home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава LVIII

Мистер Торрингтон удивляет

Человека, который пришел в «Ритц-Карлтон», ждали, и как только он пришел и назвал свое имя, портье позвал мальчика-слугу.

– Отведите джентльмена в номер мистера Торрингтона, – велел он, и Мартин пошел следом за мальчишкой к лифту.

Дэниел Торрингтон, в тапочках и халате, окинул гостя проницательным взглядом и жестом без особого радушия предложил сесть.

– Сдается мне, мистер Торрингтон, что мы с вами уже встречались, – сказал Мартин.

– Я совершенно уверен, что мы не встречались, хотя я и наслышан о вас, – возразил Торрингтон. – Снимите пальто, мистер Элтон. Вы просили о встрече, и у меня есть несколько причин удовлетворить вашу просьбу. Вы, если я правильно понял, – зять моего секретаря?

Мартин серьезно кивнул.

– К несчастью, да.

– К несчастью? – брови старика поползли вверх. – Я, кажется, понимаю. Вы имеете в виду ее тюремное прошлое?

Он не улыбнулся, но в голосе его послышались насмешливые нотки, которые Мартин, очень чувствительный к подобным вещам, тут же уловил.

– Вы, должно быть, пришли для того, чтобы защитить меня от ее преступных интриг?

Мартин снова почувствовал холодок в голосе миллионера. Старик насмехался над ним, хотя лицо его оставалось серьезным, а тон в меру учтивым.

– Нет, я пришел не для этого. Меня привело к вам дело более личного характера, – сдержанно произнес он, – которое касается и вас. Вы простите меня, если я позволю себе затронуть болезненную для вас тему?

Торрингтон кивнул. Глаза за мощными линзами застыли на лице Мартина. Весь вид его выражал враждебность.

– Мистер Торрингтон, много лет назад в Южной Африке вы попали в тюрьму за скупку алмазов.

Торрингтон покачал головой.

– Да, это была провокация, дело рук одного негодяя, величайшего подлеца из тех, кто занимается алмазами, некоего Лейси Маршалта, который теперь, к счастью, мертв. В том деле я, понятное дело, был признан виновным и, как вы упомянули, попал в тюрьму.

– У вас была молодая жена… – Мартин выдержал паузу. – И ребенок, девочка. Дороти.

Торрингтон снова кивнул.

– Ваша жена была потрясена вашим арестом, и так и не простила вас за тот позор, который вы, как она считала, навлекли на нее. Вскоре после того, как вас отправили в Волнолом, она покинула Южную Африку и с тех пор ни разу вам не писала.

– Раз. – Короткое слово прозвучало, как удар хлыста.

– Она приехала в Англию с маленьким ребенком и старшей дочерью, изменила фамилию на Бедфорд и стала жить на небольшой доход.

– На пожизненную ренту, – поправил его Торрингтон.

Мартин глубоко вздохнул. Каждое слово, произнесенное перед стариком, давалось ему огромным трудом. Он чувствовал себя, как человек, идущий по минному полю.

– Ваша покойная супруга была немного странным человеком. По какой-то причине, о которой она не рассказала никому, она внушила Дороти, – он выделил интонацией имя, – что она ребенок от первого ее мужа, поэтому младшая дочь росла, считая себя старшей. Я не хочу делать вид, будто могу объяснить поступок этой женщины…

– И не стоит, – произнес Торрингтон. – Она была способна на такое. Что дальше?

И Мартин наконец решился сказать главное.

– Сэр, вы думаете, что ваша дочь Дороти умерла. Это не так. Она жива. Сейчас она в Англии. Это моя жена.

Дэниел Торрингтон смотрел на Мартина. Его глаза как будто прожигали его до самых потаенных закоулков души.

– Вы хотите сказать, – наконец заговорил Торрингтон, – что моя крошка Дороти до сих пор жива и вы на ней женаты?

– Да, мистер Торрингтон.

– Вот как! – старик потер подбородок. – Вы говорите правду?

Последовало долгое и мучительное молчание.

– Вам известно, как меня арестовывали?.. Обстоятельства ареста? Вижу, что нет. Я расскажу вам.

Он посмотрел в потолок и облизнул губы, будто восстанавливая в памяти события далекого прошлого.

– Вы не знали о выстреле, попавшем в колыбель?

– Нет, сэр. Это для меня новость.

– Я так и думал. Рана ребенка оказалась не тяжелой. Пуля лишь коснулась пальца у нее на ноге и сломала кость… Странно, что ваша супруга никогда не рассказывала вам об этом, – добавил он.

Мартин молчал.

– Моя малышка Дороти не мертва… Я узнал об этом много лет назад. Я искал ее, и благодаря своему другу Стормеру нашел!

– Она знает? – Лицо Мартина посерело.

Торрингтон покачал головой.

– Нет, она не знает. Я не хотел, чтобы она об этом узнала. Не хотел ничего рассказывать ей, пока моя работа не была закончена. Я делал вид, что она не знакома мне, и открылся лишь одному человеку. Спросите у невинного мистера Уиллитта, как он почти на коленях умолял меня взять ее в секретари.

Торрингтон не спускал холодных глаз с лица Мартина.

– Значит, ваша жена – моя дочь, да? Попросите ее прийти сюда и показать мне левую ступню. Вы можете подделать метрику, Элтон (О, вижу, вы удивлены?), но пальцы на ногах вам не подделать!

Домой Мартин вернулся сам не свой. Дора, увидев его мертвенно-бледное лицо и блуждающий взгляд, поняла, что произошла беда. Она провела его в гостиную и закрыла дверь.

– Что случилось, Мартин? Ты встретился с ним?

Он кивнул.

– Он знает, – хриплым голосом произнес он.

– Знает?..

– Знает, что Одри – его дочь… Все! Он знал об этом с самого начала. Люди Стормера по его указанию следят за ней. Сегодня вечером он собирался ей все рассказать. Я полагаю, ты понимаешь, что это означает для нас?

– Это может принести нам состояние, – произнесла она, и Мартин быстро поднял на нее глаза.

– Откуда взяться состоянию?

Она медленно кивнула.

– Он заплатит, чтобы вернуть ее, если только…

– Если что?

– Если только она еще жива, – глухо произнесла Дора Элтон. – И если… не случилось ничего другого.


Глава LVII Одри отправляется на обед | Лицо во мраке. Этюд в багровых тонах | Глава LIX Гостья Смита