home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Послесловие

Жизнь человека – это путь к смерти.

Или – к бессмертию, если природа наделила его талантами и способностями, которые он смог в себе развить и проявить в деле. Если эти его личные качества стали притягательными и были оценены по достоинству многими его современниками.

Юрий Владимирович Андропов, без сомнения, принадлежит к числу выдающихся личностей и государственных деятелей ХХ века.

Сам Андропов неоднократно подчеркивал, что обращение к историческому опыту необходимо не для того, чтобы «еще раз вспомнить о славном боевом прошлом», а прежде всего для того, чтобы снова обратиться к назревшим проблемам современности, «чтобы на историческом опыте… учиться решать задачи сегодняшнего дня»[280].

В заключение, как представляется, нельзя уйти еще от одной, довольно активно муссирующейся темы, связанной с личностью и деятельностью Ю. В. Андропова.

Она касается лиц, «приведенных Андроповым во власть». И, в первую очередь, М. С. Горбачева и Б. Н. Ельцина. Знакомство с первым из них у Андропова состоялось на рубеже 70-х годов, во время проведения председателем КГБ СССР отпуска в Ставропольском крае, когда первый секретарь крайкома КПСС Горбачев считал своим долгом «выразить почтение» высоким гостям из Москвы.

И в целом энергичный, умевший убедительно говорить, открытый для общения, подобострастный, но казавшийся искренним Горбачев привлек внимание Андропова. Хотя его также неплохо знали и рекомендовали коллегам по Политбюро не менее авторитетные секретари ЦК КПСС Ф. Д. Кулаков и М. А. Суслов. Андропов тоже симпатизировал молодому (47 лет от роду), секретарю крайкома, по-видимому, предлагал его кандидатуру для «продвижения» в Москву. И, наверное, далеко не случайно он стал участником поистине «исторической встречи» 19 сентября 1978 г., когда теплой темной ночью на пустом перроне вокзала Минеральных Вод встретились сразу четыре генеральных секретаря ЦК КПСС – Л. И. Брежнев, Ю. В. Андропов, К. У. Черненко и М. С. Горбачев…

27 ноября того же года Горбачев был избран секретарем ЦК, а через два года – и кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. И членом Политбюро он также стал при Брежневе – 21 октября 1980 г.

Нет никаких свидетельств того, что Андропов особо выделял, опекал ставропольского выходца, посвящая его в свои мысли и планы.

Сам же Горбачев писал по этому поводу в мемуарах «Жизнь и реформы»:

«Были ли мы достаточно близки? Наверное, да. Говорю это с долей сомнения, потому, что позже убедился: в верхах на простые человеческие чувства смотрят совсем по-иному, но при всей сдержанности Андропова я ощущал его доброе отношение, даже когда, сердясь, он высказывал в мой адрес замечания.

Вместе с тем Андропов никогда не раскрывался до конца, его доверительность и откровенность не выходили за раз и навсегда установленные рамки. Он лучше других знал обстановку в стране и чем она грозит обществу, но, по-моему, считал, как и многие: стоит взяться за кадры, наведение дисциплины, и все придет в норму. Насколько остро Юрий Владимирович реагировал на явления идеологического характера, настолько равнодушен был к обсуждению причин того, что тормозит прогресс в экономике, почему глохнут одна за другой реформы».

Первый президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин, на встрече со слушателями Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ 12 ноября 1988 г., на вопрос об Андропове вспоминал:

«Я был у него два раза за короткий срок, когда он был генеральным секретарем. Я скажу, и его разговор, очень умный, и его реакция на решение вопросов, которые были поставлены. Это одна сторона. Как он вел Пленум; конечно, нам не хватает такого генерального секретаря».

Ну, а если при этом еще вспомнить, что Ельцин появился в Москве только в апреле 1985 г., то понятна становится и его «связь» с покойным генеральным секретарем ЦК КПСС.

Новаторская деятельность Юрия Владимировича на различных государственных постах – это бесценный опыт творческого отношения к изучению и осмыслению социальных процессов, выработки выверенной и взвешенной политики.

Наверное, в этом и кроется одна из разгадок непонятого еще феномена Андропова. Так в чем же, собственно, заключается этот феномен?

Некоторые его исторические составляющие мы уже назвали ранее.

В 1983 г. американский журнал «Тайм» объявил Андропова «человеком года». В статье, обосновывавшей это редакционное решение, подчеркивалось, что влияние Андропова на мировую политику капитальнее и долговременнее рейгановского. Ее автор отмечал: «Он обладает репутацией наиболее информированного и умного советского руководителя со времен Ленина. Западные дипломаты, посещавшие его в начальные период его пребывания у власти, были поражены его способностью оперировать фактами и его саркастическим юмором… По оценке Ричарда Никсона, Андропов может быть большим и опасным противником, чем любой из последних советских руководителей, но также и самым лучшим руководителем, с которым США могут развивать отношения по принципу – живи и дай жить другим».

Ю. В. Андропова, уроки его деятельности на посту генерального секретаря ЦК КПСС, неоднократно в 1985–1990 гг. вспоминали члены тогдашнего Политбюро ЦК КПСС, обсуждая проблемы развития страны.

При обсуждении на заседании Политбюро ЦК КПСС 29 января 1990 г. ситуации в стране председатель Совета Министров СССР Н. И. Рыжков прямо заявлял:

– Люди вспоминают об Андропове: «Был порядок!»[281].

В 1996 г., на вопрос интервьюеров ВЦИОМа: «Кто из следующих руководителей обеспечивал такой порядок в стране, который сегодня устроил бы Вас больше всего?», предпочтения респондентов также были отданы Ю. В. Андропову (19 % ответов), И. В. Сталину (12 %) и Л. И. Брежневу (11 %)[282].

Как бы то ни было, но наши сограждане предпочли «эпоху застоя», с которой в значительной части связана деятельность Андропова на посту руководителя советских органов безопасности, несмотря на ту беспрецедентную кампанию и безосновательной, и оправданной критики, что была направлена на них, начиная с 1987 г.

Поэтому тем более парадоксальным может показаться тот факт, что в 2001 г. 36 % из 1600 респондентов назвали СССР времен Л. И. Брежнева периодом, когда люди в наибольшей степени ощущали себя полноправными гражданами своей страны. Современная же Россия, повторимся, в 2001 г. аналогичную оценку получила только у 33 % опрошенных.

Приводимые данные свидетельствуют о том, что Андропов пользовался исключительно высоким авторитетом у наших сограждан даже через десятилетия после его смерти, что, разумеется, не может исключать и иных взглядов и оценок его деятельности на занимавшихся им постах.

Подлинный, но в то же время и парадоксальный «феномен Андропова», на наш взгляд, заключается в том, что, как выяснила старейшая отечественная социологическая служба Левада-Центр в ходе проведенного в апреле 2006 г. опроса, Юрий Владимирович Андропов воспринимался нашими современниками как лучший руководитель страны в ХХ веке!

Не будем лукавить: этот опрос был проведен в связи с предстоявшими юбилеями двух последних руководителей страны – первых президентов СССР М. С. Горбачева и России Б. Н. Ельцина. Тем более обескураживающими для заказчиков исследования оказались его итоги….

Основной вопрос «юбилейного» опроса, предложенный респондентам, был сформулирован следующим образом: «Как вы в целом относитесь…», и далее приводились фамилии 10 руководителей России в ХХ веке (за исключением А. Ф. Керенского и К. У. Черненко).

Конструкция вопроса предоставляла респондентам 8 вариантов возможных ответов: два нейтральных («безразлично» или «затрудняюсь с ответом») и по три варианта оценочных суждений – позитивных («с восхищением», «с уважением», «с симпатией») и негативных («с неприязнью, раздражением», «со страхом», «с отвращением, ненавистью»).

Данная методика позволяла производить многоаспектный и многомерный анализ полученных эмпирических данных: по суммам позитивных и негативных оценок, по их разности, что дает наиболее взвешенную оценку общественным сознанием исторической роли каждого из перечисленных государственных деятелей. Но и два первых из названных выводных показателей представляются также достаточно значимыми.

Думается, что немалой неожиданностью стал тот факт, что наибольшими симпатиями наших сограждан пользовались В. И. Ленин и Ю. В. Андропов (по 47 % позитивных ответов), Л. И. Брежнев и Николай II (по 39 % позитивных ответов), И. В. Сталин (36 %), Н. С. Хрущев (28 %), М. С. Горбачев (20 %) и Б. Н. Ельцин (12 %).

Минимальная сумма негативных оценок оказалась также у Ю. В. Андропова – 7 % ответов (столько же негативных оценок получил только Николай II). Затем следовали Л. И. Брежнев (12 %), Н. С. Хрущев (15 %), В. И. Ленин (16 %), И. В. Сталин (38 %), М. С. Горбачев (44 %) и Б. Н. Ельцин (57 %).

Можно предположить, что окончательную оценку общественным сознанием исторической роли указанных исторических фигур на высших государственных постах позволяет подвести разность показателей их позитивных и негативных оценок.

И здесь безусловным лидером симпатий граждан вновь оказался Юрий Владимирович Андропов – разность позитивных и негативных оценок его деятельности составляла 40 пунктов. Затем по этому показателю следовали Николай II (32 пункта превышения позитивных оценок над негативными), В. И. Ленин (31), Л. И. Брежнев (27), Н. С. Хрущев (13). Преобладание негативных оценок над позитивными имелось у И. В. Сталина (минус 2 % ответов), М. С. Горбачева (минус 24 %), Б. Н. Ельцина (минус 40 %)[283].

Как утверждали древние мудрецы: vox populi – vox Dei (глас народа – глас божий)!

Можно сказать, что данный социологический замер подводит окончательный итог под оценкой нашими современниками драматической истории страны в ХХ веке и конкретных ее действовавших лиц.

Разумеется, нельзя не считаться с тем, что в последующие годы, в связи с изменением возрастной структуры населения России и увеличением удельного веса в ней молодых возрастных когорт, не осведомленных или мало осведомленных о подлинной истории нашей страны, эти оценки будут закономерно меняться.

Однако приведенный нами социологический срез, «фотография» общественного мнения начала уже XXI века, важны и показательны именно тем, что они содержат исторические оценки современников второй половины прошлого века. В этом состоит их непреходящая историческая ценность.

И именно поэтому юным гражданам нашей страны я и адресую свою книгу.

В чем же состоит этот неразгаданный «феномен Андропова», феномен уже XXI века? Его «секрет», на наш взгляд, заключен в незаурядной личности героя моего повествования, в его жизни и его служении своей стране и ее народу.

«Российская газета» писала об Андропове 14 июня 1999 г.:

«Эта неординарная личность заслуживает глубокого изучения. Потому что его короткая деятельность на посту Генерального секретаря ЦК оставила яркий след, вскрыв негативные тенденции в развитии общества… с которыми общество должно повести решительную борьбу. Ту самую, которую начал, но не сумел довести до конца Андропов».

Позволю себе высказать несколько предположений относительно источников появления исторического феномена Андропова.

Во-первых, это то обстоятельство, что председатель КГБ СССР, член Политбюро ЦК КПСС и депутат Верховного Совета СССР Ю. В. Андропов воспринимался весьма значительным числом его современников именно как публичный политик, государственный деятель, обладавший немалой самостоятельностью мышления, выделявшего его в ряду коллег по партии. Именно эти обстоятельства сделали Андропова, по мнению зарубежных аналитиков, вероятным кандидатом на высшие государственные посты Советского Союза.

Во-вторых, это убежденность значительной политически активной части населения СССР как в искренности политических убеждений Ю. В. Андропова, демонстрируемых им позиций, так и в личной его принципиальности, порядочности, честности, скромности.

В-третьих, это искреннее уважение этого политического деятеля, чем могли похвастаться далеко не многие его современники, находившиеся на политическом Олимпе страны.

Возможно, это связано в немалой степени и с эффективностью работы возглавлявшегося им на протяжении 15 лет Комитета государственной безопасности СССР, его сотрудников.

В том числе по борьбе с преступностью, по обеспечению безопасности населения, предотвращению «ЧП» техногенного и «антропогенного» характера, профилактике негативных социальных процессов, возникновению социальной напряженности.

Как отмечали многие мемуаристы, в памяти сотрудников КГБ Андропов остался живым человеком, близким, понятным, подававшим личный пример добросовестнейшего отношения к порученной работе, и великим, самоотверженным тружеником.

Еще недавно В. А. Кирпиченко писал, что «сейчас Андропова мало кто вспоминает. Увы, нам почему-то все хочется забыть – и как можно скорее. Мы постепенно превращаемся в людей без традиций и без истории. Нам уже никого и ничего не жаль. Впечатление такое, что остается только каяться или предавать все анафеме, или делать то и другое одновременно».

Впрочем, есть и иные мнения об отношении к собственному историческому прошлому.

Еще одним неоспоримым подтверждением объективного существования феномена Андропова является неослабевающий интерес к личности этого человека.

Что проявляется в регулярном появлении все новых статей и книг о его жизни и деятельности. И не столь уж и важно, что в них герой моего повествования оценивается по-разному, противоречиво. Ведь эти противоречия в оценках – суть отражение диалектики и противоречивости самой нашей жизни, исторического процесса.

Гораздо важнее, чтобы в них находили отражение подлинные события и факты той, уже далекой от нас, эпохи.

Весьма интересную оценку деятельности Юрия Владимировича Андропова дали участники «круглого стола» российского Вольного экономического общества, посвященного 95-летию со дня его рождения[284]. Приведем несколько фрагментов из выступлений его участников.

Мэр Москвы Ю. М. Лужков:

«Ю. В. Андропов принадлежал к числу тех руководителей нашего государства, которые за очень короткий период смогли добиться серьезных преобразований в стране. Но за этот срок он сделал важные шаги по пути преодоления экономических проблем, укрепления дисциплины на производстве, в партийном и государственном аппарате, совершенствования кадровой политики.

Многие из нас, выходцев из советского прошлого, хорошо помнят, как с приходом к власти этого талантливого руководителя с твердой волей и огромным опытом многое вокруг стало меняться к лучшему. В том числе в сфере хозяйственного управления.

…Но в отличие от ужасающего страха 37-го года это было чувство дисциплинирующего порядка, которое побуждало бороться с нерадивостью, расхлябанностью, формализмом, рвачеством. Уважать закон, перед которым равны действительно все, и нет тех, кто «равнее». «Очищение страхом» привело к административно-бюрократической «встряске», повышению ответственности, контроля и наведению порядка на всех участках партийной, советской и хозяйственной системы.

Был взят курс на рациональное использование материальных, финансовых и трудовых ресурсов, повышение эффективности производства.

Если бы Ю. В. Андропов находился на посту генерального секретаря хотя бы несколько лет и продолжил свои важные начинания, то наше государство и общество стали бы намного более организованными в реализации своих созидательных целей.

…Сильный национальный лидер, видевший системные проблемы и способы их решения, путем грамотного реформирования не допустил бы развала Советского Союза и сделал бы все возможное для укрепления единого государства.

В отечественную историю ХХ века короткая, но яркая «эпоха Андропова» навсегда вошла как время созидательных перемен, трагически оборвавшихся».

Президент Международного открытого университета Г. Х. Попов:

«Ю. В. Андропов начал свою деятельность на посту лидера с того, чего не было ни у Горбачева, ни у Ельцина – с теоретической разработки перспективы».

Научный руководитель ЗАО «Издательский дом «Экономическая газета», профессор В. Ю. Якутин:

«Действительно: объективных, выверенных временем суждений все еще очень и очень недостаточно. И юбилей Ю. В. Андропова предоставляет хорошую возможность еще раз оглянуться на советское прошлое, задуматься о его значении для нашей истории, для нашего будущего.

Встав во главе партии, осуществлявшей, согласно действовавшей тогда Конституции СССР, руководящую и направляющую роль, Андропов получил возможность начать назревшие перемены в общественной, политической и экономической жизни. Прежде всего, Ю. В. Андропов дал общее видение перемен. В I квартале 1983 г. объем производства вырос на 6,3 %, а производительность труда – на 4, 7 %».

Академик С. А. Ситарян, заместитель министра финансов СССР в 1974–1982 гг., первый заместитель председателя Госплана СССР в 1983–1989 гг., в книге «Уроки прошлого для будущего. Заметки экономиста» писал об Андропове:

«Это был подлинный государственный руководитель страны. Человек, обладающий высоким интеллектом, способный воспринимать все новое, умеющий делать четкие и точные выводы на основе огромного потока самой разнообразной информации. Он был человеком твердых политических и нравственных убеждений.

Знал ли Ю. В. Андропов реальную ситуацию в советской экономике? Понимал ли он всю глубину экономических проблем, которые созрели к тому времени? Могу сказать ответственно: и знал, и понимал.

Конечно, он считал, что социализм может и должен стать более прогрессивным общественным строем, чем капитализм».

Несомненная заслуга Андропова, – что подтвердили и многие другие участники «круглого стола», – состоит в том, что, хотя бы на время своего руководства, он вернул уважение к действительно научной теории развития общества и даже сам предпринял первую за многие годы попытку теоретически разобраться в том, что происходит и может произойти с нашим обществом в близкой и далекой перспективе.

Накануне 90-летнего юбилея образования ВЧК в декабре 2007 г. директор ФСБ России генерал армии Н. П. Патрушев писал:

«Уверен, что без связи времен, преемственности поколений не может быть настоящей спецслужбы. Ведь одни материальные стимулы никогда не смогут заменить духовную, смысловую компоненту в жизни российского офицера. Лучшие профессиональные традиции спецслужб императорской России, чекистов советского времени, осмысленный опыт героического и трагического – это золотой фонд ФСБ».

На этом представляется возможным поставить точку в этом повествовании.


Вместо эпилога | Парадокс Андропова. «Был порядок!» | Партийно-политические установки для деятельности органов КГБ СССР 1956–1986 годов