самым продолжительным публичным выступлением Р. Рейгана за все годы его президентства.

В нем президент США убеждал европейских союзников:

«Сейчас существует реальная угроза нашей свободе, более того, самому нашему существованию. Предшествовавшие нам поколения никогда не могли даже вообразить себе возможность подобной угрозы… Мы сходимся в одном – в нашем отвращении к диктатуре во всех ее формах. И в первую очередь мы отвергаем любой тоталитаризм…

Будущие историки отметят последовательную сдержанность и мирные намерения Запада. Именно Советский Союз идет сегодня против течения истории…

Сегодня мы на одной стороне фронта, на стороне НАТО, наши вооруженные силы стоят лицом на восток, чтобы предотвратить возможное вторжение».

Тогда-то и прозвучало заявление о намерении «отбросить марксизм-ленинизм на свалку мировой истории».

В то же время, характеризуя сущность разворачивающегося противоборства в мире, Рейган вполне в русле логики психологической войны заявлял:

– Решающий фактор происходящей сейчас в мире борьбы – не бомбы и ракеты, а проверка воли и идей, испытание духовной смелости, испытание тех ценностей, которыми мы владеем, которые мы лелеем, идеалов, которым мы преданы.

В справедливости последнего положения речи Рейгана всем нам, гражданам СССР, еще предстояло убедиться в последующие годы….

Цели и средства стратегии наступления на СССР были определены Р. Рейганом в серии секретных директив Совета национальной безопасности (NSDD) 1982–1983 гг:

– в марте 1982 г. NSDD-32,

– в ноябре того же года NSDD-66,

– в январе 1983 г. NSDD-75.

Эти директивы имели своей целью ослабление СССР посредством ведения экономической войны и основывались на тайных операциях ЦРУ.

Принятая в марте 1982 г. директива NSDD-32 в «ответ на введение военного положения в Польше» провозглашала целью политики США «сокрушить советское преобладание в Восточной Европе», а также «укрепление внутренних сил, борющихся за свободу в этом регионе».

Вследствие этого Польская Народная Республика стала этаким «испытательным полигоном» по обкатке технологий будущих «бархатных» революций.

«То, что США оказывали тайную помощь «Солидарности», было известно лишь нескольким членам Совета национальной безопасности», подчеркивал П. Швейцер. Именно поэтому об этом могли не подозревать и многие рядовые члены и сочувствующие деятельности этого профсоюза в Польше.

При этом условием вовлеченности ЦРУ в развязывание войны в Афганистане, как и в поддержку оппозиции в Польше, Рейганом выдвигалось требование следовать «методу активного отрицания» собственного участия в противоправной, нелегальной деятельности в названных странах.

Сотрудник СНБ США Э. Миз по этому поводу скромно вспоминал: «Мы (sic?!! – О. Х.) сочли Ялтинскую конференцию недействительной» (?!!)[233].

Однако он скромно умалчивал о том, что таким образом Рейган одновременно хоронил и Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный пятью годами ранее президентом США, да и всю систему международного права и международных отношений, сложившихся в Европе и мире после Второй мировой войны.

А в целом новая «тайная» стратегия США включала в себя:

– финансовую, разведывательную и политическую помощь «Солидарности» в Польше;

– военную и финансовую помощь моджахедам в Афганистане;

– меры по резкому сокращению валютных поступлений в СССР, а также ограничение экспорта газа в Европу;

– усиление психологической войны, «направленной на то, чтобы посеять страх и неуверенность среди советского руководства»;

– ограничение доступа СССР к западным технологиям;

– широко организованную техническую дезинформацию с целью разрушения советской экономики;

– рост вооружений, что должно было подорвать советскую экономику и обострить кризис ресурсов.

Завязавшийся в горах Афганистана узел сложных политических, экономических, социальных, военных и разведывательно-оперативных проблем и противоречий остался в наследство преемникам Ю. В. Андропова на посту председателя КГБ СССР.

Руководители КГБ СССР, совместно с советскими советниками, правительством ДРА, в том числе и в личных беседах с руководителем Службы государственной безопасности (ХАД) Наджибуллой, напряженно искали пути выхода из кровопролитной братоубийственной войны. И такие меры, давшие значительные позитивные результаты не только в военном плане, но и в плане укрепления авторитета и доверия к правительству ДРА, последовали, что внесло перелом в ход гражданской войны в Афганистане, поощряемой и щедро подпитываемой иностранными «спонсорами».

Коротко подытоживая эту уже забытую страницу истории ХХ века, следует отметить, что первоначально американские операции в Афганистане не давали ожидавшихся от них результатов.

Явные неудачи «моджахедов» в боевых действиях против афганской армии, милиции («царандоя»), ХАД и ОКСВА, потребовали увеличения «афганского бюджета ЦРУ», что и было произведено в 1984 г.

В ходе проводившихся ОКСВ разведывательных и военных операций в Афганистане, к 1985 г., отмечал в своих мемуарах «Против всех врагов» бывший советник президента США по военным вопросам Ричард Кларк, аналитики возглавлявшейся им группы «со все большим беспокойством отмечали, что ситуация изменилась в пользу Москвы».

И это потребовало активизации и увеличения помощи формированиям афганских «моджахедов». Что нашло выражение как в общем увеличении объема поставок вооружения «моджахедам», так и в его качественном улучшении, включая передачу секретных американских переносных зенитно-ракетных комплексов «Стингер», использовании для наведения на цели ракет класса «земля – земля» американской спутниковой навигационной системы «GLOSNAR».

После подобных откровений есть немало оснований усомниться в том, что в этот период противоборство между США и СССР «не выходило за рамки «холодной стадии» глобальной войны.

Как отмечал бывший резидент ЦРУ в Пакистане Милтон Бирден, непосредственно в 1986–1989 гг. «курировавший» все операции против ДРА в регионе, годовой объем передававшейся «повстанцам» помощи достигал 60 тысяч тонн (!), для переброски которой в Афганистан использовалось более 300 наземных маршрутов.

По мнению М. Бирдена, только с началом поставок моджахедам через МИ-6 переносных зенитных ракетных комплексов «Стингер» в сентябре 1986 г., что означало фактический отказ США от принципа «отрицания участия в войне», начался перелом в ходе боевых действий в Афганистане.

К этому стоит только добавить, что американские спецслужбы до сих пор крайне интересует судьба и местонахождение около 2,6 тысячи «Стингеров», «не использованных» в свое время против советских войск в Афганистане.

«Главное условие, которое пакистанцы поставили перед нами, – откровенничал в интервью российскому корреспонденту Марк Сейджмен, в 1987–1989 гг. работавший в опергруппе ЦРУ в Исламабаде, – это чтобы вся помощь шла через них, потому что они не хотели дестабилизации… Прямые контакты с моджахедами поддерживали пакистанские спецслужбы, и до 1986 года мы почти (выделено мной. – О. Х.) не были вовлечены в войну…»

Но, подобно многим своим коллегам, Сейджмен лукавил, заявляя, что «никакого центрального штаба ЦРУ в Пакистане не было, что контактами с моджахедами и их подготовкой занимались пакистанцы».

Помимо многогранной деятельности чекистов на территории Афганистана, руководители советской разведки В. А. Крючков, Л. В. Шебаршин предпринимали меры к мирному урегулированию конфликта в этой стране.

Всего же за 10 лет вооруженного конфликта при оказании интернациональной помощи этой стране и защите национальных интересов СССР в Афганистане погибли 576 военнослужащих органов и войск КГБ СССР.

В том числе:

– военнослужащих пограничных войск – 518 (332 рядовых, сержантов – 97, прапорщиков и старшин сверхсрочной службы – 17);

– сотрудников военной контрразведки – 18;

– военнослужащих войск правительственной связи (УПС КГБ СССР) – 11;

– советников при органах безопасности ДРА – 29;

– сотрудников подразделения «Альфа» – 4.

Всего же за 9 лет пребывания в Афганистане только военными контрразведчиками были выявлены 60 агентов западных разведок, более 900 агентов и пособников бандформирований моджахедов; предотвращены более 500 диверсионно-террористических акций против частей ОКСВА.

На наш взгляд, важно отметить следующее обстоятельство, на которое, как правило, не обращается внимание.

Как нетрудно заметить из приведенной краткой хронологии, наиболее активные и масштабные акции по нанесению максимально чувствительных ударов по СССР и его национальным интересам предпринимались не при «несгибаемом и твердом» генеральном секретаре ЦК КПСС Ю. В. Андропове, не при мягкотелом и безвольном К. У. Черненко, а при «открытом к диалогу с Западом», «широко и свободно мыслящим», склонным к восприятию чужих точек зрения и консенсусам, молодом и казавшемся перспективным М. С. Горбачеве…

В феврале 2012 г. в Лондоне прошла международная конференция, посвященная итогам «10 лет войны ISAF («Международные силы содействия безопасности») в Афганистане. Участники ее были единогласны в оценке того, что США и НАТО проиграли эту войну, начатую 7 октября 2001 г. с варварского ракетного обстрела Кабула. При этом упоминали они и «советский опыт». Однако главная методологическая ошибка подобного сравнения состоит в том, что выпестованное МУР Пакистана движение Талибан не пользовалось мощной поддержкой столь широкой международной коалиции, как моджахеды в период их боевых действий против ОКСВА.

И тогда возникает закономерный вопрос: так с кем же вели борьбу все эти годы интернациональные «силы ISAF» в Афганистане?

25 января 1982 г. скончался старейший (с 16 октября 1952 г.!) член Политбюро и Секретарь ЦК КПСС М. С. Суслов, считавшийся самым влиятельным партийным руководителем после Л. И. Брежнева, который внимательно прислушивался к его мнениям и рекомендациям.

В последние дни января Брежнев предложил Андропову вернуться «на Старую площадь» на должность секретаря ЦК КПСС. На что Юрий Владимирович напомнил, что такое избрание в соответствии с уставом партии может осуществить только Пленум ЦК КПСС.

Фактически с этого момента и начался процесс возвращения Ю. В. Андропова на Старую площадь.

В апреле Ю. В. Андропов отправил генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу свой последний годовой отчет о работе КГБ СССР (№ 788/А – ОВ от 10 апреля 1982 г.)[234]:

«… Большая работа проведена по обеспечению безопасности в период подготовки и работы XXVI съезда КПСС. Сорваны многие запланированные противником подрывные акции, имевшие своей целью принизить значение высшего форума КПСС, нанести политический ущерб нашей стране.

Осуществлен комплекс мер политического, оперативного характера за рубежом, среди членов дипломатического корпуса, журналистов, некоторых других категорий иностранцев, находившихся в СССР, предотвращены провокационные акции, готовившиеся враждебными элементами внутри страны.

В отчетном году улучшена на ряде ключевых направлений работа разведки Комитета госбезопасности. Первостепенное внимание уделялось разведывательной подготовке и обеспечению встреч и переговоров т. Л. И. Брежнева с зарубежными государственными и политическими деятелями.

Осуществлены меры по усилению разведывательной работы в целях предупреждения возможного внезапного развязывания противником войны (здесь следует оговориться, что ранее информации по данной теме в годовых отчетах КГБ не присутствовало), что свидетельствует о том, сколь серьезное внимание было уделено этой проблеме вследствие воинственной риторики президента США.

Активно добывалась информация по военно-стратегическим проблемам, об агрессивных военно-политических планах империализма и его пособниках.

Полнее освещались внешняя политика ведущих капиталистических стран, крупные международные экономические проблемы, положение в странах и районах мира, где складывалась кризисная обстановка, процессы в области внутренней и внешней политике Китая.

Успешно вскрывалась враждебная деятельность против СССР спецслужб США, других капиталистических стран и Китая, центров идеологической диверсии противника, зарубежных антисоветских националистических и эмигрантских формирований, террористических организаций и групп.

Комитетом госбезопасности направлено в инстанцию, министерства и ведомства свыше 8 тысяч информационных материалов, в том числе 455 аналитических записок.

В отчетном году повысились актуальность и эффективность активных мероприятий по линии разведки. Осуществлен ряд крупномасштабных акций по содействию успешной реализации внешнеполитического курса партии, укреплению позиций и авторитета Советского Союза на международной арене.

Одновременно проведены операции по политическому обличению агрессивной авантюристической политики американского империализма и экспансионизма Китая, по стимулированию антивоенного движения в зарубежных странах.

Разведка активно действовала по разоблачению грубого вмешательства США, других стран НАТО, их спецслужб во внутренние дела Польши, посягательств на устои социализма в ПНР, дискредитации контрреволюционных сил в этой стране. Реализован широкий комплекс мероприятий в целях интернациональной поддержки правительства Афганистана, разоблачению враждебных происков против ДРА.

Повысился политический и экономический эффект проводимых разведкой акций по содействию успеху внешнеэкономических мероприятий Советского Союза.

Целеустремленно работала научно-техническая разведка….

В соответствии с заданиями и главными задачами Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам реализовано 13 500 материалов и 3 тысячи образцов. Полностью выполнены 355 заявок ВПК. В Министерство обороны СССР направлены 1600 материалов….

Продолжала укреплять свои позиции нелегальная разведка, в первую очередь с целью активизации работы против США, других стран НАТО и КНР.

Ряд мероприятий успешно осуществлен в странах, где деятельность «легальных» резидентур КГБ невозможна, и в регионах со взрывоопасной обстановкой.

В 1981 г. Комитет выполнил большое количество специальных заданий и поручений Политбюро и Секретариата ЦК КПСС.

В условиях эскалации антисоветской истерии в ряде зарубежных стран пришлось действовать органам по обеспечению безопасности советских учреждений и граждан. Сорваны 42 вербовочных подхода к советским гражданам. Предотвращены 136 попыток склонения к измене Родине, предотвращен целый ряд других враждебных акций. Вместе с тем не удалось предотвратить невозвращение из-за рубежа 29 советских граждан.

Приняты дополнительные меры по подготовке разведки к бесперебойной работе в критических ситуациях и особый период.

Совершенствовалась работа контрразведки. В результате чекистских мер обезврежены 5 агентов американской разведки из числа советских граждан. Разоблачены 7 агентов китайской разведки, заброшенных в Советский Союз среди перебежчиков из КНР. На Дальнем Востоке выявлены 6 агентов спецслужб КНДР из числа корейских граждан.

Предотвращено становление на путь шпионской деятельности 97 советских граждан, 8 из них арестовано. Во взаимодействии с органами госбезопасности друзей обезврежены 6 агентов американской и западногерманской разведок в окружении советских войск за границей.

Совместно с органами безопасности Афганистана разоблачены 5 агентов, действовавших под руководством иностранных спецслужб.

Сорваны 146 разведывательных поездок военных разведчиков в районы, граничащие с Афганистаном, Польшей, Китаем, в места военных учений.

Выявлен ряд агентов спецслужб США и КНР среди граждан третьих стран, 26 из них выдворены.

Комитетом осуществлены меры по усилению защиты экономической системы СССР. Созданы транспортные подразделения в центре и на местах, укреплены участки чекистской работы в промышленности. Вскрыты факты вредительства, саботажа со стороны некоторых иностранных фирм, поставки ими некачественного и некомплектного оборудования, устаревших и неапробированных технологий, затягивания сроков, завышения стоимости монтажных работ и т. п., что позволило предотвратить значительный материальный и моральный ущерб нашей экономике.

27 иностранных коммерсантов и специалистов, изобличенных во враждебных действиях, выдворены из Советского Союза. На основе информации органов КГБ на объектах народного хозяйства предотвращено более 2000 серьезных чрезвычайных происшествий.

Большие мероприятия осуществлены в связи с утверждением Советом Министров СССР Перечня главнейших сведений, составляющих государственную тайну, в целях предотвращения утечки особо важных секретов к противнику.

Военной контрразведкой активно проводилась работа по содействию командованию в повышении боевой готовности советских Вооруженных Сил, предотвращению чрезвычайных происшествий в армии и на флоте.

Реализован ряд дел на крупных валютчиков и контрабандистов из числа иностранных и советских граждан.

Органы госбезопасности успешно обезвреживали акции идеологической диверсии иностранных спецслужб против Советского Союза. Сорваны их замыслы инспирировать в СССР «очаги социального возбуждения» и другие антисоветские явления. Выявлено более 30 антисоветских и иных политически вредных группирований. Пресечены попытки сколачивания националистических групп на Украине, в Прибалтике, Армении и некоторых других регионах, создания враждебных групп в церковно-сектантской среде.

Удалось определенным образом сбить экстремистские тенденции эмигрантски настроенных элементов из числа немцев, а также в среде крымских татар и турок-месхетинцев.

Пресечены попытки проводить враждебную работу под флагом борьбы за так называемую «культурную автономию евреев».

Выявлены и выдворены из СССР более 70 активистов «Солидарности», подстрекавших к забастовкам польских рабочих, занятых на стройках Советского Союза. Сорвана инспирированная из-за рубежа провокационная забастовочная акция в Эстонии.

Чекистские аппараты оказывают действенную помощь партийным органам и администрации в предотвращении назревавших конфликтных ситуаций в трудовых коллективах, в том числе на ряде оборонных предприятий.

Раскрыто 240 преступных акций, связанных с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Расследовано убийство председателя Совета министров Киргизской ССР Ибраимова С. И.

Розысканы 1355 авторов и распространителей анонимных антисоветских документов.

Сорваны массированные идеологические акции в отношении личного состава воинских частей в Польше и Афганистане. Предотвращен ряд попыток группирования военнослужащих на политически вредной основе.

В соответствии с указаниями партии органы госбезопасности постоянно проводили профилактическую работу, осуществляя профилактику отдельных лиц и некоторых негативных процессов. Профилактированы 18 497 советских граждан.

В 1981 г. 557 человек за антигосударственные, враждебные действия, посягательства на права советских людей, интересы советского общества, в строгом соответствии с нормами советского законодательства, привлечены к уголовной ответственности. Из них за особо опасные государственные преступления – 76, иные государственные преступления – 341.

Чекисты проводили активную работу по дальнейшему укреплению связи с трудящимися массами, оказывали всестороннюю помощь партийным органам в их деятельности по повышению политической бдительности советских людей, разоблачению идеологических диверсий противника.

Приняты дополнительные меры по повышению боевой и мобилизационной готовности пограничных войск, укреплению охраны Государственной границы СССР…»


Афганский капкан | Парадокс Андропова. «Был порядок!» | «Сухой остаток»