home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава LXII

Что увидела Одри

Одри Бедфорд видела сон, и сон этот был крайне неприятным. Ей снилось, что она лежит на узкой планке на самой вершине тонкой башни, наподобие верхней перекладины буквы Т, голова ее раскалывается от нестерпимой боли, башня раскачивается из стороны в сторону, и она раскачивается вместе с ней. Узкая планка, на которой она лежала, то и дело наклонялась, и она кричала во сне и крепко хваталась за ее края, думая, что сейчас стремительно полетит вниз, в черную пустоту.

Явь стала для нее сплошной головной болью, которая затмила все остальные мысли.

Было очень темно, и лежала она не на кровати, а на матраце, накрытая шерстяным одеялом. Рукой она нащупала рядом с собой пол. Потом с большим трудом Одри поднялась на ноги, голова у нее кружилась так, что ей пришлось придерживаться за стену, чтобы не упасть. Где-то в глубине сознания появилась мысль, что идет она по короткому пустому коридору, а свет впереди – это голая электрическая лампочка, свисающая на проводе с потолка.

По дороге она увидела вход в маленькую комнатку с умывальником и обрадованно вошла в нее. Когда она повернула кран, в раковину хлынула мутная коричневая струя, но постепенно вода очистилась, и Одри, сложив ладони лодочкой, стала жадно пить. Потом она умылась и вытерлась полотенцем, которое висело рядом на гвозде, похоже, специально приготовленное для нее.

Кран она оставила открытым, потому что звук текущей воды был очень успокаивающим. Потом, присев на выступающий подоконник, она попыталась вспомнить, что с ней произошло. Последним, что она помнила, был разговор с мистером Торрингтоном. Нет, после этого она еще вернулась в свой номер и надела шляпку, собираясь выходить. Постепенно она вспоминала события, произошедшие с ней после этого, пока наконец не вспомнила с содроганием застолье у Доры Элтон и жуткий горький вкус пенистого шампанского. Дора!

Отупляющее воздействие снотворного все еще сказывалось на ней, поэтому только сейчас сообразила, почему вокруг так темно. Все окна были закрыты прочными ставнями, а ставни крепились железными задвижками, намертво вбитыми в пазы. Как она ни пыталась открыть хоть одно из окон, у нее не хватило сил.

Дверь была заперта. Через какое-то время она обнаружила, что в том помещении, в котором она очнулась в первый раз, можно включить свет. Это оказалась пустая комната, в которой, кроме матраца с одеялом на полу, из мебели был только поломанный стул. Собравшись с силами, она сумела отломать от стула одну из прочных перекладин – это было ее единственное оружие, хотя оно вряд ли принесло бы какую-то пользу при ее нынешнем изможденном состоянии. Но все же это было хоть что-то. Нехитрое оружие придало ей уверенности в себе. Потом она разобрала остатки стула и, вооружившись прочной ножкой и частью спинки, снова попыталась открыть железные задвижки на ставнях, и снова безрезультатно.

Обессилев и чувствуя голод, она легла на свое убогое ложе, накрылась одеялом и почти мгновенно заснула. Когда она проснулась, ей показалось, что в комнате стало немного теплее, но голод уступил место тупой, ноющей боли. Она села и попыталась собраться с мыслями. А потом Одри услышала голос. Говорил мужчина. Мартин? Нет, у Мартина голос не такой низкий. Она подкралась к двери, прислушалась, и первое, что она услышала там, были осторожные приглушенные шаги на лестнице прямо за дверью.

Это был голос Лейси Маршалта! Она зажала рукой рот, чтобы не вскрикнуть. Лейси Маршалт! И он разговаривал. «Да, это было где-то здесь…»

Наверное, она сходила с ума. Да, да! Уже сошла! Где-то внизу находился Лейси Маршалт, мертвый! И он разговаривал!

«Да, это было где-то здесь», – снова произнес голос Маршалта. Мужчина на лестнице прислушивался так же внимательно, как она. Неожиданно он повернул голову. Длинный нос, острый подбородок, высокий, бугристый лоб. Мальпас! Когда она снова прильнула к замочной скважине, его уже не было.

Мальпас и Маршалт! Что это могло значить? У Одри задрожали ноги. Придерживаясь за стены, девушка кое-как проковыляла в свою комнату. Так, значит, она вовсе не на Керзон-стрит, она в руках этого дьявола в человеческом обличье. Ужас осознания этого открытия на миг сковал ее сердце ледяным холодом, в голове помутилось. Но тут раздался тихий стук в дверь.

Ни жива ни мертва, она впилась глазами в дверь, из-за которой должен был появиться ужас.


Глава LXI История Маршалта | Лицо во мраке. Этюд в багровых тонах | Глава LXIII Человек на лестнице